Автор рисунка: Noben
Глава 2. Торжественный приём Глава 4. Воспоминания

Глава 3. Тауматургия

Примечания
1. SATOR AREPO TENET OPERA ROTAS — Известнейший мистический палиндром латинского происхождения, который может использоваться в качестве заклинания либо талисмана. Один из вариантов перевода звучит так: «Тот, кому есть что сказать, сможет заставить вращаться Колеса Судьбы».
2. В тексте использовался куплет из произведения «Саламандра» за авторством барда Дениса Полковникова.


-Приветствую Вас, Ваше Высочество! Доброго вечера всем собравшимся здесь пони! С Вашего позволения я начну с небольшого отступления. – Сезаму было не впервой работать на публику, он знал, как важно первое впечатление и потому преподносил себя не как ученика Мастера, но как самостоятельного, уверенного в себе и своих знаниях алхимика. — За последний час уже несколько раз было произнесено загадочное слово «тауматургия». Я слышал, как многие из присутствующих здесь гостей тихо спрашивали друг у друга: «Что это за тауматургия такая?», «Чем занимаются тауматурги?», «Может, это как-то связано с драматургией, дорогой?». Самые сведущие из вас наверняка скажут, что тауматургия – это наука о зачаровании вещей и создании волшебных предметов. Грубейшее заблуждение так считать, ибо тауматургия это искусство! Искусство не может существовать без страсти, только настоящая страсть даст понимание всей сущности плетения чар! Мало заучить все формулы, мало разбираться в алхимических компонентах – без любви к ремеслу алхимик будет штамповать жалкие, безвкусные игрушки. Но тот, в чьём сердце пылает страсть к совершенству, кто чует каждую частицу волшебства в своих творениях, лишь он один достоин зваться тауматургом, потому что не создаст ничего, кроме чуда!

Сезам жестом приказал слугам-зебрам постелить подготовленную для такого случая ткань на пол перед свитой, после чего на неё же поставили и один из подарков — высокое арочное зеркало, обильно украшенное золотом и серебром. Вряд ли Принцессам понравилась бы та грязь, что могла остаться на полу после грядущего события, поэтому заговоренная ткань была очень кстати. Сезам начал неспешно ходить по кругу, всегда обращённый лицом к трону – это придавало эффект его выступлению.

-Взгляните на это зеркало, каким безупречным кажется оно! Но достойно ли оно божественных Принцесс? Нет, оно слишком простое и никакие украшения не сделают его лучше. Но я знаю, как сделать его достойным. – продолжал Сезам, указав на собственное отражение. — Широко известно заблуждение, что только единорогам подвластна магия. Это в корне неверно! Не нужно иметь рога во лбу, чтобы осязать и направлять эту стихию, но лишь избранным откроется эта тайна. Из поколения в поколение алхимики всего мира передавали по наследству секреты своих формул, каждое новое поколение покорно следовало заветам учителей, повторяло те же рецепты эликсиров, ту же технику вплетения волшебных эссенций для зачарования, но только считанные единицы нашли свой путь и смогли придумать что-то новое. Я открыл новый метод зачарования и, благодаря моему … «заботливому» наставнику, блистательному Мастеру-эфенди, мне удалось овладеть им всецело! Прошу же всех стоящих рядом со мной отойти на девять шагов, дабы я показал свою уникальную методику!

Стражники и аристократы с немым вопросом на лицах устремили свой взор на Принцессу Селестию. Явно обеспокоенная, но и заинтересованная одновременно, она благосклонно кивнула, разрешая молодому алхимику осуществить затеянное. Те же эмоции, но куда более сильные испытывала и Принцесса Твайлайт, на которую слова Сезама о новом методе зачарования произвели сильное впечатление. Пусть она и не была тауматургом, но уж наверняка знала об этом искусстве побольше собравшихся аристократов.

Следуя предупреждению Сезама, все близ стоявшие отошли на благоразумную дистанцию. Все, кроме Мастера. Ему-то опасаться было нечего. От предвкушения дальнейшего развития событий у Сезама прошлись мурашки по телу, но он не подавал виду. Когда он последний раз накладывал чары? Неделю назад, не меньше. Но то сладостно-горькое ощущение до сих пор тлело угольком в груди, и этот уголёк сейчас возгорался вновь.

-Умелый тауматург черпает опыт из практики, но не забывает и о легендах, источниках тайного знания. Есть в нашей культуре предание о богатом падишахе, повелевавшем целым сонмом могущественных джиннов. Его любовь к супруге была столь велика, что он посылал подчинённых духов по всему свету, лишь бы раздобыть заветные подарки для ненаглядной царицы. Одним из таких подарков стало удивительное зеркало, способное показать всё, что только возжелает созерцатель. Этот зеркало сыграло роковую роль в судьбе царицы – однажды падишаху стало любопытно, чем занимается супруга в его отсутствие и, заглянув в зеркало, увидел её с любовником. Так оказалось разбито и сердце правителя, и то злосчастное зеркало. Печальная легенда, но кто бы мог предположить, что в ней скрывалась формула столь сложного магического зачарования! Лишь избранные смогли расшифровать её, поэтому до сих пор подобные зеркала остаются редчайшими артефактами. Это будет великий подарок, достойный знаменитой Хранительницы Гармонии и Воплощения Элемента Магии, Принцессы Твайлайт Спаркл! – с гордой усмешкой заявил Сезам, наслаждаясь произведённым эффектом на зрителей. Сильнее всего его забавляло покрасневшее от смущения личико Твайлайт. Прямо как у скромной ученицы, получившей сладость от учителя за выученный урок.

Раскрыв кафтан, Сезам извлёк на свет крупный флакон с мерцающей жидкостью пронзительно-синего цвета. Пару мгновений молодой алхимик колебался, решая, стоит ли говорить окружающим, что уже по отдельности каждый компонент этого эликсира смертельно опасен, а уж вместе являли собой один из страшнейших ядов, способных убить всего одной лишь каплей. Но увидев, как изменилось лицо Твайлайт при виде эликсира, Сезам понял, что Принцесса догадалась, что будет дальше. Опасаясь, что она прикажет прервать выступление, молодой алхимик, взявшись обоими копытами за стеклянные стенки, зубами вырвал запечатанную пробку и, с усмешкой посмотрев на вскочившую с трона Твайлайт, гордо произнёс.

-SATOR AREPO TENET OPERA ROTAS! – после чего, под испуганные вздохи присутствующих пони, одним мощным глотком осушил флакон до дна.

Сезам не погиб лишь потому, что был приучен к таким зельям. Мастер хорошо над ним поработал, создав для себя идеальный инструмент, устойчивый даже к столь мощным токсинам, да ещё и очень податливый для эффектов принимаемых эликсиров. Много раз ученику приходилось испытывать на себе новые формулы и рецепты, лишь бы достичь желанного результата. Это не было решением против его воли, он сам захотел таким стать. И Мастер воплотил это желание в жизнь, навсегда изменив природу своего ученика.

Но сколько бы раз Сезам не проходил через это, привыкнуть к опасным эликсирам не удавалось. Тяжёлая, словно ртуть, и обжигающая, как расплавленный металл, жидкость безжалостно душила глотку и терзала внутренности. Сезам закрыл глаза, сжавшись от гудящей в висках боли, он всеми фибрами души ощущал, как частицы волшебной эссенции проникают в жилы и мышцы. В мозгу лихорадочно проносились картины из прошлого, ученик вновь вспоминал тёмную лабораторию, где Мастер провёл над ним ту судьбоносную операцию. Это были болезненные воспоминания, и Сезам не желал о них думать. Всего несколько мгновений и жгучая боль стала слабеть, на смену ей пришла пьянящая, сладостно-горькая эйфория. Даже закрытыми глазами молодой алхимик мог видеть, что происходило вокруг. Он ощущал каждую живую душу в этом зале, воспринимал каждую их эмоцию, как свою собственную. Страх, тревога, непонимание и… восхищение. Но сильнее других ученик осязал присутствие Принцесс, от них исходила аура такой мощи, что молодой алхимик слышал стук их сердцебиения.

Сезам знал, что сейчас выглядел ожившим кошмаром – его кожа покрылась сетью сияющих трещин, из которых струился мерцающий дымок, в то время как из ноздрей и рта уже валил густой дым. Внутри него разгорался огонь чудовищной мощи, сердце разрывало от непереносимого жара, вздувшиеся вены кипели, как потоки лавы, а душу сотрясал грохочущий рёв пробуждающейся Саламандры.

Саламандра! Дух огня, слившийся с душой молодого алхимика воедино! Некогда Мастер заключил Саламандру в теле Сезама, совершив немыслимый, противоестественный эксперимент. И теперь жар её сущности согревал даже в самые холодные ночи, но и сама Саламандра жаждала тепла. Ярость, страсть или боль — каждое обжигающее чувство питало её силы, пробуждая от тоскливой спячки. Она ликовала и её радость передавалась Сезаму, смущая рассудок и ослабляя волю. Ученик должен был усмирить игривого духа, пока она не овладела его собственным телом, как это уже случалось когда-то. Он понимал горячее желание Саламандры физически ощутить вкусы и запахи мира, но допустить заточения своего сознания он не мог.

Танцуй, Саламандра, танцуй,

В пламенном вихре пой!

В ритме волшебном с тобой

Вьются потоки огня…

Танцуй, Саламандра, танцуй –

Для меня!

Возможно, Сезам спел это вслух. Заклиная привычным стихом внутреннего зверя, ему было всё сложнее владеть собственным телом. Возможно, он уже бился в конвульсиях, ибо все его чувства затмил жар восставшей Саламандры. Она была дикой, необузданной, но она не хотела причинять боль хозяину, которого всё же любила, пусть и по-своему. И вот когда у Сезама уже не оставалось сил сдерживать страстный напор огненного духа, Саламандра, наконец, покорилась молодому алхимику. Обжигающий жар в груди сменился ласковым теплом, по телу прошлась приятная согревающая дрожь, а в сознании возник образ танцующей в языках пламени бронзовой ящерки, в чьих изящных движениях было столько же страсти, сколько и в пылающих золотых глазах. Саламандра хотела знать, что она бы могла совершить для хозяина, чтобы тот не отправил её обратно в холодный безжизненный сон. Узрев помыслы Сезама, огненный дух счастливо взвыл, узнав как порадовать его. Эйфория Саламандры была столь сильна, что передалась и молодому алхимику. Задыхаясь от дыма и смеха, Сезам, наконец, раскрыл глаза и устремил свой горящий взор на зеркальную гладь, в которой отразился его внутренний пламенный зверь.

-Igne Natura Renovatur Integra! (Огнём природа обновляется вся (лат) – изменившимся голосом проревел ученик и на выдохе извергнул столб ослепительного синего огня, полностью погрузив в него обреченное зеркало.

Через несколько секунд поток пламени иссяк, и Сезам жадно вдохнул накалившийся воздух. Заметив, с каким страхом и восхищением на него смотрят пони, молодой алхимик едва не расхохотался, не будь он так истощён борьбой с игривой Саламандрой. Частица огненного духа, поглотив волшебную эссенцию, вырвалась вместе с пламенным дыханием и теперь металась по поверхности зеркала, которому огонь не причинил ни малейшего вреда. Обернувшись к Принцессам, Сезам довольно отметил, что они оказались под сильным впечатлением. А юный дракончик смотрел на молодого алхимика с такой завистью, что от умиления наворачивалась слеза. Однако нельзя было не заметить, что обстановка стала слишком напряжённой. Её следовало слегка разрядить.

-Никогда не вздумайте повторять этот трюк дома, уважаемые жители Кантерлота. У вас всё равно ничего не получится, хе-хе! Тауматурги тратят дни и ночи, чтобы нанести волшебную эссенцию на предмет, соблюдая ювелирную точность в написании формулы зачарования. Слой за слоем, рисунок за рисунком, они могли творить свои шедевры в течении всей жизни! – начал Сезам с объяснения своей методики. — Но я нашёл новый путь. Я силой духа преобразовал эссенцию в новую форму и пропитал ею зеркало до самых краёв. Возможно, это выглядело немного пугающе, но зато позволяет создавать куда более сложные зачарования и в самый кратчайший срок! Остался лишь один шаг и артефакт будет готов!

С этими словами Сезам приблизился зеркалу и слегка провел копытом по его поверхности. Некогда твёрдый материал теперь напоминал водную гладь – прикосновение вызвало движение, похожее на круги на воде. Зеркало было горячим, но Сезам был только рад этому – Саламандре внутри него становилось зябко, она жаждала тепла и её жажда передалась молодому алхимику. Его кровь вновь охладела, сознание постепенно обволакивала убаюкивающая пелена усталости. Без внутреннего огня Саламандра слабела, угасала, засыпала. И от этого ей становилось страшно и тоскливо. Сезам как мог поддерживал душевное пламя, но долго так продолжаться не могло. Сезам взглянул в своё отражение: эффект эликсира почти прекратился, все трещины затянулись, дым развеялся, горящие глаза огненного духа практически потухли. Но та его частица, что поглотила в себя волшебную эссенцию, сейчас находилась по ту сторону отражения и стремилась вернуться назад.

-Зеркало насыщено магией, это видно и невооружённым глазом. Но магия эта беспорядочна и неустойчива, ей необходимо придать форму! – собравшись с силами, объявил Сезам, после чего резко надавил копытом на поверхность зеркала. Вопреки всеобщему ожиданию, зеркало осталось стоять на месте, в то время как нога молодого алхимика погрузилась в мерцающую гладь почти до колена. Дружный вдох удивления сменился бурными овациями, чем Сезам остался весьма доволен – его выступление удалось на славу, а значит, запомнят надолго.

Частица Саламандры обрадовалась желанному воссоединению, но сначала её предстояло исполнить волю хозяина. Мыслями передав огненному духу нужную формулу зачарования, Сезам стал терпеливо ждать, пока тот добросовестно упорядочит магическую энергию. Через несколько секунд ученик ощутил приятный жар по всему телу – Саламандра сделала свою работу. Времени оставалось всё меньше и меньше – зеркало начало остывать. Чтобы зачарование не развеялось, его следовало закрепить мощным источником магии. Но едва Сезам полез свободной конечностью за энергетическим кристаллом, как ему в голову пришла шальная мысль.

-Артефакт практически готов, но чтобы он стал поистине достоин Принцессы Твайлайт, ему необходима частица мощи своей хозяйки. – произнёс молодой алхимик, крайне осторожно подбирая слова. — Я прошу Её Королевское Высочество, прекрасную Принцессу Твайлайт Спаркл, воплощающую сам Элемент Магии, передать толику своей волшебной силы, чтобы сотворить Всевидящее Зеркало!

Сезам нутром почувствовал на себе возмущённый взгляд Мастера, поражённого дерзостью ученика, но Сезам не терял надежды. Он видел, с каким интересом следила за его выступлением Принцесса Твайлайт, ей хотелось понять тауматургию, в её глазах был тот же блеск, с которым молодой алхимик когда-то наблюдал за опытами Мастера во время уроков. Это была жажда знаний.

-Я? Но что мне надо будет сделать? Это ведь не опасно? – с опасливым любопытством осведомилась молодая Принцесса, явно раздумывая, стоит ли в такое вмешиваться.

-Клянусь своей жизнью, Вам ничто не грозит, о, светлейшая Принцесса Твайлайт. Всё, что от Вас требуется, это прикоснуться ко мне. – едва прозвучали эти слова, как тронный зал наполнился изумлёнными перешёптываниями. Заметив, как нахмурила брови Принцесса Селестия, молодой алхимик поспешил предупредить. – Но ради самой Судьбы, прошу Вас, не медлите с решением, процесс зачарования необходимо срочно завершить!

-Правда? Вот так просто? – недоверчиво спросила Твайлайт, переводя взволнованный взгляд на свою наставницу, словно спрашивая у той разрешение. Но Принцесса Селестия лишь покачала головой.

-Это должно быть твоё решение, дорогая Твайлайт. Если ты хочешь этого, я не стану тебя отговаривать.

-Твай, у меня дурное предчувствие. Этот чудик явно что-то задумал. – прошептал своей хозяйке дракончик, наивно полагая, что молодой алхимик его не услышит. – Меня просто в дрожь бросает от одной его ухмылки.

-Спокойно, Спайк, всё будет хорошо. – доверительным шёпотом ответила ему Твайлайт, добавив про себя. – Надеюсь на это…

-Будь осторожна. – попросил дракончик вслед ушедшей Принцессы.

-Итак, уважаемый Сезам, я должна вас всего лишь коснуться? Может, мне стоит просто направить поток магической энергии на само зеркало, как это сделали вы? – приблизившись к Сезаму, спросила Твайлайт, с любопытством поглядывая на дрожащую гладь зеркала.

-Нет, это создаст лишнее давление на одном поражаемом участке, что приведёт к перегрузке и уничтожению артефакта. Магическую энергию необходимо распределить равномерно, согласно формуле зачарования. – терпеливо объяснил ученик, стараясь скрыть усмешку при виде исказившегося лица Принцессы. На таком расстоянии было сложно не учуять его терпкий травянисто-пряной запах, появившийся от работ с эликсирами. С непривычки такой запах легко мог привести к головокружению и даже потере сознания, но Принцесса оказалась стойким аликорном. А уж как сладок был её собственный аромат – насыщенные цветочно-ванильные ноты с освежающим морским оттенком, определённо работа алхимика, ни на одной фабрике такого не сотворят. – Я стану проводником для Вашей силы и применю её по назначению, только прошу Вас довериться мне!

-Хмм… ну ладно. Можно попробовать. – после недолгих раздумий ответила Твайлайт, словно боясь отказом обидеть молодого алхимика. Нетрудно было заметить, какие противоречивые эмоции терзали её сейчас – страх и любопытство. В конечном итоге, любопытство победило.

Принцесса осторожно коснулась крылом до шеи Сезама, после чего тот ещё сильнее надавил на свою ногу, до сих пор пребывавшую погружённой в зеркало. Ученик физически ощутил дрожь Твайлайт как свою собственную – его кожа стала мертвецки холодной после того как уснула Саламандра, а вместе с ней угас и её жар. Сезам взглянул в глаза Твайлайт, в эти сияющие пурпуром, словно благородный аметист, глаза. Ей стало заметно не по себе, но она не смогла отвести взгляда – Принцесса попала под воздействие «змеиного гипноза», особого трюка, которому Сезам научился в далеком забытом детстве у старого заклинателя змей.

-Расслабься, Твайлайт, почувствуй, как тебя обволакивает убаюкивающая тьма... Не бойся её... Свет обжигает, а Тьма успокаивает... – тихо и вкрадчиво зашептал Сезам, чувствуя, как его тело наполняется новыми силами, прогоняя усталость. – Спокойствие, только спокойствие... Не нужно сопротивляться... Слушай мой голос, Твайлайт... Ты можешь мне доверять... Слушай меня и делай, что я скажу... Я сосчитаю до трех, и ты погрузишься в транс…

«Раз… Не жалей своих сил, пусть твоя магия насытит артефакт…»

«Два… Твоя память – ключ к твоей силе, ты покажешь мне её…»

«Три… Твайлайт, усни…»

Едва Принцесса закрыла глаза, как сознание Сезама захлестнул бурный поток воспоминаний. Образа и картины прошлого столь неистово сменяли друг друга, что молодой алхимик чуть не лишился чувств. Пришлось закрыть глаза и собрать всю волю, чтобы упорядочить волшебную связь между сознаниями. Он ощутил, как беспокойно заворочалась в душе Саламандра, почуявшая соприкосновение разумов. Будь она в силе, то могла бы и прервать сеанс телепатии, но сейчас Саламандре оставалось лишь ревностно шипеть на дух Принцессы. Долго поддерживать связь Сезам не мог и потому спешно погрузился в память Твайлайт в поисках заветного знания. Знания об Элементах Гармонии…