Автор рисунка: Siansaar
Глава вторая Глава четвёртая

Глава третья

— Ох… моя спина.

Миднайт выпрыгнула из кузова грузовика и с облегчением потянулась. Егерь влез из кабины и размял шею.

— Устроим привал? – предложил он.

До Форесткэмпа оставалось ещё час-полтора колдобин и ям, но пони, устало переглянувшись после очередной с трудом пройденной лужи, больше похожей с небольшое озеро, решили остановиться на кратковременный отдых.

— Шикарная идея, — поддержала пегаса единорожка. — Перекусить не желаете?

— Спасибо, у меня есть.

Миднайт пожала плечами и, подтащив телекинезом свой рюкзак к борту, покопалась в вещах, выудив пару яблок, завёрнутый в бумагу сэндвич, термос и сложенный в несколько раз кусок ткани. Не отставая от попутчицы, Майт извлёк из кабины свои запасы: свёрток с варёным картофелем, да небольшую канистру воды. Кобылка, оглядевшись по сторонам, заметила чуть в стороне от дороги небольшую полянку и зашагала туда. Смерив подозрительные кусты взглядом, егерь отправился за ней. Синегривая единорожка расстелила на траве клетчатую скатерть, возле которой с удовольствием расположилась, взглядом приглашая Майта сесть рядом. Пегас не заставил себя ждать.

— Идеалистический пикничок, — улыбнулась кобылка, наливая в крышку термоса кофе.

Егерь кивнул, разворачивая давно остывший картофель.

— Хотела вас спросить, Майт – в чём ваш секрет? – пегас удивлённо поднял бровь, — В смысле, как вам всё это удаётся? Вы ведь не первый год работаете егерем?

— Да уж, — усмехнулся пегас.

— На примере Тимбершиптаунской мантикоры, объясните, как вам удалось так быстро, а главное просто с ней справиться?

— Опыт, — сказал Майт так, будто этот ответ был исчерпывающим. Потом прожевал картофелину и поразил Миднайт подробностями. – Кое-какая подготовка, сноровка и везение. В городе была проблема, и я это знал. Оставалось выяснить, что она из себя представляет. Логгер, понятное дело, ничего толкового мне не сообщил, зато указал на свидетелей. Сначала нужно понять с кем имеешь дело. Монстра никто не видел, значит ни описания, ни повадок мне было не узнать. Зато были жертвы, которых братья Ламберы хорошенько разглядели. Характер увечий многое может сказать, но я сомневался между двух вариантов. Чтобы обезглавить овцу, нужны достаточно большие когти или зубы. При этом убийца оставался незаметен. Пищи ему хватало на довольно большое время, но остатки трапезы чудовище не прятало, и каждый раз возвращалось к кормушке. Что, достаточно большое, чтобы унести овцу, и её разделать, однако настолько незаметное, чтобы кто-нибудь незнающий не разглядел следов? Химера. Или мантикора. И при всей их схожести это очень разные по поведению животные, так что мне нужно было знать наверняка. Главным оказалось то, что ограда вокруг загона осталась цела. Химера непременно бы сломала забор, или вырыла бы подкоп, на крайний случай, а мантикоре это незачем – у неё есть крылья. Остальное – дело техники. На такое дело нужен специальный кинжал с парализующим ядом, приманка и простенькая ловушка. Я ждал мантикору примерно в том месте, где она оставила жертву, понятное дело в сумерках, связываться к ней ночью – гиблое дело. Привлёк её внимание экстрактом мяты и запахом крови, заманил в ловушку, дождался, пока яд подействует, погрузил в машину, накрыл брезентом, привязал – вот и всё… Исчерпывающий ответ?

— Более чем, — проговорила приятно удивлённая Миднайт.

Майт продолжил невозмутимо поглощать обед, изредка посматривая на свою спутницу. Она сидела, отвлечённо глядя по сторонам. Что-то кроме праздного любопытства было в этом взгляде… Профессиональный интерес. Будто, как заправский архитектор, единорожка рисовала у себя в голове планы каких-то домов, которым суждено в скором времени появиться на месте дикого леса вокруг. По крайней мере, так это выглядело со стороны. С термосом кофе, в солнцезащитных очках и нелепой для этой глуши шляпкой, она всё же не создавала впечатления залётной туристки. Скорее, амбициозной столичной институтки каким-то чудом оказавшейся в окрестностях Вечнодикого леса.

Прикончив картофель, и запив его водой из канистры, егерь поднялся и медленно побрёл к машине. Миднайт, задумчиво провожая его взглядом, вдруг осознала, где находится и, обжигаясь недопитым кофе, поспешила за пегасом.

— А мусор? – спросил егерь, забравшись в кабину.

— Что, мусор? – не поняла единорожка.

— Вы его с собой взяли?

— Эм… нет, — неуверенно проговорила Миднайт.

— Не люблю, когда в лесу сорят, — буркнул егерь себе под нос, но кобылка, кажется, его расслышала, залившись румянцем.

Майт завёл машину и ничего больше не сказал. Они снова тронулись в путь.

***

Форесткэмп неожиданно выскочил из-за поворота – только по обочинам тянулись бесконечные кривые дубы да вязы, раз, и уже виднеется высокий частокол города. Хотя признаки близкого поселения появились всё же заметно раньше – дорога постепенно избавилась от многочисленных ям, кое-где виднелись следы недавнего ремонта. Теперь по сторонам раскинулись засеянные поля пшеницы, гречки, сои и прочих культур, справа, на границе леса виднелся яблоневый сад, чуть поодаль выделялось приземистое строение водяной мельницы. У самого въезда в город машина нагнала пару груженых телег и пристроилась в конце колонны. Возница последней повозки обернулся и приветливо кивнул, пара впряжённых пони тоже обратила внимание на грузовик, дружелюбно помахав копытами водителю. Майт улыбнулся в ответ.

— В Форесткэмпе любят гостей, — сказал он Миднайт, молчаливо отсиживающейся в кузове. — Вы непременно отыщете себе здесь занятие.

— Надеюсь, — тихо ответила единорожка.

Вскоре они въехали в распахнутые ворота города. Деревянные створки украшали две вырезанные половинки символа Солнца. Продолжением дороги служила широкая улица, пронзающая Форесткэмп насквозь, которая оканчивалась у западных ворот, снова перетекая в просёлочную дорогу. Вдоль проспекта выстроились почти вплотную друг к другу многочисленные дома, первые этажи многих из которых занимали разнообразные лавки и питейные заведения. При населении едва ли превышающем население Тимбершиптауна, Форесткэмп создавал впечатления гораздо более оживлённого городка.

Телеги, тормозившие движение грузовика, повернули в сторону, к складам, так что Майт ускорил ход машины и, беспрепятственно проскочив большую часть города, свернул в переулок у самых западных ворот. В узком проходе не разошлась бы и пара телег, редкие прохожие боязливо жались к стенам, провожая удаляющийся автомобиль недобрыми взглядами. Егерь, кое-как объехал штабель кирпичей и остановился у скромного дома, вывеска над крыльцом которого гласила: «Таверна «Водопой».

— Здесь мы распрощаемся, — сказал Майт, обернувшись к своей попутчице, — Если не нравится это место – в городе полно гостиниц, могу посоветовать «Кантерлотского путника», он прямо на главной улице.

Пегас вышел из кабины, откинул борт кузова и помог Миднайт спуститься.

— Огромное спасибо вам, господин Винг, — поблагодарила она, надевая на спину громоздкий рюкзак.

Она вытащила из бокового кармана своего багажа кошель и левитировала его егерю. Майт, не проверяя содержимого затянутого шнурком мешочка, отрицательно покачал головой.

— Не стоит, — отказался пегас.

— Но… — попыталась возразить Миднайт.

— Не стоит, — повторил егерь.

— Спасибо, — вновь поблагодарила его единорожка, убирая деньги обратно. Губы Миднайт растянулись в улыбке, однако из-за солнцезащитных очков, скрывающих глаза, невозможно было точно понять её чувств. — До свидания!

— До свидания, — попрощался Майт.

Пегас не стал дожидаться, пока кобылка, неспешно шагающая по улочке, скроется из виду, и вошёл в трактир.

Скромное одноэтажное здание таверны постоянно находилось в тени то частокола, высившегося прямо за ним, то большого жилого дома, через дорогу, посему, светло здесь было разве что в полдень. Большую часть строения занимал общий зал с добротной, но непритязательной мебелью и, вполне привычной для подобных заведений, барной стойкой. Где-то за ней была небольшая кухня, там всецело заведовала жена хозяина таверны, и пара обычно пустующих гостевых комнат. На чердаке жил сам владелец «Водопоя» с семьёй; позади здания же была небольшая пристройка, бывшая одной из причин, по которой Майт всегда останавливался именно здесь.

Дверь захлопнулась, и егерь, пройдя сквозь пустой зал, по-свойски устроился за барной стойкой, подперев подбородок копытом. Хозяин трактира, услышав, что у него появился клиент, вынырнул из-за занавески, отделяющей кухню от зала и, тут же выпалил:

— Пересохли? Добро пожаловать в «Водопой»! Чего изво… — он, наконец, посмотрел на ухмыляющегося пегаса. – Тьфу, чтоб тебя, Майт, здорово!

— Привет, Каск, — улыбнулся егерь, они обменялись копытопожатиями. – Как поживаешь? Что за любезности?

— Что, «что»! Посетителей много видишь?.. Повышаю качество сервиса, — хозяином таверны был средних лет гнедой единорог с рыжими обвисшими усами, и гривой, чуть более тёмного оттенка. Как было нетрудно догадаться по его кьютимарке, призванием Каска являлось всё, связанное с разлитием, изготовлением и употреблением напитков, преимущественно изготовляемых в деревянных бочках. – А поживаю нормально, не бедствую, вроде. Ты-то как? Всё тем же промышляешь?

— Всё тем же, — улыбнулся Майт. – Решил к вам заглянуть, работа ведь найдётся?

— Ты же в Форесткэмпе – конечно найдётся! – рассмеялся Каск. – Только я не в курсе, если ты об этом: за забор лажу редко, новостей, как и клиентов, почти нет. Заскочи лучше к голове, она-то сразу тебе пару заказов выдаст… Вижу тебя раз в год, а ты всё о работе… Ничего не меняется.

— Да выпьем мы с тобой, не волнуйся, потолкуем, — заверил его пегас. – Семейные как?

— Отлично, а как иначе. Да сам с ними поговори!.. Хаусхолд, милая, у нас важные гости! Покажись на минутку!

Через несколько мгновений из-за занавески выскочила земная пони, на ходу поправляя пышную ярко-жёлтую гриву.

— Здравствуйте! – она наткнулась взглядом на добродушную улыбку егеря, — Майт! Рада тебя видеть!

— Я тоже рад тебя видеть, Хаусхолд. Как там дела у Мэйз Кроп?

— О, малышка уже ходит в школу. Ты ведь это пропустил?

— Естественно, — язвительно заметил Каск.

— Да, — кивнул егерь.

— Она тоже тебя помнит, Майт, — сказала кобылка, тепло улыбнувшись. На вид она была моложе своего мужа. – Спрашивает, как там дядя-егерь.

— Ага, теперь у неё навязчивая идея пойти по твоим стопам, — Каск попытался изобразить досаду, однако это вышло у него не очень.

— А сам-то, своих заводить не планируешь? – поинтересовалась кобылка. Майт покачал головой. – Может жену хоть присмотрел?

— Майту привычнее с большой медведицей под боком, чем с женой, — вновь отпустил шутку Каск, за что получил от Хаусхолд укол в бок.

Егерь молчаливо согласился с единорогом.

— Ладненько, Майт, поболтаем за ужином, я побежала доваривать суп. Хорошо, что ты зашёл!

Кобылка вернулась обратно на кухню, пегас помахал ей вслед.

— У тебя гараж свободен? – обратился он к хозяину таверны.

— Ты на машине?

— Да.

— Пошли.

И хотя гараж позади «Водопоя» обычно пустовал, он было одним из немногих мест в городе, где можно оставить машину, и, наверное, единственным местом, куда влезал грузовик егеря. Каск редко заходил внутрь, храня там инструменты и ненужные вещи, которые жалко выбросить. Повозившись с завалами, они загнали автомобиль внутрь. Майт забрал с собой седельные сумки и оставил машину на попечение единорога. Чего никто не ожидал от жеребца с бочкой на крупе, так это знаний в области двигателей внутреннего сгорания. Сам Каск объяснял это тем, что и дубовая бочка, и металлический цилиндр – суть одно. Егерь относился к этому объяснению весьма скептически, ссылаясь на не одну книгу по автомеханике, прочитанную единорогом, в погоне за какой-то одному ему ведомой мечтой, но Каску доверял и позволял ему копаться в двигателе своего грузовика.

Пользуясь свободным временем, Майт решил прогуляться по городу, попутно разобравшись с мелкими профессиональными заботами. Не смотря на разгар рабочего дня по главной улице города праздно шатались пони. Форесткэмп был уникальным местом. Предназначенный для восхваления сил технического прогресса и мужества пони, он стоял в окружении Вечнодикого леса. Годы потребовались для того, чтобы отвоевать пространство под посевы, а частокол до сих пор не решались разобрать. Да и лес не прекращал попыток отбить потерянные земли обратно. Не проходило и месяца без того, чтобы какая-нибудь зверюга не попыталась вытоптать пшеницу, или не вспыхнула неведомая инфекция. Управлять погодой над Форесткэмпом привычными средствами было невозможно, так что среди местного населения бытовали разнообразные верования, фермеры не гнушались проводить странные шаманские обряды и, что любопытно, временами они помогали. Но на одной лишь уникальности городу было не протянуть, так что жителям пришлось проявить смекалку и зарабатывать на… туристах. Ни одно место в Эквестрии не могло похвастаться таким специфическим местоположением, к тому же, через город проходила единственная большая объездная дорога (здесь углублявшаяся в лес на добрые десять километров), стоило лишь построить несколько гостиниц и придумать развлечения для гостей. Так Форесткэмп обеспечил себе звание одного из самых опасных курортов в стране. Мало кто задерживался здесь надолго, но слава города, стоящего посреди Вечнодикого леса, привлекала новых и новых любителей экстрима. Пускай этого экстрима на самом деле почти и не было – глава поселения ставила задачей номер один именно безопасность. Сувенирные лавки исправно продавали «абсолютно настоящие клыки дракона, добытые сами отважными охотниками за сокровищами», многочисленные кормчи предоставляли приезжим простые провинциальные развлечения, а казна получала доход – в общем, все были довольны.

Майт зашёл в лавку кузнеца, где помимо бутафорских копий и рогатых шлемов продавались необходимые в егерском деле вещи: тросы, карабины, колья, гарпуны. Сделав заказ и договорившись забрать его на следующий день, пегас вышел из магазина, слегка облегчив кошелёк. Он неспешно подошёл к каменному зданию ратуши, стоящему прямо в центре города. Солнце припекало, и в плаще становилось жарковато, но Майт не обращал на это внимания, за долгие годы он к этому привык. Постояв у входа в мэрию пару секунд, егерь продолжил свой путь. Не сегодня. У самых восточных ворот он свернул в сторону складов. Здесь стояло три пустых телеги, Майт заметил давешнего возницу, и пузатый грузовичок с крытым кузовом. Через дорогу находилось неприметное здание без окон, защищённое двумя предупредительными знаками и скучающим у ворот пони-сторожем. Вольер сейчас пустовал, но редкий месяц он оставался без посетителей. Прямо за ним, под навесом, на открытом воздухе, расположился бар «Дикий зверь». Это заведение пользовалось кое-какой популярностью, так что несколько столиков были заняты пони – бар брал колоритом, особо ощущавшимся, когда за стенкой соседнего дома скрёбся кто-то большой и злой.

Майт вошёл под навес и сел за свободный столик. Официантка, молоденькая пегаска в стилизовано-походной робе, спросила у него, что он будет пить. Егерь заказал пиво.

Любопытно, что несмотря на всё же довольно суровые условия жизни, обитатели Форесткэмпа оставались пони в самом хорошем смысле этого слова. Миднайт выбрала хорошее место. Всё же было любопытно, чем она хотела здесь заняться. Майт не стал лезть не в своё дело, но в синегривой кобылке было что-то странное, несвойственное пони, обычно встречающимся егерю.

Холодное пиво приятно расслабляло. Пегас никуда не торопился, разглядывая то окрестности, то посетителей. Туристы были самыми обыкновенными, а вот город с его прошлого визита немного изменился. Больше стало кричащих вывесок, да тщетных попыток изобразить роскошь. Время любопытно преобразовывало город, некогда с трудом боровшийся за жизнь.

Егерь допил пиво и побрёл обратно к «Водопою».

Хаусхолд приготовила отменный ужин. Было и первое, и втрое, и, что совсем немаловажно, десерт. Каск запер на время таверну и предоставил то же, что и всегда – маленькое море выпивки. За столом сидела и Мэйз Кроп, маленькая, ещё без кюьтимарки, кобылка с гривой как у матери. Она радостно встретила Майта, торжественно заверив его, что, когда вырастет, тоже станет егерем. Кроме этого, она уболтала пегаса на новую порцию приукрашенных историй, некоторые подробности которых он считал необходимым упустить. В конце концов, когда Хаусхолд отправилась укладывать малышку спать, подвыпившие Майт и Каск остались одни.

— Ты главное знай, — погрозил пегасу копытом единорог, — Я тебя придушу, если эта дурь не выветрится из головы моей дочки.

— Выветрится, — отмахнулся Майт, — Получит кьютимарку и разговорам конец.

— Хорошо бы… Ты у головы был?

— Нет ещё, завтра зайду.

— Может, останешься хотя бы на недельку? – без надежды в голосе спросил Каск.

— Вряд ли, — ответил егерь, — Нужно ещё заехать в Понивиль, навестить старика.

— Слушай, машина в полной исправности, — начал было Каск, но натолкнулся на холодный взгляд Майта. — …А, ты в этом плане.

— Извини. Я погощу у вас, пока не найду дело. Торопиться с ним не буду.

— Чего уж, — вяло улыбнулся единорог. – Просто… Нам никогда не удавалось как следует поблагодарить тебя. За место ты всегда платишь, машина вечно на ходу, кое-как удалось уговорить тебя на один семейный ужин по приезду.

— Глупости это – пытаться заплатить за то, что я должен был сделать, – нахмурился Майт.

— Ну тогда… мне бы просто хотелось узнать тебя лучше.

— Ты и так меня прекрасно знаешь.

— Хотел бы я увидеть пони, который и вправду мог так сказать о тебе, — усмехнулся Каск. – Как минимум, мы должны сходить на рыбалку. Жена меня не отпускает, говорит, мол, слишком опасно, но с королевским-то егерем и дракон по плечу.

— Обязательно сходим, — заверил его пегас. – … Что-то меня в сон клонит.

— С дороги и пива – ещё б не клонило, — сказал Каск и улыбнулся внезапной рифме. – Первая комната – твоя. Располагайся.

— Спасибо, — поблагодарил Майт.

***

Утром, как, впрочем, и всегда, в «Водопое», свет не падал в окно маленькой, но по-домашнему уютной гостевой комнатки, так что егерь проигнорировал позывы проснуться и позволил себе выспаться. Когда он, умывшись, вышел в зал, его уже ждал остывающий чай и тосты с земляничным вареньем. До обеда никто таверну Каска не посещал, так что единорог затеял уборку. Хаусхолд и Мэйз не было дома. После завтрака Майт, прихватив свои сумки, попрощался с хозяином таверны, вышел на улицу через чёрный ход в гараже и направился к ратуше. Администрация открылась недавно, но внутри уже вовсю кипела имитация бурной деятельности. Пегас прошёл мимо ряда дверей с именными табличками, поднялся на второй этаж и вежливо постучал (секретаря здесь почему-то не держали) в кабинет мэра. За дверью послышалось зычное «Войдите!».

— Здравствуйте.

— Хм, здравствуйте, господин Винг, давно вас не было видно, — за столом сидела чёрношёрстная пони с шикарной золотистой косой. На ней был полосатый галстук. – По какому вопросу к нам?

— Здравствуйте, мисс Стоун. Не найдётся у вас для меня работы?

— Не поверите, но она действительно была, — вдруг оживилась мэр. – Но вчера вечером, прямо перед нашим закрытием, заказ взяли.

— Взяли? – удивился Майт. – В городе королевский егерь?

— О да, молодая кобылка, я бы и не поверила, если бы не её убедительность, ну, знаете… прямо как у вас, – улыбнулась мисс Стоун.

— И давно она в городе? – спросил егерь, нахмурившись.

— Вчера приехала. Сказала, что у нас в Форесткэмпе всегда можно найти работу.

— Если вам не трудно, мисс Стоун, не могли бы вы её описать? – медленно проговорил Майт.

— Эм… — мэр была удивлена просьбой пегаса. – Молодая единорожка, синяя грива и шерсть чуть светлее, в куртке. Вам это о чём-то говорит?

— Ещё как, — егерь посмотрел на неё исподлобья. – И вы, конечно же, не попросили у неё удостоверения?

— Что, простите? – резкая смена настроения егеря выбила мэра из колеи.

— Такую маленькую бумажку, — Майт достал из сумки небольшой свиток в футляре, от которого исходило зеленоватое магическое сияние. На нём была печать с символом Солнца, — говорящую о том, что предъявляющий её пони – королевский егерь.

— Я не понимаю, к чему вы клоните…

— Я клоню к тому, что вы отправили к диким чудовищам совершенно случайную пони, — грозно сказал пегас. – Что за задание?!

— В яблочный сад повадились древесные волки, — опешила Стоун. – … Так это что…

— Закон не запрещает гражданам разбираться с проблемами самим, так что вам ничего не грозит, но, ради Селестии, мэр, вы могли бы подумать головой! – вспылили Майт.

— Что вы собираетесь делать, господин Винг?

— Она говорила, когда будет выдвигаться?

— Нет… но сказала, что как можно скорее.

— Молитесь, чтобы она не ушла туда прошлой ночью, — бросил напоследок Майт и вышел.

Он слетел вниз по лестнице и выскочил на улицу. Расталкивая пони на своём пути, егерь мчался к «Водопою».