Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Холодные капли дождя на крыльях и ветер в лицо. Уже который раз за день Твин Турбо чувствовал, что падает. Волшебный дисплей к счастью все еще работал, показывая уровень и расстояние до земли. Тело и крылья после удара молнии слушались плохо, но синий пегас сумел выровнять полет и осмотрелся по сторонам. Высота 400 метров. В километре от него в воздухе зависла Дэши, с недоумением осматривая окружающий мир. С затянутых до горизонта серой пеленой небес моросил мелкий дождь. – «Какого Дискорда здесь происходит!», с недоумением и раздражением произнесла радужная пегаска. Внизу под горе-авиаторами простирался огромный город, сияющий сотнями огней. Твин поднял голову, и в вышине заметил мерцающие габаритные огни пассажирского лайнера, уносящегося вдаль. Это явно была не Эквестрия. Пегас мысленно чертыхнулся. Теперь я «дважды попаданец Советского Союза» – подумалось ему. Он уже понял, что его и разноцветную подругу каким-то образом занесло на Землю. – «Дэши, нам надо с тобой срочно и очень серьезно поговорить», произнес Твин, подлетая к ошеломленной пони. – «Да, вот именно. Поговорить!», Рейнбоу с размаху заехала копытом по ребрам синему пегасу. От этого он скривился, но продолжил – «Подраться мы с тобой успеем потом, а пока нам срочно нужно спрятаться где-нибудь. Ты ведь уже, наверное, поняла, что мы не в Эквестрии». – «А ну, быстро возвращай меня обратно!», сорвалась на крик Рейнбоу Дэш. Как видно, у нее, несмотря на обычную браваду, тоже был свой предел самообладания. – «Дэш», сказал Твин, как можно спокойнее, потирая болевшие ребра, «…я не виноват в том, что нас забросило сюда, но я точно знаю, где мы находимся. Тебе говорит что-то слово Земля?». – «Ах ты! ТЫ! », у пегаски перехватило дыхание от нахлынувших эмоций, а шерстка на щеках покраснела от гнева. – «ТЫ из этих, как вас там, людей! И ты похитил меня из Понивилля, чтобы творить грязные гнусные вещи!». Следующие десять минут Твин Турбо показывал чудеса высшего пилотажа, стараясь не попасться под копыта Рейнбоу Дэш ужасной во гневе. Получалось далеко не всегда. Наконец, она выдохлась и теперь с злостью буравила пегаса взглядом фиолетовых глаз. Надо сказать, что за это время Твин тоже порядком успел устать – летать в мире земли было значительно тяжелее, чем в Эквестрии.

– «Дэши, нравится тебе или нет, но мы сейчас в одной лодке. Я сам не рад снова очутится в этом месте и с радостью бы вернулся Эквестрию. Однако Я ПРАВДА НЕ ЗНАЮ, как это сделать. Пока не знаю. Но уверен, что рано или поздно найду выход». Радужная продолжала молчать, игнорируя попытки бывшего человека наладить общение. Твин решил добавить в ситуацию немного юмора – быть может, он поможет вывести Дэши из мрачных дум по поводу будущего. – «Ты такая красивая, когда сердишься! Аж за душу берет!», произнес он, и улыбнулся. Но в этот раз Рейнбоу не поддалась на комплименты, повернувшись спиной к пегасу и сложив копыта на груди. Вечерело. Дождь все так же продолжал мерзко накрапывать. Становилось холодно. Шерстка у обоих пони промокла и давала мало тепла на холодном ветру. После долгих уговоров, Твин наконец убедил Рейнбоу Дэш совершить посадку в ближайшем месте, где по прикидкам землянина их вряд ли кто-то будет искать. По крайней мере, до утра. Двое затерявшихся среди миров пони приземлились в самом сердце парка какого – то крупного промышленного города. Надеясь, что их не заметили, пегасы укрылись в развалинах старой трансформаторной будки, покрытой неприличными надписями и утопавшей в горах мусора. – «Ну вы люди грязнули, хуже чем свиньи на ферме у Эпплджек!», первое, что произнесла после долгого молчания Дэш. – «Да, есть такое. Вековечная проблема в нашей стране и не только. И это, к сожалению, не самая худшая наша черта». – «Расскажи как ты попал в наш мир! Только учти, чтобы честно! Ты ведь раньше был человеком, а значит, с тобой что-то произошло. Как ты стал пони и попал к нам?». Сидя на пустом барабане из под высоковольтного кабеля, разноцветная пегаска хмуро смотрела на своего собрата. Ее всю трясло, и виной тому были не только нервы. Самого Твина тоже порядком знобило. – «Не хватало, чтобы она пневмонию подхватила, как я ее буду лечить? К ветеринару, что ли обращусь? Тогда нам обоим придется сдаться в зоопарк или цирк». Пегас сел рядом с Дэши и обнял ее крылом. Она сделала вид, что не обратила внимания на подобные вольности со стороны «белобокого», но через некоторое время им обоим стало немного теплее. – «Хочешь узнать кем я был? Да, я был человеком. Родился, учился, жил, работал, а потом умер. Разбился на своей машине. А говорили ведь мне приятели, не летай, вот и долетался, так сказать.» — «Ты хотел летать и тебе запрещали?», Твин мог поклясться, что в глубине фиалковых глаз промелькнуло сочувствие. «И что такое машина? Она может летать?». Следующие полчаса пришелец с земли рассказывал Дэш о автомобилях, автоспорте, и конечно же, упомянул про формулу -1 и рассказал о знаменитых автогонщиках . А потом разговор парочки плавно перетек на самолеты.

На улице уже почти полностью стемнело, и тут из глубины парка послышался хохот и детский плач. Твин осторожно выглянул из дверного проема и увидел, как двое мужчин «кавказской национальности» тащат в сторону их временного прибежища девочку лет восьми. Она плакала и упиралась, однако один из кавказцев крепко держал ее за длинные волосы, перешучиваясь со своим приятелем на каком-то своем языке. Действовать надо было быстро. – «Дэши, мне нужна твоя помощь! Там двое бандитов схватили маленькую, эмм, кобылку!», промолвил Твин. – «Они хотят ее съесть? Я и не знала, что вы, люди, едите себе подобных!», ответила она, вскакивая с нагретого места. – «Хуже Дэши, гораздо хуже». – «Мы должны остановить их!», звонко ответила радужная летунья. Похоже, уверенность в своих силах и природная бойкость начали возвращаться к ней. Извращенцы и их жертва приближались, и тут из разрушенной будки молнией вылетели две разноцветных тени. Несмотря на маленький по сравнению с людьми рост, пони вовсе не были безобидными. Подпрыгнув при помощи крыльев, Твин Турбо с силой вмазал державшему девочку педофилу тяжелым копытом в челюсть. Хватка чурбана разжалась, освобождая пленницу и он повалился в грязь, собирая спиной бычки и битое стекло. В это время Дэш, не мудрствуя лукаво, ударила другого копытом в пах, так удачно находившийся на уровне роста поняши. Гордый горец со стоном сложился пополам, и отправился в нокаут. Алекс надеялся, что теперь у джигита на всю жизнь пропадет даже желание смотреть на маленьких девочек. И на взрослых тоже. Первый бандит пытался встать с земли и достал из кармана нож. И тут Твин решил сымпровизировать: — «Неверная свинья! Как я рад что, наконец-то нашел тебя! Сейчас мы с тобой отправимся к трону Иблиса, хозяин будет доволен! », произнес он жутким голосом на чистом русском языке. Любитель малолеток от ужаса выкатил глаза, и бросив нож, побежал в глубь леса, во весь голос крича какую-то тарабарщину на арабском. Уже после этого случая, уголовник-рецедивист продал все свое имущество, пожертвовал полученные деньги в детский дом и уехал в Мекку, где до конца своих дней провел в молитвах и постах, прося Аллаха защитить его от «коней Шайтана».

Тем временем, девочка пришла в себя после шока, и начала разглядывать своих нежданных спасителей. Заметив Рейнбоу Дэш, она вытирая кулачком слезы улыбнулась. – «Рейнбоу Дэш! Пони! Я знала, что вы существуете! Вы пришли, чтобы спасти меня?». Радужная пегаска услышала свое имя и перестала топтать лежащего на земле педофила. К сожалению, язык людей был ей совершенно не знаком. Она повернула голову и с немым вопросом уставилась на синего пегаса. – «Эх, придется мне сегодня поработать переводчиком!», подумал Твин Турбо и сказал. – «Да, она знает тебя Дэши! Она сказала, что очень рада познакомится с самым крутым летуном в Понивилле. Про тебя, кстати, тут на земле сняли целое шоу. Гордись, ты – звезда экрана!». От подобных слов Рейнбоу просто расцвела, гордо выпятив грудь и расправив крылья. Картину портило только грязь, налипшая на небесно-голубую шерстку и паутина, запутавшаяся в волосах гривы. Как оказалось, девочку звали Алена. Она шла домой от подруги, когда два незнакомых человека схватили ее прямо на улице, и затолкав в машину отвезли в городской парк. Она поинтересовалась, как два персонажа мультсериала попали на землю, на что Твин, не мудрствуя лукаво, соврал, что виной тому злые козни Дискорда. А может и не соврал, кто его знает, чем занимался рогатый в то время, пока два пегаса мерялись длиной хвоста. – « Вам наверное совсем не где переночевать, пойдемте ко мне!», сказала девочка идя по парку. Пегасы в это время семенили рядом. – «Ну а как же твои родители, мать, отец. Они наверняка не обрадуются нам и вызовут полицию!», сказал Твин Турбо. Предложение переночевать в тепле было очень заманчивым, но здравый смысл брал верх. Не хватало, чтобы родители девочки или соседи вызвали ментов. Иллюзий на эту тему Алекс не питал: заполучив парочку разумных коней, да еще и разнополых, ученые наверняка начнут творить всякие «неподобающие мерзости», как выразилась Дэши. – «Моя мама – медсестра и сегодня у нее ночная смена. А папа – он от нас ушел. Давно», произнесла Алена. Твин перевел сказанное Дэши, и она сочувственно посмотрела на ребенка, приобняв ее крылом. От этого на лице девочки проступила улыбка. Ведь не каждый день тебя спасают твои любимые герои. К дому Алены, оказавшемуся старой многоэтажкой, заставшей, наверное еще самого Хрущева дошли минут за тридцать. Поняшам повезло – на улице почти не было народу, а в темноте силуэт крылатых лошадок вполне мог сойти за крупную собаку. Только старый алкаш Петрович, выглянувший за каким-то чертом в глазок двери, заметил на лестничной клетке двух странных животных в компании соседской дочки. После этого случая он почти бросил пить, опасаясь, что в следующий раз «цветные лошади» придут уже в его квартиру.

Семья Алены жила небогато. На старом линолеуме в прихожей стояли несколько разношенных тапок разных калибров, на вешалке висели осенние куртки. С кухни раздавался мерный гул холодильника «Минск», произведенного еще при Союзе. Пока Дэши с любопытством рассматривала обстановку, Твин попросил маленькую хозяйку разрешения помыться после долгого дня. Однако, пройдя в ванную, столкнулся с проблемой: без рук или телекинеза краны крутить было жутко неудобно, а держать лейку – вообще невозможно. Новое тело – новые проблемы. Однако, Алена, видя проблемы пони, с радостью вызвалась помочь нежданным гостям. Первой, конечно же, мылась Дэш. И мылась она, по мнению Твина чертовски долго. Поразительно, но, несмотря на языковой барьер, девочки из разных миров каким-то чудом смогли найти общий язык. – «Это особая, уличная магия», подумалось пегасу. Наконец дверь ванной распахнулась, и из облаков пара вышла радужная пони, сияя чистотой. Любовно расчесанная грива разноцветным водопадом струилась по плечам. – «Дэши, ты просто королева красоты! Хоть сейчас на Гала лети!», без обычного шутливого притворства произнес синий пони. – «Зато ты все еще грязный как минотавр! Попробуй помыться! Может твой особый талант в том, чтобы блистать чистотой?», задорно подколола Твина Дэши, и поцокала в зал. Потом были водные процедуры, конечно не такие долгие как с Рейнбоу, но Алена дважды намыливала поняшку, и наконец шерстка пегаса приобрела свой природный темно-синий окрас. Вопреки заявлениям Дэши, кьютимарка так и не появилась. И к лучшему. А то ходить с меткой в виде губки и мыла будет позорнее, чем без нее.

Прошло еще минут пятнадцать и Алена принесла поняшам ужин. Перед уставшими пегасами поставили небольшие тазики с салатом из капусты и редиски, а на десерт были эквадорские бананы. – «А ты из какого сезона? Я тебя в мультике не видела!», произнесла девочка. Закономерный вопрос, на который Твин ответил: «Я из четвертого сезона, восьмая серия! Там я буду вместе с принцессой и знаменитой шестеркой спасать мир от нашествия злобных тварей из Вечнодикого Леса! А потом спасу Флаттершай от безумного дракона! Или она спасет меня — не помню, плохо учил сценарий. Но пока это секрет, так что никому не рассказывай, а то Лорен обидится и не продлит со мной контракт», сказал он, глядя на Алену честными-пречестными глазами. А дальше мы все вместе смотрели телевизор. А конкретнее, девчонки смотрели, а Твин все это время исполнял роль переводчика с русского на понячий. Смотрели сами догадайтесь что. К концу первого сезона горло у Твина болело как после десяти порций мороженного к ряду. Рейнбоу Дэш постоянно перебивала телевизор, запрыгивая на спинку старого дивана, и в горделивой позе рассказывала «как все было на самом деле». Конечно же, с ее слов круче нее были только горы Кантерлотского хребта. Алена была просто в восторге. А вот бывший человек – не очень. После пережитого ужасно хотелось спать, плюс еще к тому же в голове бродили мысли, как организовать обратный перенос. Желательно в живом виде. Наконец, девочки насмотрелись «документальных мультфильмов» по самое нехочу, и было решено отправится на боковую. Тем более, что завтра в 8 утра должна была вернуться мама Алены. Поцеловав обеих поняш в носики, девочка ушла в спальную вместе с Дэши. Из-за закрывающейся двери Твин заметил, как Рейнбоу с удовольствием запрыгнула на большую двуспальную кровать и показывала синему пегасу длинный розовый язычок. Вот ведь чертовка. Алексу ничего не оставалось, как улечься поудобнее на диване и пытаться заснуть. Сон долго не шел к Твину. В его голове начал появляться план. Шанс того, что все получится был крайне мал, но попробовать все равно стоило. Иначе двух молодых поней рано или поздно сцапают или власти или мафия – уж в этом он не сомневался. Результаты обоих вариантов для цветных лошадок были бы плачевными.

Девочка проснулась рано утром. Ее сопровождала лучащаяся энергией Дэши. Радужная пони выглядела хорошо выспавшейся и с интересом разглядывала полусонного собрата по несчастью. – «Интересно, пьют пони кофе или нет? По-моему что то такое было в мультике. Решено, обопьюся и помру молодой!». Твин попросил Алену сделать чашку кофе, и пока девочка грела воду в электрическом чайнике и резала новую порцию салата для пегасов, он решил изложить Рейнбоу Дэш свой план. Сначала ее фиолетовые глаза округлились, после чего она выдала: — «Он так же безумен, как и ты, белобокий, но…мне он нравится! Даже если у нас не получится, и мы погибнем, в вашем мире все будут говорить насколько крутой была РЕЙНБОУ ДЭШ! ». После легкого завтрака наступило время прощаться. На глазах ребенка выступили слезы. — «Я так не хочу чтобы вы уходили! Может вы сможете остаться здесь? У нас есть дача, мы можем…». Твин, тем временем, на автомате переводил. Дэши подошла к ребенку и сказала: — «Алена! Мне было очень приятно познакомится с тобой. Ты классная подруга! Нам с Твином надо идти – ведь нас ждут в Эквестрии. Твайлайт наверное уже на уши поставила весь, Понивилль, а может даже Кантерлот. Спасибо тебе за все, может когда-нибудь мы с тобой еще встретимся! Так что не забывай говорить всем, что знакома с самой крутой летуньей Понивилля! Пусть все завидуют!», сказала она, встав на задние копыта и обняв девочку крыльями. Огромные фиолетовые глаза радужной поняшки смотрели в карие заплаканные глазки Алены. Та несмело улыбнулась и вытерла слезы платочком. Синий пегас тоже стоял отвесив челюсть: впервые Рейнбоу назвала его по имени, а не «белобоким» как всегда. И она считала, что его место среди них, в Эквестрии. Чудеса, да и только. Хлопнула дверь балкона, и две цветные тени устремились к солнечным утренним небесам. Через много-много лет, постаревшая Алена расскажет своим внукам, сказку про двух волшебных лошадок, которые спасли маленькую принцессу из пасти кровожадных оборотней, а внучка заметит, что из глаз любимой бабушки почему-то текут слезы.

На очках Твина играли солнечные блики. Далеко внизу бесконечным белым ковром простирались облака, а над головой чернело звездное небо. Рядом летела Дэш. На ее обычно беззаботном лице было видно чрезвычайное напряжение – прямое обращение к Элементу гармонии без поддержки подруг стоило молодой летунье очень дорого. Несмотря на высоту в 120 км, пони все еще могли лететь и дышать, не превращаясь в сосульки. – «Я не могу выше, Твин!», со лба голубой пегаски, несмотря на температуру -100 градусов С* за бортом, градом катился пот. – «Тогда переходим ко второй фазе, ты знаешь что надо делать!», ответил Твин Турбо и поняши обнявшись, в четыре крыла полетели вниз к земле. В ушах свистел ветер. На приборах внутри очков скорость уже давно перевалила за шесть тысяч километров в час, и продолжала расти. Парочка давно уже преодолела сверхзвуковой барьер и теперь летела по пологой траектории к земле, оставляя за собой широкий белый след. Вокруг начало бушевать пламя, но благодаря ауре, излучаемой живым Элементом Гармонии оно не могло добраться до тел летящих с огромной скоростью пегасов. Рейнбоу Дэш почувствовала, что начинает терять сознание. Вокруг пегасов бушевал самый настоящий огненный шторм. – «Дэши! Очнись! Нам надо лететь еще быстрее! », проговорил Твин Турбо почти в самое ухо подруге. – «Я быстрее не могу, это предел моих сил», прошептала радужная пегаска. Ее ушки безвольно поникли. – «Еще несколько мгновений и она утратит контроль над сдерживающим стихию полем, и тогда нам с ней точно каюк!», подумал Твин. – « Дэши, вспомни о подругах. Твайлайт. Флаттершай, Рэрити – они не смогут без тебя! Ты носительница элемента верности! Без тебя Эквестрия будет обречена!», сказал синий пегас, но Рейнбоу не отвечала. Огромный огненный шар пролетал над застывшим в изумлении промышленным городом. Тысячи автомобильных видеорегистраторов снимали падение самого крупного метеорита, со времен тунгусской катастрофы. Скорость давно перевалила за гиперзвук. Очки Твина показывали, что до земли осталось меньше 25 километров и он решился на отчаянный шаг. – «Рейнбоу Дэш», сказал он насмешливым тоном в ухо радужной пегаски. – «Теперь я понимаю, почему тебе не взяли в вандерболты. Ты не такая уж и крутая!». Фиолетовые глаза приоткрылись и Твин Турбо услышал тихий шепот: — «даже если мы разобьемся, я хочу чтобы ты знал что я…» В этот момент огненный шар взорвался с силой нескольких ядерных бомб, и двух молодых пегасов поглотила тьма.