Автор рисунка: MurDareik
Глава 9 Глава 11 (Часть 2 - Не один)

Глава 10

Финальная глава 1-й части

Оказавшись под кронами мертвых деревьев, Норд позволил себе ненадолго остановиться и перевести дыхание, после чего вновь побежал. Он не мог ждать. Время играло против него, а потому он должен был быть не просто быстр, а молниеносен, чтобы успеть спасти своего друга от гибели. Естественно искать целебные растения в зараженном чахлом лесочке было не лучшей идеей, но кроме него вокруг пролегала лишь безжизненная черная пустошь, так что выбирать ему особо не приходилось. Добраться же до видимого где-то вдалеке разлома, за которым находились нормальные лесные массивы, а тем более преодолеть его, у него не было сейчас никакой возможности.

В тон его настроению, небо все сильнее хмурилось.

– Старый полудурок, – зная, что никто не услышит его слов, вслух ругался Норд, – мог бы найти и более удачное место для того, чтобы валиться с ног…

Обнаружив впереди более или менее зеленое дерево, Норд подошел к нему и осторожно коснулся его копытом: сухое и мягкое оно почти сразу же рассыпалось от этого прикосновения, открыв его взору десятки красивых, но вместе с тем отвратительных растений заполонивших его ствол. Норд одернул копыто:

– Фу, гадость! Надеюсь, на пони эта дрянь не распространяется, – скривился он, поостерегшись дотрагиваться до светящихся цветков.

Собственно, то же самое можно было наблюдать и в других покореженных от заразы деревьях и кустарниках. Появляясь откуда-то из почвы, эти паразиты медленно, но верно вытягивали жизнь из всей местной флоры, разрушая её изнутри, вбирая в себя все жизненные соки растений, а убив их – сами гибли, не имея возможности добраться до нового источника пищи.

Углубившись в лесок, земнопони остановился у небольшого ручейка и испил оттуда немного мутной воды, утолив мучившую его уже не первый час жажду. Не самый приятный привкус, но хотя бы не отравлена. Наполнив ею опустевшие фляги, Норд поднялся и продолжил поиски.

В этом месте никто не чирикал, не шуршал, не карябал маленькими коготками стволы деревьев. Животные давно уже покинули эти земли. Только лес продолжал бороться с неведомым врагом, сдавая все новые и новые рубежи. У него не было шансов. Темные тучи забрали солнечный свет так необходимый для жизни, а черная зараженная почва все питательные вещества, после чего ему осталось только увядать. Совсем скоро этой рощице предстояло рассыпаться и исчезнуть, обратившись во всё ту же безжизненную пустыню, которая сковала все земли Королевы Кризалис. Жалкое, печальное зрелище. В таких ужасных условиях становилось ясно, почему местные чейджлинги готовы были есть любовь лишь бы не умереть от голода.

Так прошел час, затем второй. Норд тщательно прочесывал рощу, однако ни одно лекарственное растение так и не попало в его сумку. Настроение пони стремительно ухудшалось. Мысли о том, что он снова подведет кого-то и останется совсем один подгоняли его, заставляли бороться, однако внутренний голос давно уже твердил ему, что всё бесполезно. Здесь больше ничего не росло. Судьба как будто бы специально вновь и вновь предлагала ему спасти кого-то, заранее поставив невыполнимые условия. В голове Норда пронеслись другие похожие ситуации: пленение и казнь Сифуса, нападение щупальцеротых на Арию и спасение её же из Мира Мертвых – он так и не сумел помочь им в свое время. И неправ был Саддам, когда говорил, что желание его было неискренним. Вовсе не для «галочки» он так старался. Он просто не знал, как все сделать правильно оттого и странно, глупо, несвоевременно выглядели эти попытки.

– Ну, что я могу сделать в такой ситуации? ЧТО?! – с ненавистью обратился он сразу ко всему миру, – Какую жертву мне принести, чтобы вы поняли, что я пытаюсь! Головой удариться, ногу сломать?!

Мир не ответил. Хотя, – и Норд это прекрасно понимал, – ответ и без того был очевиден. Искать, думать головой. Не только верить в чудо, но и прилагать все усилия для его свершения. И тогда оно обязательно случится. Когда-нибудь в другой раз.

Вконец отчаявшись, пони закусил губу и начал яростно срывать подсохшие редкие папоротники и вьюны, лишь не возвращаться к их лагерю с пустыми мешками. Как будто бы специально в этот момент начался дождь. Сначала совсем мелкий, но с каждой минутой все усиливающийся. Уже через полчаса Норд изрядно промок, но холода он не чувствовал. Злость согревала его и позволяла не обращать внимания на непогоду.

– На этот раз я все равно не сдамся, – твердо сказал себе пони, – и если там наверху есть хоть кто-то, обладающий совестью, то он обязательно поможет мне.

Сухая трава, черная земля, сгнившие стволы деревьев, вокруг которых валялись издыхающие фосфоресцирующие цветы. Ничего. Видимо, все добрые силы этого мира вновь были заняты другими не менее важными делами, отчего и остались безучастны к его проблемам.

– Селестия, ну он ведь ради тебя старается!!! – во весь голос крикнул пони, – Он ведь твою ошибку пытается исправить!

Кто-то в детстве рассказывал ему, что когда солнца не видно просить помощи у Богини Света бессмысленно. Особенно теперь, когда пони сами же свергли её с престола и навсегда очернили её имя.

– Ну и ладно. Без тебя справлюсь, – обиженно буркнул Норд.

Собравшись уже уходить, кольт посмотрел вперед и не поверил своим глазам. Далеко впереди, – будто подарок небес, – рос пока еще живой куст дикой брусники. Ему в свое время не повезло взойти среди камней, отчего он был слабым и чахлым, но теперь все изменилось. Камни стали для него естественным щитом и препятствовали распространению заразы, выиграв для растения еще несколько лет жизни. Ягод на нем пока еще не было, да и вряд ли они могли здесь появиться, без пчел, однако для приготовления целебного отвара достаточно было и листьев. Быстро опустошив мешки, земной понесся к кусту и, рассыпая благодарности Богине всех Богинь, принялся жадно обдирать его ветви. Все, до последнего листочка. Жизнь этого растения ради спасения жизни одного пони.

«Все-таки кому-то там еще небезразлична твоя судьба, Саддам, – мысленно обратился к нему Норд, утерев мокрое от льющейся с неба воды и слез лицо, – Кому-то мы с тобой еще нужны!»

– Я бегу, друг! Держись!

Дождь крепчал.

Особенно крупная капля воды попала ей на нос и пони недовольно поморщилась. Солнечное ясное утро неожиданно быстро сменилось непогодой.

– Ну и где же эти пегасы, когда они так нужны? – проворчала Мерилайн кое-как пытаясь защитить корзинку со слоеными сладостями от дождя.

– Давно уже переехали жить обратно в Клаудсдейл, – спокойно ответила ей Пайп, – В этом городе, по мнению пауков, для них нет работы.

– Да уж, сворачивать кровь эти ребята умеют, – невесело усмехнулась собеседница, после чего подумала и скастовала над корзинкой небольшой огненный диск. Зажужжав, он испарил летящие в корзинку капли.

– Этим ты вряд ли сможешь защитить их от дождя, – покачав головой, заметила Блюпайпер, – разве что ручку спалишь и сама обожжешься.

– Понимаю, но, к сожалению, в моем арсенале пока есть только магия огня.

– Ну, для таких вещей вовсе не обязательно пользоваться магией. Вот, держи, – пони достала из сумки на боку стопку бумаг и накрыла ими аппетитные пирожные.

– Хех, надеюсь, среди этих документов не было ничего важного?

– Да ну что ты, конечно, нет, – улыбнулась голубенькая единорожка.

Сегодня перед зданием мэрии было непривычно пусто. Никто не скандировал лозунги, никто не стоял с табличками. Порадовавшись вволю временной победой в борьбе за сохранение статуи, пони решили остаться дома, а заодно дать отдохнуть и охранникам, и работникам этого здания. Стоящие перед входом стражи, казалось, умирали от скуки.

– Цель визита? – безынтересно спросил усатый солдат в ало-кремовой форме, даже не соизволив перегородить им проход длинной увенчанной шипом лапой.

– Навестить знакомую.

– А в корзине что?

– Еда.

– Употребление пищи в здании мэрии карается… а, впрочем, проходите.

Миновав стражу, две кобылицы проследовали в мрачноватые коридоры центрального здания Ньюпони тауна. Номер кабинета, в котором работала Келликоин был хорошо известен обеим единорожкам, а потому Мерилайн не стала ждать свою менее расторопную сестру и поскакала прямиком к лестнице.

– Без меня не начинай! – только и успела крикнуть ей вслед Пайп.

Когда она добралась до нужного этажа, Мери давно уже стояла там. Громко постучав в дверь, младшая сестра взъерошила себе гриву, разбрызгав повсюду капли дождя и вернув ей привычное положение «торчком». Пайп же предпочла остаться мокрой, пощадив дорогие обои на стенах, а также и без того промокшие ковры.

Так и не дождавшись ответа, они вошли вовнутрь.

Образцовый офис. Блюпайпер даже немного позавидовала местным работникам, потому как не было здесь той привычной пустопорожней болтовни, типичной для любой конторы Ньюпони тауна. Только шуршание бумаги и скрип пишущего пера.

– Ого, тихо как. Не то, что у тебя, – негромко заметила Мерилайн.

Пять пауков и всего две пони. Возможно, поэтому разговоры здесь не особенно клеились. Пауки – как уже успела выяснить Блюпайпер, – вообще не очень любили терять время на разговоры, а те две пони выглядели настолько зашуганными, что и головы то не поднимали, не то что с кем-то там разговаривать.

На центральном столике стоял совсем маленький красный паучок, едва-едва дотягивающий до роста жеребенка. Он что-то записывал, держа перо двумя лапками, и время от времени деловито переносил бумаги из одной стопки в другую. Рабочее место было явно не приспособлено для него, а на самом же столе красовалась табличка с надписью «Келликоин».

– Малыш, а ты что здесь делаешь? – поинтересовалась Блюпайпер.

– Попрошу вас соблюдать субординацию, пони – вполне себе взрослым, и даже немножко грубоватым голосом ответил ей паук, – Я здесь работаю.

– Ох, прошу прощения, – единорожка улыбнулась и сконфуженно почесала загривок, – И как давно вы здесь работаете?

– С сегодняшнего дня. Мы некоторое время назад приехали в этот город вместе с семьями.

– Хм… А куда подевалась Келликоин?

Собеседник на секунду замер, задумался, но потом вновь вернулся к работе:

– Не имею представления, о ком вы говорите.

– Такая, молодая с изумрудной гривой… – начала было рассказывать Пайп.

– Речь идет о пони, которая еще вчера работала за этим столом! – вклинилась в их разговор Мери, демонстративно перевернув табличку с именем и показав её пауку.

Еще раз прервав свою деятельность, паучок поднял головогрудь и поглядел на табличку.

– Не знаю. Возможно, она уволилась. Или же её саму уволили – пони достаточно недисциплинированы и несобраны для подобного рода деятельности. И, да, не кричите на меня, потому как тон вашего голоса все равно никак не влияет на мою память. А теперь, прошу более не отнимать моего времени и оставить этот кабинет. Нам надо работать.

Одна из задних лапок паука неторопливо поднялась и указала на дверь. Мери хотела еще что-то добавить, но её старшая сестра несильно толкнула её в бок, намекнув на то, что разговаривать им действительно больше не о чем, и обе единорожки, откланявшись, вернулись в коридор.

– Проблема… – протянула Мери, закрыв за собой дверь, – Значит надо доставить подарок на дом. Не в курсе, где она живет?

– Неа. Хорошо бы спросить у кого-нибудь, но, пожалуй, я лучше сделаю это у работников какого-нибудь другого кабинета.

– Смущает гнетущая тишина? – с улыбкой спросила младшая сестра.

– Ага, – кивнула Пайп, – Да и вообще пауки эти, бррр! Раздражают.

Когда кобылицы отошли на несколько шагов от двери, она тихонько отворилась и оттуда выскользнула одна из двух работавших там пони. Скрывая глаза под длинной обрезанной под одну длину челкой, она потопала куда-то по коридору, но, поравнявшись с ними, приостановилась.

– Вы ищете Келли? – спросила она.

– Да, – разом ответили обе кобылки.

– Тише. Её нет в Ньюпони тауне.

– А где же она?

– Вчера Насфухор устроил здесь чистку рядов. Многих поувольняли, а

Келли и еще нескольких сотрудниц обвинили в похищении важного документа и отправили в тюрьму.

– Как в тюрьму?! – ахнули сестры, – Ньюпонитаунскую?

– Тссс. Тише, пожалуйста. Они теперь постоянно за нами следят и обо всем докладывают Насфухору. Считают нас заговорщиками, – пони боязливо осмотрелась по сторонам и продолжила, – Нет, их отправили не сюда. Куда-то дальше. Я не могу вам рассказать куда именно. Не знаю.

– Вот как… – Мерилайн сникла, – Ну, хотя бы примерно знаешь? У меня есть хорошие друзья в одной организации, мы сумеем их спасти!

– Они говорили, что куда-то в свои земли. Лучше вам туда не соваться, ибо пауки могут быть очень жестокими. Я уже успела в этом убедиться…

– Да плевать! Камня на камне не оставим за то, что посмели пленять граждан Эквестрии! Да кем они вообще себя возом…

– Пойдем Мери, – прервала пламенную речь своей сестры Блюпайпер, а затем переключила свое внимание на другую пони и произнесла – Спасибо за то, что рассказала нам это. Мы постараемся что-нибудь сделать.

Пони ничего не ответила и так же тихо пошла обратно к кабинету.

– Слушай, может, возьмешь эти пирожные? – предложила ей корзинку Мери, – Все равно пропадать.

– Ммм… Нет. Они будут спрашивать, почему вы мне их подарили. Лучше не надо. Правда.

Оставшись одни, пони невесело переглянулись и пошли домой. Сохранившееся после вчерашнего праздника хорошее расположение духа сошло на нет. Разговаривать и тем более как-то комментировать услышанное никому из них не хотелось.

Корзинка с пирожными так и осталась стоять на нижней ступени крыльца мэрии Ньюпони тауна.

Ближе к вечеру, когда дождь успел превратиться в настоящий ливень, земнопони вернулся к месту стоянки. Саддам снова лежал на боку. К великой радости Норда, он пока еще был жив, однако очень тяжело дышал и почти не приходил в сознание. Пони поднял его и, укрыв старика плащом, без промедления сел готовить целебный отвар.

– Пусть это и не зебрианское целебное зелье, которое мигом заживляет любые раны, но тоже вполне себе неплохое общеукрепляющее средство, – заверил его Норд, утопив подсохшие листья брусники в воде, – Терпи. Недолго ждать осталось. Сейчас всё будет!

Саддам промолчал. Только смотрел прямо перед собой единственным зрячим глазом и шумно втягивал в себя воздух.

– Ох, и напугал же ты меня сегодня, – желая хоть как-то нарушить тишину, снова заговорил пони, улыбаясь своим словам, – Я ведь уверен был, что всё – помер Саддам. А ты нет. Живой, – голос земнопони немного дрожал, и звучал наиграно, но он не хотел молчать и потому не останавливался, – Правильно ты говорил: ничему тебя не одолеть, ни грифонам, ни болячкам… пока своего не добьёшься в лапы смерти ни за что не пойдешь. Молодчина! Мне бы твою силу воли.

Вспыхнул маленький костерок и яркие, – на фоне темного неба, – языки пламени принялись жадно облизывать походный котелок. Зашипела попавшая в огонь влага.

– И место у нас с тобой удачное. Сухо, есть где костер развести, даже несмотря на непогоду. Все-таки не зря мы с тобой к дереву этому пристроились, да?

Лишь изредка взгляд старика становился осмысленным и пытался сфокусироваться на собеседнике. Он как будто бы что-то хотел ему сказать, но только еле слышно стонал.

– Не трать силы лучше, – ответил ему пони, – Лучше посмотри на то, как отвар закипает. В курсе, что меня когда-то таким отваром Ария выпаивала? Тоже, считай, от смерти спасла. Я тогда надышался ядами от серных кристаллов, а она мне такую штуку приготовила. Тоже там брусника была… зверобой, вроде… еще какие-то… Ну, здесь выбор-то невелик был, так что приходится обходиться тем, что есть.

После расчертившей небосвод зеленоватой молнии, загремел гром.

– Ого, как вдарил! – присвистнул земнопони, – Слушай, Саддам! Получается, у нас с тобой теперь еще одна общность будет. Хех. Ну, это я про отвары снова. У меня его, кстати, много. Если завтра лучше не станет, еще сделаю.

Вода в котелке жизнерадостно забурлила, разнося по воздуху немного горьковатый запах листьев брусники. Почувствовав этот аромат, а возможно и по какой-то иной причине, Саддам вдруг громко захрипел и вновь начал падать.

– Эй-эй! Ты терпи! – испуганно воскликнул Норд, придержав его, – Чуть-чуть осталось. Поварится, остынет и все – можно пить.

Как будто бы послушав его, старый горбун затих.

– Вот, другое дело, – улыбнулся кольт.

Когда совсем стемнело, далеко впереди сквозь пелену дождя стало виднеться зеленоватое зарево. Определенно, за теми когтями, к которым собирался идти сегодня Саддам, что-то было. Возможно эквестрийские войска, а быть может и огромные города-ульи Королевы Кризалис. Никто ведь не посещал их земли раньше, а если и посещал, то никому и ничего об этом не рассказывал. Никто даже не знал, откуда они появились в свое время, ведь раньше ни Королевы Кризалис, ни расы чейджлингов и в помине не было. В итоге Норду оставалось только гадать, что ждет их впереди. Да и не хотелось ему особо заморачиваться на эту тему, ведь когда рядом страдает твой друг, не очень хочется думать о каких-то далеких и эфемерных вещах.

Сняв котелок с огня, Норд хорошо подул на него и попробовал на язык. Терпимо, но лучше бы еще немного подождать.

– А знаешь, Саддам, я даже немного рад тому, что это произошло. Нет, не твоя болезнь – ты не подумай! – пони задумался, подбирая слова, – Я рад, что мне довелось тебя спасать, вот… Я вообще очень люблю помогать другим. Я не эгоист. Не могу просто сидеть, видя, что кому-то рядом со мной плохо. От этого на душе тяжело становится, аж кишки сворачивает, а как поможешь, так сразу хорошо и приятно. Замечал? Наверное, взаимовыручка это у нас в крови. Организм этого требует, ну… устроены мы так. О, вот и отвар остыл! Ну-ка, открывай рот.

Земнопони взял котелок, подошел к горбуну и, аккуратно разомкнув его челюсти, принялся медленно вливать зелье ему в рот. Осторожно и не спеша, чтобы не обжечь его и случайно не попасть в дыхательные пути. Не сразу, но Саддам сам сумел проглотить целебный отвар. Порция за порцией, пока котелок не опустел.

– Вот так. Замечательно! Сейчас тебе легче станет.

Облегченно выдохнув, Норд отставил посуду в сторонку и сел рядом со своим другом. Плечом к плечу. Тело Саддама было едва теплым, но он всегда был таким – холоднокровным. По-крайней мере столько времени, сколько его знал Норд. Главное, что дыхание его стало ровным и тихим. Это означало, что ему действительно стало легче. Быть может, он даже уснул.

– Завтра, как до тех когтей доберемся, я, пожалуй, сам попробую на них вскарабкаться. А что? Вместе с Арией мне уже приходилось забираться на такие штуки, в свое время. Были бы выступы, а там… Тем более высоко подниматься нам не потребуется, в конце концов, нам с тобой ведь только лагерь эквестрианцев найти надо. Думаю, они не сильно его скрывают от чужих глаз: флаги, там, палатки, частоколы всякие… О! А ты видел хоть раз знамя Твайлайт Спаркл? – пони сделал паузу, как будто бы ожидая ответа, – У неё ведь собственное знамя есть. Я его не видел ни разу, знаю только, что ей его наша Рарити вышивала, а что там на нем… кто ж его знает. Помнится, когда её на войну провожали, весь Понивилль собрался её провожать, ну, кроме меня. Наверное, зря, иначе бы точно знамя её увидел. Но это не страшно! В любом случае мы его сразу узнаем. Завтра пойдем, найдем их лагерь, и всё узнаем… И всё хорошо будет, – Норд некоторое время посмотрел на завесу дождя, а заодно перевел дыхание. Ему давно следовало успокоиться, – Сколько времени еще лить будет, интересно? Не хотелось бы потом по грязи шлындать, когда всю эту пустошь водой зальет. Как-то уже приходилось однажды мне по колени в грязи утопать, такое прям ощущение… хех. А тебе? Хотя чего я спрашиваю, конечно, приходилось! У тебя-то послужной список побольше, чем у меня будет. Полагаю, где ты только не ходил, – а, Саддам? – Норд легонько толкнул его локтем, тот никак не отреагировал, – Саддам?

Отвлекшись от созерцания льющейся с неба воды, пони перевел взгляд на своего друга. Чуть-чуть приоткрыв глаз, он смотрел куда-то перед собой. Как будто бы тоже смотрел на дождь. Норд затаил дыхание. Тишина.

На сердце почему-то стало отвратительно больно, в глазах защипало, а в горле появился ком.

– Ааа, вот ты как… – тихо протянул кремовый земнопони. В голосе его чувствовалась нескрываемая обида. Он долгое время молчал, слушая, как капли дождя разбиваются о мокрую землю – хлюпают и щелкают, – а потом не выдержал и вновь заговорил:

– Я ведь старался, Саддам, – срывающимся голосом обратился он к старику, – Ты бы рассказал мне хотя бы, что у тебя болит, я бы за другими травами сходил – мне не сложно! А ты… а ты ведь молчишь постоянно. Все в себе держишь. Брусника ведь… Она ведь не от всех болезней помогает. От переломов, от внутренних растяжений всяких и прочего она ведь не спасает. Зачем ты так, а?.. Идти же собирались. Нам ведь еще Селестию искать, Аделис твою спасать… Столько дел на завтра, а ты… Эх. Я прилягу здесь рядышком, ты не против?

Не сумев более ничего произнести, Норд посильнее прижался к горбуну и прикрыл глаза. Уставший морально и физически он практически сразу же заснул. Мозг сжалился над ним и в эту ночь не стал мучить его кошмарами и странными видениями. Не стал напоминать ему об его ошибках и потерях. Он понес его далеко-далеко, куда-то в темную бесконечность, обгоняя его собственные дурные мысли. В этом сне больше ничего не было. Даже звезд. Только ощущение вечного полета…

– Где он? Где он, я спрашиваю!? Да уберите вы от меня этот букет!

Луна оттолкнула от себя надоедливого слугу, который все не мог определиться какие живые цветы использовать для её кареты, и поскакала вдоль различных увешанных серебром и дорогими тканями повозок. Одного лишь синего и черного бархата здесь было столько, что хватило бы одеть небольшой городок. Большая работа…

А сколько вокруг было придворных, носильщиков и прочих сопровождающих! Все громко разговаривали, смеялись, шумели. Процессия, вопреки её планам оказалась даже слишком большой, настолько, что найти здесь паучьего султана Альмара, которой как обычно некстати куда-то пропал, оказалось достаточно трудно.

– Вы не видели, куда пошел мой советник? – обратилась Луна к худенькой кремовой единорожке, в серебряно-синей великолепной попоне с белыми и золотыми узорами. По непонятной для Её Величества причине юная кобылица также была среди тех, кто отправлялся в это путешествие.

– Ой, Ваше Величество, это вы! – обрадованно воскликнула она и низко поклонилась ей.

– Да. И все-таки ответьте на мой вопрос.

– Простите, но я не знаю, – хлопая ресницами, грустно ответила пони, – Вы так неожиданно меня об этом спросили…

– Так, ладно, проехали.

Она огляделась по сторонам. «Ох, я же совсем забыла, что мне не приходится тратить все силы на Луну и Солнце! – вспомнила принцесса, – Так, посмотрим, не забыла ли я еще как пользоваться заклинаниями…»

Луна прикрыла глаза и, отстранившись от окружающих шумов, активировала свой рог. Через несколько мгновений где-то впереди замаячил светящийся белый силуэт. Открыв глаза, аликорн без промедления поскакала к нему.

Султан оказался немного в стороне от общего шума. В одном из маленьких аккуратных зеленых двориков кентерлотского дворца. Напротив него стояли двое в военной форме – паук и грифон, – и о чем-то с ним серьезно беседовали:

– …километр? Не многовато ли потребуется голов? – спросил один из них.

– Возьмите столько, сколько нужно и даже больше – твердо ответил им Альмар.

– А как быть с воздухом? – поинтересовался грифон.

– Султан Альмар? – окликнула его Луна, прервав разговор.

– Да, Ваше Величество? – совсем другим голосом ответил ей паук и, мигом забыв о вояках, повернулся к ней.

Когда Богиня Ночи подошла к ним, бойцы с каменными лицами поклонились ей и неторопливо вышли вон.

– Процессия готова выдвигаться. Почему вы ушли? – строго обратилась к нему принцесса.

– Простите меня, О, Богиня, – покорно извинился паучий султан, – Я не думал, что заставлю вас ждать.

– В любом случае это совсем небольшая задержка. Вы идете?

– Конечно-конечно!

Обе царственные особы покинули этот закуток и отправились на площадь.

– И все-таки: что за совещание вы решили устроить без моего ведома? – как бы мимоходом спросила Луна.

– Охрана дворца, Ваше Величество, – честно ответил ей Альмар.

– А ему требуется дополнительная охрана? – удивилась аликорн.

– Конечно! Тот грифон сообщил мне, что разведчики видели особенно большой отряд чейджлингов недалеко от границы. Наверняка Королева Кризалис осведомлена о том, что вы хотите покинуть дворец, и захочет захватить его в ваше отсутствие.

– Королева Кризалис… Когда уже мы, наконец, покончим с ней?

– Очень скоро, Ваше Сиятельство, – уверено ответил паук, – Аликорн Твайлайт Спаркл некоторое время назад сообщила мне, что они уже захватили их столицу.

– Вторую, если я не ошибаюсь?

– Сведения с фронта достаточно сбивчивые, но, уверен, дело движется к концу.

– Хорошо бы. Кстати, вы хорошо поработали над процессией Султан Альмар, – похвалила его Принцесса, когда они подошли к многочисленным каретам и повозкам, – Успеть все за столь короткий срок, это… достойно уважения.

– Благодарю, О, Светлейшая. В этом деле пауки действительно знают толк, потому как издревле подобные торжественные визиты в отдаленные поселения являются в нашей расе обычным делом. Иначе как, если не воочию, убедиться в том, что твои усилия не были потрачены впустую!

– Это верно, – улыбнувшись, ответила принцесса Луна.

Через несколько шагов они вновь окунулись в царившее на площади многоголосье. Разговаривать в этом гвалте было достаточно неудобно, а потому они предпочли просто подойти к началу процессии и молча занять свои места на самой большой и удобной карете с расставленными внутри диванами, столами с яствами и круглой площадкой посередине. Эта повозка оставалась практически открытой, потому как Принцесса хотела иметь хороший обзор, да и выслушивать своих подданных в ней было бы куда удобнее, чем в обычной маленькой карете.

Заметив, что Богиня Ночи уже внутри, придворные поторопились, и спустя несколько минут все было готово. Площадь опустела. Под торжественную музыку, исполняемую королевским симфоническим оркестром Кентерлота, процессия медленно двинулась вперед, за ворота Кентерлотского дворца и далее, туда, где её появления так долго ждали её ценные и любимые подданные.