Murder in the Midnight

Нуарный фанфик о буднях детективов МПД

Твайлайт Спаркл Спайк

Рейс в Преисподнюю

В этом фанфике повествование ведётся от лица пони попавшего в Ад. Ему предстоит проехать шесть кругов пыток, чистого безумия и боли. На каждом круге есть свой пассажир, ждущий этот призрачный поезд. Каждый пассажир рассказывает историю. После рассказа нечто вытаскивает пассажира из вагона. Какая судьба уготована герою? И на каком круге выйдет он?

Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Ярость

Молодой полиспони-стажёр приезжает на практику в Понивилль, а из самого Тартара вырывается древний словно мир дух. Как всё это связано? Узнаете из этого рассказа!

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Новая жизнь

Твистер. Кто он? Всего лишь обычный пони, брошенный на произвол судьбы и вынужденный искать новую жизнь в таком городке, как Понивилль, или удивительный герой, приезжающий на белой колеснице, спасающий всю Эквестрию и красиво уезжающий в закат? Своей судьбой каждый вправе управлять сам, но что, если это не просто судьба? Что если это предназначение? Тогда герой уже не строит сам свою судьбу. Он лишь прокладывает для нее путь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Кризис

Продолжение этого фанфика: https://ponyfiction.org/story/16206/

Принцесса Селестия Кризалис

Ради каждой ё**ной мелочи

Старлайт считает, что «Фидуция компелус» может помочь ей с уроком дружбы. Рэйнбоу Дэш не видит в заклинаниях контроля разума ничего хорошего. Твайлайт решает, что, возможно, не стоило оставлять Старлайт без присмотра.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Малоежка (переработанная версия)

Каденс и Шайнинг Армор опять заняты дипломатическими делами, и кто-то должен присмотреть за Фларри Харт. А кто справится с этим лучше бабушки?

Другие пони Король Сомбра Флари Харт

Эквестрия всеобщего равенства

В Эквестрии царит гармония. Земные пони трудятся на полях, пегасы управляют погодой и служат отечеству, Кантерлот живёт в роскоши, а принцесса Селестия вновь благодарит шестёрку друзей за спасение страны. Принцесса Дружбы на днях даже получила собственный замок. Вдруг внезапно появившаяся карта отправляет подруг на миссию в одну необычную деревню. Тогда они даже не подозревали, что красные флаги по всей деревне расставлены не просто так, и что они прибыли к началу Социалистической революции.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Лира Бон-Бон Другие пони Дискорд Вандерболты Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца Мундансер Шугар Бэлль Старлайт Глиммер Чейнджлинги Флеш Сентри

Обнимашки вместо книги

Твайлайт читает. Никто не сможет ей помешать... ну, кроме Найтмэр Мун.

Твайлайт Спаркл Найтмэр Мун

Гроза

Гроза пугающее и одновременно завораживающее зрелище. Но если ты всего боишься, то вся прелесть пропадает и остаётся только страх, который порой не возможно перебороть в одиночку...

Флаттершай Энджел

Автор рисунка: Devinian

Вампиры не умирают!

Глава 3

В которой мои все мои сомнения исходят на нет

-Что, Грег, приуныл?

Я сидел с бокалом, внутри которого мерно плескалось вино, уже с полчаса — так и ни разу к нему не притронувшись.

Ничего не хотелось. Ни яств, ни вина... после той неудачной охоты, жажда затихла — что бы вскоре вновь появиться с новой силой.

-Опять летал над облаками? — поинтересовался вийнмастер, залихватски сдвинув охотничий берет с пестрым крылом.

Кивнув, я дал понять, что следует повременить с расспросами. Я бы всё рассказал — он был прекрасным слушателем, этот белый единорог.

Но он не был моим другом, а случившейся неудачей, как мне кажется, стоит делиться не с каждым.

Оставив нетронутым бокал, я, понурившись, вышел из клуба.

По дороге домой мне встретилась группа молодых пегасов, оживленно обсуждающих предстоящую им первую охоту. Они весело гоготали, скаля в улыбке белоснежные острые зубы. Их клыки были спрятаны — до поры, до времени.

Настроение было — хуже некуда. Так же радовался возможности проявить себя и мой брат — увлеченно делившийся с кем попало мечтами о своей первой жертве — как и многие, он желал испить крови красивенькой молодой кобылки — вроде той, с которой мне сегодня так не повезло.

Но не вышло из него достойного носить имя хранителя. Так же, не все из этого молодняка смогут отпраздновать свою первую охоту.

Открыв дверь своей лачуги — маленького домика, одиноко стоявшего на небольшом пригорке, я поднялся в спальню. Мысли путались от голода, тело требовало крови. Но не столько мне хотелось сейчас утолить жажду, сколько... не хватало тепла. Эту жажду так просто не прогонишь — мне нужен был собеседник.

Поэтому стук в дверь я воспринял радостно — даже те, с кем у меня были тёплые отношения, обычно редко навещали меня.

Спустившись обратно, я рывком отворил дверь — на пороге стоял пегас. На его лице словно застыла веселая улыбка. Светлые редкие волосы развивались по ветру.

Мой наставник, кому я доверял больше, чем кому либо. С кем я страстно желал поговорить — не счастливое ли совпадение?

-Здравствуй, Грегор, — произнес он, продолжая весело улыбаться, — Позволишь войти в твой дом?

Склонив голову в полупоклоне, я отступил назад, позволяя ему войти. Я не смог сдержать счастливой улыбки — это он заметил. Прищурив глаза, он хитро поглядел на меня.

-Давно тебя таким радостным не видел. Ты словно светишься от счастья.

Вместе мы прошли в маленькую комнатку, служившую мне гостиной. Редко я заходил в нее — на двери и полу комками лежала пыль.

Пока я возился, разжигая камин, Лопт сел в маленькое продавленное кресло, доставая из седельной сумки маленький кисет с табаком и длинную матовую трубку.

Когда, наконец, огонь занялся, сжигая маленькие поленья, Лопт неторопливо раскурил свою трубку, принявшись за мою — она лежала рядом, на столешнице около кресла.

Сев рядом с ним, я задумчиво начал смотреть на языки пламени, осторожно лизавшие белый камень. Говорят, можно вечно смотреть на игру огня. Не было резона не соглашаться с этим.

-И что же, — пробурчал наставник, отдавая мне трубку — уже раскуренную, издававшую приятный запах хорошего табака, — заставило тебя так рано уйти из клуба?

Я затянулся, обжигая горло горячей струей дыма. Медленно выпустил его через ноздри, разглядывая поднявшийся в воздух белый дым.

-Мне захотелось уйти, — просто ответил я, — Неудача на охоте...

-Неудача? У тебя? Я-то надеялся, что воспитал лучшего стража! Лучшего из лучших! — не то в шутку, не то серьезно, произнес Лопт.

Продолжая выпускать в воздух кольца дыма, я всё рассказал ему. Как напал на ту кобылку. Как она сумела защититься. Что я увидел из её воспоминаний.

Мои губы шевелились словно по своей воле. Перед глазами возник образ кобылки — такой чистой, с незапятнанным прошлым... И я представил себя рядом с ней. Тьма,основа моей сущности, пересекается со светом, исходящем от нее — и безвозвратно тонет в его лучах.

К концу рассказа, неожиданно на моих глазах взбухли маленькие солоноватые капельки. Неужели я... плакал?

Наставник внимательно вглядывался в моё лицо. Затем подошел ко мне, по-свойски обнимая за плечи. Не выдержав, я зарыдал в полную силу — странное чувство, горечь... и в тоже время, облегчение...

Лопт терпеливо ждал, когда я вволю наплачусь. Когда, наконец, всхлипы затихли, он отнял копыто от моей спины, приятельски похлопав им по плечу.

-Мой мальчик... Я всегда верил и надеялся, что ты лучше и сильнее остальных. Как хорошо, что это оказалось правдой.

-Лучше и сильнее? — ярость пробилась в моем голосе, — Будь я сильным, то не позволил бы себе такую слабость...

-Ты плачешь не из-за своей неудачи, — Лопт перебил меня, пристально смотря прямо в глаза, — Всё дело в ней... Верно?

Устало кивнув, я откинулся на спинку кресла. В очередной раз затянулся трубкой — табак в ней уже почти кончился.

-Пусть ты не был так силен, как Колд, пусть тебе не всегда хватало смекалки, но у тебя было нечто, с которым не способно сравнится ни сила, ни самый прозорливый ум, — Лопт повысил голос, словно желал убедить меня в чем-то, — Ты способен любить, мой мальчик. Мне жалко тебя — но это жалость подобна той, с которой маленькие жеребята жалеют Селестию, узнав, как трудно ей было поднимать солнце впервой. Жалость слабого к сильнейшему.

Лопт встал с кресла, расправил свои большие черные крылья — по комнате прошел воздух, поднимая пыль, сметая клочки бумаги.

-Грегор... Мне не хочется этого говорить, но всё-таки придется, — продолжил он, — Не повторяй моих ошибок. Беги от нас — не сжигай свою душу...

Наставник тяжело задышал, переводя дыхание. Взглядом он уперся в доски пола. Его лицо источало скорбь и боль — казалось, не будь меня здесь, он разрыдался бы посильнее, чем я.

-Не повторяй моих ошибок. Беги от нас, — внезапно подняв голову, повторил он, — Я люблю тебя, и поэтому говорю это. Я не смог это сделать, когда был как ты. Среди этих кровопийц едва ли найдется тот, кто сумел бы тебя понять. Постарайся найти замену крови — я слышал, что шаманы, живущие далеко на юге, знают, как лечить вампиризм. Постарайся найти кого-либо из них — и моли их о том, что бы помогли тебе. Я сумею прикрыть твой уход. Выбор за тобой. Только не говори мне, куда идешь.

-Учитель... мне нужно время... Я вам верю, конечно...

Ничего не ответив, Лопт быстро вышел из гостиной. Вскоре я услышал скрип дверных петель и резкий хлопок дверью.

Я остался один, наедине с медленно догорающим камином. Ещё несколько минут я тупо смотрел, как языки пламени становятся всё меньше и меньше, слышал, как медленно затихает треск сгоревших поленьев.

Мне действительно стоит уйти от всех. Забыть свое прошлое, начать всё с чистого листа... После разговора с Лоптом, все мои прежние думы словно восстали из глубин разума, требуя немедленных действий.

Но, пока я не нашел способа забыть о крови, она всё ещё нужна мне. Пусть эмоции заставили притупить жажду, но я чувствовал, что скоро зверь, которому нет никаких запретов, вырвется в поисках пищи на свободу.

За окнами стремительно темнело. Темные тучи заволокли всё небо, поднялся ветер, распахнув створки окон.

По стеклу забарабанили капли, с каждой секундной всё сильнее. По гостиной прошелся запах приятный запах сырости. Я поспешил закрыть окна.

Кресло всё ещё помнило тепло и очертания Лопта. Я сел в него, повернувшись набок, слегка раскрыл крыло, опустив на него голову. Закрыл глаза, позволив тьме объять меня, пустив в царство сна.

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу