Автор рисунка: aJVL
Часть 2

Часть 1

Часть 1

— Ещё налить? — спросил Спайк, глядя как хозяйка пьёт из стакана красный напиток.

— Спасибо, нет, — отказалась единорожка, ставя пустой стакан обратно на стол.

— И всё-таки, я ещё принесу, — дракончик побежал на первый ярус библиотеки.

Твайлайт поплохело от томатного сока. Некогда приятный солоноватый напиток стал для неё настоящей гадостью. Ночная наставница говорила, что питаясь пищей обычных пони, вампир может отравиться, а иногда даже копыта откинуть. Так что, для гибели даже "осиновые колья" не требовались, всё гораздо проще.

Юная вампирша придумывала сотни отмазок для Спайка, пытаясь оправдать то, почему она не ест в его присутствии. В конце концов, отмазки банально закончились и в последнее время Твайлайт вынуждена хоть немного питаться при помощнике. При его пристальном взгляде — дракончик не знал что и думать, то ли Твайлайт заболела, то ли чокнулась и помешалась на девчачьей диете, что ей совершенно не требовалось.

А в целом, жизнь единорожки шла своим, не совсем нормальным, но чередом. Месяц как прошёл с момента жизненных испытаний, придавший сил и мудрости маленькой волшебнице. Днём такая как и все, как ночью — дитя тьмы, проникающее в дом спящих пони.

Доктор Мур стал тише травы, зная, что единорожка больше никогда его к себе не подпустит. Что касается Кларка — то, не смотря на все его попытки загладить вину, вампирша наотрез отказывалась с ним общаться. Она не могла простить предательства жеребца, его липовой игры на настоящих чувствах книжной затворницы, впервые подпустившей к себе кого-то особенного. После этого, волшебница вообще зареклась вечно в девках ходить не веря в любовь, считая, что пони сближает лишь химическая реакция, гормоны и не более, а любовь — глупый вымысел, иллюзия, которой пони пытались объяснить ту химию, вызывающую влечение друг к другу.

***

Отправив Спайка к Рэрити, волшебница обошла весь пустынный дом. Тишина. Лишь копыта, соприкасаясь с досками пола, издавали едва слышимый цокот. Один участок, пони прошла с привычным звуком от ног, другой — абсолютно бесшумно, что вполне характерно для вампиров. Она пыталась понять как это происходит, ведь копыта твёрдые, а пол деревянный. Тихо ходить просто не возможно, тем более с обычной скоростью.

Кобылка поставила на полу небольшой приборчик, улавливающий шум. Настроила так, что когда она не двигалась, тот показания не записывал. Кобылка прошла вокруг него с обычной походкой, но с концентрацией на бесшумности. Какого же было её удивление ,когда прибор не уловил даже малейшего шороха! Твайлайт решила что аппарат неисправен. Пройдя так же по кругу но самой обычной походкой, кобылка заметила, что прибор уловил шум, что наглядно и продемонстрировал. Твайлайт ещё больше растерялась. Сбросив показания, она, используя силу вампира, подпрыгнула до самого потолка и приземлилась рядом с ним. Прибор молчал! У единорожки закружилась голова от избытка мыслей, да и чувств. Её любимая наука не давала ответа на подобное. Ей как-то не хотелось быть той, чьи действия сами по себе могут быть абсурдными и нелогичными. Убрав прибор, Твайлайт примкнула к блокноту, где начала записывать результаты исследований и строя предположения, догадки.

Учёную прервал стук в дверь. Точнее, удар открытой двери об косяк — пришла Рэйнбоу.

— Эй, что делаешь? Не поможешь мне как вчера? — спросила пегаска.

Прошлым вечером Твайлайт, за счёт своей силы ,помогла подруге ускориться и послужила, своего рода, катапультой для её полёта. Радужной сорванке это настолько понравилось, что та попросила Твайлайт повторить трюк ещё шестнадцать раз, пока вампирша не бросила угрозу выпить всю её спортивную кровь, если та наконец не угомонится.

— Не сегодня, — буркнула хозяйка, не отрываясь от блокнота.

— Да брось, твои занятия подождут, а мои крылья ждать не могут, — Рэйнбоу демонстрационно расправила крылья и уронила с гостиного столика всё его содержимое, что её как-то ничуть не смутило.

— Да ладно, всего пару раз, — посмеялась подруга.

— Пару? — так же переспросила волшебница.

— Может, чуть побольше. Но нам же весело было, разве нет? — пегаска подошла ближе.

Твайлайт отложила блокнот.

— Да, забавно. Рэйнбоу, я правда сегодня не смогу, — единорожку указала копытом на окно.

Пегаска выглянула в него, но ничего объясняющего отказ волшебницы, не увидела.

— Да, там небо, — Рэйнбоу развела копытами.

— Сегодня особенная ночь, — вздохнула фиолетка.

— Особенная? — переспросила подруга.

— Полнолуние, — Твайлайт магически начертила перед собой круг, который медленно и красиво растаял в воздухе.

— Ах да... ночь, когда ты сходишь с ума, — вспомнила пегаска.

— Рэйнбоу! — насупилась Твайлайт.

— Ой, прости. Тебе нужна помощь? -протараторила подруга.

— Я же говорила, в такие ночи я должна быть одна. Мне помощь точно не нужна, — отказалась Твайлайт.

— Ага, так я и позволю быть тебе одной, щас! В этот раз я останусь и как верная подруга... — с гордостью начала пегаска.

— Скажи, что на самом деле ты хочешь? — хозяйка закатила глаза.

— Даже договорить не дала. Ну ладно, я просто хотела побыть ночью с вампиром. С безбашенным вампиром! Это так круто! Адреналин! — радовалась голубая.

— Ты понимаешь что это не шутки? — единорожка скорчила мину.

— Сколько тебя знаю, ты ни разу никому не нанесла вреда. Ну... специально. Так что.... — не договорила радужная сорванка.

— Нет, нет и нет! — отказалась Твайлайт.

— В конце концов, за тобой требуется присмотр, — обиделась Рэйнбоу.

— Мы это уже обсуждали. Всего одна ночь и завтра, если захочешь, я помогу тебе с полётами, — сказала единорожка.

— Иногда, ты бываешь такой занудой, — пегаска ловко вылетела в открытое окно.

***

Крепкий кофейный напиток, стопка бумаг и документов спокойно лежали на столе доктора Мура. Работы скопилось так много, что врач не переставал удивляться какого же его коллегам в крупных городах. Местные пони часто ходят в больницу, в качестве профилактики сдают анализы, обследуются. Медицина в Эквестрии находилась на довольно высоком уровне, но не за счёт высоких технологий или магии — сами по себе пони редко болели и ещё реже тяжёлыми заболеваниями.

Мур понимал, что всё — потолок. Из провинциальной, но хоть одной из самых любимых принцессами деревни, ему уже не выбраться. Он не был старым, но и не имел должного таланта, чтобы влиться в медицинскую элиту, стать врачом с громким именем и получить гранты на свои исследования. В своё время у него был шанс, когда доктор был знаменитостью, спасшей несколько деревень от страшной болезни. Мур его упустил. Врач подумывал о смене профессии — несбыточные мечты депрессивно отражались на его психическом здоровье, погружая того в уныние и апатию. Маленькая зацепка на революционный прорыв — кровь Твайлайт Спаркл, обладающая неразгаданными свойствами, и эта возможность была упущена. Кларк ушёл, а больше никто не станет шпионить за самой ученицей Селестией. Да вообще никто — слишком уж большим уважением единорожка пользовалась в деревне. Кровь... доктор продолжал свои изыски не выходя из кабинета. Ни одного совпадения даже с самыми редкими вирусами, ни одного совпадения с образцами других разумных существ и пони. Мур списал бы это на мутаген, но по виду Твайлайт никаких изменений он не видел. Очередной тупик. Был бы грант на исследования, то Мур не сомневался — он бы докопался до истинной причины, выяснил бы что же такое затаилось внутри безобидной кобылки. Всё в прошлом. Образцов крови больше не осталось, не считая засохших следов в колбе, да и Твайлайт вряд ли ещё обратится в эту клинику. В Кантерлоте заинтересовались странной кровью "анонима", как представил её источник доктор Мур. Они готовы были сотрудничать и что опять? Придут влиятельные профессора, совершат величайшее открытие и Мур снова будет в конце списка первооткрывателей. Все помнят гениев, совершавших грандиозные открытия, но никто не помнит имён тех, кто был рядом с ними. Мур хотел быть, либо номером один, либо... тайна так и останется тайной для всех.

Разгребая бесконечные бумажки бесперспективной работы, Мур жалостно смотрел на очередную недопитую чашку кофе. За окном не была темень, слышалось пение сверчков, которым были не важны такие понятия, как слава, карьера. Они просто жили. Так бы делали и пони, если бы не были обделены развитым интеллектом, который делал их жизнь интересней, но за интерес приходилось платить сложностью в виде всяческих преград, которые общество само себе понаставило.

В дверь постучали. Кто это мог быть? Дежурный врач? Медсестра? Мура редко кто беспокоил даже днём, не считая его хмельного друга психиатра с верхнего этажа.

— Войдите, — сказал он.

Снова стук в дверь и тишина.

— Войдите, — громче повторил Мур, откладывая документы в сторону.

Дверь всё же открылась. На пороге стояла незнакомая особа, облечённая в серую рясу. Её мордашка была скрыта тенью капюшона.

— Кто вы? — удивился врач.

— Ты тот, кого называют доктором Муром? — тихо спросила гостья.

— Ну да, — занервничал врач.

— Я слышала... ты получил необычный образец крови, но увы, просто не знаешь что с ним делать, — незнакомка подошла ближе.

— Откуда вы знаете? — забеспокоился врач.

— Она здесь... в кабинете. Ты спрятал её, я чувствую... несколько засохших каплей. Ты и сам её пропах, — вздохнула гостья.

-Что вам нужно? И вообще, и это вас не касается! — тараторил Мур.

— Но касается тебя, верно? — кобылка подошла ещё ближе. — Я изучила тебя, как ты изучаешь своих пациентов. Ты хочешь заработать имя среди себе подобных... учёных. Я помогу тебе разгадать загадку крови, а ты — окажешь мне услугу, — гостья предложила сделку.

— Что ты хочешь? — прохрипел Мур, едва не упав со стула от страшных глаз собеседницы, которые попали в тусклый свет лампочки.

***

Тишина была идеальным условием для чтения книг, пока Твайлайт не успела впасть в полуночное безумие и, например, не кусать эти самые книги. Тишина, да, а ещё удобный напольный плед, небольшая магическая лампа и горячий шоколад в термокружке — и всё это разместить под окном с живописным видом на звёзды. Единорожка надеялась максимально сильно сохранить концентрацию, рассудок в ламповых условиях уютной обстановки древесной библиотеки.

— "Анатомия черепах", "брачный сезон мерлонского червя", "Спасти Эквестрию!", "Стивен Пони Кинг"... Что бы почитать сегодня? Ах, точно! "Тысяча и один способ того, как не попасть на луну и не стать статуей в саду", — Твайлайт не понимала почему выбрала столь бредовую книгу, хотя... безумие начало проявляться, ведь вышло ночное светило.

Сама принцесса Луна вряд ли явится в Понивилль, проведает свою клыкастую ученицу. После инцидента с коматозным жеребцом она вообще зареклась не покидать стены подвального помещения замка на время полнолуния. Её тайное убежище от неё же самой, вот ирония.

Буквы книги расплывались перед глазами, а во рту появились вполне знакомые ощущения. Проведя по зубкам язычком, единорожка нащупала два острых выступа по бокам верхней челюсти. Неконтролируемый процесс был запущен. Прождать всего несколько часов, всего...

Стук в дверь. Твайлайт помотала головой и нахмурившись, поняла что жуёт собственную книгу, чего так и боялась. Вкус переплёта и бумаги был не тем, что она ожидала получить. Тем не менее, к двери подходить, она даже не думала, пускай хоть сама Селестия стоит и мёрзнет на пороге. Грохот на крыше — Твайлайт тут же задрала голову вверх и только собралась использовать обострённые чувства что бы понять источник шума, как, через приоткрытое небольшое потолочное оконце влетела голубая пегаска и приземлилась рядом с клыкастой подругой.

— Рэйнбоу! — разозлилась Твайлайт, с трудом сдерживая возбуждающие фантазии относительно радужной гостьи.

— Я просто обязана тебя поддержать, — гордо произнесла незваная пегаска.

— Между прочем, я и без тебя прекрасно справляюсь, — злилась хозяйка.

— Ага, вижу, — усмехнулась Рэйнбоу Дэш, глядя на обкусанную книгу. — Так чем займёмся? Можно я побегаю от тебя? — хохотала голубая.

— Ничего смешного! Я уже в безумии и плохо соображаю, лучше уходи пока не поздно! — крикнула Твайлайт.

— Поздно? Ещё как поздно, за окном ночь! — перефразировав, ещё больше рассмеялась пегаска. — О, Слушай! А давай я тебе в рот полужу часть крыла и посмотрим, сдержишься ты или нет? — загорелась пегаска.

— Ты в своём уме? Мазохистка? — перекосило единорожку.

— Над тобой так весело прикалываться! — смеялась пегаска, пока Твайлайт краснела от ярости.