Автор рисунка: Stinkehund
что не

ты

— Это… Это вообще что… Да как ты… — Твайлайт в изумлении глотала воздух.

— Это… Я ведь, да?.. Грива, шерстка… Но что тут, Дискорд подери, происходит?!

Совелий таращился на собеседницу, не рискуя высказать свое предположение.

— Спайк, какого… Что ты, блин… — шокированная единорожка не отрывала глаз от «картины».

— …И что это такое я лижу?

— Ху?

— НЕТ, НЕ ХУ!!! Да и вообще, это больше смахивает на рог. Длинный, белоснежный… Рог. – библиотекаршу перекосило.

— Спайк… Ты что, подслушивал?..

* * *

— Вы понимаете?.. – единорожка грустно взглянула на принцессу.

— Конечно, Твайлайт. Тебе нужно немного успокоиться. – Селестия тепло улыбнулась и нежно провела крылом по холке ученицы, дрожащей от волнения.

— Я… Я столько времени потратила на изучение магии дружбы… Но время идет, подружки пытаются мягко намекнуть, что пора дружить и с жеребцами… Ну, Вы понимаете, — Твай слегка смутилась, — Найти «особого пони». Но мне так… Страшно, и… — кобылка тихонько всхлипнула.

— Ну, Твайлайт… — слегка обескураженная принцесса отчаянно пыталась подобрать нужные слова, чтобы успокоить грустящую протеже.

— Что? Что я могу им предложить? Свои знания? Так они им не нужны. Я не такая грациозная как Рэрити, во мне нет природного обаяния Флаттершай, да что там – я даже не смогу разрядить возникшую неловкую паузу, как Пинки! Я — пони средней привлекательности, с трудом могу подобрать тему для разговора с противоположным полом – ту тему, которая была бы интересна не только мне, по крайней мере. Я не имею ни малейшего представления, как строить отношения с жеребцами. И с каждым днем, мне все труднее увиливать от вопросов подруг на эту тему. Я… Я не знаю, что делать… — сломавшись окончательно, единорожка громко всхлипнула, уткнувшись мордочкой в бок принцессы.

Аликорн нежно поглаживала гриву лавандовой единорожки, пока та пыталась проплакаться. Селестия мягко приобняла крылом ученицу, подтянув ее к себе поближе, словно заботливая мать, успокаивающая испуганное дитя.

— Твайли… — в голосе принцессы проявились новые, доселе не слышанные нотки, — Тебе не стоит так переживать. Поверь, это вовсе не повод для волнений. Все пони проходят через это. Рано или поздно, у тебя тоже появится кто-то «особенный»… Кто-то, кто всегда будет заботиться о тебе. Кто-то, кто всегда выслушает и поймет, — Селестия мягко подняла голову Твай за подбородок и взглянула ей прямо в глаза – Кто всегда будет готов разделить твои беды. Ты веришь мне?.. – трепетно спросила она.

— Я... Я Вам верю, принцесса. – шепотом ответила Твайлайт, широко раскрыв глаза.

— Тия, Твайли. Ты же знаешь, ты всегда можешь так меня называть, когда никого нет рядом.

— Т-т-тия… Я…

— К тому же… Ты ведь в курсе, что необязательно искать кого-то «особенного» среди жеребцов, не так ли?.. – вкрадчиво поинтересовалась принцесса. – Твоя вторая половинка может оказаться ближе, чем ты думаешь.

— Тия…

— Тш-ш… — аликорн мягко прикрыла копытом рот Твай, после чего, одарила смущенную единорожку нежным поцелуем.

— Твайли, не бойся. Доверься мне. Никто не узнает. Если только не будет подслушивать нас за дверью. – Селестия игриво подмигнула. – Пришло время нового урока для моей любимой ученицы.

— К-какого?.. – робко спросила кобылка.

 — …Лизни мой рог, Твайлайт.

Зрачки единорожки расширились от волнения.

— Ч-что, прямо?..

Тия мягко улыбнулась.

— Да. Поверь, ты получишь не меньшее удовольствие, чем я. Средоточие моей силы весьма приятно на вкус. – принцесса похотливо улыбнулась, вновь целуя озадаченную ученицу, придавая той уверенности.

— Я… Попробую.

Принцесса медленно опустила голову, поднося рог ближе к Твайлайт. Та слегка замешкавшись, все же решилась лизнуть его кончик.

— Ммм… Ты чувствуешь?.. – тихонько мурлыкнув, спросила Селестия.

Твайлайт чувствовала. Стоило ее язычку коснуться рога принцессы, как его словно пронзило несколько иголочек, уколов легким магическим разрядом. Но спустя мгновение, болезненные ощущения испарились. Лизнув рог глубже, Твайлайт почувствовала, как по ее телу пробежала волна приятного тепла, схожего с теплом от глотка крепкого сидра. Желая вновь испытать это чувство, кобылка заглотила рог наполовину, томно постанывая от удовольствия.

— Твайли, ты лучшая ученица, что у меня когда-либо была. Я… Люблю тебя.

Покрасневшая единорожка, с трудом оторвалась от «божественного источника удовольствия».

— Тия… Я тоже тебя…

— А-А-А-А-А-А-А-а-а-а-а-а-а-а!!! – Твайлайт проснулась, в ужасе вскочив с кровати, тяжело переводя дыхание.

— Дискорд… Раздери… — библиотекарша бешено терла глаза, пытаясь выбросить из головы увиденную картинку. Но проклятые кадры сновидения, словно выжгли на обратной стороне ее век. Твай побежала в ванную и опустила голову под ледяную струю воды.

— Эмм… Твайлайт?.. – в ванную, громко зевая, вошел заспанный дракончик. – С тобой все в порядке?..

Единорожка хмуро подняла голову на зеркало, и уставилась на мрачную мордочку в отражении.

— Нет, Спайк. Не в порядке. – пробурчала кобылка и поскакала в зал библиотеки.

Удивленно почесав затылок, ассистент пошел вслед за Твайлайт. После чего, застыл в изумлении.

— Ты… Ты что, сжигаешь… Книги?!.

Твай стояла около камина и методично зашвыривала в него книжку за книжкой.

— «Пятьдесят оттенков сена», «Понинуэль», «Любовь и пони»… Все в топку.

Шокированный столь странным поведением, Спайк осторожно взял в лапы одну из книг.

— Это… Разве это не книжки Рэрити, которые она тебе одолжила на прошлой неделе?.. Она же обидится и…

Твайлайт бешено зыркнула на дракончика.

— Эмм… Так, ладно, разбирайся сама. Я… Спать пойду, ага?..

Кобылка вернулась к уничтожению «пагубной литературы».

— …Да. Точно пойду.

Поднимаясь по лестнице, Спайк мог поклясться, что слышал громкий скрежет чьих-то зубов.

* * *

— О-о-о, нет… — библиотекарша хлопнула себя копытом по лбу. – Ты что, слышал как я говорю во сне?..

— Ху!

— Что? Это был ночной кошмар! Такая вещь, которую невозможно контролировать!..

— Ху?

— Ну… — кобылка помотала головой и загорелась ярким румянцем, — Конечно кошмар! А как еще это назовешь?.. – единорожка смущенно вернулась к дневнику.

— Это же позор! Стыд. Срам! А если он проболтается?.. Я просто обязана все выяснить. – она тяжело вздохнула и раскрыла книжечку.

«Твайлайт меня порой просто поражает. Думаешь, что видел все что угодно, но нет. Всякий раз, она умудряется насмешить меня чем-то новеньким».

— Ухохочешься.

«Сегодняшний день не стал исключением. Я смеялся до колик. Хорошо, что Твайлайт об этом ничего не знает. Еще обидится. Хотя, она больше бы обиделась, если бы узнала, что я рассказал обо всем Пинки».

— Не-е-ет, Спайк!!! – Твай болезненно скривилась. Совелий издал звук, похожий на фырканье.

«Это надо было видеть. Когда я показал Пинки свой рисунок, она расхохоталась так сильно, что разбудила малышей Кейков. Впрочем, миссис Кейк не смогла на нас накричать, потому что сама смеялась минут пять, увидев картинку. Так же, как и мистер Кейк».

Единорожка забилась головой об стену.

«…Да что тут скажешь? Твайлайт порой так погружается в чтение, что совершенно отрывается от реальности. Как и вчера, когда она читала очередную книгу Рэрити, настолько увлеклась, что не заметила, как запачкала себе мороженкой всю мордашку. И еще минут пять так просидела, даже этого не осознавая. Ну чем не сценка для рисунка?..»

Твайлайт тупо уставилась в книгу.

— …Иди ты в круп, Спайк. – хмуро пробурчала единорожка, зашвырнув дневник за шкаф. Правда, будучи взвинченной, слегка промахнулась: книжечка стукнулась об мебель и свалилась на пол, распахнувшись где-то посередине. Твайлайт мрачно взглянула на Совелия.

— Ху! – пернатого друга, похоже, ситуация крайне забавляла.

— Знаешь, теперь я хотя бы понимаю, почему миссис Кейк ТАК на меня смотрела, когда я покупала у нее маффины. Сомневаюсь, что Спайк объяснил ей, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО изображено на той картинке. – сквозь зубы процедила она и поплелась к шкафу за оброненной книгой.

— Ху!

— А что остается?.. Я дневник НЕ читала, слышишь? Следовательно — не могу знать причины их смешков. Просто не буду приходить в «Сладкий уголок» на протяжении… Месяца. Глядишь и забудут. Или нет. В любом случае – спасибо моему ассистенту. – скривив губы, подытожила она.

Твайлайт подошла к дневнику и хотела было вернуть его за шкаф… Но, от открывшегося зрелища, у единорожки глаза полезли на лоб.

— ТАК ЭТО ПРАВДА?!