Автор рисунка: Devinian
Часть вторая. Часть четвертая

Часть третья

Ночь выдалась совершенно холодной. Темное небо затянуло непроглядными тучами, словно кто-то пытался скрыть и без того слабый свет Луны.

Селестия и её сестра даже не пытались очистить небо своей магией. Они просто продолжили свой путь.

Извилистые тропинки, словно белые ручьи, стекались в одну линию, расширяясь и уводя гостей все дальше и дальше в сады.

Чуть дальше всего этого находилась изысканная выставка Изваяний, отгороженная от Площади не только аллеей с невысокими декоративными деревцами.

Остановившись, Селестия сконцентрировалась, представляя непроницаемый купол, что сейчас укрывал землю на многие мили вокруг, защищая всё, что будет происходить здесь от любого случайного зрителя.

— Сестра, нам пора.

Светозарная позволила себе слабо улыбнуться. Она знала, что медлить нельзя, но все равно старалась оттянуть этот момент до последнего.

— Да, Луна.

Статуи выплывали перед ними из полумрака и тумана медленно, торжественно, словно красуясь искусно сработанными гранями.

Действительно, подобные творения могли бы украсить любое здание в каком угодно городе, начиная от административных построек и заканчивая дворцами аристопони.

Их глаза быстро приспособились к тусклому освещению, позволяя разглядеть все детали скульптур, включая бронзовые таблички с краткой исторической справкой.

Ложь. Ложь. Ложь.

Всё это место было одной большой ложью.

Проходя мимо первого изваяния, Селестия не смогла удержаться от короткого взгляда в его сторону, зацепившись за отрывок:

…становления Эквестрии и защиты приграничных земель от нашествия…

Фальшивка.

Ей не нужно было читать дальше. К сожалению, она помнила текст, составленный ею лично, наизусть.

Сколько времени она провела в глубочайших подвалах Кантерлотского Хранилища Свитков, подгоняя фальсификацию под исторические события, чтобы несоответствия с действительностью было как можно труднее обнаружить и опровергнуть?

О, она прекрасно помнила, кем на самом деле является эта статуя гордого единорога, зажавшего в копытах древко копья.

Но сейчас не было времени отвлекаться на эти, пусть и неприятные, но незначительные осколки истории. Хоть здесь было открытое пространство, Светозарная отчетливо ощутила, как ей не хватает воздуха, как само пространство сжимается тисками вокруг её груди, стараясь забрать жизнь.

Как и каждый год до этого.

Первая вспышка воспоминаний.

«Отвратительно мерцая в изломанных лучах света, к её копытцам подтекли ручейки крови, смешанной с шоколадным молоком.

— Посмотри, какую забаву я придумал для них, — пронзил уродливо искаженное помещение тихий, вкрадчивый голос.

Циклопическая чаша с прозрачными стенками висела в воздухе прямо перед ней, позволяя каждому гостю насладиться круговоротом желе с агонизирующими внутри существа, которых водоворот на несколько секунд вышвыривал на поверхность, давая возможность на мгновение откашлять зеленоватую жижу, но почти сразу же утягивая обратно в зловонное озерцо.

Она с трудом смогла перевести взгляд на носителя Хаоса. Теперь его горящие ненавистью глаза закрыли ей весь обзор.

— Ты привела с собой армию, которая лишь с твоей огромной помощью повергла моих созданий? Но зачем? – его рот искривился в усмешке, блеснув непропорционально огромным клыком. — Почему бы нам не уравнять шансы?

Вспышка телепортации на мгновение ослепила её, но Селестия почти сразу же нащупала точки входы и выхода, намереваясь последовать сразу же за безумцем.

Она переместилась по не успевшему исчезнуть проходу как раз вовремя, чтобы успеть увидеть кружащегося высоко в небе духа Хаоса, прямо над её армией.

В тот самый момент, когда он закричал.

Акустическая волна истошного вопля смела её ураганом, смяв магический щит, словно того и не существовало. Казалось, само небо было готово расколоться и упасть вниз бесчисленными осколками стекла от невыносимо высокого звука. Что уж говорить о смертных существах…

Небо было расчищено в секунды.

Все пегасы с криками боли рухнули вниз, единороги и земные пони не смогли даже устоять на ногах. Устрашающие военные воздушные машины устремились к земле, покореженные и жалкие, подмяв и раздавив под своими агонизирующими останками сотни солдат.

Осадные системы раскачивались, словно колосья пшеницы на ветру, стальные канаты не выдерживали и с мерзким скрежещущим звуком лопались.

Никто не сможет сказать, сколько живых лишились зрения и слуха в эти мгновения…

Волна пыли, обломков, изломанных тел смела все на несколько сотен скачков вокруг.

Постоянно расширяющееся кольцо разрушений усмирили лишь далекие заснеженные пики, вздрогнувшие от остатков эха...

Дискорд, извиваясь в воздухе, экзальтированно наслаждался устроенным представлением.

Спустя мгновение, он уже находился прямо перед ней, завораживая её взглядом новых и новых пар глаз, открывающихся по всему змеевидному телу, смакуя звуки собственного голоса:

— Теперь… наши шансы равны. Может быть… Совсем немного…»

Вздрогнув, она наконец смогла вырваться из короткого затмения разума. Селестия и не заметила, что преклонила колени посреди дорожки.

Луна с тревогой смотрела на неё.

Истинная аллея кошмара только что вежливо поприветствовала их.