Автор рисунка: Stinkehund
Ночной страж

О воронах и письменных столах

... Завершая свое письмо, упомяну загадку, которая, быть может, заинтересует тебя, Твайлайт. Я нашел ее в одной старой книге и потратил уже несколько дней, пытаясь придумать ответ. Звучит она так: "Чем ворон похож на письменный стол?". Признаюсь честно, я не смог найти хоть сколько-то достойное решение, быть может это сделаешь ты?

Из невообразимо далеких краев,

твой верный Друг.

Твайлайт положила удерживаемое телекинезом письмо и задумалась, не спеша писать ответ. Перечитав загадку еще раз, она припомнила, что уже слышала что-то похожее. Хотя нет, не слышала, кажется, читала. И, если она не ошибается, это было в "Calidum historias pultrellae vitae magna", которая как раз лежала где-то здесь. Охваченная любопытством кобылка направилась к ближайшей книжной полке, по пути выкрикнув привычное:

— Спайк!

Спустя шесть часов чтения книг и восемь чашек чая, щедро приправленных ворчанием дракончика, Твайлайт подошла к окну и рассеянно посмотрела на виднеющиеся вдали закатные отблески шпилей Кантерлота.

Загадки нигде не было.

Более того, ответа на нее тоже: Спаркл сравнила все имеющиеся в справочниках данные, характеризующие воронов и письменные столы, но так и не смогла найти оптимального решения. Вне всякого сомнения, некие сходства прослеживались, но все они были недостаточными. Одинаковая магическая отражаемость по шкале Старсвирла была, пожалуй, единственным, что по-настоящему объединяло столы и воронов, но это, в сущности, относилось к любой живой или когда-то бывшей живой материи.

Можно было поддаться соблазну и продолжить бездумно искать ответы в книгах, но аликорн сомневалась, что это будет так уж интересно – свою библиотеку она знала чуть ли не наизусть. Похоже, пришло время последовать старому доброму правилу: «Не знаешь, что делать? Сохраняй спокойствие и пиши письмо Селестии». Твайлайт окликнула было Спайка, но потом вспомнила, что отпустила утомившегося дракончика спать раньше обычного.

К тому же, в письмах, по большому счету, не было необходимости: ставшая аликорном Твайлайт покрывала расстояние от Кантерлота до Понивилля за час неспешного лета.

Немного подумав, кобылка решила воспользоваться появившимся поводом и навестить царственную наставницу. Проверив, закрыта ли библиотека и выключена ли плита, она взлетела с балкона и, помогая себе телекинезом, устремилась фиолетовой искрой по сумеречному небу Эквестрии.

***

Твайлайт резко затормозила всеми копытами, пытаясь остановиться, но, увы, воздух не давал достаточного трения. Только долетев до Кантерлота, она поняла, что за странное подозрение мучало ее всю дорогу – стремительно взмывавшая из-за горизонта луна ясно свидетельствовала, что настало время ночной принцессы. Конечно, наставница будет рада видеть свою лучшую ученицу даже в такой неурочный час, но она прекрасно помнила все те гравюры, изображавшие еще молодую Селестию, сжигавшую заживо своих многочисленных врагов. Поэтому, Твайлайт предпочитала не рисковать, поднимая только что уснувшую тихим сном принцессу.

Делать было нечего, поэтому Спаркл, преодолев последние метры, опустилась на балкон одной из замковых башен и остановилась, не зная, что делать, ведь весь проделанный путь был лишен смысла. Впрочем, ей было не привыкать, сбившийся за время вольной жизни в Понивилле график уже не в первый раз вынуждал волшебницу ломиться в закрытые двери спящих домов.

Юная принцесса досадливо шлепнула себя копытом по мордочке и скрежетнула зубами. Возвращаться назад было обидно. Немного поразмыслив, она решила, что стоит обратиться к венценосной сестре по сбитому графику – Принцессе Луне. Это могло оказаться действительно неплохой идеей, пробывшая тысячу лет на луне принцесса хоть и уступала в знании реалий современной эквестрийской жизни и науки, зато хорошо помнила все связанное с прошлой эпохой и могла выдать на-гора неочевидные для Твайлайт ответы. И, что самое важное, сейчас она тоже бодрствовала.

Придя к такому решению, аликорн, влекомая желанием отыскать истину, бодро зацокала копытами по слабоосвещенным коридорам засыпающего замка.

***

Преодолев тысячу ступеней Лунной Башни, и изрядно подустав удивляться, как принцессе не надоедает каждый день таскаться вверх-вниз, Твайлайт уткнулась в грубо сколоченную дубовую дверь, украшенную лишь стальными полосами с заклепками. Аликорн, не смутившись отсутствием гвардейцев, парочки которых неотлучно торчали почти возле каждой двери в замке, без стука ввалилась в комнату, думая лишь о том, как бы отдышаться.

Взгляду Спаркл открылась просторная комната, единственной деталью интерьера которой служил стоящий в центре бильярдный стол. Твайлайт была немного сбита с толку таким обустройством личных покоев принцессы и поэтому не сразу заметила, что на подоконнике, перед распахнутым окном, освещенная лишь слабым светом меркнущей луны, сидела странная пернатая тень. Существо медленно повернуло в сторону гостьи голову, украшенную чем-то, в полумраке выглядевшим как странно изогнутый клюв, и сипло прокаркало:

— Больше никогда!

Затем оно закашлялось и, спрыгнув с подоконника, продолжило уже нормальным голосом Принцессы Луны:

— ...не заходи ко мне в комнату без стука!

Твайлайт изумленно уставилась на принцессу и неверяще спросила:

— Принцесса Луна, вы что, курите?!

Аликорн быстро выбила курительную трубку в окно, помахала крыльями разгоняя дым и смущенно прокашлялась:

— Это не то, о чем ты подумала...

— Принцесса! Как вы можете! Это же никотин, достаточно полкапли, чтобы убить пони!

— Твайлайт, я бессмертна, — раздраженно перебила ее Луна.

— Но какой пример вы подаете! Это почти пропаганда суицида! — не сдавалась Спаркл.

— Твайлайт, сейчас полночь, я сижу в личных покоях на верхнем этаже башни, отослав охрану. Кому я подаю пример? — Луна покачала головой и убрала трубку в ящик стола. — Знаешь, в такие моменты ты очень напоминаешь мне мою сестру.

— Вы правда так думаете? Это неожиданно, но... Спасибо! — воскликнула польщенная Твайлайт, смущенно улыбнувшись.

— Твайлайт, я только что сравнила тебя с пони, все детство читавшей мне нотации, а потом, стоило мне съехать, сделавшей из моей спальни бильярдную комнату. Тут нечем гордиться, — принцесса обреченно махнула копытом и поинтересовалась. — Так зачем ты пришла?

— Ах да, — спохватилась Спаркл. — Мне нужен ваш совет. Дело в том, что я занимаюсь изысканием, затрагивающим сферу общих черт птиц вида Corvus corax и мебельных изделий вида scripturam superficiem, в том числе вне ареала обитания эквестрийских пони. Возможно вы сможете помочь мне?

Луна несколько секунд переваривала вопрос юной заучки, после чего уточнила:

— Чем ворон похож на письменный стол?

— Да! — радостно кивнула Твайлайт.

Теперь молчание Луны длилось почти минуту. Пока ее морда принимала все более задумчивое выражение, Спаркл с интересом принюхивалась к запаху табачного дыма, медленно уходившему в открытое окно. Наконец ночная принцесса осторожно предположила:

— Может, магическая отражаемость по шкале Старсвирла?

— Я тоже об этом подумала! — обрадованно воскликнула Твайлайт. — Но нет, — тут же погрустнела она. — слишком специфично.

Луна потерла копытом подбородок и задумчиво посмотрела на свою собеседницу:

— Ты знаешь, мне кажется, что я что-то такое читала. Надо посмотреть, давай-ка пороемся в моей личной библиотеке?

Весь вид Твайлайт говорил, что посмотреть в книгах – это отличная идея, а в личной библиотеке древней принцессы – так и вовсе лучшая из всех возможных, так что Луна, не дожидаясь ответа, направилась в соседнюю комнату. Все равно, время до рассвета нужно было чем-то занять.

***

Спустя несколько часов сладострастного шелестения страницами, Твайлайт задумчиво спросила Луну, не отрываясь от книг:

— Принцесса, а почему у вас такая высокая башня?

Луна оторвалась от старой рукописи и озадаченно посмотрела на Твайлайт.

— О чем ты говоришь?

Спаркл рассеянно махнула ей копытом.

— Вы не отвлекайтесь. Просто я очень устала подниматься по лестнице. Да и странно как-то, она словно...

— А, да, внутри она больше, чем снаружи, — кивнула принцесса. – Я поняла, о чем ты, это довольно длинная история. Знаешь, когда-то и меня вел путь познания. В давние годы моя библиотека была одной из самых больших в мире и постоянно росла. И именно ее рост все погубил. Книги нужно было где-то хранить, а строить отдельное здание неудобно, поэтому я просто добавляла в башню этажи через четвертое измерение. И добавляла, и добавляла... В какой-то момент я поняла, что надстраивать надо было над спальней, а не под ней, но отыгрывать назад оказалось уже поздно и мне пришлось выбирать: обрести перекачанный круп и мускулистые ноги или остановиться в своем бессмысленном собирательстве книг. Я решила, что наука не стоит получасового подъема в спальню и решила заняться чем-то менее проблемным. Политической деятельностью, если конкретней, впрочем, у этой истории тоже не очень удачный финал. А лишние этажи остались и помогают мне держать себя в форме.

Над сидевшими в книжных завалах кобылками воцарилось задумчивое молчание, пока Твайлайт пыталась извлечь какой-то урок из этой истории. Впрочем, дружбой здесь и не пахло, так что вскоре они снова принялись увлеченно исследовать укромные абзацы старинных книг.

***

— Это бесполезно, там какая-то игра слов на другом языке, я уверена, — уже в третий раз повторила перебравшаяся на кровать Луна и устало уткнулась головой в подушку. — Мффпфммфффрррр.

Твайлайт, сидевшая на расчищенном от книг участке пола, перелистнула очередную страницу очередной раритетной книги и, зевая, покачала головой:

— Если примем этот ответ, то это будет равносильно признанию поражения, мы же не знаем оригинальный язык, — она оставила в покое книгу, встала, потянулась и благодарно посмотрела на Луну. — Спасибо, Принцесса, это было очень интересно, я узнала много нового. Вы очень мне помогли.

— Но мы же так и не нашли ответ, — Луна слегка приподняла голову и мутным взглядом посмотрела на Твайлайт. — Если хочешь, можем завтра поискать еще, но я уверена, что это игра слов. Кстати, можно глянуть в словарях.

— Да, я уже поняла вашу точку зрения, — слегка раздраженно проворчала вымотанная Твайлайт и направилась к двери, бросив напоследок. — Я подумаю.

— Словесные игрища, это все они, — сонно пробормотала Луна на старом экви и подтащила к себе магией еще пару подушек, намереваясь зарыться в них мордочкой и проспать пару десятков лет.

Твайлат же, покинув Лунную Башню, решила достичь своей изначальной цели и потащилась к Селестии. Благо, время уже близилось к полудню, и можно было не бояться разбудить наставницу. Болезненно щурясь уставшими глазами на солнечный свет, бьющий из высоких стрельчатых окон центрального коридора, и проклиная свою неуемную жажду исследований, Спаркл меж тем думала, что Луне нельзя отказать в незаурядном упорстве. Хотя и в незаурядной упертости тоже.

Миновав переплетение дворцовых коридоров, она поднялась по очередной лестнице в Солнечную башню и, угрюмо буркнув что-то неразборчивое на приветственный салют стражей, вошла в рабочий кабинет своей наставницы.

В выдержанной в золотистых тонах просторной комнате были только двое. Селестия сидела за огромных столом, полностью спрятавшись за грудами разнокалиберных бумаг, и что-то писала, то и дело шлепая печатью, а Дискорд медленно дрейфовал в воздухе из одного угла комнаты в другой, бросая дротики в висящую на стене карту Эквестрии. Дротики, втыкаясь в нарисованные области, вспухали розовыми дымными грибами, которые выпадали на бумагу в виде какао-осадков.

Услышав открывающуюся дверь, Селестия выглянула из-за бумажного бастиона и ласково улыбнулась Твайлат:

— Добрый день, моя лучшая ученица. Что привело тебя ко мне?

Твайлайт почтительно поклонилась и, обойдя стол, подошла к Селестии.

— Дорогая Принцесса Селестия, это была тяжелая и бессонная ночь, так что я буду кратка. Чем ворон похож на письменный стол, и нет, это не игра слов и не магическая отражаемость по Старсвирлу! — речь Твайлайт то и дело прерывалась душераздирающими зевками.

Солнечная пони слегка наклонила голову и задумчиво посмотрела на свою лучшую ученицу.

— Ты знаешь, а ведь я это где-то читала... Не помню где, правда, но звучит знакомо, — она слегка нахмурилась и покачала головой. — Твайлайт, я бы правда хотела тебе помочь, но честное слово, я очень занята, — принцесса кивнула на горы бумаг высившиеся перед ней. — Реформа финансовой системы занимает очень много времени и страниц. Мы могли бы заняться этим... — неопределенное движение копыта в воздухе обозначило всю забитость ее графика. — Завтра вечером? Этот вопрос ведь не является срочным?

— Конечно, Принцесса, — Спаркл с легким сожалением кивнула. — Один бит за вишенку и два бита за три помидора. Нам определенно следует отрегулировать ценовую политику, я все понимаю.

— Моя дорогая ученица, — Селестия с опаской покосилась на распахнувшую в отчаянном зевке рот Твайлайт. — Я не хотела бы нанести тебе тяжкую душевную рану своим невниманием, а потому поручу, если ты желаешь, своим библиотекарям оказать всю возможную помощь. Твое исследование очень важно и, если что-то нужно, только попроси...

— Не волнуйтесь, — помотала головой Твайлайт. — Я не собираюсь пытаться свергать вас из-за недостатка внимания. И я не чувствую, что мою работу недооценивают. В конце концов, я ведь не принцесса, заведующая совершенно ненужным небесным телом, мешающим всем спать. — последнюю фразу волшебница едва слышно пробурчала себе под нос, но Селестия все же услышала.

— Ты не права, моя лучшая ученица, ведь Луна смотрит за вами, пока вы спите. — аликорн укоризненно покачала головой. — То, что делает моя сестра, очень важно.

— И это совсем не пугающе, да. — хмыкнул прислушивавшийся к разговору Дискорд.

Внимательный взгляд Селестии заставил его проглотить продолжение подколки, касающееся полезности Твайлайт. Подколка была про раздутость бюрократического аппарата и кумовство.

— А знаешь, — неожиданно продолжила Селестия, остановив уже собравшуюся уходить кобылку. — Ведь ты могла бы спросить совета еще у кого-нибудь. Кого-то, не занятого ничем важным. Например, у Дискорда. Он весьма умен, обладает обширными знаниями и совершенно ничем не занят вот уже тысячу лет.

Дискорд встрепенулся и оскорбленно посмотрел на нее:

— Что за гнусная ложь! Я занят! — он демонстративно махнул лапой в сторону карты, и очередной дротик разорвался над Вечнодиким лесом, осыпавшись какаоактивными осадками.

— Это королевский приказ, — твердо произнесла Тия. — Ты окажешь помощь моей ученице в поиске ответа на этот вопрос. Сделаешь хоть что-то полезное.

Дискорд медленно опустился на пол возле скептично позевывающей Твайлайт и надрывно воскликнул:

— Вот так, да? Хорошо, хорошо, я подчинюсь грубой силе и выполню твое требование! Слушай же внимательно, юная леди, — драконикус повернулся к единорожке и поправил появившиеся на носу очки с прикрепленными к ним ницшеанскими усами. — Разрешая вопрос о сходстве ворона и стола, не следует искать частностей, как велит тебе твоё ленивое подсознание! Например, магическая отражаемость по шкале Старсвирла для них схожа, но этот путь рассуждений ошибочен!

— Я уже устала от этой фразы.

— Не перебивай. Нам следует исходить из первопричин, взять явления, так сказать, в их самости и познать не их отражения в зеркалах реальности, но саму суть...

Твайлайт сонно кивала, слушая убаюкивающе-монотонный голос Дискорда, выводивший одну за другой высокопарные и путанные фразы. Было похоже, что ничего дельного он не скажет. Селестия же вернулась к своим бумагам и совсем не обращала на внимания на собеседников.

— ...таким образом, — Твайлайт встрепенулась, Дискорд наконец добрался до вывода. — Сходство ворона и стола заключается хотя бы в том, что я могу превратить одного в другого и наоборот.

Твайлайт слегка ошалело тряхнула головой, сбрасывая остатки дремы. В словах Повелителя Хаоса конечно была своя извращенная логика, но все же...

— Позволь мне наглядно продемонстрировать тебе это, — увлекшийся Дискорд повернулся к столу, за которым сидела Тия, и театрально взмахнул лапой. — Вуаля!

Стол исчез. Бумаги перемешались и с шорохом разлетелись по всей комнате, перепачкавшись в пролившихся чернилах, а возникший ворон был заживо погребен под их завалами.

Дискорд победно улыбнулся.

Селестия медленно подняла на него взгляд.

Дискорд перестал улыбаться.

— Дискорд, — раздался голос принцессы, достаточно спокойный для того, чтобы вселить в сердце драконикуса ужас.

Селестия несколько секунд молча смотрела на него, а затем ласково улыбнулась.

— Знаешь, я предоставлю тебе возможность исправить, то, что ты натворил. И даже сделать мир немного лучше.

— Право, Тия, не стоит, я сейчас верну все на место.

— Ну что ты, не утруждай себя, — Селестия взяла драконикуса в магический захват и слегка прищурившись сотворила заклинание.

Драконикус исчез в двойной вспышке солнечного света. Спустя пару секунд, проморгавшаяся Твайлайт увидела, что у принцессы появился новый стол, а к ворону, выбравшемуся из-под бумаг и теперь чистившему перья на шкафу, прибавился еще один.

— Я решила, что птице будет немного одиноко — ответила принцесса на вопросительный взгляд единорожки. —– Отпустить я ее не могу, вот и решила хотя бы дать компанию. А пока она не вернется в свой первоначальный вид, Дискорд любезно поможет мне с оформлением бумаг, пусть и частично.

— Знаешь, Тия, — раздался из-под груд документов приглушенный голос драконикуса. — Подобную двойственность, — стол умолк и за него продолжил ворон. — Можно счесть проявлением моей разносторонней натуры во плоти.

— Принцесса, — заинтересованно протянула Твайлайт. — Раз все сложилось так удачно, могу ли я, пользуясь случаем, изучить объекты своего исследования?

Спустя несколько минут, единорожка выскользнула из кабинета, успокаивающе помахав копытом стражникам, напуганным двухголосыми криками Дискорда, и направилась в свою спальню. В глазах единорожки отражались недосып и понимание сходства первооснов воронов и письменных столов.

***

P.S. И да, я кажется нашла ответ на твою загадку. Не скажу, что это было легко, но все же я справилась. Как показало мое исследование, ворон и письменный стол точно похожи друг на друга хотя бы тем, что они оба плоские (стол в области крышки, а ворон в плане шуток). А еще, ни того, ни другого не получится поставить вверх ногами (я пробовала, один пинается, второй клюется)»[*].

Способная справиться с любым вопросом,

Твайлайт Спаркл.

[*] Если кто-то не понял, это отсылка к ответу на загадку самого автора – Льюиса Кэрролла. Он писал, что все дело в игре слов: “Because it can produce a few notes, tho they are very flat; and it is never put with the wrong end in front!” — «Потому что он может служить источником звуков/заметок [игра слов: "notes" означает и «звуки», и «заметки»], хоть и достаточно низких/плоских [опять игра слов: "flat" означает и «более низкий» (в отношении ноты), и «плоский»], его никогда не ставят неправильно!»

Продолжение следует...