Автор рисунка: aJVL
Глава 15 Глава 17

Глава 16

Глава, в которой Блэйзинг Хорн и Мерилайн совершают новую авантюру...

Теплая зловонная жижа приняла их в свои объятия, став пусть и не самым приятным, но зато безболезненным результатом недолгого падения.

– Фу, отвратительно, – едва справляясь с позывами тошноты, произнес Норд, – Что это за место?

Повязка слетела с его лица еще при падении, и теперь Норд мог лицезреть то огромное болото гниющих отходов, в котором они оказались. Немного впереди, из остатков съедобного некогда растения, торчали задние ноги Скребка. Бедняга так и не отпустил его сумку, и теперь отчаянно махал конечностями, всё глубже погружаясь в вязкую массу.

Кое-как выбравшись сам, Норд нашел опору и помог своему хитиновому спутнику:

– Живой? – поинтересовался он.

– Ага, – отдышавшись, ответил Скребок.

– Хвала Богиням. Утонуть здесь было бы, пожалуй, самым неудачным исходом жизни. Так что это за мусорка?

– Мусорка и есть… – повел плечами чейнджлинг, – Сюда отходы сбрасывают из улья.

– А получше пути не нашел?

– Не-а.

Удовлетворившись ответом, земной осторожно отправился к краю ямы. Приходилось тщательно продумывать каждый шаг, чтобы не уйти с головой в болото, и так, – пару раз искупавшись, конечно – они-таки сумели добраться до черной земли плато и выбрались на сушу. Когда смрад остался позади, Норд принялся стряхивать с себя куски гниющих растений. В конце концов, Ария уже сделала ему замечание на счет нечистоплотности, что его, – как пони достаточно щепетильно относящегося к гигиене, – сильно задело, и поэтому он всеми силами пытался убедить её в обратном.

– В любом случае, я рад, что мы выбрались, – подытожил Норд, – Не ожидал от тебя такого, честно говоря.

– Чего не ожидал?

– Того, что будешь рисковать жизнью ради незнакомца, да еще и представителя враждебной цивилизации. Это здорово, хоть и немного странно. Спасибо.

– О, не стоит благодарности, друг, – улыбнулся чейнджлинг.

– Хех, всегда знал, что добро живет в сердце у любого существа, и не важно пони он, алмазный пёс или чейнджлинг – повернувшись к Скребку, Норд тоже улыбнулся и стянул с его лба прилипшую мякоть гриба, после чего с удивлением обнаружил маленькую фиолетовую челку, которую он первоначально принял за еще один кусок гнили, – Ого. У тебя волосы лезут…

– Да? – как будто бы удивился Скребок, – хм, странно. Даже не знаю, с чем это может быть связано, друг.

Странное чувство, сознавать, что твоя жизнь целиком зависит от действий другого существа. Да и мог ли обычный земнопони вообще на что-то рассчитывать, оказавшись на высоте тысячи метров над землей. Махать ногами? Сгруппироваться? Набрать побольше воздуха в легкие, глупо полагая, что это хоть как-то замедлит его падение? Благо, несший её пегас не выглядел уставшим или больным, а потому уже через полчаса полета все переживания Дипхоуп относительно возможного падения рассеялись, сменившись удовольствием от того безграничного ощущения свободы которое дал ей этот полет. С такой высоты Эквестрия, как и все её жители, выглядели такими маленькими – почти игрушечными, и даже те дома-великаны, которые поразили её своими размерами в Ньюпони тауне, теперь, казалось, могли бы с легкостью уместиться в её сумочке на шее.

– Вон там находится наша с Пайп родная деревня! – борясь с порывами ветра, крикнула летящая рядом Мерилайн, указав копытцем куда-то далеко на запад.

– Ничего не вижу, – честно ответила кобылка, вглядываясь в желто-зеленые пейзажи.

– И не увидишь! – усмехнулась собеседница, – Это же малюсенькое поселение, его за деревьями почти не видно!

– Ааа…

– Что?!

– Понятно, говорю! – крикнула пони.

– Здесь на юге полно таких.

Дипхоуп поудобнее перехватила привязанную к копытам пегаса перекладину, за которую она держалась во время полета, и попыталась разглядеть спрятавшиеся среди деревьев поселения пони. В отличие от более крупных городов и деревенек, мимо которых они пролетали недавно, эти выдавали лишь проходящие мимо дороги, да прилегающие к ним поля и фруктовые сады. Жители юга вообще любили селиться поближе к лесным массивам, становясь почти незаметными. Кроме разве что… Вдруг, взор земнопони приковало к себе одно весьма впечатляющее сооружение – высокая статуя вставшего на дыбы златогривого единорога, окруженная многочисленными постройками. Огромные старинные здания овальной формы начинались на некотором расстоянии от каменной площади со статуей и, увеличиваясь в размерах, вгрызались в проходящий рядом горный хребет. Судя по медным трубам и многочисленным шестерням, здания эти явно использовались не только для проживания.

– А это что за город? – спросила Дипхоуп

– Ммм? – Мерилайн вопросительно посмотрела на собеседницу.

– Это что за город!? – громче повторила земная, но пегасы набрали скорость, и вопрос опять унесло ветром. В какой-то момент, они разлетелись в разные стороны, дабы облететь большое кучевое облако, вставшее у них на пути, и потом еще долго летели по отдельности, что не позволило двум «пассажиркам» продолжить беседу.

Когда они, наконец, воссоединились, таинственный город уже остался далеко позади, отчего вопрос земнопони так и остался не оглашенным.

Остаток пути они летели, слушая лишь шум ветра в своих ушах.

Ближе к обеду пегасы начали медленное снижение и еще через несколько минут плавно приземлились на склон горы, позволив двум уставшим после долгого перелета кобылкам, наконец, встать на ноги.

– Мы вернемся за вами после полуночи, – обратился один из них к Мерилайн, сбросив на землю две увесистые сумки – Место ты знаешь.

Единорожка кивнула, после чего оба жеребца развернулись, расправили крылья и, даже не передохнув, улетели.

Место, где их высадили, оказалось совершенно диким. Густой дубовый лес, высокие горы, небольшие речушки и водопады, а также великое множество разноцветной пернатой живности и мелких зверьков. Раи девственной природы. Однако именно здесь им следовало выполнить важное поручение Файеркнайф, которое две кобылицы получили через полторы недели, после ухода Блэйзинг Хорна. Так же внезапно и без каких-либо предупреждений. Суть этого задания была довольно-таки проста – найти истоки протекающей за паучьей границей реки и попарно закинуть туда выданные им завернутые в плотную бумагу твердые блоки с красными и синими печатями. В подробности никто особо не вдавался, но, по словам Файеркнайф, это должно было здорово проредить ряды обнаглевших членистоногих. На вопрос, не опасно ли это, глава организации лишь усмехнулась и настоятельно посоветовала кобылицам не лизать выданные им «кирпичи» языком и тем более не пытаться открывать упаковки.

– Думаешь, это яд? – спросила Мери, взвесив один из блоков на копыте.

– Не знаю, – пожала плечами Дипхоуп, после чего закинула себе на спину свой мешок и направилась в сторону, откуда слышался шум воды, – Да и какая разница? Давай закинем их куда надо, да пойдем отсюда.

– Что, не нравится в землях пауков? – улыбнулась единорожка.

– Нет – просто в лесу, – подумав, пони скупо добавила, – Не очень приятно.

– Хех. Странная ты. А вдруг, это что-нибудь крайне опасное? Смертельное. И мы с тобой станем виновниками сотен загубленных жизней…

– Или обыкновенное слабительное. Мери, пойдем уже.

– Хорошо-хорошо, – пони схватила свой мешок и спросила, – Вместе пойдем, или раздельно?

– Раздельно. Так быстрее будет.

– А заблудиться не боишься?

– Я то? – пони горделиво хмыкнула, – Я не заблудилась в темных лабиринтах подземки, а уж тут тем более не заблужусь.

– Как скажешь, – пожала плечами Мери, – Встречаемся у подножья этой горы. Там есть небольшая опушка, у реки, в центре которой стоит похожий на лошадиную морду валун. Мимо не пройдешь!

– Хорошо.

Дождавшись, когда синегривая единорожка уйдет, Дипхоуп отправилась на поиски истоков. Не самое сложное дело. Первый из них располагался буквально в сотне метров от места высадки, небольшим водопадом вытекая из большой трещины в скале. Недолго думая, пони закинула туда два обернутых в бумагу блока и пошла дальше. Вопреки её разыгравшемуся было воображению, вода не почернела, не позеленела, не вспенилась – вообще никак не отреагировала на отправление туда этого странного груза. Хотя, возможно, так и должна была выглядеть отравленная вода, ведь иначе никто не стал бы её пить. Яд, который легко обнаружить – бесполезен.

Затем были второй исток, третий. Пони все дальше уходила от места высадки, то спускаясь где-нибудь по горной тропинке, то вновь поднимаясь. Лес не подготовил для неё никаких сюрпризов. Когда последние два «кирпича» плюхнулись в воду, земная пони спустилась вниз и поискала глазами место встречи. К её удивлению, ничего похожего на каменную лошадиную морду в округе не оказалось. Как и опушки. Только белки и какие-то попугаи с непропорционально большими клювами.

– Так… ладно, – выдохнула Дипхоуп.

Побродив некоторое время у подножья, пони, стараясь сохранять спокойствие, пошла обратно к вершине. Лево-право-право… Она хорошо запомнила свой маршрут, вот только там, где было место высадки, оказалась совершенно незнакомая ей территория. Или знакомая. Пони забралась еще выше и поглядела сверху вниз. Ничего.

В подземельях строго-настрого запрещалось кричать, даже если ты потерялся, ведь крик мог стать причиной обрушения, – а с учетом того, как рыли тоннели алмазные псы, он обязательно бы ей стал, – но здесь все было иначе. Хоть ей очень не хотелось звать на помощь, но ничего другого не оставалось – она все-таки заблудилась и без посторонней помощи вряд ли могла найти верный путь. Набрав в грудь побольше воздуха Дипхоуп уже собиралась позвать свою подругу, но раздавшийся рядом с ней спокойный голос заставил звук застыть в её глотке.

– Ого. А ты что здесь делаешь? – удивленно спросил Блэйзинг Хорн, появившись из-за деревьев.

– Эм… я на задании… вот… Привет, Блэйз.

– Приветствую. И, да, я тоже на задании, – жеребец довольно улыбнулся и приблизился к Дипхоуп.

– Надеюсь, это задание не заключается в том, чтобы присматривать за нами?

– Ха-ха-ха, нет, конечно. Хотя я был бы счастлив, если бы мне иногда давали такие миссии… Ты, случаем, не к нашему камню шагаешь?

– Наверное, к нему, – неопределенно ответила молодая кобылка.

– Пойдем вместе? – предложил жеребец.

– Давай! – поспешила согласиться она.

И, поманив за собой земную, единорог отправился дальше.

– Да уж. Достаточно серьезный выпад в сторону паучьей расы, – поигрывая со своей бородкой, на ходу произнес Блэйзинг Хорн.

– Думаешь?

– Конечно! Отравить водоемы… Не самый добросердечный подход для пони, особенно если учесть, что пить из этих рек будут не только пауки, но и вся местная живность.

– Ой, об этом я не подумала, – охнула Дипхоуп.

– Так тебе об этом и не надо было думать. Сказали делать – делай. Другой вопрос, о чем думала Фаер?

– Не знаю…

– Да даже я мог случайно попить из этой реки, если бы ты мне ничего не сказала! Вот уж не ожидал… – рассердившись, Блэйз рывком раздвинул ветки и, округлив глаза, крикнул – Мерилайн стой!!!

Белая единорожка глоток за глотком пила воду из бегущего с вершины ручейка. Увидев их, она изогнула бровь и, как ни в чем не бывало, спросила:

– Что?

– Остановись! Вода же отравлена.

– Чего? – проглотив воду, единорожка оглядела своих перепуганных друзей и улыбнулась, – Неа. Фигня это всё.

– А как же яд? – удивилась Дипхоуп.

– Там обыкновенные прессованные водоросли и чуть-чуть красителя. Я уже вскрыла один из блоков и посмотрела. В общем, это не настоящее задание, а так… «проверка на вшивость».

– Которую ты, кстати, не прошла, – нахмурившись, пробормотал Блэйз.

– Почему это? Я же всё выяснила!

– А тебя об этом кто-нибудь просил? Ясное дело, что никто не будет давать такое задание новичкам, но это не означает, что ты можешь наплевать на приказы Файеркнайф.

– Но ты же…

– Мне можно! Эх, балда ты, Мери… – досадливо покачал головой огненный маг, а затем поинтересовался – Кирпичи хоть по истокам раскидать догадалась?

– Нет. Выбросила в ближайший водоем все. Смысл с ними бегать?

– Ну и дура.

– А что такого?!

– То, что Фаер обязательно проверит его выполнение. Если уже не проверила.

– Эм…

– Вот тебе и «эм». Давно бы уже полноправным членом организации была, если бы не самовольничала, – переключившись на Дипхоуп, Блэйз улыбнулся, – А ты молодец. Все сделала, как полагается. Настоящий палач, – без обид, только, я это в хорошем смысле говорю.

– Значит, ты все-таки за нами присматривал?

– Нет. Я здесь совсем по-другому поводу.

– И по какому же?

– Приглядывал за тюрьмой, которая недалеко отсюда расположена. Стражников считал, за распорядком дня наблюдал, узников смотрел – в общем, собирал информацию.

– Круто… – выдохнула Мерилайн, – А это случайно не та самая тюрьма, куда бухгалтерш из Ньюпони тауна увели?

– Та самая. И бухгалтерш, и ребят наших… Кстати, Хоуп, твои родители скорее всего тоже там сидят. Скоро, наверное, освобождать их будем. Ты рада?

– Я? Ну… – перепугаться и одновременно изображать радость, оказалось непросто, благо, закончить предложение ей не дала более импульсивная единорожка:

– А чего ждать-то? Пойдем их прямо сейчас освобождать! – крикнула она.

– Что? – удивился кольт, после чего закатил глаза и рассмеялся, – Ха-ха-ха, ну ты даешь! Там же почти три десятка охранников. Захватить тюрьму будет ой как непросто.

– Пфф! Всего три десятка, – фыркнула собеседница, – Разве это проблема для тебя? Ты их одним левым копытом уложишь!

– Так! Мне приказано было просто наблюдать, вступать с ними в бой и тем более кого-то освобождать мне не говорили.

– Ну и что! Давай, Блейз, подумай о тех несчастных пони, которые сидят за решеткой! Не можем же мы оставить их умирать!?

– Файеркнайф наверняка придумает, как их освободить.

– И когда это произойдет? Через месяц? Через год? Ты же знаешь, какая она нерасторопная. А ведь запертые там узники могут не пережить этого срока! Неужели ты хочешь быть виновником их смерти? Хоуп, поддержи же меня!

– Может не стоит… – ответила пони так тихо, как только могла.

– Ну, давай! Блэйзинг Хорн! Блэйзинг Хорн! – принялась повторять Мери, хитро глядя на единорога, который вот-вот должен был поддаться на её уговоры – Блэйзинг Хорн! Блэй…

– Всё! Достаточно! – прервал её жеребец, – Хорошо, я попытаюсь. Но мне потребуется твоя помощь.

– Я в твоем распоряжении! – расцвела Мери.

Стемнело. Пауки крайне редко покидали свои посты и не нуждались в смене караула, однако, как успели уже заметить бойцы за освобождение, им требовалось некоторое время на то, чтобы глаза адаптировались к темноте, и обыкновенное зрение дневное сменилось сверхчувствительным – ночным. Именно этим и воспользовались единороги, незамеченными подобравшись к самым стенам крепости. Дипхоуп же, которая в силу своей природы никак не могла помочь им в этом рискованном деле, осталась в перелеске наблюдать за окрестностями, чтоб в случае новой угрозы предупредить их об опасности припасенным заранее фейерверком.

– Ты уверена, что справишься? – еще раз тихо спросил Блэйзинг Хорн у своей ученицы.

– Еще бы! Накладывать защиту от огня я еще сто лет назад научилась.

– Очень важно, чтобы ты успела наложить её на каждого заключенного. Я ждать не буду. Зазеваешься – всю жизнь будешь корить себя за их смерть.

– Всё в порядке, Блэйз. Я справлюсь.

Блэйзинг Хорн некоторое время поглядел на плывущую по небосводу луну, после чего кивнул головой и произнес:

– Время пришло. Если ты что-то забыла, то времени на повторение у нас больше нет.

Жеребец активировал рог и, спустя несколько секунд, от него одна за другой начали отделяться большие огненные копии. Сначала две, потом четыре, восемь, шестнадцать… Как и другие морфы они во всем слушались своего создателя, а потому, едва колдовство закончилось, они синхронно поскакали вокруг стен тюрьмы. Сверху послышались удивленные возгласы. Повернувшись к ней, Блэйзинг Хорн скастовал еще одно заклинание, после чего Мерилайн почувствовала, как теряет физическую форму, обращаясь в невесомые искры. Сам же единорог превратился в жутковатого огненного элементаля, грива и хвост которого сменились на шлейф демонического пламени.

«Когда же ты и меня научишь превращаться в такое» – с завистью подумала кобылица, все сильнее разлетаясь по ветру.

Зазвучали отвратительные звуки духовых инструментов, сигнализирующие об атаке. К стенам поспешили поднятые по тревоге охранники тюрьмы. Верхушки башен ощетинились шипами.

Пауки не знали, как действовать при встрече с такой угрозой. Им вообще мало было известно о магических искусствах единорогов. Кто-то из разнервничавшихся защитников плюнул в сторону горящих коней ядом, но тот с шипением пролетел сквозь их огненные тела, не причинив клонам никакого вреда.

А потом, слушая мысленный приказ своего хозяина, морфы как один бросились в атаку. Готовые защищаться пауки сгруппировались, но именно этого и ждал от них Блэйз. В один прыжок оказавшиеся на стене копии добегали до своих противников и лопались от первого же их прикосновения, моргнув на прощанье вспышкой; безвредной, но столь яркой, что она могла временно ослепить и обычное существо, не говоря уж о тех, кому не посчастливилось обладать ночным зрением. Особенно, если существа эти даже не имели возможности зажмуриться, чтобы защитить свои глаза. Когда оба единорога оказались на стене, ослепленные пауки пытались на ощупь отбиваться от скачущих вокруг них огненным морфов. Испепелив запертую на ключ деревянную дверь, Блэйз пустил туда еще несколько копий, после чего направил туда и материализовавшуюся Мерилайн. Сам же с разбегу запрыгнул куда-то на крышу и принялся поливать оттуда огнем сооружения тюрьмы.

В помещениях начался пожар.

Оставшись одна, Мерилайн поспешила на нижние этажи. Эта «секретная» лестница напрямую соединяла меж собой пост охраны и камеры узников, для того, чтобы в случае чего охрана могла максимально быстро перекрыть пути отступления беглецов. В данном же случае, перекрывать их уже было некому. Пауки либо стояли на стенах, безуспешно пытаясь разглядеть хоть что-нибудь после ослепивших их вспышек, либо панически искали возможность потушить разгорающееся пламя.

Морфы не встретили ни одного противника, а потому Мери спокойно выбила дверь огненным шаром и вышла в коридор.

Как и предполагал Блэйз, никто из охранников не решился остаться с заключенными, тем более что в помещении уже слышался треск горящего пламени, а по потолку начал медленно расползался черный едкий дым.

– Все кто меня слышит, скорее, подходите к дверям ваших камер! – крикнула пони.

Напуганные узники встали со своих мест и выстроились перед небольшими решетчатыми оконцами. Единорожка не могла разбить мощные металлические двери, запирающие камеры, зато могла дать себе больше времени на поиски ключей, скастовав на заключенных защиту от огня. Но действовать приходилось быстро. С каждой минутой огонь подбирался к ним всё ближе, а камень, которым были выложены стены темницы, становился всё жарче. Где-то наверху Блэйзинг Хорн как мог развлекался с адским пламенем, расчищая им путь.

– Здесь есть еще пленники? – быстро спросила Мери у какой-то пони из крайней клетки, навесив на неё желтоватую ауру, позволившую игнорировать раскаляющиеся на глазах камни.

– Внизу. Они увели нескольких пони на нижние этажи.

Кивнув, единорожка поспешила к лестнице и спустилась на этаж ниже.

– Есть кто!? – крикнула она, остановившись в коридоре.

– Мы здесь! – раздались голоса со стороны лестницы.

Она опустилась еще ниже. В подземелья. Туда, где было особенно темно, но оттого не менее жутким казался треск пожирающего тюрьму пламени.

– Быстрее открывай эту чертову дверь! Я не хочу поджариться здесь заживо, – крикнул ей темногривый земнопони, который, судя по всему, давно уже тарабанил в дверь своей камеры.

– А я не могу, – тут же ответила Мери.

– Постой-ка, как – не можешь!?

Пожав плечами, пони скастовала на него и на сидящих в соседних камерах пленников защиту от огня и побежала наверх.

– Эй! Стой! Ты куда?!

– Я скоро вернусь! – не останавливаясь, ответила ему единорожка.

Времени на разговоры у неё не было. Несмотря на то, что она успела наложить на всех защиту, теперь ей следовало забрать ключи от камер и освободить пленников прежде, чем защита спадет. О том, что произойдет если она не успеет, она предпочитала не думать. Камни наверху клокотали и трескались, деревянные перегородки уже были охвачены пламенем. Тем лучше! По-крайней мере это гарантировало ей, что в комнате смотрителя точно не спрятался какой-нибудь особенно ответственный паук. Вот только, как оказалось, ключи ответственные пауки тоже решили не оставлять…

– Ой-ой, – охнула Мери. По спине её пробежали мурашки. Дыхание участилось.

Именно поэтому они и отказались от идеи сразу же бежать на поиски ключей, а вместо этого решили для начала обезопасить сидящих в камерах пони.

Почерневший от жара столик, наконец, вспыхнул. Следовало немедленно что-нибудь придумать, но что? Жечь металлическую дверь можно было сколько угодно долго, а искать ключи у одного из сбежавших охранников, у неё не было времени. Мозг единорожки бешено заработал. В панике она принялась снова и снова осматривать комнату на наличие в ней ключей. Может их просто спрятали? Нет! Бесполезно! Здесь она только напрасно тратила свое время.

В конце концов, взяв железяку помассивнее, Мери не нашла выхода лучше, чем попытаться выломать двери силой. Груз ответственности сильно давил на разум, на глаза навернулись слезки. Благо выход из сложившейся ситуации нашелся и без её участия. В коридоре распереживавшуюся единорожку окликнул прискакавший сюда с «парадного входа» Блэйз.

– Успела?

– Ключи, Блэйз… – начала, было, Мери.

– Не важно, – оборвал её жеребец, – Побежали.

Не задерживаясь на разговоры, огненный маг поскакал дальше по коридору. Когда они вернулись в камеры, он так же молча активировал рог, добела раскалив свое переднее копыто, и подбежал к первой двери.

«Я же совсем забыла про это заклинание…» – стукнула себя по лбу единорожка. Спелл придавал копыту заклинателя температуру Солнца, отчего даже камни плавились от такого прикосновения, не говоря уж о металле. Сделав то же самое и со своим копытцем, пони поспешила ему на помощь…

Полчаса спустя кампания из двадцати четырех пони уже медленно уходила в лес, бросая косые взгляды на догорающие остатки паучьей тюрьмы.

Когда последний из пони растворился в ночном лесу, навстречу им выбежала Дипхоуп:

– Вы вернулись! – обрадовалась она, после чего, увидев Блэйзинг Хорна в кампании с Найтмуном, несколько приуныла, – Привет Найт.

– Приветствую, Хоуп. Решила не оставлять любимое дело, а, бандитка?

– Угу…

– Да, она молодец, – сдержанно дополнил огненный маг.

Разговоры не сильно клеились. Радостные, но очень уставшие из-за нелегкой жизни за решеткой узники не слишком настроены были на общение. Большинство из них сейчас хотели только спать и искренне надеялись, что завтра, наконец, проснутся свободными пони, и их чудесное спасение не окажется всего лишь игрой больного воображения.

Углубившись в лес, они добрались до места встречи, и только здесь Блэйзинг Хорн разрешил им упасть на бок и ненадолго закрыть глаза. Скоро им предстоял еще перелет через горный хребет и только после этого, оказавшись в землях родной Эквсетрии, они могли бы почувствовать себя в безопасности.

Мерилайн бухнулась спать вместе с остальными. Устала сегодня. Дипхоуп же предпочла еще некоторое время побродить по ночной опушке, думая о своем дальнейшем пребывании в числе бойцов за освобождение Эквестрии.

– Найт мне все рассказал, – прервал её размышления голос единорога. Блейзинг Хорн стоял где-то неподалёку.

– Угу… – буркнула пони.

– Не стоило тебе обманывать меня там, в Охапеке, – серьезно сказал он.

– Угу, – Дипхоуп закусила губу.

– Я ведь тебе поверил…

– И что ты думаешь делать теперь?

– Не знаю. А ты? Если хочешь, я могу завтра же вернуть тебя родителям? Они, наверное, переживают за тебя.

– Нет, – после чего, чтобы единорог не понял её слова превратно, добавила, – Не хочу к родителям.

– А куда хочешь? – снова спросил он.

– Никуда. С вами хочу остаться.

На минуту в воздухе воцарилась тишина, но потом Блэйзинг Хорн все-таки ответил ей:

– Хорошо, я поговорю об этом с Пайп. Быть может, она будет не против.

– Спасибо.

– Но с одним условием!

– Хм?

– Поклянись, что никогда больше не будешь меня обманывать.

– Клянусь.

Так же тихо единорог удалился.

Когда настала полночь, и пегасы прилетели забирать двух кобылиц, их ожидал крайне неприятный сюрприз…