Автор рисунка: Noben
Глава II

Глава III

РОДНАЯ КРОВЬ

— Дорогой, сходи в магазин купи продукты, я тут все написала.

Взяв бумагу, где были наброски моей жены, я зашагал в сторону рынка, хотя какой там, я бы не нашел рынок, если бы не мой новый друг Пинки, которая с радостью показала где он находится.

Я шел домой с полной сумкой овощей я пошел обратно домой. Даа, и все же жизнь в маленьком городке отличается, от суетной жизни в столице. Тут все так просто. Каждый знает каждого, помогает друг другу в случае беды или еще какой-нибудь напасти. По пути я встречал много дружелюбных пони, пегасов, единорогов и, дракончика? Он представился как Спайк и проживает вместе с Твайлайт в библиотеке, мне предстояло познакомиться со многими интересными пони, а тем временем я шел домой, пока не увидел бездомного пони ярко-серого окраса, который сидел на одних тряпках. Подойдя, мое сердце сжалось.

-Отец?! – Это было единственное слово, которое я сумел произнести. Слезы пошли сами по себе, в голову начали залетать фрагменты моего прошлого, ноги еле держали меня, у меня внутри все, как будто сжалось. Передо мной был мой папа, мой, мой папочка, которого я доселе считал погибшим.

Старый пони поднял голову и, посмотрев на меня, произнес:

— Феалес, сынок? – На его лице сразу появились крупицы слез. Слез счастья.

Бросив сумку, я подбежал я обнял моего отца. Как давно мне не хватало отцовского тепла, как долго во мне жила надежда, что он все еще жив, и вот теперь я обнимаю самого дорогого на мне на свете пони, моего папочку.

— Клавдия мы дома. — Сказал я, уже заждавшейся меня жене.

— Что ты так долго? – сходу бросила мне единорожка, — А кто наш гость?

— Познакомься, это мой отец, Уайс. – С улыбкой на лице сказал я.

— Здравствуйте мистер Уайс, — жестом указала Клавдия, — присаживайтесь.

 — И вам здравствуйте, — сказал мой отец, — а вы должно быть его жена, Клавдия, рад познакомиться.

Начало темнеть. Последние отблески лучей скрылись за горами. Наступила ночь. Во всех домах начали зажигать свет, все собирались после тяжелого дня и, кто ужинал с семьей, кто отмечал еще один пройденный день в кругу друзей, а кто занимался своими делами один.

Сев за стол, мы начали ужинать. У отца я узнал, как он оказался здесь. Оказывается он приехал в Понивилль к родственникам, но они давно переехали в Филлидельфию, а он остался тут, один. Однако находились пони, которые относились с пониманием к нему и давали денег, кто сколько, на пропитание, а через неделю приехали мы. Ужиная за столом, я понял ценности семьи, что полноценная семья это то, к чему я стремился всю свою жизнь, а не жизнь героя, путешествующего по всей Эквестрии.

Я любовался полной луной. Она была так же прекрасна, когда отец рассказывал мне про героев времен хаоса и разрухи, так же прекрасна в ночь нашего первого поцелуя с моей любовью.

— А луна прекрасна. – Шепотом произнесла в ухо единорожка, и села рядом.

— Ты прекрасней. С полной уверенностью ответил я.

Мы лежали под лучами ночного светила и любовались ночной красотой. Мне никогда не было так хорошо. Был слышен шелест трав, теплый ветер поглаживал гриву, словно звал за собой. Папа уже давно похрапывал у себя в комнате. Пускай спит, он многое пережил, теперь я никогда его не отпущу.

— Любимый… — тихонько произнесла Клавдия.

— Да дорогая?

— Я беременна.