Автор рисунка: Noben
Глава третья Глава пятая

Глава четвёртая

Едва не споткнувшись о лежащую поперёк тропинки сухую ветвь, Миднайт вписалась в поворот и во весь опор помчалась к проглядывающейся из-за деревьев водяной мельнице. Похоже, когда-то здесь было продолжение яблочного сада, оставшегося за рекой, так что бежать по дорожкам между разросшимися деревьями было удобно, но висящим на хвосте волкам это тоже отнюдь не мешало. Вдруг единорожка резко затормозила, развернувшись к опасности лицом. Её рог на секунду охватило голубое пламя, мгновенно сосредоточившееся в крошечную сияющую точку. Три волка, зловеще завывая, преследовали её по пятам. Из-за поворота, лихо загребая лапами выскочило первое существо. Пожалуй, волком его прозвали лишь за схожий силуэт и рацион. Вблизи оно больше напоминал ожившую корягу отчего-то решившую отрастить зубастую морду и полакомиться пони. Не успев даже зловеще оскалиться, хищник был снесён прочь синим искрящимся шариком энергии, сорвавшимся с кончика рога кобылки. Тут же на месте жалобно скулящего в ближайших кустах древесного волка появилось ещё два. Они поубавили темп, теперь опасливо приближаясь к единорожке.
Она торжествующе достала из кармана куртки трещотку и погрозила ей хищникам. Волки и носом не повели, продолжая медленно обходить Миднайт с двух сторон. Кобылка, приподняв музыкальный инструмент над головой, заставила пластинки ударяться друг о друга. Со стороны волков по-прежнему не было никакой реакции. Единорожка стала усилено греметь трещоткой, не веря, что проверенный метод не работает. Лишь когда её и нападавших разделяло лишь несколько метров, она отпустила предмет, который, щёлкнув в последний раз, упал на землю.
Кобылка сделала неуверенный шаг назад, старясь не спускать с волков глаз. За спиной послышался низкий рык. Подпрыгнув на месте от испуга, Миднайт шарахнулась в сторону, к терновым зарослям, пытаясь скрыться между деревьев, но тут же путь к отступлению ей преградил волк, ловко спрыгнувший с ближайшего дерева. Её окружили. Единорожка, в надежде отпугнуть стаю, сделала первое, что пришло ей в голову. Она сконцентрировалась, зажигая на кончике рога маленький пульсирующий огонёк. С каждой вспышкой он всё рос в размере. Когда волки, почуяв, что жертва беззащитна, сомкнули кольцо, огонёк погас и тут же вспыхнул бледно-синей сферой света, диаметром втрое больше головы пони. Хищники отпрянули, ожидая атаки, но ничего не произошло – подержав сияние над головой несколько секунд, Миднайт устало опустилась на задние ноги. Теперь у неё просто не было сил убежать: сначала верёвка, потом ошеломляющее заклинание, теперь ещё и это. Она просчиталась.
На шее волка, стоявшего прямо перед ней, сомкнулась петля и он, взвизгнув, перекинулся через себя и шлёпнулся на спину. Остальные животные отвлеклись от кобылки, повернувшись к густым зарослям терновника. Поверженный волк попытался подняться, но из кустов молниеносно выскочил тёмный силуэт и с наскоку налетел на него. От удара хищник врезался в то самое дерево, с которого только что атаковал Миднайт, затрещали то ли кости, то ли яблоня, то ли и то и другое, и волк безжизненной кучей веток рухнул на землю.
— Сюда, быстро! – громогласно рявкнул спаситель Миднайт и та, повинуясь, метнулась к нему.
Осознание того, что она только что избежала неминуемой смерти, дало единорожке новые силы, и та в два счёта оказалась рядом с жеребцом, собираясь умчаться дальше в заросли, но её остановило распахнутое правое крыло спасителя.
— Если побежишь – они побегут за тобой, — предупредил знакомый голос.
— Майт?! – кобылка узнала пегаса, в этот раз бывшего без плаща, сумок и вообще чего бы то ни было.
Тот молча сделал шаг вперёд, загораживая её от волков, отошедших после внезапного нападения и в этот раз планирующих поживиться уже двумя пони. Первая пара волков кинулась на егеря одновременно, стремясь повалить его на землю. Майт среагировал вовремя, отшатнувшись в сторону, так, что атака одного из нападавших прошла мимо, второго же он попытался лягнуть в морду, но попал в мускулистую шею. Волк попытался задеть пегаса лапами, промахнулся, упал на спину, тут же подскочил и, заскулив, отпрянул. Второй атаковал вновь, намереваясь вцепиться егерю в бок, но пегас расправил левое крыло горизонтально земле, направляя его наперерез броску зверя. Мгновение и существо упало к ногам Майта с пастью, распоротой до уха. Воспользовавшись положением, егерь нанёс мощный удар задними ногами хищнику в грудную клетку.
Миднайт в ужасе отшатнулась, но егерь этого не заметил, продолжая схватку.
Подранок и два его собрата попытались атаковать пегаса в лоб, один за другим. Первого Майт отшвырнул в сторону, а от двух других закрылся механическим крылом, благополучно отразив удары, но волки и не думали сдаваться. Пока двое отвлекали внимание пегаса, по очереди бросаясь на него спереди, третий попытался схватить его за здоровое крыло. Вовремя это заметив, егерь пригнулся, пропуская недоумевающего зверя над собой, однако существо в отчаянной попытке достать добычу, извернулось и полоснуло его когтями по спине. Майт потерял концентрацию, дав ещё двум противникам возможность атаковать. Повторяя манёвр, они одновременно напали. На этот раз пегас не стал размениваться на удары ногами, отшвырнув обоих одним взмахом металлического крыла. Ближайшего он тут же достал обратным движением, располосовав ему переднюю лапу и часть туловища. Волк, ранивший егеря атаковал опять, но повторил ошибку своего предшественника, напоровшись на выставленные перья-клинки. Третий волк зло зарычал, потом бросил взгляд на своих сородичей, пристально посмотрел на Майта, развернулся и потрусил в чащу. Вскоре за ним последовали и двое других, поминутно оглядываясь. Последний волк, которому удары егеря распороли пасть и раздробили грудную клетку, тяжело дышал, лёжа на боку, таки и не приходя в сознание.
Майт, убедившись, что они ретировались, вернулся к перепуганной Миднайт. Единорожка сжалась при его приближении.
— Какого Дискорда ты сюда припёрлась?! – выпалил он, грозно нависая над ней.
— Я… это… — попыталась подобрать слова кобылка, испуганно глядя на пегаса.
Он не стал размениваться на слова и лишь отвесил ей лёгкий подзатыльник. Единорожка задрожала всем телом и вжала голову в плечи.
— Ты чего? – разом смягчился Майт. – Я же тебя колотить не собираюсь. А это… чтоб неповадно было. Извини… Ну?
— … Ты же не станешь меня… убивать? – подала она голос, глядя своими огромными от испуга бледно-розовыми глазами в серые глаза удивлённо хмурившегося егеря.
— Чего?! Сумасшедшая что ли? За этим я, по-твоему, полез тебя спасать?
— Я же обманула тебя.
— Ну и? – недоумевал пегас. — С чего мне убивать другого пони?

Миднайт рефлекторно бросила взгляд на крыло пегаса, но тут же стыдливо отвела глаза.
— А… понятно, — кивнул Майт и отодвинулся от кобылки. – Извини.
— Ты меня, – тихо вставила единорожка.
— Что?
— Ты меня извини. Спасибо… что спас.
— Поднимайся. Машина у мельницы. Идти можешь?
Миднайт кивнула, поднялась на ноги и поплелась за медленно шагающим пегасом.
Грузовик стоял за водяной мельницей, у реки, почти полностью перегораживая выезд с моста, дверь кабины была распахнута. Первым делом Майт поднял с водительского сиденья свой плащ и повесил его на дверцу. Пегас покопался в бардачке и вытащил оттуда моток бинтов. Он с трудом дотягивался до раны на спине (хоть она и была неглубокой, но всё ещё продолжала кровоточить), и никак не мог наложить повязку.
— Не поможешь? – после очередной неудачной попытки спросил он.

Миднайт энергично закивала и подскочила к пегасу. С помощью копыт и магии она сначала пропустила бинты под его правым крылом, но замешкалась, перейдя к левому. Стальные перья, на которых виднелись следы крови, плотно прилегали к телу. Майт слегка пошевелил протезом, позволив ей пропустить повязку под ним, и Миднайт продолжила перевязку. Вскоре она закончила, и пегас надел плащ.
— Забирайся, — сказал егерь, кивнув в сторону кузова, на этот раз пустого.
Кобылка повиновалась. Дальнейший путь они проделали молча: Майт не без труда развернул машину, провёл её по мосту и теперь сосредоточено следил за дорогой, а Миднайт, казалось безразлично, смотрела в сторону леса – оба делали вид, что спутника не существует. Вскоре добрались до города.
— Я выйду здесь, — подала голос единорожка, когда машина проезжала мимо мэрии.
— Нет, — отрезал егерь, прибавляя ходу. – У меня ещё есть вопросы.

Миднайт изумлённо уставилась на пегаса, но тот продолжал вести машину, не оборачиваясь. Кобылка с трудом поборола желание тотчас выпрыгнуть из кузова. Они свернули в знакомый переулок у западных ворот и остановились у того же неприглядного здания, что и в первый раз. Егерь вышел из кабины и жестом приказал Миднайт следовать за собой.
— Майт? – встрепенулся хозяин таверны. – Проклятье, ну у тебя и видок, — выглядел пегас и вправду не очень: весь в мелких царапинах, с растрёпанной гривой и очень недовольный. – А... это она?
За егерем пряталась такая же потрёпанная сизая кобылка в облегающей коричневой куртке.
— Каск, — проигнорировал его вопрос Майт, — Мне нужна бадья тёплой воды и чистая тряпка в комнату. Налей леди чего она пожелает, всё за мой счёт, я скоро буду.
Егерь бесцеремонно исчез.
— Ну-с? – обратился к леди Каск.
— Бренди, — сказала Миднайт и плюхнулась за барную стойку.
Единорог не поскупился на выпивку и поставил перед ней наполненный чуть ли не до краёв гранёный стакан.
— Ну вы даёте, милочка, — усмехнулся Каск, наблюдая за тем, как кобылка жадно приложилась к выпивке и недовольно поморщилась.
— В смысле? – не поняла Миднайт.
— Разозлить его – это надо постараться, — широко улыбнулся хозяин таверны и вышел на кухню.

Единорожка уныло положила голову на стойку. Значит постараться?.. Эх. И вот теперь уже у егеря были к ней вопросы – кто бы мог подумать. Может, стрясёт с неё те деньги, которые не взял в прошлый раз. Мол, работа выполнена – а кто оплачивать будет? В любом случае она собиралась остаться непреклонной в своём решении. Ей было немного не по себе от такого обращения с собой, но чувство вины всё же перевешивало. Пока егерь занимался какими-то своими делами, можно было подобрать парочку аргументов в свою пользу.
Не успела она прикончить и половину стакана, как кто-то нетерпеливо кашлянул за спиной. Миднайт оглянулась и увидела Майта. Похоже, он успел умыться и немного привести себя в порядок.
— Поговорим в моей комнате, — сказал пегас.
Миднайт оставила бренди и последовала за ним. Номер у егеря был скромным: маленьким и тесным. Убранство тоже было небогатым: узкая кровать, аккуратно застеленная, приземистый стол на четырёх толстых ножках, табурет, старый красно-коричневый ковёр, кое-где изъеденный молью, в общем – обычный интерьер провинциальных гостиничных номеров. Большая часть вещей егеря была сложена в углу небольшой кучкой, отдельно лежал открытый саквояж, внутри которого виднелись мелкие баночки и колбы, а так же несколько мотков марли. У кровати стояла деревянная бадья с водой, в которой плавали окровавлены бинты и покрытая красными пятнами тряпка. Вода была характерного розоватого оттенка.
— Зачем ты туда полезла? – спросил Майт, садясь за стол.
— Похоже, мы перешли на «ты»? – невесело усмехнулась Миднайт. – Хотела заняться такой работой.
— У тебя нет ни знаний, ни умений, ты могла погибнуть.
— Ну и что?
— Я хочу знать: почему. Есть масса куда менее опасных занятий, не стоит заниматься подобным из-за блажи.
— Это не блажь! – воскликнула кобылка.
— Тогда что же? – по-прежнему спокойно спросил Майт. По егерю невозможно было сказать, что он был «разозлён».
— Необходимость, — через силу выдавила единорожка. – Ни на одной работе я не задерживалась дольше пары месяцев.
— Стоило проявить немного терпения, – упрекнул её егерь. – Твоя кьютимарка, ты не пробовала найти занятие соответствующее ей?
— А что она? Для меня она ничего не значит.
— Глупости, – покачал головой Майт.
— Мои родители… — Миднайт опустила взгляд, пряча его от егеря. – Погибли в Вечнодиком лесу… Если бы в городе тогда был кто-то, кто мог остановить зверя, этого можно было бы избежать.
— В следующий раз, когда пойдёшь в лес, помощи рядом может и не оказаться.
— И что? Может, в следующий раз я справлюсь сама?
— Даже если бы тебе повезло, будь на месте Стоун кто-нибудь компетентный, ты не получила бы и монеты без лицензии.
— Значит, я получу эту лицензию! — судя по реакции единорожки, об этом она слышала впервые.
— Тебя могут убить или, что хуже, покалечить, и ты никогда не сможешь больше зарабатывать на жизнь, тебе придётся убивать и калечить других живых существ, иногда разумных, и даже неагрессивных, только за то, что кому-то они мешают, ты можешь вылететь в первый же год, не выполнив шести контрактов, — Майт повысил голос. – Последний раз спрашиваю: ты всё ещё хочешь быть егерем?
— … Да.
— Для тебя же лучше, если ты бросишь эту работу через два месяца, — усмехнулся пегас. – Где ты остановилась?
— В «Путнике», — сказала Миднайт торжествующе. Всё прошло как нельзя лучше.
— Поехали, заберёшь вещи.
— Зачем? – удивилась кобылка.
— Ты переезжаешь сюда, — серьёзно сказал егерь. — С сегодняшнего дня будем работать вместе.