Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 21 (Часть 3 - Пастух) Глава 23

Глава 22

Глава, в которой Норд испытывает новые чувства

– И часто ты бывал здесь? – спросила земная пони, вновь вплетая в волосы красную ленту с иероглифами. Буквально пять минут назад она зачем-то намотала её себе на ногу, а теперь, видимо, решила вернуть всё, как было. Получалось у неё так себе – делать что-то на ходу копытами вообще было не лучшей идеей, – но она не оставляла попыток.

– Не то чтобы часто… – с некоторой неохотой ответил ей Норд, глядя по сторонам – На самом деле я здесь вообще не ходил.

– Как не ходил? – удивилась пони, на время прекратив свое действо, – Ни разу в жизни? Но ты ведь вырос в Понивилле, разве нет?

– Да, но как-то мне не приходилось пользоваться этой дорогой, да и не путешественник я. Домосед.

– Но при этом ты уже успел побывать и в Меняющемся плато, и в гарнизоне Колосса, и в землях каких-то морских щупальцеротых пони – Дипхоуп хитро прищурилась, – неплохой послужной список для «домоседа», не думаешь?

– Хех, да… может ты и права.

Норд задумался. С этой стороны он о себе еще не думал. До сих пор он принимал как должное тот факт, что ничего не видел в этом мире и лишь «планировал» посвятить жизнь странствиям, но теперь получалось, что видел он, на самом деле, побольше многих. Жизнь действительно успела помотать его по свету. Забавно, что подземная пони оказалась первой, кто это заметил.

– А вот мне так и не доведется где-нибудь побывать, – нарушила тишину Дипхоуп.

– Это почему?

– Ну, если я скоро отправлюсь обратно в Охапек, то кто знает, выберусь ли я еще хоть раз под свет Солнца или так и буду гнить в шахтах до конца своих дней, – она грустно вздохнула, погрузившись в свои безрадостные мысли, – среди алмазных псов, затхлости и треклятых штолен…

– Может, переждешь чуть-чуть, да обратно поднимешься? – предложил Норд.

– Шутишь? Для этого денег тонна нужна, а я даже то, что было потеряла. Глупый Блэйз, просила ведь его, не закапывать мой кошелек вместе с другими вещами!

– Эй-эй, ты бы поостереглась гнать на своих товарищей, – заметил кольт, – Они погибли все-таки.

– Да это почти неделю назад было, – отмахнулась от него земная.

– И? – Норд, едва заметно улыбнувшись, посмотрел на Дипхоуп.

– Жизнь продолжается, я не могу грустить о них вечно!

– Странная… – протянул Норд.

– Сам странный! – тут же парировала пони.

Норд усмехнулся. В её компании идти оказалось действительно проще. За эти несколько дней они сильно сблизились. Земной уже успел рассказать ей о всех своих похождениях, а она, взамен, рассказывала ему о своих. Получилось, конечно, не слишком много информации, ведь Дипхоуп мало где успела побывать, но зато она смогла дать ему вполне ясное представление о том, что творится сейчас в Эквестрии. Мало приятного, однако для себя Норд решил все-таки не особо прислушиваться к мнению тех, кто искусственно очерняет общую картину. Вряд ли всё могло быть настолько плохо. В конце концов, Солнце все также ярко светило над головой, леса и поля пока еще были столь же зелены и прекрасны, а попадающиеся по дороге в Понивилль жеребцы и кобылки вовсе не выглядели запуганными или притесненными.

«Криво завязала…» – раздался в его голове тихий голос.

– Что? – не понял Норд, на что обогнавшая его Дипхоуп обернулась и удивленно посмотрела на него.

«Криво, говорю, ленту свою нацепила, – пояснила ведьма, – На один бок всё свисает»

– Ааа… Ария говорит, ты ленту криво вплела.

– Правда? – пони остановилась и попыталась это проверить, но потом просто стянула её с волос и принялась переделывать.

«Может, поможешь ей? – предложила Ария, – Делать прическу без зеркала не так уж и легко, знаешь ли»

– Я? Не, я не могу.

«Что мешает? Настолько кривой, что ленту в гриву не вплетешь?»

– Да нет, дело не в этом…

«А в чем же?»

– Ну… она не просит, чего я буду навязываться?

– Норд. Эм, не мог бы ты помочь мне с этой ленточкой? – как будто бы услышав его разговор с ведьмой, попросила Дипхоуп, – Мне самой тут не справиться.

Она немного стеснительно улыбнулась, на что Норд, не в силах сопротивляться обеим своим собеседницам сразу, глубоко вздохнул и, натянув на лицо маску безразличия, подошел к кобылке:

– Ладно, давай сюда, – сказал он, после чего едва слышно проворчал, – И зачем ты только её снимала…

– Так предсказание же посмотреть хотела! – принялась оправдываться кобылица.

– И как? – безынтересно спросил кольт, после чего взял локон её черных как смоль волос и принялся накручивать на него ленту.

– Не знаю. Я же…

– Стой спокойно!

– Прости. Я же ни слова на языке восточных пони не понимаю.

«Как будто бы она об этом не знала, хитрюга» – хихикнула ведьма.

Заняло это от силы минут пять, но Норду почему-то показалось, что они проторчали там полчаса. В отличие от его ведьмы, Дипхоун не была вечно надухаренной и ухоженной, не тратила уйму времени на свою внешность, да и волосы её от крайне редкой встречи с водой и шампунем стали сальными и не очень приятными на ощупь, но зато он явственно чувствовал от неё какое-то тепло. То, которого не исходило ни от неживой Арии, ни от старика Саддама, ни от холоднокровного Скребка. Эти ощущения показались ему в новинку. Даже когда она поблагодарила его, и они продолжили свой путь, он почему-то еще долго продолжал об этом думать.

Через некоторое время лес по правую сторону от них начал медленно преображаться. Он стал куда более густым и угрюмым. Темным. На немой вопрос Дипхоуп, Норд сразу же пояснил ей, что это всего лишь Вечнодикий лес – зловещая волшебная роща, скрывающая в себе великое множество тайн и опасностей древней Эквестрии. Заходить туда без очень веской причины не следовало, но к счастью они и не собирались этого делать. Их конечная цель вот-вот должна была появиться за поворотом.

– Не самая живописная дорога, скажу я тебе. Старая, заросшая, да и к тому же расположена так, что не позволяет окинуть взглядом мой городок.

– А он красивый?

– Хех, не самый красивый, но, если уж тебе Ньюпони таун так приглянулся, то Понивилль по сравнению с ним – произведение искусства.

– Ну, посмотрим-посмотрим…

От таблички информирующей путников о приближении к Понивиллю осталась лишь покрытая мхом палка. Очевидно, постарались термиты или же более крупные обитатели расположенного рядом леса, которым вдруг срочно понадобилась дощечка с надписью «Понивилль». Так или иначе, но городок начался внезапно: просто в какой-то момент перед ними появился первый дом. Затем второй, третий. Все они стояли к путникам задом и отгораживались от подходящего к ним вплотную Вечнодикого леса невысокими садовыми изгородями. Их угрюмый вид и вечная тенистость этого места немного испортили первое впечатление, но Норд был уверен, что как только они выйдут из этого мрака и попадут на главную улицу, Дипхоуп ахнет от удивления.

Жаль, но этого не произошло.

На главной улице Понивилля, вместо прогуливающихся парочек и ярких цветочных клумб, их встретили сотни, – если не тысячи – пони, говоривших на непонятном лающем диалекте. Зебры. Почему-то он совсем о них позабыл. Вся улица от края до края оказалась заполнена обосновавшимся здесь полосатым народцем: всюду стояли наспех сколоченные деревянные хибарки, а то и вовсе обыкновенные шалаши, грудами лежал привезенный из родных земель скарб, бегали дети, горели разожженные зачем-то средь бела дня костры. Судя по всему их недавно переселили в эту часть Понивилля, ну, или же беженцев стало так много, что они уже заполонили весь городок.

– Тьфу! – в сердцах сплюнул раздосадованный Норд.

– Не так уж и плохо… – высказала свое мнение пони, – Почище Охапека, даже. Но на произведение искусства не тянет, если честно.

– Да нет же. Он здорово выглядит, просто из-за зебр этих…

– А, так это еще одни оккупанты? Да уж, тогда я могу тебя понять. Эти сволочи и в Ньюпони тауне всё заполонили.

– Ну, вообще-то они беженцы, а не оккупанты. У них там очередной безумный шаман к власти пришел, вот и бегут, кто куда может.

– Вместо того чтобы свои проблемы решать, – фыркнув, закончила за него кобылка.

– Ну, я не считаю, что именно ЭТИ зебры должны решать проблемы с тиранами-волшебниками, – На ходу ответил Норд. Найти нужный дом в нынешних условиях оказалось непросто, статуи пернатых божков и пестрые тряпки закрывали собой большинство вывесок у стоящих позади торговых лавочек.

– Ты прав, – продолжила диалог Дипхоуп, – Мирные жители тут не причем. Этим Луна должна заниматься.

– Хах. Вот и они, наверное, так думают. В итоге шаман творит, что хочет и никто ему не мешает.

– Нет, но земли-то южные эквестрийские теперь, разве нет?

Вместо ответа Норд резко повернул у знакомой таблички «Перья и Диваны» и без стука вошел в помещение. Зазвонил подвешенный под потолком колокольчик. Дипхоуп тенью проскользнула следом.

За время его отсутствия мало что в этом магазинчике изменилось: те же перья на полках, те же диваны в зале, тот же противный колокольчик над дверью, разве что за прилавком вместо супруги Тобиана теперь сидел какой-то молодой щупленький зебр, который, ничего не говоря, вопросительно уставился на вошедших.

– Брата позови, – подойдя к кассе негромко сказал Норд, после чего, воспользовавшись паузой, повернулся к Дипхоуп и повторил, – Тоби хороший джентлькольт, еще и семейный. Погостишь месяц у него, а там и поезд подойдет. Нормально всё будет.

– Угу… – без особого энтузиазма промычала пони.

– Брата? – как будто бы проснувшись, переспросил зебр.

– Да.

– Брата позвать? – снова спросил он.

– Да-да-да! – нетерпеливо ответил Норд, – Иди уже.

Зебр закивал головой и убежал в подсобку. Послышался шум какой-то возни, громкие голоса, топот, стук, а затем зебр вернулся в зал, ведя за собой еще одного южанина. Очень похожего на первого, только покрупнее.

В воздухе повисла гнетущая тишина.

– Брат, – представил пришедшего зебр, указав на него копытом.

Второй зебр, который, похоже, совершенно не знал эквестрийского что-то спросил, хмуро глядя на Норда.

– Эм. Я имел в виду моего брата. Моего, а не твоего, понимаешь? – попытался разъяснить ему земной, чем вызвал еще больше недоумения на лицах зебр.

– Б-брата… – как-то уж совсем обескуражено повторил зебр.

– Владельца магазина позови, – вмешалась Дипхоуп.

– А-а-а! Хорошо, – зебр снова быстро закивал головой и поспешил наверх.

– Боюсь, они могут не догадываться о вашем родстве, – заметила пони.

– А… Ну, да, верно… – поняв свою ошибку, Норд задумчиво почесал загривок.

Очень скоро зебр вернулся в зал и встал за прилавок, а еще через минуту на лестнице появился и сам Тобиан. Странно, но сегодня на его лице не было обычной для жизнерадостного земнопони улыбки. Судя по всему, он с головой ушел в какие-то свои мысли и уж никак не рассчитывал на появление гостей. Еще с лестницы завидев Норда, он с некоторой долей иронии произнес:

– Возвращение блудного земнопони? В который раз уже?

– Да я ненадолго… – немного смутившись, промолвил Норд.

– Да я понял, – оборвал его Тоби. Сегодня он определенно не настроен был шутить.

«Что за муха его укусила?» – подумал кремовый земнопони, глядя на подошедшего к нему старшего брата. Он хмурился и переводил взор то на Норда, то на его молодую спутницу.

«Как удивительно, что он не скачет от радости, да, деревенщина? – с напускной серьезностью пробормотала ведьма, – В конце концов, ты ведь всего лишь в очередной раз свалил посреди ночи, никого не предупредив. И почему он должен на тебя сердиться?».

– Да, уж нехорошо вышло… – так, чтобы никто не услышал, ответил ей пони.

«Ничего, это только начало» – предрекла Ария.

– Нет, что ты. Нормально вышло, братец, – сухо сказал владелец магазина, посчитав, видимо, что реплика Норда относилась к нему, – Вполне в твоем стиле.

– Эм… Я, вот, кобылку тебе привел. Она тут поживет с вами, пока её поезд не приедет, ладно?

Некоторое время Тоби молча смотрел на него. Бровь его медленно поползла вверх. Возникло ощущение, что он еще чего-то от него ждет – улыбки, жеста, – но, очевидно, так ничего и не дождавшись, вдруг спросил:

– Ты что, шутишь?

– Нет, – вполне серьезно ответил кремовый земнопони, – Просто ей в Охапек нужно, а поезда редко ходят, вот я и решил…

– Что сможешь заселить её в чужой дом? Незнакомую лошадь? Я, конечно, все понимаю, Норд, но это уже слишком.

– Да что не так-то?! – рассердился кольт.

– Всё не так! – вдруг крикнул на него Тобиан, глаза его пылали, – Ты уже надоел всем в этом доме, понимаешь?! Сначала родителям кровь сворачивал, теперь решил на нас с Бэр перекинуться, да? Не хочешь жить как все нормальные пони?! Пожалуйста! Живи! Сваливай без предупреждения, бродяжничай, где попало, занимайся, чем хочешь. Только тогда будь добр не приходи сюда больше. Забудь про это место, ясно!?

– Ну, я ведь не для себя прошу…

– А для кого? Для этой б… – он, видимо, хотел сказать еще какое-то слово, перекинув свой взор на немного растрепанную Дипхоуп, но всё-таки, будучи вежливым и интеллигентным земнопони, сдержал себя.

– Ясно. Значит, денег ты ей на билет тоже не дашь…

– Пошел вон, – грозно сказал Тоби и, всем своим видом показав, что разговор окончен, указал копытом на дверь.

Оба зебра и Дипхоуп во все глаза смотрели за разворачивающейся на их глазах семейной драмой. Глубоко вздохнув, Норд не стал продолжать эту малоприятную беседу, а вместо этого кивнул, молча развернулся и вышел за порог. Почти сразу рядом с ним появилась и зеленая кобылка.

– Чего это он так? – тихо спросила она.

Вместо ответа Норд пожал плечами. Ему не слишком хотелось как-то комментировать произошедшее.

– Может, случилось чего? Ты ведь так и не спросил у него.

– Пойдем отсюда.

Это было еще одно новое чувство, которое он испытал сегодня. Оказалось, что окружающие его пони никогда не были в восторге, от его «похождений». Оказывается, они тоже могли обижаться. Таить в себе злобу. Он привык видеть Тобиана беззаботным весельчаком, который порой раздражал его своими подколками, оригинальность которых, обычно, оставляла желать лучшего, но чтобы таким… Наверное, пока его не было они долго обсуждали его персону и, наверное, это как-то повлияло на мнение Тоби. Ведь не мог он просто так взять, и изменить свое к нему отношение на диаметрально противоположное?

– Наверняка Блюберри постаралась… – сердито предположил Норд.

«А может, у него действительно что-то произошло, не думаешь? – спросила Ария, – Что-то, что не позволило ему в очередной раз отшутиться».

– Не знаю. Но в Понивилль я больше не вернусь.

Она так часто подвергала риску их жизни. Он всегда предупреждал её об опасности, но она не слушала и всегда настаивала на своем. Опасные пещеры, непроходимые болота, наглые и бесцеремонные вылазки на территорию врага… В какой-то момент эти словесные перепалки превратились для неё в игру – традицию, которую свято чтил Блэйзинг Хорн. Как перетягивание каната, в котором он всегда уступал ей первенство. Наверное, он, как и Мери, тоже поверил в свое бессмертие. Думал, что удача никогда не отвернется от него. Настолько привык к тому, что камни падают в сантиметре от него, что совсем забыл о том, что иногда они могут упасть и на сантиметр ближе. А может ей это только казалось, и соглашался он на все эти безумия только лишь из-за того, что боялся разочаровать её? Чтобы не выглядеть слабаком в их глазах? Как те жеребцы, что на спор сбивают молодые деревья лбами лишь бы покрасоваться перед кобылицами и плевать, что цена этой глупости большая шишка, а то и сотрясение мозга.

«Ты не должен был соглашаться…» – печально подумала она.

А может быть, это ей не стоило предлагать? Может быть, именно ей стоило, наконец, трезво оценить ситуацию и промолчать? Хоть раз заткнуться и сделать всё так, как велела Файеркнайф – не в пример более умная и расчетливая кобылка. Все те пони, которые погибли там – погибли из-за её глупости. Омела, Миррор Крейк, Дипхоуп и даже её собственная сестра. Они погибли там только благодаря тому, что маленькая единорожка вдруг захотела показать себя и в очередной раз подзужила Блэйза нарушить приказ.

«Слава Богиням, они об этом не знали»

Они – нет, а она…

Чувство вины не собиралось оставлять её. Сдавливало и сдавливало её сердце, срывало дыхание. Требовало немедленно понести наказание, но как? Что ей следовало сделать, чтобы на душе не было так ужасно больно? Запретить себе есть всё, кроме полыни? Биться головой о землю? Убить себя? Всё что угодно, лишь бы почувствовать себя прощенной.

«Вернусь, и всё расскажу Файеркнайф, и пусть она решит мою судьбу!» – твердо решила для себя пони.

Когда она выбралась из леса, солнце уже высоко поднялось над Эквестрией. Пауки давно перестали преследовать её, а потому она могла спокойно идти, не оглядываясь по сторонам. Вскоре впереди она увидела знакомое ей озеро, ведущее к убежищу и, недолго думая, шагнула в него.

Холодная вода легко приняла в себя маленькую лошадку, заменив чириканье птиц и прочие звуки характерные для лесных массивов, на монотонный гул массивов подводных. Дорога была не из легких. Именно таким и должен был быть путь к искуплению. Раз за разом, почти задыхаясь, она доплывала до очередной полости в скальной породе и выныривала там, чтобы получить глоток драгоценного кислорода, а затем вновь продолжить плыть. Вынырнув в последний раз, она с содроганием сердца взглянула на их убежище. Вот уж действительно – небесная обитель. Нестерпимо-яркий столб солнечного света как будто бы специально падал в самую середину подземного поселения, превращая его в нечто сакральное. Это можно было принять за чудо – добрый знак – и в какой-то момент она даже была уверена, что так оно и есть, но реальность оказалась куда прозаичнее.

Столб света осветил это место вовсе не по велению высших сил. В потолке зияла огромная дыра, с которой до сих пор свисали тонкие нити рассохшейся от времени паутины. Все-таки пауки сумели добраться и досюда…

В убежище больше никого не осталось.

Побродив мимо покрытых подземными грибами и лишайниками строений, она явственно увидела там следы борьбы – сдаваться без боя её соратники не собирались, – вот только что с ними стало? Успели ли оставшиеся члены организации убежать, или же жестокие пауки пленили их всех, а то и вовсе – беспощадно убили. Пони не знала этого. Знала только, что теперь она осталась совершенно одна.

Больно закусив губу, чтобы сдержать слезы, Мерилайн скастовала единственное известное ей заклинание полета и, невесомая, медленно полетела вверх. К проклятому свету.

– Норд…

Нет ответа.

– Норд.

Снова тишина.

– Норд! Я решила. Я с тобой пойду.

Занятый общением со своей «невидимой спутницей» земнопони вдруг обернулся и сердито спросил:

– Зачем это? Мне попутчики не нужны.

После Понивилля Норд определенно стал куда более угрюмым. Часто хмурился и молчал, лишь изредка бормоча что-то своей Арии. Такой он казался ей куда более странным и даже немного пугающим, но она всё равно твердо решила остаться с ним.

– Нет, ну а что? – вновь произнесла Дипхоуп, в надежде вывести его на разговор – Мне ведь больше некуда податься.

– Есть куда, – тут же ответил собеседник, – Устройся на работу, заработай денег на билет и езжай в Охапек. Уверен, многие пони войдут в твое положение. А я занят. У меня очень важное дело.

– Ага. Теперь и у меня тоже. Ты ведь Селестию ищешь, так? Вот и я теперь её искать буду. Вдвоем веселее!

– Ария говорит, нас уже и так двое.

– Тогда втроем! – быстро поправилась пони.

Норд снова замолчал. Подойдя поближе, она расслышала, как он полушепотом промолвил: «Нет, она быстро устанет и вообще, я не хочу ни за кого отвечать. Мне и тебя достаточно». «Нет… Нет, я не имел это ввиду, просто…» – глядя в пустоту земной как-то неуверенно улыбнулся, а потом поморщился. Дипхоуп поспешила отойти.

– Экм-хм. А между прочим, когда я в шахтах была, то порой по нескольку дней без передышки ходила.

– Вот и хорошо… – протянул жеребец. Очевидно, это его не слишком убедило.

– И вообще я достаточно самостоятельная. Тебе не придется на меня тратиться. Вообще. Я сама смогу себя обеспечить.

Вернувшись в реальность, Норд посмотрел на неё:

– Нет. И тебе тоже, – буркнул он.

– О! Придумала! – воскликнула кобылка, – Давай ты будешь искать принцессу или что ты там делаешь, а я буду просто идти рядом. Почти незаметно!

– Хах, как будто бы это что-то изменит, – рассмеялся Норд.

– Конечно, изменит! Мы даже можем делать вид, что незнакомы друг другу. Ну как?

Предложение ясное дело было бредовым, но и логика этого пони, как уже успела заметить Дипхоуп, не отличалась заурядностью, именно поэтому она и рассчитывала, что её замысел сработает.

– Так, ладно, – после недолгого размышления сказал Норд, – Я сейчас направляюсь в Кентерлот, к еще одной моей старой знакомой. Так вот, если ты хочешь идти со мной, то для начала приведи себя в порядок.

– Хорошо. Эм, а что со мной не в порядке? – Дипхоуп осмотрела себя с ног до головы, – Я нормально выгляжу.

– Нормально для подземного города алмазных псов, но не для столицы Эквестрии.

– Эй! Ты тоже не выглядишь аристократом, между прочим! – рассердилась было поняшка, но потом, заметив, что Норд все-таки выглядел достаточно чистым, по сравнению с ней, осеклась и уже спокойней закончила, – Ладно. Хорошо. Искупаюсь в следующей же реке, которая встретится нам по дороге, идет?

– Идет, – улыбнулся земной, а затем добавил – Ария говорит, что ты будешь выглядеть куда привлекательней, если начнешь следить за собой.

– А, ну если «Ария» говорит, то… – отведя взор, буркнула пони.

Эх. И на что только не пойдешь, чтобы не остаться в одиночестве.

Пони пнула небольшой камешек. Раз за разом отскакивая от каменной же мостовой и многочисленных бордюров, он полетел дальше, создавая при этом много шума. Достаточно, чтобы звук этот прекрасно слышали все, кто находились сейчас вокруг разрушенной статуи, посвященной героине Ньюпони тауна. Снесли её, как оказалось, еще несколько дней назад и даже успели вывезти отсюда осколки, но для Мерилайн это все равно стало неприятным сюрпризом. Потеря статуи означала для неё окончательное поражение «борцов за освобождение Эквестрии». Да и всего города в целом.

Другие пони, столь же опечаленные, как и она сама тихо проходили мимо, стараясь не тревожить её. Она была не единственной, кто в этот вечер находился здесь. Многие пони навещали место потерянной гордости Ньюпони тауна. Жаль, что никто из них не говорил ни слова. Жаль, что никто не имел в себе сил подойти и спросить, отчего она такая грустная. Мерилайн так хотела выговориться.

«И как это весь город сумел в одночасье потерять свою душу?» – беззвучно спросила себя единорожка. Большой город стал особенно серым сегодня.

Через некоторое время единорожка вдруг развернулась и направилась в сторону дома. Стемнело. Она не очень хотела оставаться здесь ночью, когда по городу начнут шастать паучьи патрули.

Словно услышав её мысли из-за поворота появились одетые в форму городской стражи членистоногие. Их одинаковые, ничего не выражающие морды уставились на неё. Любой из них мог быть одним из тех убийц, которые перебили отряд Мерилайн. Добежали до города и просто сменили форму. Думая так, единорожка сама не заметила, как взгляд её из опустошенного вдруг стал озлобленным. Не ускользнуло это и от идущих ей навстречу пауков. Один из них, проходя мимо пони, с напускной грозностью рыкнул и клацнул зубами, чем вызвал хохот у своих сослуживцев. Они просто смеялись над ней. Им было плевать на это слабое и беззащитное создание, которое ничего не могло противопоставить их скорости, реакции и смертоносным шипам. Они уже победили. Странно, что она не поняла этого раньше.

Она поспешила дальше.

…Уставшая, и по уши вымазанная в болотной тине единорожка постучала в дверь. Она не открылась. Пони прислушалась, ожидая услышать шаги, но ничего не было. Тогда Мери постучала еще раз. Затем еще. А потом начала просто тарабанить в дверь со всей силы, пока в какой-то момент она с грохотом не распахнулась и на пороге не появилась злющая как химера Блюпайпер:

– Ты совсем охренела?! – рявкнула она.

– Привет, Пайп! – довольно улыбнулась пони.

– У тебя же ключ есть, бессовестная, – чуть более спокойно сказала сестра.

– Да? Ой, а я и забыла, – продолжая улыбаться соврала Мери, – Пустишь к себе?

– Такую попробуй не пусти. Грязная, вонючая – фу. Где тебя носило?

– Т-с-с-с, это же тайна! – заговорщически понизив голос сказала пони, – Дома расскажу, пойдем.

Блюпайпер посторонилась и пропустила сестру в квартиру, после чего дверь медленно затворилась, погрузив мир в темноту…

Мери с вытянутым копытом стояла напротив заветной двери. В подъезде снова не было света. Машинально она собиралась постучать, но в последний момент почему-то остановилась. На глазах её вновь появились слезы. А может если хорошо постараться?.. Если стучать снова и снова, может, всё станет как прежде? Нет. На этот раз ей точно никто не откроет. В этот раз всё будет иначе.

Только теперь она начала понимать, как много она потеряла в том лесу. Как много значила для неё Блюпайпер и как ужасно, что она больше никогда не сможет её увидеть.

Так и не коснувшись двери, единорожка поспешила выбежать из подъезда. Эту ночь она провела в парке.