Автор рисунка: Devinian
Часть 1 Часть 3

Часть 2

Часть 2

— Рэйнбоу! — фыркнула вампирша, сверкая острыми клыками.

— Ладно, не кипеши подруга. Я же шучу, просто настроение поднять хотела, — улыбалась пегаска, а вот улыбки Твайлайт она не видела. — Ты доверила мне самый сокровенный секрет и понимаю какого нести такою ношу в одиночку. Разве я могу оставить лучшую подругу одну и в трудный час? — говорила радужная.

Волшебница успокоилась, багровая краснота с её щёк медленно спала, а стойка перестала быть напряжённой.

— И всё же, я слишком опасна для тебя, — вампирша уставилась в пол перед собой.

— Только не для меня, — подошла пегаска.

Рэйнбоу неуверенно и неловко обняла подругу. Твайлайт знала как сорванка относится к всяким обнимашкам, что проще Селестию заставить плясать в розовой юбке на грядке перед фермером, чем уговорить Рэйнбоу проявить, несвойственную ей, девчачью нежность.

— И почему я не могу тебе отказать? — вздохнула Твайлайт, борясь с желанием не примкнуть к голубой шее подруги.

Пегаска отпрыгнула назад и улыбаясь, осмотрела библиотеку, словно повала в неё первый раз. Находится рядом с вампиром... для неё это было чем-то особенным. Пони, привыкшая к умопомрачительным виражам среди облаков — риск и жажда приключений на свой радужный хвост, были именно тем, что составляло её жизнь. А тут вдобавок не просто вампир, а подруга которой Рэйнбоу ну просто не могла не помочь.

— Только давай условимся, не подходи ко мне ближе чем на два метра. Я даже сейчас... нет, лучше тебе не знать, — Твайлайт замотала головой.

Пегаска мгновенно подскочила к единорожки чуть ли не вплотную.

— Что ты сейчас? — обрадовалась она.

— Дэш, два метра, — нахмурилась Твайлайт.

Рэйнбоу сделала два шага назад, от чего отшила не так далеко, как хотелось бы вампирше.

— Ох... Давай оставим эту тему про вампиров. Ты ещё помнишь что я пони? А? — сердилась волшебница.

— И правда... ты всё ещё пони или уже нет? — задумалась сорванка.

— Рэйнбоу! — крикнула Твайлайт.

***

Но не только маленькая единорожка столкнулась с "пернатой" проблемой. Где-то в глубинах подземелья величественного замка, в самом сокровенном уголке, затаилась принцесса ночи. Она всегда с невероятным трудом переносила полнолуния. Магическая мощь Луны играла против неё самой , усиливая инстинкты и обостряя чувства. За многие десятилетия принцесса научилась сохранять разум, не впадать в бешенство, в котором пребывают одичалые вампиры. Однако, одного лишь желания для сдерживания позывов было недостаточно для принцессы, так и жаждущей вкуса крови. Посмаковать алый нектар, доставляющий вампиру несравнимое удовольствие.

Стены были ободраны, магические многочисленные цепи разорваны на части. Местами были глубокие вмятины от копыт... Принцесса не могла позволить потерю контроля, прекрасно понимая чем такое было способно обернуться для невинных душ... для Селестии. Это не Найтмэр Мун, от одного лишь упоминая которой, пони едва в обморок не падали. Монстр, которого сдерживает принцесса куда опаснее чем демон, всего лишь желающий Вечной ночи. Могущественная аликорн, обладающая вдобавок не менее могущественной силой вампира. Порой, Луна начинала бояться саму себя, но никогда... никогда не показывала страха перед клыкастой ученицей, не рассказывала ей о таком страшном сочетании как магия и вампиризм. Принцесса понимала, что она должна быть идеальной учительницей для своей ученицы. Хотела сразу приобщить Твайлайт... научить держать себя под контролем и верила, что в отличии от неё, единорожка действительно сможет жить со своим проклятием, не боясь его острого проявления. В конце концов, Луне просто нравилось о ком-то заботиться — как об ученице, подруге, сестре, дочери — все понятия не имели смысла перед незримой связью двух душ, нуждающихся в друг друге как никто другой. Луна ощутила то, как засыпает, но понимала что это была лишь иллюзия — засыпало её сознание, а не она сама и, дабы не допустить катастрофы, аликорн в очередной раз ударила ногой по стене, да так, что серый камень просто рассыпался. Как же принцессе надоели эти ночи мучений. Иногда, Луне так хотелось хотя бы один раз выпустить яростного острозубого зверя...

***

Рэйнбоу была готова вмазать голубым копытом первому встречному. Причём, задним и с хорошим размахом. Жуткие мешки под глазами, да и сами глаза были настолько красные, что пегаске позавидовал бы любой вампир. Кобылка стояла рядом с кроватью спящей подруги. Та спала крепким сном, даже язычок высунула. Пегаска была не одна — рядом с ней, словно солдат на плацу, стоял верный соратник, терпеливо ожидающий приказ своего пернатого генерала. Впрочем, долго ждать ему не пришлось — Рэйнбоу взяла металлического "соратника" в форме бытового ведра и с улыбкой вылила воду на волшебницу, окатив её так, словно единорожка спала не дома, а под горным водопадом. Твайлайт среагировала мгновенно — подпрыгнув на пару метров над кроватью, причём, без магии и не упираясь ногами, что в принципе не возможно, благополучно приземлилась на пол рядом с мокрой кроватью. И да, она пронзительно кричала... орала в период непродолжительно полёта.

Насупившись и поправив мокрую гриву, волшебница посмотрела на безумную мордашку не менее безумной подруги с кривыми ушами и дёргающимся глазом.

— Ты очумела? — ругалась фиолетовая пони.

— Вот теперь мне лучше! — довольно произнесла Рэйнбоу.

— Эта шутка совсем не смешная, — обиделась Твайлайт, выжимая хвост.

— Сама виновата. Скажи спасибо что я тебя в окно не выкинула, а хотелось ой как сильно, — усмехнулась Рэйнбоу.

— Дэш, что за жестокость? — ещё больше обиделась Твайлайт.

— Никакой жестокости, по крайней мере с моей стороны, — начала пегаска, едва не засыпая на ровном месте, — это за ночь, моя маленькая радужная месть, — зевнула голубая.

— Я ничего тебе не сделала! — крикнула Твайлайт.

— Ничего? Не сделала? Ты сошла с ума! Всю ночь за мной гонялась по всему дому, пыталась укусить, подбрасывала в воздух своей магией, угрожала выпить всю кровь и даже обратить в вампира! Всю ночь! — бормотала пегаска.

— Такого не было, — занервничала Твайлайт.

Рэйнбоу молча указала на перила второго яруса. Единорожка, подойдя к ним, посмотрела вниз и увидела жуткий погром: книги были разбросаны, стулья перевёрнуты, столик сломан, кухонная дверь выбита. Ущерб был неоценим.

— Я не могла такого сделать, — прошептала Твайлайт.

— Извини, подруга, но бардак твоих копыт дело. Я, конечно, хотела получить адреналин, острые ощущения... но не всю ночь и не стоило так на меня бросаться! — хмурилась пегаска.

— Ах, видимо безумие вампира случилось... я же простила тебя не приходить. Ладно, могла бы хотя бы уйти, — ахнула Твайлайт.

— Уйти? Ты меня не выпускала! Называла нямкой, игрушкой и постоянно облизывала свои зубы! — кричала Рэйнбоу.

— Рэйнбоу, прости, я не хотела... — не договорила дрожащая перепуганная фиолетка.

— Если бы не моя физическая подготовка, то я бы сейчас здесь не стояла, а ты была бы сытой как никогда! — кричала Рэйнбоу.

Твайлайт, прижив к голове ушки, смотрела на подруга со страхом перепуганного суслика.

— Я плохая подруга, — отвернувшись, Твайлайт с трудом сдерживалась что бы не захныкать.

Рэйнбоу увидела подавленное состояние волшебницы.

— Прости, я не хотела тебя обидеть. Просто сначала мне было весело, а потом я реально испугалась того , что ты меня покусаешь. Я знаю что ты не виновата, это всё вампир, что поселился в тебе, — пегаска подошла поближе.

Твайлайт обернулась.

— Мне очень-очень жаль, — продолжая прижимать ушки, говорила Твайлайт. — Странно что я настолько сильно спятила, даже в первое полнолуние такого не было. Рэйнбоу, мне очень-очень... — тараторила волшебница.

— Ладно, замётано, только хватит этих сопливых извинений. Извилась раз и всё, этого достаточно, как я перед тобой. Да ты и не виновата.... брр, всё, хватит, — сорванка помотала головой. — Ты разгромила весь дом... как себя чувствуешь? — спросила она.

— Великолепно, — единорожка вновь посмотрела через перила. — Хотя, в этом не уверена, — добавила она.

— Теперь ты понимаешь как опасно оставаться одной? Ладно ещё за мной гонялась, но могла ведь и из дома выйти. Нужно что-то придумать, — задумалась Рэйнбоу.

— Я поговорю с Луной, может она... — Твайлайт прервал громкий шум, доносящийся с улицы.

Подружки подошли к окну. Пони толпой бежали на звук городского колокола. Рэйнбоу посмотрела как побледнела Твайлайт.

— Что означает ваш колокол? Я думала он только для красоты, — поинтересовалась пегаска, вглядывалась в окно.

— Он висит самого основания Понивилля. В него раньше звонили в случае пожаров, но потом стали звонить только в самых экстренных ситуациях, — дрожала Твайлайт.

— Типа природных катастроф? — предположила Рэйнбоу, пытаясь понять о чём распиналась подруга.

— Хуже, -прошептала кобылка.

— Уб.. убийство? — осторожно спросила пегаска.

— Хуже, — сглотнула Твайлайт и побежала вниз по лестнице на первый этаж.

— Что может быть хуже? — воскликнув, изумлённая пегаска последовала за ней.

Выйдя на улицу, подруги побежали за остальными пони. Колокол звонил громко, от чего сотрясались стёкла в оконных рамах. На мордашках жителей читалось непонимание и страх, многие просто выбегали из домов и бежали прочь из деревни.

Долго добираться до нужного места не пришлось, за чертой Понивилля, на просторной поляне собрались все пони. Некоторые лежала в обмороке, некоторые с воплями бежали обратно. Протиснувшись, две пони, фиолетовая и голубая стали белыми... перед ними была довольно просторная поляна с редкими небольшими деревьями. И зимой и летом она всегда отличалась своим живописным видом и ровно постриженной травкой, что превращало её в лучшее место для свиданий и прогулок с жеребятами. Сейчас, же пони не узнавали собственного райского уголка. Он больше походил на чертоги Тартара — вся поляна была окрашена в багровый цвет. Деревья тоже были в алой субстанции, с них та даже ещё капала... Столько крови пони в жизни не видели. Местами кровь запеклась, причём так, словно она горела, но никто не видел ночью огня. Самым загадочным было то, что эти самым пригоревшие места имели ровные контуры, напоминающие какие-то жуткие пентаграммы.

— Это точно кровь? — спросила Эппл Джек, заметившая Твайлайт.

Волшебница прекрасно ощущала пьянящий запах, который сразу почувствовала ещё утром, но Рэйнбоу со своей выходкой буквально взбодрила вампиршу. Запах был сильный, резкий. Единорожка приподняла копыто, которым случайно наступила на брызги крови и под изумлённый взгляд трёх пони, попробовала красную жидкость на вкус.

— Да, это кровь, — причмокивая, сказала Твайлайт.

Две пони сразу свалились в обморок, а Эппл Джек стояла и смотрела на Твайлайт с открытым ртом.

— Что? — Твайлайт пожала плечами и сообразив, что лизнула кровь с копыта, добавила: "Ой".

Ковбойшу замутило — её щёки вздулись, а мордашка позеленела и та быстро юркнула в толпу.

— Не думала что в пони может быть столько крови, — Рэйнбоу с ужасом смотрела на алую поляну.

— А в одной пони и нет столько крови, — Твайлайт повернулась к пегаске.