Грёзы

После отречения от престола сёстры-аликорны перебрались в маленький курортный городок на окраине Эквестрии. Селестия воплотила в жизнь свою давнюю мечту - открыть кондитерскую, а Луна просто наслаждалась заслуженным отдыхом. Однако со временем Селестия начала донимать сестру нравоучениями о "правильной жизни". Луна долго терпела её выходки, пока однажды та не перешла черту, и беззаботная жизнь перевернулась с ног на голову.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Партия

Рассказ о необычной судьбе одного уродливого пони.

Другие пони ОС - пони

Песнь Жизни

История про пегаса Алана, у которого в жизни темных полос больше чем светлых.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Сорен Лира Другие пони ОС - пони

Хайвмайнд

Не кормите случайных людей после полуночи и не давайте им писать вместе.

Другие пони

Гастроли в зазеркалье

Действо происходят спустя несколько месяцев после событий, связанный с Амулетом Аликорнов. Во время вынужденной ночной остановки посреди пути, Трикси встречает странного пони. Но она даже не предполагала, чем для неё обернётся простая встреча двух путешественников.

Трикси, Великая и Могучая Человеки

Моя маленькая пони. Секс — это чудо! Сезон 2

Жизнь Сэма, пришельца из другого мира, в Понивилле постепенно наладилась. В компании mane six скучать ему не приходиться, но внезапно рядом с домом человека из ниоткуда появляется... девушка! Какие же приключения ждут новую героиню в мире пони? Думаю, Вы уже догадались ^^)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дискорд Человеки

Родственные противоположности

У Рэйнбоу Дэш и её возлюбленного всё идёт прекрасно. Молодые влюблённые мечтают, строят планы на будущее, но, неожиданно, они сталкиваются с трудноразрешимой проблемой, о которой не могли даже предположить.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Эплджек Принцесса Селестия ОС - пони Вандерболты Лайтнин Даст

Твайлайт сДУлась! [Twilight DONE!]

Чтобы обсудить некие важные вопросы, правительницам Эквестрии потребовался недельный отпуск. К счастью, Твайлайт заменит их, взвалив на свои хрупкие плечи всю тяжесть управления государством. Вероятность того, что что-то пойдёт не так, практически равна нулю. Это сиквел рассказа "Дэринг сДУлась!" Третий рассказ цикла "Шайнинг сДУлся!"

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Неделя признательности за непогоду

Вы знаете, как убить в пегаске душу? Поставьте её отвечать за погоду во всём городе и заставьте планировать лишь солнечные дни и лёгкие ночные дожди. Никаких гроз, буранов, а тем более градов или торнадо. Другими словами, ничего интересного. Упаси Селестия создать настоящую погоду, ту, которую так любит Рэйнбоу Дэш. Фермеры никогда бы такого не одобрили. А раз так — шли бы они лесом. Вместе с модницами и принцессами-библиотекаршами, если она им тоже не по нраву. У Рэйнбоу Дэш есть мечта, которой она хочет поделиться с миром, желает он этого или нет. Этот рассказ посвящается всем, кто был страстно увлечён чем-нибудь, хоть раз в своей жизни.

Рэйнбоу Дэш Другие пони

Дом Восходящего Солнца

Новая жизнь в новом мире. Немного одиноко быть единственным представителем своего вида, но я не особо выделяюсь в мире, населенном таким разнообразием разумных существ. Быть чужаком в мире без норм не самая плохая судьба, надо лишь немного привыкнуть.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Пожиратель Душ Бог из Машины

Шёпот во Мраке

Ни одна дверь не откроется сама по себе… Если только… Не открыть её...

Эппл Джек, работящая кобылка, получает письмо от Брейберна. Что-то совсем неладное происходит на Диком Западе... Но могла ли она тогда знать, что кузен писал именно ей не только потому, что доверял ей как сестре...

Я посчитал, что Эй Джей оказалась немного обделена вниманием в первом сборнике "Кошмар под Луной".
Рассказ является продолжением "Двери".
Ахтунг! Присутствуют самую малость намёки на сексуальное домогательство, инцест.

Всем известная «рабочая лошадка» по имени Эппл Джек вновь трудилась в садах «Сладкого Яблочка», когда к ней пришло тревожное письмо от кузена Брейберна, что жил в Эппллузе.

Столь странное начало рабочего дня ознаменовалось также тем, что осталось собрать последний урожай с западного сада и далее предвиделось целых две недели заслуженного отдыха, прежде чем начнётся Забег Листьев и не созреют Ред Делишес в юго-западном саду. Сбор оставшегося урожая должен был занять от пяти дней до недели, ибо западный сад был довольно большим.

Эй Джей приняла послание из копыт серой пегаски с забавными раскосыми глазами и уселась под ближайшей яблоней, дабы его прочесть. Небольшой перерыв не помешает. С обратной стороны ствола уселся Биг Мак, пожёвывая травинку и тихо что-то напевая. Проводив взглядом почтальоншу, кобылка в ковбойской шляпе распечатала конверт и принялась за чтение.

«Дорогая кузина Эппл Джек!

Мне нужна твоя срочная помощь! Дело в том, что дела в Эппллузе снова идут наперекосяк. Это началось месяц назад, когда к нам прибыл один странный уже не молодой жеребец. Он сказал, что желает отдохнуть от городской суеты Мэйнхэттана, и поэтому выбрал наше поселение как наиболее подходящее место для уединения. Как позже выяснилось, это оказался автор небезызвестной серии книг о Дэринг Ду. Творческие личности, они всегда с тараканами в голове, думал я.

Проблемы начались уже через неделю – жители города перестали высыпаться, по ночам почти всех мучили кошмары, в том числе и меня. Я видел сны о каких-то неведомых местах, каких-то загадочных существ, которых я не мог разглядеть в темноте. Но чувство ужаса, поселившееся в моём сердце, не отпускало меня даже при свете дня. Что-то словно забирало наши сны и заменяло их чем-то иным, чужеродным. А наш писатель совсем пропал – он не выходил из дома ни разу за неделю, но тогда никто не придал этому значения.

Ещё через неделю к нам в город заявились бизоны. Вождь требовал выдать им нового жителя, поселившегося в отеле. Шериф отказался. Завязалась небольшая стычка, окончившаяся парой синяков, но всё обошлось. Бизоны лишь оставили нам предупреждение о том, что затворник несёт в себе некое зло…

Шериф вызвался расспросить постояльца. Тот не отвечал на требования хранителя порядка немедленно выйти из номера. Я был с ним в тот день. Мы выбили дверь и ворвались внутрь.

Всё внутри было завалено листами. И где он только взял столько макулатуры? И все они были исписаны, вдоль и поперёк. Мы не стали вчитываться в них. Я лишь захватил пару листков и запихнул в карман жилета. А где-то среди кип и беспорядочно раскиданных бумаг, сидел явно обезумевший писатель. И он до сих пор что-то писал. У него уже не оставалось чернил, и он использовал для этого собственную кровь, распоров левую конечность пером и макая его туда время от времени. Рядом на полу валялась разбитая пишущая машинка с раздавленными клавишами.

Мы еле как отволокли безумца в медпункт, где ему ввели успокоительное и обработали рану. Он страшно исхудал, видимо потому что не ел уже несколько дней и потерял много крови. Даже во сне он постоянно что-то бормотал, чаще всего это было «Я писатель. Я пишу рассказы». Но самым странным было то, что на следующий же день за ним прилетела целая делегация из Кантерлота. Больного осмотрели, никого не допуская в палату, и в скором времени вывезли на карете с закрытыми ставнями. Официальным заявлением старшего по званию пегаса-стражника было то, что несчастный оказался болен редким психическим заболеванием. Что и говорить, вся округа стояла на ушах. Но на этом беды не закончились.

Вскоре вновь вернулись бизоны. Они уже ничего не говорили нам, лишь молча атаковали ночью гостиницу, в которой остановился писатель. Я так и не узнал его имени. Кстати говоря, все рукописи безумца были изъяты стражниками, и номер был опечатан на неопределённый срок. Шериф отказался от комментариев.

Бизоны устроили пожар, к счастью постояльцам и владелице удалось спастись. После этого шериф объявил чрезвычайное положение, и не давая никаких пояснений, начал готовить всех к обороне города. История вновь повторялась. Но чего теперь мы не поделили с бизонами, я так и не понял...

В общем, сейчас я пишу это письмо у себя в доме, пока шериф раздаёт всем пироги, и на этот раз они наполнены не вкусными печёными яблоками… Я надеюсь, моё послание вскоре дойдёт до тебя. Неплохо было бы, если бы ты захватила с собой своих друзей.

Искренне твой любящий кузен, Брейберн.»

Эй Джей немного прокашлялась после прочитанного. Чтобы в Эпплузе снова были проблемы? Как бы там ни было, она не могла просто всё взять и бросить, даже не смотря на столь важную причину. Пони посмотрела на дату отправки письма.

— Опоздали на целую неделю. Почта нынче совсем не та. – немного сердито сказала она.

— Yeap. — согласился в своей фирменной манере Биг Мак.

— Кажется, нам следует поторопиться со сбором урожая. У старины Брейберна возникли весьма серьёзные проблемы. Если конечно, ты один не справишься, я бы могла… -

— Nope. – отрезал брат.

— Ну что ж, sugarcube, придётся нам тогда поработать ещё усерднее! – бодро сказала Эппл Джек.


Время шло, брат с сестрой усердно занимались сбором урожая. Эй Джей решила оповестить своих друзей о неприятной ситуации, однако все они оказались серьёзно заняты на ближайшие две недели: Рэрити пригласили на фестиваль моды в Троттингеме, куда путь был не близок, Флаттершай с головой ушла в подготовку своего зверья к холодам, Твайлайт Спаркл, став четвёртой принцессой Эквестрии, отправилась по своим королевским делам в Кантерлот, Рэйнбоу Дэш сдавала заключительные экзамены в Академии Вандер Болтов, а весёлая Пинки Пай неожиданно уехала навестить своих сестёр. Редко случалось, что шесть лучших подруг разлучались так надолго и все сразу, но всё же, такой момент очевидно настал.

Эппл Джек ещё надеялась всё успешно уладить вместе с Макинтошем, но к сожалению, его старая травма дала о себе знать, когда оба работника увеличили свою нагрузку и темп работы. Бедняга вновь слёг на койку в больнице, и сбор урожая работящая пони заканчивала уже одна.

А тем временем, Брейберн продолжал писать тревожные письма. Или же они уже были написаны, но прибывали с опозданием? Во всяком случае, конверты были теперь лишь с адресом получателя и больше без никаких дополнительных данных. Эй Джей надеялась, что всё-таки почта успевала с доставкой в сроки…

«Я уже и не знаю, что мне делать. Жители постепенно уезжают из города. Нападения бизонов участились. Они в боевой раскраске, совершают атаки по ночам. Шерифа ранило в заднюю ногу. Попытки переговоров ни к чему не привели. Кажется, они хотят уничтожить нас. Мы писали письма в Кантерлот, но нам так никто и не ответил. Даже не знаю, кто теперь забирает почту… Почтальон то давно уехал. Но ящики пустуют по утрам.

Мы используем вместо начинки к пирогам какие-то яды, завезённые из Седловской Аравии. Говорят, это яд скорпионов. И всё же, мне противна сама мысль, что я причиняю вред живому существу. Но пока ещё никого не убили, Слава Селестии, ни из наших, ни из коренных жителей. Обстановка накаляется. Я не знаю, что будет дальше.»

«Эй Джей, поезда совсем перестали ходить. Последние, кто может, уезжают отсюда на дрезинах. В городе остались только я, Шериф, и ещё пара горожан, засевших в городской ратуше и баре. Все подступы к Эппллузе забаррикадированы. Есть первые жертвы с обеих сторон. Это всё так печально и ужасно. Чего они добиваются? Сегодня ночью они сожгли наши сады, даже Блумберга… Мне так больно на это смотреть. Все наши труды. Куда мир катится?..»

«Эппл Джек. Сегодня шериф сказал мне, что бизоны одержимы какой-то идеей об «очищении». Не знаю, что это значит, и кого конкретно они хотят «очистить» своими бесчинствами, но мне это совсем не нравится.

А ещё сегодня я прочёл те два листка, которые поднял тогда, в комнате обезумевшего писателя. Удивительно, но в них он описал… Меня… От первого лица, будто не просто видел, а действительно когда-то был мною. Мне страшно. Он писал о таких вещах, которые только я мог знать… Это на первом листке. Я не могу сказать, что там написано. Это слишком личное.

На втором же он написал о том, что ещё не произошло. Этот жеребец явно был не просто психически болен. Он был кем-то вроде пророка, только… Не знаю, это всё как-то жутко и пугающе. Он написал, что меня ждёт что-то ужасное… И теперь я в это верю, и мне становится действительно страшно… Почему я поднял именно эти два листка тогда?

Прошу тебя… Забери меня отсюда.»

«AJ, что-то странное начало происходит вчера ночью после того, как я попытался отыскать в комнате больного автора ещё хоть какой-нибудь листок. Что самое ужасное, всё полностью совпадает с описанным на второй странице… Я начал слышать шёпот по ночам. Я не хочу говорить о том, что я слышал… Это слишком… Но мне не по себе. Я чувствую, как что-то внутри меня истончается, словно даже рвётся… Скорее бы прибыла помощь…»

«Шериф совсем обезумел. Он достал из подвала своего участка огнестрельное оружие. Это опасная экспериментальная технология, основанная когда-то на порохе, как и фейерверки. Не знаю, откуда у него оно, но он теперь выдал по «ружью», как он это называет, каждому оставшемуся жеребцу. Теперь мы буквально отстреливаем бизонов. Мне это совсем не по нраву… Я убеждаю себя, что всё это ради простого выживания. Но от этого ничуть не легче. Даже пироги с ядом были куда гуманнее, они хотя бы оставляли им шанс выжить. Никогда не думал, что стану убийцей… Эй Джей… Надеюсь эти письма доходят до тебя. Ибо Кантерлот, кажется, совсем о нас забыл…»


Эппл Джек была более чем обеспокоена. Урожай наконец-то был собран её непосильным трудом. Теперь можно было навестить кузена. Эй Джей лишь боялась, что опоздает и будет поздно. Она написала письма всем принцессам с просьбой о помощи, прежде чем купила билет на вокзале до Эппллузы. Кассирша упорно не хотела ей его продавать, аргументируя тем, что поезд возможно и не приедет…

Но оранжевая пони всё же дождалась его. Уставший кондуктор и какой-то побледневший машинист не вызывали у неё никакого доверия, но ехать нужно было срочно.

Ночь в вагоне прошла неспокойно. Ей что-то снилось. Какой-то кошмар, детали которого Эппл Джек не могла разобрать после пробуждения. Но это что-то казалось очень важным.

Поезд остановился на пустынном вокзале. Уже издали было видно, что маленький городок образовал где-то в центре себя неприступную крепость из поваленных повозок, стройматериала и обломков некоторых разрушенных домов. Дела были очень плохи.

Эппл Джек сошла с поезда. Машинист и кондуктор спешно занялись перенаправлением поезда в обратную сторону. Было видно, что они не желали здесь оставаться. Знали ли они о происходящем здесь? Определённо. Почему не позвали никого на помощь? А может, звали? Все эти вопросы остались без ответа, ибо вскоре, когда Эй Джей уже стояла перед баррикадами, зазвучал гудок и последний в этом городе паровоз тронулся в сторону земли обетованной.


— Эм… Кто-нибудь здесь? – прокричала кобылка в шляпе.

Раздался громкий выстрел, Эппл Джек от неожиданности пригнулась. На башне с часами сидел стрелок. Это был Шериф.

— Чего ты тут забыла, деточка? Это проклятый город. Делать здесь нечего. Если ты конечно не подкрепление из Кантерлота, что вряд ли. – послышался его голос, эхом раздавшийся на пустынных улицах, по которым ветер гонял клубки соломы и пыли.

— Нет, я Эппл Джек, кузина Брейберна. Я приехала, чтобы его забрать. Не беспокойтесь, я оповестила всех Принцесс об этой ситуации… — ответила ему серьёзно кобылка.

— О, Эппл Джек! Прости, не признал. Как видишь, с того раза всё здесь совсем изменилось… Оповестила говоришь? Ха. Пока они соберутся что-либо сделать, мы уже и сами управимся. Ну ты заходи, вон там сбоку прореха есть – как раз под поня, этим бугаям ни за что не проскочить там. Заранее предвижу вопрос, почему мы ещё здесь. А вот так вот. Все дрезины растащены, все кто мог уехали. Поезда уже не ходят. Не знаю, почему. Может этих трусов подкупили? Или они просто бояться. Застряли мы тут. – мрачно проговорил Шериф.

Эй Джей проникла внутрь периметра. Изнутри было видно, что оставшиеся жеребцы расположились в самых укромных местах вокруг безопасной зоны. В их копытах были какие-то длинные посохи странной конструкции. Видимо, ружья. Она приметила, что за зданием ратуши появилось несколько деревянных надгробий…

— Но ведь я только что приехала на поезде… — непонимающе ответила Эй Джей. Шериф уже спустился к ней.

— Чу, да быть такого не может! Я с утра слежу за железной дорогой… Хотя я мог и отвлечься. Если ты говоришь правду, то мы действительно профукали большой шанс… Да, вполне логично, что они вернулись. Трусы поганые. Позавчера вечером увезли последних кобылок и жеребят… Мест уже почти не было. – с грустными интонациями говорил Шериф.

— Простите, мне стоило догадаться, что нужно было их остановить… А где же мой кузен? – виновата сказала Эй Джей.

— Да ничего… Принцессы всё равно рано или поздно нам помогут. Надо лишь продержаться. С огнестрелом всё идёт на ура, лишь бы патроны не закончились… А твой кузен… Ох. Понимаешь, дело в том, что он… Он болен. Серьёзно болен. Оставшийся медик сказал, что это что-то заразное, прежде чем его… Ох, твари рогатые. Никто не знает, что именно, но в последнее время он часто сидел в отеле, в номере одного парня, которого потом увезли отсюда в психушку… Тогда они сразу же прилетели, сволочи… Как бы там ни было, он теперь изолирован в своём доме. Лишь еду из оставшихся запасов оставляем в прихожей. Сам он прекрасно всё понимает и разговаривает со мной из комнаты. Кто его видел, говорят что он совсем плох стал. Даже разговаривает шёпотом. Мы не можем ему ничем помочь. – мрачно и даже скорбно молвил лидер поселенцев.

Сердце Эй Джей ёкнуло. Бедный Брейберн… Теперь оставалось только дожидаться помощи…

— Могу… Могу я с ним хотя бы поговорить? – спросила Эппл Джек.

— Да конечно. Только вряд ли это тебя порадует. Ты кобылка крепкая, думаю, я могу тебе это доверить – Шериф указал на ружье – подходи, как пообщаешься с ним.


Эппл Джек осторожно вошла в дом Брейберна. Он находился чуть поодаль от остальных, хоть и располагался в центре. Это было небольшое двухэтажное деревянное здание, которое кузен выкупил, продав свою хижину на окраине. Внутри было пыльно и царил полумрак. Кобылка прошла через небольшую прихожую и поднялась по скрипучей лестнице наверх, к комнате кузена, не смотря на предупреждение о заразе. Он всегда в детстве говорил ей, что хотел бы иметь свой большой и жить где-то на втором этаже или и вовсе на чердаке.

— Эппл Джек… Эппл Джек… Это ты? – послышался в темноте слабый, шепчущий из-за запертой двери голос. Эппл Джек с трудом узнала в нём голос Брейберна. Похоже он был очень слаб. Кажется, пони слишком громко топала, или это скрипучие половицы её выдали?

— Да, это я, дорогой Брейберн… Я пришла. Я получила письма. Что же случилось… Кажется, ты совсем плох… — грустно ответила кобылка. Из стороны, где находилась дверь, ведущая в покои больного жеребца, пахло чем-то неприятным… Дела видимо были очень плохи.

— Да… Скверная вышла история. Уж и не знаю, чем оказался болен тот бедолага… Но я не хочу, чтобы и ты заразилась. Я не буду выходить к тебе, хотя очень хотелось бы посмотреть на тебя, моя дорогая Эй Джей. Шериф оставил мне достаточно припасов, надо лишь продержаться до прибытия помощи… Надеюсь это излечимо. Я уверен, что это так… Но… Что-то загадочное здесь произошло и до сих пор происходит. Мне кажется, те пегасы, что забрали того безумца в карете, были вовсе не из Кантерлота… — немного хрипло продолжал шёпотом Брейберн.

— Это всё очень странно. – согласилась Эй Джей — Ты так и не выяснил, почему бизоны продолжают нападать на вас?

— Я думаю… Это связано с тем писателем. Что-то тяготело над ним, он был словно одержим. Суеверные бизоны всегда боялись таких вещей… Они словно с цепи сорвались. – голос Брейберна стал ещё тише.

— Что же… Понятно. Ты уверен, что я ничем тебе не могу помочь? – с надеждой спросила оранжевая пони.

— Нет, не думаю. Кроме общения, вряд ли ты можешь мне что-либо дать… Теперь. Но вот… Шерифу и… Тебе бы не следовало ночевать в этом доме на самом деле, но… Я боюсь, что… Они… Ну ты понимаешь. Возможно они не доживут даже до рассвета. Сильное нервное напряжение… Всех кобылок и жеребят давно увезли. Я… опасаюсь за тебя, любимая кузина. – прошептал голос во тьме. Эппл Джек понимала, о чём это он.

— Я ценю твоё беспокойство за меня, Брейберн. Но я сильная пони и вполне смогу за себя постоять. – ответила она и побрела вниз по ступенькам.

— Береги себя. –


Общение с кузеном не сильно подняло моральный дух работящей пони. Она прошла инструктаж шерифа по обращению с новым экзотичным оружием. Всё оказалось предельно просто, было похоже на арбалет, но шуму больше. Такое чудо техники мог родить только пытливый ум земного пони, лишённого возможностей применять магические энергии в бою или маневрировать в пространстве с помощью крыльев. Эй Джей даже невольно возгордилась этим примечанием, хотя понимала, что это оружие – и предназначалось оно для убийства себе подобных.

К вечеру собравшиеся на отдых жеребцы вновь разбрелись по своим укромным постам. Лишь шериф остался в здании городской ратуши вместе с Эй Джей. Здесь всё пустовало, вся мебель была использована в качестве материала для баррикад, и лишь рояль одиноко стоял в центре зала. Эппл Джек сидела перед ним, положив ружьё неподалёку у стены, и предавалась своим думам, когда к ней незаметно сзади подошёл Шериф.

— Эй, Джеки. Ты умеешь на нём играть? – спросил он как бы невзначай.

— А? Ох, нет, я просто задумалась… И не надо меня так называть. Я Эппл Джек. Или Эй Джей, если угодно. – ответила ему кобылка, выйдя из состояния небольшого ступора. Она вспомнила слова Брейберна…

— Хорошо, Эппл Джек. Мне тоже так нравится. Жаль, что в тот раз нам не удалось познакомиться поближе… — проговорил он, медленно чеканя каждое слово. Закатные лучи солнца отбрасывали его тень на стену. Он подошёл так близко, что кобылка смогла почувствовать его неровное дыхание.

— Ээм… Господин Шериф… Кажется, мне лучше отправиться на вахту… — замялась Эппл Джек. Ей было не по себе от его тона.

— Ох, не стоит беспокоиться. Ты ведь у нас особенная гостья. Можешь остаться здесь, со мной, в безопасности… — он прикоснулся копытом к Эй Джей и погладил вдоль гривы. В его голосе звучали нотки вожделения.

— Нет… Не надо! – Эппл Джек сначала чуть было не поддалась воле жеребца, но здравомыслие взяло вверх и она мощно отлягнула его к стенке, аж трещины остались.

Шериф быстро оклемался и гневно проорал:

— Дура! Что ты творишь! Я единственный, кто хоть чем-то может тебе здесь помочь. Пойми же ты, мне нужно лишь немного расслабиться… -

Раздался щелчок затвора. Кобылка стояла перед ним, направив дуло ствола прямо меж глаз обидчику.

— Ага, не дождёшься. Прав был мой братец. Отойди от меня. Сиди там. – сквозь зубы гневно молвила она, после чего, целясь в жеребца, вышла на улицу и побежала к дому кузена. В след ей послышался крик жеребца Шерифа:

— Прости меня, Эппл Джек! Это всё нервы! Ты нужна нам! Нам не отбиться без тебя! –

Но кобылка уже не слушала.


Дверь дома громко отворилась, и с таким же громким хлопком закрылась. Послышались звуки закрываемых изнутри ставней. Эй Джей сползла по косяку и осела на пол, упёршись об ружьё. Она тихо заплакала в темноте.

— Не плачь… Эппл Джек… Я же говорил… Можешь занять комнату на первом этаже… — еле как расслышала она за собственными всхлипами. Брейберн теперь был единственным, кто мог её поддержать, а она даже не могла посмотреть на него.

— Они придут сегодня ночью… Но не бойся ничего… Нас они не тронут… — шептал он во мраке.

— Я обязательно тебя отсюда вытащу, чего бы мне это не стоило. – ответила ему Эппл Джек.

— Чего бы тебе это не стоило… Вот и славно… А теперь, нужно выспаться… Пускай ничто не потревожит твой сон… -

Эппл Джек пошла искать комнату. Было уже темно, поэтому она ориентировалась с помощью ружья, нащупывая его прикладом пространство вокруг. «Только бы не выстрелило» думала она. Когда кобылка прошла мимо лестницы, ведущей наверх, до неё дошёл явный запах гнили… Неужели всё было так плохо?

Наконец-то, она нашла искомое помещение. На первом этаже все окна оказались заколочены досками, так что всё было относительно безопасно. Шериф и остальные сами справятся… Тем более после такого, кобылка совсем не горела желанием им помогать. Найдя кровать, она положила ружьё на пол, и легла в неё. Сон не заставил себя ждать.


Сначала ей приснилось что-то из детства… Она и Брейберн, и молодой Макинтош… Понивилльская ярмарка… Она помнила этот эпизод. Тогда они выиграли в одном из конкурсов те самые ковбойские шляпы, которые поклялись никогда больше надолго не снимать в знак своей дружбы. Это была маленькая особенная фишка, которая их связывала… Но тот день также омрачился печальным известием. Погибли её родители…

На этой печальной ноте мир снов Эппл Джек начал резко меняться. Из светлых тонов далёкого детства он перешёл в мрачные и депрессивные. Перед ней появилась дверь… Обычная прямоугольная дверь с немного архаичного вида дверной металлической ручкой. Она выполнена была из тёмного дерева, какие росли возможно в южных странах, но не в Эквестрии. Такой стиль был популярен возможно лет сто назад, но никак не в современной архитектуре.

Эппл Джек молча стояла перед этой дверью. В замочной скважине торчал ключ, схожий по стилистике с дверной ручкой. И хотя на вид дверь была вполне себе обычной, но что-то несоизмеримо угрожающее и вызывающее мурашки по спине было в ней.

Страшна была не сама дверь. Страшно было то, что могло оказаться за ней…

— Ключ… Он, конечно же, важен. Но никто никогда не говорил, что дверь заперта… … — послышался в темноте жуткий шёпот, показавшийся кобылке странно знакомым, что заставило её слегка вздрогнуть.

Сама не зная почему, Эппл Джек подошла к пугавшему её проёму. Она вытянула вперёд копыто. И открыла её. Скрип дерева. Темнота по ту сторону была ещё черней, чем тьма вокруг. Неожиданно в этой темноте зажглись две пары красных глаз. Они медленно приближались. Слышалось утробное рычание.

Эппл Джек закричала от ужаса, и развернувшись, побежала куда во тьму. Неважно, куда, лишь бы подальше от этих кровавых глаз... Она знала…

— Ты знаешь, кто это… Поэтому ты убегаешь?.. И ключ, и незапертые двери… Всё это очень важно… Но некоторые двери должны оставаться… Закрытыми… -


Эппл Джек проснулась в холодном поту. На улице звучали звуки выстрелов. Кажется, началось. Она глянула меж заколоченных в окно досок и увидела в слабом лунном свете очертания бизонов и вспышки о выстрелов. Эй Джей мигом схватила оружие, надела шляпу, и направилась на второй этаж. Нужно было спасать Брейберна. Подробности ночного кошмара уже было начали отпускать её…

— Брейберн, Брейберн! – кричала она, поднимаясь по лестнице.

Но вернулись с новой силой, когда она поняла, что дверь в спальню Брейберна выглядит точно также, как та дверь из ночного кошмара… Неужели…

Пересилив себя, кобылка всё же открыла её. Дуло ружья направлено было куда-то во мрак помещения. В нос ударил резкий запах гнили…

Эй Джей вошла внутрь. Лунный свет проникал через щель в шторах и немного рассеивал темноту. Рядом с кроватью была навалена куча яблок, к которым её кузен даже не притронулся. Все они уже были гнилыми. Но не от них исходил столь резкий запах…

На кровати, развалившись, лежал он. Брейберн. Мёртвый. Уже давно. Как минимум неделю. Гнилая плоть комками спадала с его черепа, оголяя скулы и пустые глазницы. Его любимая шляпа покрылась слоем пыли. Жилетка местами была прогрызена червями. А из её кармана торчали два листка…

Шум и выстрелы на улице затихли и прекратились. Эппл Джек, не веря своим глазам, отворила шторы пошире. Но к сожалению, труп её кузена не привиделся ей в темноте с полусна…

Она, трясясь от осознания потери, взяла оба листка и принялась читать. Это были те самые записи безумного писателя.

… Я вожделел её… Сколько себя помню. Вернее, сколько помнил себя тот, кем я на этот раз был. Единственная, кто дарила свет… Шляпы… Я чувствовал, что что-то очень важное с ними связано. Кто она? Я не знаю. Но мне кажется… Что я… Люблю её? И мне кажется… Что это… Неправильно… Но я ничего не могу поделать. Она…

Она моя сестра. Да. Теперь я знаю. Каждый день, просыпаясь, я думаю о ней. Каждую ночь, засыпая, я думаю о ней. Я был так рад… Когда она приехала. Я видел этот эпизод. Я стоял на платформе, и меня переполняло счастье.

Я так плакал, когда она уехала. Я поклялся ухаживать за её деревом… Блу… Блумбергом… Кажется да.

А потом. Потом пришли они. Они уничтожили его. Уничтожили дерево моей любимой кузины. Я им этого никогда не прощу.

Я ненавижу их. И ненавижу себя. За то, что я такой… Мне никогда не быть счастливым.

Эй Джей теперь поняла, почему Брейберн не хотел писать ей о содержании записей безумца… Её охватили странные, смешанные чувства. Пытаясь отогнать их, она принялась за второй листок. Странным было то, что с середины листа чернила словно будто бы стали отдавать красным...

Я стою посреди пустой комнаты. Комнаты, в которой я сейчас живу. Но это не я стою. Это стоит тот, кем я являюсь на этот раз. Я уже был им. Я даже знаю его. Он мне не интересен…

Однако… Шёпот говорит, что его семья связана с Детьми Ночи…

Я не знаю, что это значит.

Я стою посреди комнаты. И передо мной дверь. Та самая дверь. Я открываю её. И попадаю в другую комнату… Я знаю эту комнату. Вернее, он её знает. Это его комната. Моя комната. Мне страшно. Шёпот говорит со мной. Вернее, с ним. Я не знаю, о чём мы говорим. Это меня не касается. Я ложусь на кровать… Я не понимаю, что происходит.

Кажется… Я хочу умереть.

Теперь я понимаю. Я всегда хотел умереть. С того дня, как встретил её. Теперь я понял, о чём со мной говорил шёпот… Вернее с ним. Он дал ему то, что он хотел.

Теперь шёпот говорит со мной. Он говорит, что за мной придут…

Эппл Джек застыла от ужаса, стоя в залитой лунным светом комнате. Если всё это было правдой… Если Брейберн уже давно погиб… То кто… Кто же с ней разговаривал всё это время?!

Тот шёпот… Теперь она знала, где слышала его. Брейберн… Вернее, то, что говорило за него…

И словно бы подтверждая страшную догадку кобылки, сзади неё послышалось:

— Ключ... Он, конечно же, важен. Хотя никто никогда не говорил, что дверь заперта. Но… Ни одна дверь не откроется сама по себе… Если только… Не открыть её...


Этим утром в Эппллузу прибыло подкрепление из Кантерлота. Все принцессы присутствовали при этом. Горстка оставшихся жеребцов ценой многих жизней отчаянно отбила этой ночью атаку рассвирепевших бизонов. Среди погибших был и Шериф городка.

Однако, прямо во время битвы, враги бежали, сломя голову, в ужасе. Никто не знает, что послужило причиной для этого. И это было явно не приближение Кантерлотского войска…

Говорят, что их видели покидающими границы Эквестрии. Они бежали куда-то дальше, на запад. В самые непригодные для житья места. Бежали, словно звери от пожара. Словно они что-то знали…

Также, в номере гостиницы, где ранее остановился до роковых событий знаменитый автор книг о Дэринг Ду, который пропал, и кантерлотская стража отрицала свою причастность к этому, не смотря на все обвинения, была обнаружена сжавшаяся в комок и что-то невнятно бормочущая известная многим пони Эппл Джек.

Трудно сказать, что могло так напугать обычно довольно храбрую кобылку… Она сжимала свою и ещё одну похожую шляпу, причитая при этом про какую-то дверь…

...И про зловещий шёпот во мраке.