Автор рисунка: Stinkehund
"Я тебя уважаю, но это не значит, что я тебя не убью", - Урднот Рекс. "Если присутствуют три человека, то мнений будет шесть", - юстициар Самара.

"У вас есть право хранить молчание. Господи, я надеюсь что вы им воспользуетесь", - Джиана Парасини, арестовывая Анолейса.

“Млечный Путь . Солнечная Система .”

Солнечная система… это не просто обычный уголок галактики, мимо которого пролетишь и лишь только непринужденно хмыкнешь так, будто видишь подобную панораму каждый день. Это было очень интересное и довольно красивое место. Да, она во многом напоминала любую другую систему со звездой класса G2V, но это не значило, что стоит оценивать содержимое лишь по обложке. Тогда, если не трогать местное светило и подобные ему красоты, в нашем распоряжении находятся планеты, не так ли? Что же можно вкратце рассказать про местные небесные тела? Ну например то, что все они вместе представляют из себя огромный слоенный пирог, каждый ярус которого не был похож на предыдущий. От выжженных пустынь Венеры, чьи барханы были подобно горам, до холодной тверди Плутона, что так стойко отстаивал право называться последней планетой этой чудной системы. Все это так резко контрастировало, так выражало каждую струнку души, что при детальном рассмотрении у наблюдателя или путешественника просто захватывало дух. Хотите немного газообразного? Вот вам Сатурн, чьи кольца были во многом даже более знаменитыми, чем их хозяин. Хотите огромную планету, что одним своим видом устрашает любой метеорит? Пожалуйста, защитник и старший брат Юпитер ждет вас. Но среди всех этих безжизненных планет выделялась лишь одна. Маленькая, по сравнению со своими сестрами-соседками, но имеющая просто колоссальное значение для всей галактики. Да, друзья мои, конечно же это малышка Земля. Побывавший хоть на ней раз, уже просто не мог забыть об этой чудной планете. Она, словно ангел, олицетворяла саму гармонию мироздания, как оазис посреди бесплодной пустыни. Конечно у нее были конкурентки, вроде Тессии, Сур’Кеша, Палавена… и все же почти каждый человек скажет, что лучше его Земли и нет на свете планеты. Но сейчас несчастный планетоид страдал, страдал от очень жутких ран, нанесенных её любимым детям – людям. Наверное у планет все же есть душа, потому что она как никогда ранее проявила себя после массового вторжения жнецов. Катаклизмы и стихийные бедствия становились страшнее с каждым днем, казалось, что планета бушует прямо под ногами. Выжившие списывали это на проделки механизмов, хотя на самом деле все было немного по-другому. Матушка-Земля, хоть и не была живым организмом, но все-таки в ней было некоторое... недовольство тем, как обращаются с её жителями. Прошло столько тысяч лет, но несмотря на все людские шалости, она все равно любила их, как любит мать своё непослушное чадо. И именно поэтому геноцид, что принесли с собой металлические монстры, до ужаса взбесил её, отчего и пошли такие последствия. Но сейчас она отдыхала, ведь война наконец-то окончилась, и теперь она может снова спокойно подремать, видя счастливые сны про будущее её детей, в котором они смогут заставить жить в гармонии всех в этой галактике. А то, что так будет, она была уверена как никогда ранее, ведь это были её дети. Впрочем, не все были в таком приподнятом настроении, отчего спор и склока сотрясали всё вокруг, ведь понятие «гармонии» весьма растяжимо...

Где-то наверху, чуть дальше орбиты Земли, “на причале” стояла целая армада жнецов, но не тут спор проходил, совсем не тут, по крайней мере в том понимании, что доступно обычным людям. В сети жнецов гремела просто ужасная перепалка, которая грозилась перейти в фактически открытую конфронтацию и начало междоусобной войны, способная окончательно могла добить итак разоренный Млечный Путь. Огромные механизмы спорили на тему того, кто станет первооткрывателем в недавно построенном телепортаторе, а точнее кого будет не жалко, если что-нибудь пойдет не так. Из-за того, что многие элементы устройства были либо утеряны, либо не воспроизводимы, им нужен был подопытный кролик, коим никто не соглашался быть…

— Я не согласен с предложением 085! Я намного древнее многих из вас, так что моя платформа ценнее ваших! – взревел 018, ведь первооткрывателем предложили стать именно ему. Предвестник ясно дал понять, что устройство может быть чрезвычайно опасным для его пользователя.

— Ты древнее нас, уважаемая платформа. Но это как раз и есть важнейший критерий для выбора агента… — прошелестел голос 135. Несмотря на то, что жнецы были машинами, и не просто машинами, а ограниченными ИИ, тем не менее, они хотели жить также как и обычные органики. Они не знали слова рай, отчего перспектива отключения была действительно суровой, не говоря уже о том, что это место им точно не светило.

— Если я уйду, да даже если все выйдет так как надо, нам понадобиться превалирующая платформа с правом модерации, и я один из них. Таким образом, мы должны отправить агентов с 050 по 100, – ответил упирающийся 018, реакцией на что стал хор пятидесяти недовольных глоток.

— Пустите его на микросхемы! – завопил несдержанный 092.

— Я поддерживаю 092, отключите 018 от конференции! – вторил ему 056, а также многие другие жнецы.

— Таким образом выходит, что никто из нас не готов использовать свою платформу… Поэтому мы должны найти агента среди органиков или гетов. Таков мой вердикт, – заключил один из самых умных жнецов – 019, или как его многие называют, “Бета”, за его главенствующий пост после Предвестника. Остальные семнадцать жнецов, 01-017, были уничтожены во время первых войн Левиафанов против своего взбунтовавшегося ИИ.

— Извините, что помешал, но мы наконец-то нашли “Нормандию”… — еле слышно проговорил 168, и в тот же момент у многих вырвался стон облегчения, так как злой катализатор очень сильно помешал бы процессу интеграции заданного Первым.

— У меня идея. Коллеги, а что если использовать в наших целях бывшую команду Нулевого? Они, насколько я знаю, на многое ради него согласны, например, биологическая самка капитана… — заинтересованно спросил 018.

— Идея хороша, я поддерживаю. Насчет самки… исключено, велик риск её потерять. Мне нужны кандидатуры, – ответил оживившийся девятнадцатый.

— Предлагаю лучшего друга катализатора – Вакариана. Кроганы исключены, слишком опасны. Люди наверняка откажутся, высок риск сбоя машины… ещё есть возможность выбрать азари. Каковы ваши варианты, коллеги? – спросил, вступивший в спор, 064.

— Я думаю, есть одна возможность... Раз органики слишком сильно подвержены к нарушению организма, то нам стоит воспользоваться услугами машины. Я предлагаю приступить к нашей старой наработке – “органический ИИ”, ну а целью эксперимента станет бывший член команды Шепарда – гет Легион. Тише, тише, я знаю, что эта платформа была уничтожена на планетоиде XK28, но самое главное – его лог был сохранен. Вакариан хорошая идея и… Стоп, поступили новые данные, турианец должен быть исключен, так как на данный момент недееспособен. Я считаю, что на его месте должна быть человек — Миранда Лоусон, так как в ней инплантанты Цербера, а значит, “Первый” сможет ею управлять. Не говоря уже о том, что она будет стараться спасти Катализатора в абсолютно любом случае, так как у нее есть к нему весьма специфичный интерес, – высказался “Бета”. Недолго думая, многие жнецы дали свое согласие на операцию. Сделано это было довольно быстро, так как никто не хотел самостоятельно проверять прибор на себе. Было выбрано три кандидата – Миранда Лоусон, Легион и Лиара Т’Сони.

“Нормандия”

С большим трудом Джокер и Сузи смогли заставить их любимый корабль подняться в воздух. Повреждения были колоссальными, отчего вся команда в срочном порядке бегала туда-сюда с инструменторами и ремонтными дронами. Был пробит почти каждый отсек корабля, начиная от двигателей и заканчивая женским туалетом на третьей палубе, который довольно быстро возвестил о себе затоплением всего участка работ. Импульс Цитадели произвел мощный перепад энергии, отчего корабль улетел в свободное падение с поседевшим пилотом в кабине. Благо конструкция SR-2 позволяла планировать в воздухе, а не просто падать в диком штопоре на землю. Несмотря на все попытки Джеффа предотвратить катастрофу, их все равно ожидала грубая посадка на пузо корабля. Но опять таки им крайне повезло, ведь Шепард никогда не был скупердяем и всегда обеспечивал корабль всем необходимым, отчего жертв среди команды не было, и все же переполненные мед-отсеки сумели изрядно помешать дальнейшему ремонту и взлету.

— Сузи, как думаешь, Шепард жив? – тихо спросил Джокер, копаясь в приборной панели. Неподалеку от него, СУЗИ, тем временем, чинила проводку в кабине. Несмотря на то, что она занималась только этим, по всему кораблю ремонтные бригады роботов под её чутким руководством смело разгребали завалы и выполняли свой фронт работ.

— Я не знаю, Джефф. По моим данным, он попал на Цитадель… — Тут она осеклась, мигом осознав, что это могло значить. — Знаю одно — наш капитан выживал и не в таких ситуациях… — мягко ответила ИИ, впрочем, Джокер, наученный долгим знакомством с роботом, решил узнать поточней.

— Во сколько процентов с точностью до целого ты высчитала выживаемость Джона? – нервно спросил пилот. Он панически боялся потерять одного из своих самых лучших друзей, Шепард был единственным человеком, что никогда не подводил его, да и к тому же нашел ему ту единственную, которая возможно полюбила его. Несмотря на свою невиновность, его все же гложила мысль, что он опять подвел командора. Опять оставил его где-то там, когда обязан был в любом случае спасти его от гибели

— 23%. Джефф, пожалуйста, не вини себя. Ты ничем не мог помочь ему… — жалобно проговорила девушка, но это не остановило Моро от выплеска гнева.

— Это я виноват! Я должен был забрать его! – воскликнул пилот, с силой ударив по панели, на миг забыв про хрупкость своих костей. Но дикая боль не заставила себя ждать, она тупой и непрекращающейся волной накатила на пилота, отчего тот вскрикнул и упал на пол. СУЗИ тут же перестала работать с проводкой и подбежала к упавшему человеку.

— Джефф, ну зачем ты так?! Я не понимаю ваши органические всплески гнева, зачем ты это сделал? – вопрошала перепуганная ИИ, проверяя целостность руки пилота. Для Джокера в данный момент были важны лишь две вещи – спасение капитана и склонившаяся над ним девушка его мечты.

— Пойми, я должен был сделать это! Я его бросил! Он снова погиб по моей вине! — психовал Моро. Человек не направлял свой гнев на Сузи, ему просто был противен он сам.

— Тогда мы бы все пострадали. Джефф, он отдал свою жизнь не для этого. Я знаю нашего капитана, пора бы и тебе вспомнить, как бы поступил он сам, — пыталась наставить его ИИ. Она не могла смотреть безучастно, что-то новое, что досталось ей от новых алгоритмов, заставляло понимать и принимать близко к процессору горе членов её экипажа.

— Он бы снова пошутил в своей манере, хех, вроде «А за третью смерть скидки дают?», — попытался отвлечься Моро. Но боль была неумолимой. Единственное, что его согревало, так это то, что сейчас находится практически в объятиях самой желанной женщины во всех двадцати парсеках. — А потом он опять мне давал бы разные советы по поводу тебя... — Когда до Джокера дошло, что он ляпнул, то от неожиданности даже чертыхнулся вслух.

— Какого рода советы? — отчего-то хитро спросила ИИ. Пилот и не знал, что советы летели не только в его динамики.

— О...особые, — промямлил вмиг стушевавшийся пилот. Он вдруг почувствовал жар, хотя общекорабельная вентиляция работала на отлично.

— Поведай, Джефф, капитан плохого сказать не может, — настойчиво посоветовала Сузи. Она знала ответ заранее, благо командор был настолько красноречивым, что его речам прислушивались даже те, кто был несравненно далек от органической понимании жизни. И тут пилота прорвало, он решился.

— Сузи, я понимаю, что тут не время и не место. Я понимаю, что изрядно спешу, но пойми, пожалуйста. Может быть это вообще наш последний разговор, как знать? Ты мой идеал, ты моя мечта, я безумно тебя люблю и сверну горы ради тебя одной. Я знаю, что ты не органик и тебе трудно это понять, но я видел с какой радостью ты смотрела на меня, я видел в тебе то, за чем гонятся все синтетики Галактики. Ты живая, и я тебя люблю… — едва ли не кричал влюбленный человек, совсем и не ожидая ответной реакции от ИИ. Он говорил это от всей своей души, отринув практически всё, ему нужно было просто выплеснуть свои чувства наружу, и неважно, вернулись бы они или нет. Он с глубокой надеждой смотрел на робота, но отсутствующий взгляд Сузи действительно говорил лишь о полном провале. Постепенно он стал покрываться испариной, ведь он знал что будет дальше. “Она скажет, что я просто для нее друг¸ и что мы не можем быть вместе. И, конечно же, кончится так — Джокер, ты ещё найдешь свою единственную”. Пилот грустно покачал головой и потупил свой взгляд.

— Джефф, ты думал, что тебя не люблю? Ха-ха-ха, конечно я научилась чувствовать, капитан смог меня научить этому! Я просто воспроизвела в себе те функции и алгоритмы, которые должна исполнять любая человеческая девушка! – воскликнула вмиг оживившаяся Сузи, которая вновь смогла переиграть своего человека. Сейчас она казалось совершенно не той, что раньше. В ней как-будто зажгли искру, и искра эта была настолько теплой, что если закрыть глаза, то вряд ли кто-то ляпнул про робота. Джокер с отсутствующим взглядом смотрел на девушку, но дошедшая до его восприятия картинка смогла восстановить порядок произошедшего.

— Хэй, ты снова меня сделала! – воскликнул Моро, а затем, с силой всей своей любви, впился своим диким и безудержным поцелуем в холодные губы ИИ, отчего та впала в ступор. Она смогла воспроизвести в себе последствия гормонов серотонина, окситоцина, вазопрессина а также и многих других, но ей не хватало опыта в таких ситуациях. Увы, выхода в экстранет не предвиделось, отчего она не могла понять схему этого действия. Джокеру же было все по-барабану, так как безмерное счастье полностью поглотили его естество. Ему просто хотелось обнимать её, целовать и одаривать безмерным количеством комплиментов, которые он худо-бедно мог насобирать в своей голове. СУЗИ, что даже в подобных ситуациях была собрана и целеустремлённа, решила немного переиграть сцену, отчего стала повторять и дополнять действия человека, но она не знала, что у Джокера не было практического опыта, отчего тот сам делал несколько неправильно. Одно радовало — двум влюбленным было абсолютно все равно. Но пилота всё равно корежил один вопрос…

— Ты сказала, что Шепард научил тебя любить?! Стоп, то есть это как так вышло, это когда вы выходили вместе из кабины?! – начал распалятся огнем ревности Джокер, не готовый потерять свой новый смысл жизни. Он и просто-то никого не пускал за место пилота на своей малышке, не говоря уже про любимую. СУЗИ понадобилась лишь пара секунд, дабы понять эту вспышку гнева, увиденная ею картина лишь вновь развеселила и умилила её.

— Глупенький ты мой человек, он просто рассказал мне, что значит любить и я поняла, что даже машины способны на это. Шепард сильно за тебя переживал и считал, что тебе стоит дать шанс, так что теперь мы вместе, и это — его заслуга, – проговорила робот, а затем решила повторить действия своего любимого романтического сериала “Галактическая Любовь”, чей пак с первого по шестисотый сезон давным-давно осели на её серверах. Она мягко прижалась щекой к груди пилота, отчего у того неимоверно сильно стало биться сердце. Он корил себя за то, что мог подумать плохо о Джоне, командор всегда был рядом, чтобы помочь, а он посмел напридумывать всякое про своего практически лучшего друга. Впрочем, вяжущий стыд быстро был оттеснён счастьем от появления своей второй половинки.

Бескрайний космос пересекали две мощные и монолитные фигуры. Покрытые жутким металлом, они были подобно двум гигантским подводным монстрам, которых любили изображать люди древности. Впрочем, они действительно охотились за кораблём. Сам же корабль висел относительно недалеко, в полном бездействии и изрядной потрёпанности в нём весьма сложно было определить некогда знаменитый фрегат Шепарда. «Нормандия» казалась жалкой по сравнению со своей былой статью и величием всего человеческого флота. Именно поэтому два громадных исполина приблизились незаметно, миновав некогда чуткие сенсоры гордости Альянса. Когда же наконец «Властелины» окружили фрегат, то лишь только тогда их присутствие было замечено по достоинству. Все сенсоры ИИ взбушевались от такого сближения с самыми опасными врагами во всей галактике, настолько близко ещё ни один из них не приближался. Ни корабль, ни его экипаж не были не готовы к битве, так что их единственной надеждой была попытка побега.

— Сузи, скорее врубай маршевые! Я увеличиваю тягу, надо срочно сматываться от них! – воскликнул Джокер, во всю колдуя над своим рабочим местом. Корабль еле-еле стал выдавать крохи энергии, так как сам её источник был нестабилен и опасен. Пробитие многих отсеков и щитов смогла внести в нижние отсеки небольшое количество радиационных веществ, благо, новая разработка от двух талантливых инженеров работала на отлично. Увы, Нормандия при её максимальной, на данный момент, скорости не смогла оторваться от преследователей, отчего мощная хватка репульсоров 168 взяла фрегат в мощный захват. По всему кораблю началась дикая паника, так как они никогда не оказывались в настолько страшной ситуации. СУЗИ бесчувственно упала на пол, весь корабль прошерстил мощный взор жнеца.

— Команда Катализатора, с вами говорит Залионар. Вы должны проследовать по нашим данным для дальнейшей транспортировки к вашему флоту. Любое сопротивление будет жестоко караться, – прогремел усиленный голос 168, который передавали все головещатели по кораблю. Устало вздохнув, Джокер дал свое согласие на буксировку этим стальным монстрам, а затем лег рядом со своей любимой, решив, в крайнем случае, умереть в её объятьях.

“Понивиль. Библиотека Твайлайт Спаркл”

Шепард с утра ходил как сам не свой, он не мог остановиться ни на секунду, ведь все его тело требовало движения. Предвестник, от чьего взора не скрылась вчерашняя прогулка двух аликорнов, назвал это переизбытком гормонов счастья. Джон и не знал как реагировать на нарушение своего личного пространства, считая что свидание с солнечной принцессой должно быть сохранено в тайне, пускай то было по счету уже пятым. Тем более он безумно страдал от чувства стыда, ведь как-никак посмел обесчестить чувства к своей ненаглядной кварианке, и всё же от полного самобичевания его сдерживала новая физиология и поддержка Предвестника. Жнец объяснил ему многие перемены в кругозоре капитана, ибо был куда более подкован в биологии. Выходила интересная картина: пони более просты в своих отношениях, в их телах требуется куда меньшая концентрация гормонов “любви”, отчего влюбленность приходит довольно быстро, но заботливая Матушка-Природа даровала возможность скрыть интимные места, тем самым спасая от разгула содомии и похоти. Это немного скрасило стыд для Джона, так как тот довольно живо скинул своё предательство на эти маленькие нюансы.

— С добрым утром, Джон, как спалось? – позевывая в кулак, спросил Спайк, который всегда вставал чуть раньше своей хозяйки. Хотя в последнее время он стал замечать изменения в Твайлайт, так как та перестала взваливать на него многие дела, с которыми вполне могла справиться и сама. Шепард, также увидев эту приятную тенденцию, стал больше помогать по дому, чтобы у единорожки не возникало чувство усталости от свободы Спайка. Он не хотел рассказывать дракону о его разговоре со Спаркл, ибо малыш был излишне трудолюбив и серьезен по отношению к своим обязанностям. Вместо этого он обучал дракона многим своим умениям спектра, да и вообще всего, что следует знать растущему мужчине, и если честно, то он, грубо говоря, взял шефство над Спайком.

— Все нормально, матрос, готов к утренней пробежке и тренировке? – спросил Шепард, которому срочно требовалась разрядка для напряженных мышц. С недавних пор, помимо обучения коммуникабельности, он стал тренировать дракона. На что малыш с радостью согласился, так как одним из стимулов для которого было накаченное тело и последующие восхищенные взгляды его ненаглядной модельерши.

— Всегда готов к труду и обороне, т.командор! – воскликнул довольный Спайк, отдав честь, правда тут же отдернул, так как её не отдают с непокрытой головой. Для молодого и неопытного малыша, что так истерично искал возможность показать себя как взрослого и уравновешенного дракона, это казалось лучшей перспективой. Смотря на Джона, он также захотел стать солдатом, а может даже и героем. Недавно ходили слухи о том, что Шепард имеет нездоровый интерес к дракону, отчего даже Предвестник поперхнулся от кусаемого им пирога с ягодами, благо поцелуй в щеку от одной солнечной пони спас положение, пусть Шепард наивно полагал, что это большая тайна и то, что поцелуй в щечку — ещё не показатель.

— Готовься пока что, я пойду, гляну чего это там наш друг замешкался… — недовольно проворчал Шепард, направляясь к комнате жнеца. Предвестник тоже решился на утренние зарядки, мотивируя это тем, что при нахождении в этом сумасшедшем городишке нужно быть готовым практически ко всему. Войдя в комнату, Джон увидел развалившегося на кровати Харби, который истончал нескончаемый поток храпа, хоть и осмысленного…

— Приготовься к возвышению, хр-р-р-р… Я предвестник вашего, хр-р-р… Силы вселенной прогибаются под меня, хр-р-р… Шепард, ты не остановишь нас… Луна… — бессознательно проговаривал Предвестник, отчего капитан чуть не упал на пол от смеха, хорошо хоть, копыто, зажавшее рот, спасло положение. Вместо этого он просто стал снимать происходящее на инструментор. Хотя это и не означало, что он не вздохнул от нахлынувшей ностальгии. Справа Гаррус, слева Тали и коллекционеры… Тали, он был так безумно расстроен своим предательством, ведь всего за какую-то неделю он смог заменить её образ на образ Тии. Он чувствовал, что Селестия для него не просто интрижка, а нечто больше, и когда он пытался представить Тали, то видел только солнцеликую принцессу. Взгляд её розовых глаз пленял даже намного сильней таинственного взгляда кварианки, который некогда озарял ему лицо, будучи прижатой у груди. Может, во всем этом было виновато тело, может быть, они просто были не созданы друг для друга, но для Шепарда было ясно одно – он хотел общаться с Селестией и быть с ней рядом.

— Вставай уже, Предвестник общего возвышения, пора на тренировку, – снова отсмеявшись в копыто, проговорил Джон. В ту же секунду на него воззрился недовольный желтый глаз, тогда как второй был скрыт подушкой.

— Не желаю, пшел прочь. Я не выспался… — пробурчал жнец, а затем отвернулся в противоположную от капитана сторону. Шепард знал, что это означало полный провал и отлынивание от режима, но приказывать идти на тренировку он не хотел. Он считал, что каждый сам кузнец своего счастья.

— Ладно, как пожелаешь, мы тебе яичницу приготовили если что, она там на сковороде, – вздохнув, проговорил Джон, а затем направился к выходу. Он не знал, в чем причина извечных недосыпов жнеца, хотя одна мыслишка вертелась в его голове, впрочем, он её оставил на потом.

— Похоже, он ещё ленивее тебя, мой друг, – сказал Шепард, входя в зал, но увиденная им картина была шокирующей. Посередине комнаты всхлипывающая Твайлайт с силой прижимала к себе ошалевшего Спайка, но не как любимая или друг, а как мать.

— Мне приснился сон, что ты у-у-у-у… Прошу, Спайк, прости меня, ты мой любимый сыночек и я зря тебе этого не говорила. Прости, прости, прости… — восклицала единорожка, чей материнский инстинкт смог таки вырваться из оков рационализма и непримиримого взгляда заядлого ученого. Правда это произошло так резко и пылко, что у несчастного командора грива стала дыбом. Она обдумала все, что сказал ей Шепард, и поняла, что всегда была для Спайка не хозяйкой или начальником, она была для него мамой… Столько лет она не замечала этого и не давала малышу каплю материнской любви, и если он не был извечным скептиком и пофигистом, то скорее всего считал бы себя либо ущербным, либо некому не нужным сиротой. Наконец справившись со своим шоком, Шепард не мог без улыбки смотреть на эту сцену. Молодой и не менее, а вероятно даже более, ошеломлённый чем командор, дракон так и не понял смысла произошедшего, но инстинктивный поиск мамы и столь одно потаенное желание дали положительный результат.

— Мама… — прошептал заплакавший дракон, отчего Твайлайт зарыдала ещё сильней, но это уже были слезы счастья. Она всегда мечтала о детях, всегда хотела иметь малыша и малышку, двух маленьких озорных жеребяток, которые были бы самыми умными и красивыми пони во всей Эквестрии. Теперь же у этих малышей будет старший брат, который всегда поможет им в трудную минуту. Она и не знала, что своим поступком спасла весь внутренний мир дракона. Посчитав за лучшее оставить их одних, Джон вышел из библиотеки и отправился на свою пробежку. Он был переполнен энергией, а потому ему хотелось радоваться новому дню, смеяться, прыгать, танцевать. В нем наблюдался просто жуткий переизбыток гормона счастья. Мельком он заметил объявление о выступлении какой-то великой и могущественной единорожки, но число “таких” великих на его веку уже перевалил за десяток, и где они все? Он решил не вспоминать про самонадеянных террористов, бандитов и прочую жнецовскую шваль, которые, будучи совершенно плохо подготовленными и донельзя напыщенными, умудрялись угрожать ему различными карами. Одна такая «шваль» сейчас самозабвенно храпела где-то там позади, и ему это хватало с головой. Позади него прошелестела пара крыльев, отчего, приготовившись к удару от Рэйнбоу, он был удивлен тому, что-то мягкое и приятное прикоснулось к его шее. Как оказалось, это была щечка Селестии, которая вновь решила его навестить в начале своего рабочего дня.

— Ты что-то рано сегодня, дорогой, он опять решил отлынивать? – со смешком проговорила принцесса. Она рассматривала жеребца со всех сторон, будто это была последняя их встреча, но это было не так, ведь она просто-напросто была без ума от этого статного солдата, который, слава Гармонии, был только её.

— Он да, а Спайк и Твайлайт перешли на новый уровень отношений, так что жди нового письма, – с улыбкой проговорил Шепард, не размыкая местного понятия объятия.

— В смысле новый уровень? Они что полю… — удивленно воскликнула аликорн, но тут же была прервана офицером.

— Нет, нет. Просто она поняла, что значит быть мамой, теперь они ещё больше укрепят свою связь, только уже как мать и сын, – перебил её Шепард.

— Хм, интересно, я и не думала об этом. Кажется вы, люди, иногда более интересные, чем пони, в вас столько жизни, особенно в тебе, мой ненаглядный герой. Ты так на всех благоприятно влияешь... – горячо прошептала принцесса, а затем с чувством полного удовлетворения поцеловала его в губы. Капитан был без ума от этого приятного привкуса ванили, что каждый раз гулял в его голове подобно запертой в клетке канарейке, он просто таял от удовольствия от поцелуев с Селестией, впрочем, та была ещё более без ума, так как теперь она наконец-то могла исполнить свою самую-самую заветную мечту. Хоть их отношения и не дошли до ещё одной немаловажной вехи, но, судя по настойчивым намекам солнечной пони, к этому все шло со скоростью М35 “Мако”.

— Может, лучше пойдем, прогуляемся на полянку… — с придыханием произнесла принцесса, которой уже было не терпелось познать всю мощь страсти избранника. Она, экхем, привыкла считать жеребцов более лёгкими на подъём в этом вопросе, но оказалось, что эта роль досталась ей...

— Тия, может лучше повременим, да и как-то хотелось бы по-романтичней, сходим в ресторан или устроим свидание при свечах… — пытался замедлить процесс Шепард. Многие бы сказали, что он идиот, ведь отказать столь импозантной женщине было бы чрезмерно глупо. И всё же тут была глубокая яма, имя которой – Тали. Командор ещё мог понять поцелуйчики и обнимашки, но постель была отправной точкой к полному предательству и измене, что должна была начисто перечеркнуть его жизнь на до и после. Выражение лица принцессы тут же изменилось. Это сейчас она вела себя подобно юной кобылке, впервые отдавшей своё сердце кому-то, на самом же деле её мысли были куда более далёкими и серьёзными. Она знала почему её возлюбленный отказывал ей в ещё одном проявлении своей любви. И она полностью принимала их, так как в первую очередь её заботило лишь его счастье.

— Я понимаю твои чувства, но умоляю тебя, если ты вернешься к ней, то перед возвращением подаришь мне жеребят? Я очень хочу чтобы у меня осталось хоть что-нибудь от тебя… — грустно попросила принцесса, которая хотя и боялась потерять своего единственного, но и расстраивать кварианку не имела никакого права. Шепард, не задумываясь, приподнял мордашку принцессе, а затем поцеловал её в губы, на сей раз настолько нежно, насколько это было возможно. На Селестию накатила волна полного расслабления, отчего даже хвост взмок и обвис под сладостью поцелуя Джона.

— Селестия, да, мне сложно со всем этим, но я люблю только тебя. У нас, возможно, вообще нет шанса вернуться обратно, тем более, я вообще уже думаю, что Тали считает меня мертвым, пускай так все и будет происходить дальше… — проговорил бывший человек. Селестия хоть и не подавала виду, но внутри она ликовала от признания Шепарда, ведь уже не мыслила себя без него. Столько мучительных лет ожидания, столько горя на её хрупкие плечи... Она желала, безумно желала мощное копыто своего принца, своего любимого жеребца.

— А насчет жеребят… Я думаю, это замечательная идея, – сказал капитан, целуя в щечку свою возлюбленную. Наступившее ощущение Селестия называла не иначе как “бабочки в животе”, по её лицу потекли слезы.

— Спасибо, я просто… очень тебя люблю, ты смог открыть мне глаза на все. Ты буквально перевернул мою жизнь. Раньше я считала, что любовь не нужна мне, ведь даже если бы я и полюбила, то мой возлюбленный не прожил более ста лет. Я не могла позволить себе страдать, а Луна… Она ещё молодая в душе, ей хочется романтики, но она ещё не познала боль утраты любимого. Сестра и так пострадала по моей вине, так что ваш приход можно сравнить с чудом. Ты мое маленькое чудо, мой самый главный стимул к жизни, я люблю тебя, безумно люблю, – прошептала принцесса, отметив нотку лжи в своих словах, чудом она Предвестника точно не считала. Шепард не смог сдержать предательских слез, ещё никто так романтично не признавался ему в своей любви. ещё никогда он не слышал столь дорогих сердцу слов, даже Тали смотрела на их союз совершенно иначе. Селестия жила им, любила всего его без остатка, она была готова пойти за ним хоть на край света. Шепард осознал свой выбор: пускай груз вины будет лежать на нем непомерным грузом, но так тому и быть, ему уже не привыкать.

Несмотря на свою занятость, Шепард смог прийти на организованный концерт могущественного, как гласила афиша, единорога. Он очень тепло попрощался с любимой, которой было необходимо возвращаться в замок. Они уже не раз спорили на тему жилья, ведь Селестия хотела, чтобы Шепард переехал в замок и начал осваиваться на посту принца, а в том, что они рано или поздно поженятся, у неё не было и капли сомнения. Джон же никак не хотел вторгаться в мир высшего света и лицемерия, он этого натерпелся в командующих эшелонах Альянса. Тем более, им необходимо было укрепить свою связь прежде чем делить свое личное пространство. Но, решив не забивать себе голову, Джон просто присоединился к друзьям перед сценой.

— Какие же вы органики мелочные, постоянно начинаете хвалиться своей силой, бу-бу-бу. – ворчал Предвестник, который так и не смог заснуть из-за двух ревущих сожителей, которые стояли прямо тут, хоть и выглядели совсем иначе. Теперь Твайлайт до мелочей следила за Спайком, вплоть до грязи в когтях. Вырвавшийся на волю материнский инстинкт вовсю отыгрывался на несчастном драконе, который терпел эти нападки со свойственным ему терпением. Подруги тоже заметили изменения в отношениях между этими двумя, но решили оставить это на потом, так как нечего было выносить сор из стойла.

— Внимайте мне, жители Понивилля! Сегодня для вас выступаю я! Великая и Могущественная Трикси сегодня докажет вам что нет на свете единорога сильнее её! – воскликнула синяя пони, выпрыгивая из-за кулис. Вокруг самой Трикси взрывались и ревели фейерверки, хлопушки и различные сценические приспособления. Джон рассмеялся, он считал, что это замечательный номер, а то, как отыгрывает свою роль эта единорожка… Он невооруженным взглядом видел её натянутые скулы, капельки пота по лбу и чрезмерно напряженный взгляд. Увы, в таком ключе остальные смотреть не желали, лишь только жнецу было на все наплевать, он обдумывал состав здешнего пороха и способ его применения…

— Хм, тоже мне выскочка! Все знают, что самая талантливая пони это я! – не менее самодовольно воскликнула Дэш, но тяжелый взгляд её земной подруги порядком остудил высокомерный пыл.

— Ну знаете ли, моя мама намного сильнее этой задаваки! – воскликнул недовольный Спайк, который постепенно свыкался с этим положением, а как и для всякого ребенка, мать — кумир и бог. Он воскликнул это натянуто, словно доказывая себе это самому, но не увидев противоречия в лице Твайлайт, он даже позволил себе посмаковать момент.

— Мама? Так конечно она не сможет победить дракона, ведь так? – недоумевала Рэрити, которая не понимала порыва малыша.

— В смысле, дракон? Моя мама — это Твайлайт, и она сильнее всех выскочек! – последнее он уже выкрикнул на сцену. Остальные пони тут же начали роптать на высокомерную гостью, хотя подруги умолкли и обдумывали сказанное драконом. А уж так как модельерша была совсем неглупой, то поэтому она вмиг поняла откуда пошла подача, точнее от кого.

— Спайки, давай не будем, я никому не хочу что-то доказывать, — непререкаемым тоном, не исключая некоторого послабления и теплоты, высказалась Твайлайт. Она с испугом взглянула на свой рог, а после на выступавшую актрису, ей казалось отвратительным ответить на её вызов и показать себя со стороны силы. Впрочем, её скорее нервировало не отвращение, а страх, страх показаться такой же выскочкой.

— Хм, я понимаю, что для нас всех это шок, но давайте лучше поговорим об этом попозже, – глухо высказалась Эплджек, так как Трикси пристально смотрела на них. Её несколько смутило присутствие двух аликорнов, но, судя по гуляющим уже по всей Эквестрии слухам, они не обладали могущественной магией.

— Я смотрю, вы считаете, что сильнее меня?! Никто не сможет победить Великую и Могущественную Трикси! – воскликнула актриса, которая решила пойти напролом к славе и почету.

— А я смотрю, у тебя что-то совсем плохо с психикой, раз ты говоришь о себе в третьем лице? Если ты играешь на публику, то хоть юмора добавь, – ответил Шепард, вызвав бурю хохота позади, даже Предвестник улыбнулся, но не более, ведь на его вкус в ответе было слишком мало яда.

— Понятно тебе, чудила напыщенная?! – воскликнула Рэйнбоу, зависнув перед колдуньей, но на то Трикси и имела широкий опыт, что была готова и к такому ходу событий.

— Я смогу победить всех из вас! Моя магия справится с любой напастью и с любым противником, я победила даже Большую Медведицу!! – восклицала дальновидная единорожка, наметившая хитрый план по предотвращению любой угрозы. Она устроила небольшое представление с живым фейерверком. С помощью небольших магических манипуляций она воспроизвела свою победу, сопровождая это своими комментариями и похвальбой.

— Ах, так значит?! Сможешь вот так?! – воскликнула Эплджек, запрыгивая на сцену. Она, будучи не менее эмоциональной пони, чем Рэйнбоу, не смогла игнорировать вызов своим способностям. Достав из под шляпы моток веревки, она начала свой излюбленный номер с различными акробатическими трюками. Из-за того что у нее не было излюбленных приспособлений людей — рук, то она заменяла их хвостом. Многие пони громко затопали по асфальту, но, не понимая, что делает, Шепард же сел на круп и начал привычно аплодировать копытами, как если бы это были те самые руки. Увиденная картина порядком шокировала всех пони, а так как пример заразителен, то уже везде сидели аплодирующие пони. Благодаря действию капитана, Эплджек сорвала просто гул оваций. Такая позиция несомненно уязвила Трикси, отчего та, использовав телекинез, перехватила веревку и мигом стреножила фермершу. Овации сменились на ропот и угрозы, кто-то даже приготовил гнилые овощи и фрукты, которые как всегда мифическим образом проявлялись на подобных мероприятиях. На сцену вышла Рэйнбоу Дэш. Местную сорвиголову встречали криками поддержки.

— Спасибо, спасибо, дорогие пони. Итак, ты хочешь сказать, что ты самая крутая?! Поверь ты просто ничто, например, ты можешь так?! – возгласила взлетевшая пегаска. Шепард с белой завистью смотрел на выкрутасы молодой летуньи, так как из-за их ссоры он не смог получить навыки полета, а просить Селестию ему было просто стыдно. Трикси, залюбовавшись летным шоу, решила прекратить отток фанатов. Она использовала магию для возвращению конкурентки на землю, но что-то пошло совсем не так. Ударившись в пегаса, луч не транспортировал Рэйнбоу на землю, а взорвался кучей искр и всполохов. Небо начало раскручивать так, будто по нему ударили не лучом, а сингулярностью. Зрители разом ахнули и медленно, не желая оставаться безучастными, стали отходить как можно дальше. Вдруг, посреди ясного неба грянул оглушительный гром, за которым последовала вспышка и гул. Твайлайт живо прикрыла собой Спайка, так как знала, что за всем этим последует.

— Глаза! Все закройте глаза! Живее, иначе их выжжет! — истошно кричала Спаркл, стараясь перекричать ужасающий шум. Вспышка повторилась опять, и теперь, как предрекала единорожка, её свет озарил всё вокруг. Она была столь сильно, что казалось будто она везде и всюду. Среди пони поднялась изрядная паника и гомон. Кто-то звал маму, ну а кто-то просто плакал. Бывали и исключения, но одно оставалось неизменным — безучастным теперь действительно никто не остался. Когда все стихло, некогда насмехавшиеся зрители с ужасом смотрели по сторонам. Они ожидали разрушения их любимого городка, но, слава Селестии, всё обошлось без этого. Но тут их внимание привлекли те, кто вместо осмотра Понивилля поднял свой взгляд вверх. А там было на что посмотреть. С небес на землю падало четыре пони.

— Мало данных, мало данных! Требуется устойчивая поверхность!! Платформа в опасности!!! – восклицал довольно знакомый голос металлического пони, но все это стоило проверить уже потом. Шепард вовсю бежал на помощь падающим пони. Его снова захлестнули с головой былое альтер-эго. Сейчас он был серьезен и собран, подобно тигру перед прыжком. Он должен был успеть, не мог не успеть.

— Твайлайт, телекинез! – воскликнул Джон, магически подхватывая обожженную Дэш, в то время как Спаркл перехватила остальных трех пони. Осторожно положив раненную спортсменку на сцену, он тут же осмотрел её раны. Беглый осмотр пегаски дал понять, что она жива, но ей стоило немедленно отправится в больницу для получения вердикта врача. В целом её состояние было стабильно, отчего командор облегченно вздохнул. Сама же неумелая циркачка потеряла дар речи от увиденного, поскольку от её действий чуть не погибла пони. Решив, что лучше уйти, пока это возможно, она убежала за кулисы. Общие усилия Шепарда и библиотекарши увенчались успехом: на поляне стояли три пони, вокруг четвертой уже вовсю хлопотала Флаттершай, стараясь хоть как-то помочь пострадавшей подруге. И только сейчас капитан дал волю своим чувствам, ринувшись ко своей команде. Командор сразу узнал своих любимых психов, которые пришли за ним, не побоявшись того, что их ждало после телепортации. Узнать свою команду было легко. Абсолютна синяя единорожка с типичной азарианской прической, ярко-зелеными глазами, что в свое время сумели пленить ещё молодого капитана SR-1, и кьютимаркой в виде обелиска протеан. Кто же это мог быть? А белая, словно первый снег, с черными ногами, оканчивающимися белыми копытами, кобылка-единорог с льдистыми ярко-голубыми глазами, которые смотрели на всех с некоторым снисхождением? Или может металлический земнопони со столь узнаваемым визором гетов, чья плоть была выполнена из железа и проводов, которые украшала пробитая грудная пластина со знаком N7? Конечно же командор знал своих оболтусов, ведь даже новые тела не смогут обмануть его, так как для него они были как вторая семья.

— Почему я пони?! Что за… хм, невообразимая оплошность случилось с моим телом! – восклицала белая единорожка с пышной антрацитово-черной гривой, которая совсем не желала повторять эпитеты своей лысой подруги. Она с некоторым отвращением терла себя по груди, будто та могла сняться подобно костюму. Их предупреждали о некоторых... возможных изменениях, но чтобы настолько?! Лишь только Шепард мог стоить такой оказии.

— Хм, интересное строение тела, а как сгибаются конечности! Просто удивительно, надо будет все исследовать, но сначала Шепард… — высказалась темно-синяя пони с короткой азарианской прической. Как и всегда – сначала наука и знания, а уже затем все остальное. Её смена тела не пугала, а скорее забавляла, давая возможность по-новому взглянуть на мир. Шепард прекрасно понял кто это, но третий пришелец смог изрядно его удивить. Это был Легион, действительно он, и только теперь капитан поверил в это до конца…

— Легион! Ты жив!! Боже, друг, ты жив!!! – воскликнул Джон, бросившись обнимать погибшего друга. Поначалу им было сложно понять кто это, но знакомый знак спецназа Альянса на черном бронекостюме со столь знакомыми полосками подсказал, что это был их, хоть и измененный, но все же старый добрый командор. Да и кто мог кинуться вульгарно обниматься в присутствии народа?

— Шепард! – крикнула Лиара, также кинувшись в объятия друзей, Миранда же просто вздохнула и подошла к капитану.

— Мы думали, что ты погиб, а ты, я смотрю, неплохо устроился. Нас послали твои новые друзья, видите ли, ты им сильно нужен, как и твой металлический друг… — томно произнесла бывший старпом, хищно глядя на Предвестника, которого с головой выдавала кьютимарка. Позади них, элементы гармонии сопровождали раненую пегаску. Твайлайт сокрушалась по поводу своей трусости. Если бы она переступила свой страх, то смогла бы остановить Трикси. Ситуация набирала обороты, многие пони желали изгнания актрисы, но увы, у них не было такой возможности, поэтому все просто не захотели с ней общаться и ходить на её выступления. Лишь только Снейлс и Снипс кричали о невообразимых способностях молодой колдуньи, видимо, им казалось, что выступление и публичное унижение знаменитых хранительниц выглядит до боли крутым. Увы, пример для подражания оказался слишком вредным…

“Понивиль. Библиотека Твайлайт Спаркл”

Войдя в дом, группа новых пришельцев расположилась посередине комнаты. Как было в первый раз, столь необычное помещение сумело дать кров тем, кто не был рожден в этой реальности. Присутствовали только выходцы из Млечного Пути, так как Спайк и Твайлайт пока ещё в больнице. Между друзьями начался обмен новостями и информацией.

— Я не понимаю произошедшего. Кто-то перезагрузил лог системы и восстановил платформу. Новой прерогативой является помощь вам в этом мире, хотя для моей сети это скорее рекомендация, чем строгая директива, – высказался гет, которого с головой захлестывала новая информация. Умереть и переродиться заново для него было весьма необычным явлением. Предвестник внимательно слушал разговоры, так как нынешнее поведение его армии могло быть совершенно непредсказуемым.

— После того, как Горн выстрелил, я вернулась на авианосец и мы проследовали в точку сбора. Нас сильно покорежило, но мы смогли все восстановить. После этого к нам нагрянули жнецы, которые буквально насильно заставили нас проследовать за ними. Теперь у между нами стойкое перемирие, они не лезут к нам, ну а мы не мешаем им. Хм, странный мирок если честно, смахивает на мечту маленькой девочки… — задумчиво произнесла Лоусон, разглядывая окрестности в окно. А на улице было, на что посмотреть, да и звезды сияли так ярко, что прямо было ощущение того, что они становятся все ближе и ближе. Насчет ближе… Шепард явно стал замечать непроизвольное увеличение ярких точек прямо надо горизонтом. Из задумчивого состояния его вывел громогласный медвежий рёв. Сфокусировав взгляд, он смог выявить у цепи звездочек два горящих глаза и дикий оскал хищника.

— Ребята, у нас проблемы! – воскликнул он, доставая из кобуры верный “Паладин”. Позади него послышались шум и ругательства. Миранда села на круп и безуспешно пыталась выхватить абсолютно аналогичный М-77, только церберовского типа, Лиара же быстро уяснила, что просто так ей не выхватить свой М-9 “Ярость” и просто с виноватым видом смотрела на Джона.

— Нет данных, Шепард-капитан, просьба выдать информацию об использовании и модерации новых передних манипуляторов, – лаконично высказался за всех Легион.

— Ладно, нет времени, пользуйтесь пока что биотикой. Если скажу бежать, то живо разворачиваетесь и бежите сюда. Предвестник справа, Миранда слева. Лиара и Легион замыкающие. Пошли! – привычно скомандовал офицер, поднимая свою команду на борьбу с непонятным монстром. Повсюду бежали испуганные пони, рушились дома и вспыхивали небольшие островки организованной эвакуации. Казалось, что перед глазами Шепарда могла быть только война, отчего тот невольно распалялся в гневе. Предвестник, решив, что черта с два он будет погибать под командованием Шепарда, взмыл вверх.

— Зараза, зная, что я хочу летать, он молчал о своих способностях! – взревел завидующий капитан, позади которого весело засмеялась мисс Лоусон.

— А чего ты ожидал от жнеца?! Он вряд ли выложит перед тобой все карты… — не сбавляя темпа, проговорила белая единорожка, что натолкнуло Джона на новый поток мыслей и домыслов. Подбегая к эпицентру разрушений, они ужаснулись увиденной картине. Перед громадным звездным медведем стояла та самая Трикси, которая безуспешно пыталась наколдовать что-нибудь, способное обезвредить этого монстра. Чудовище было размером с эсминца жнецов, а потому команда встала в некотором оцепенении. Воевать против такого с их арсеналом было опрометчиво. Как Шепард и подозревал, все фокусы циркачки были лишь для эффектности, но не эффективности. Монстру всё это порядком надоело, отчего тот замахнулся своей огромной лапой для окончания турне самодовольной единорожки. Не теряя и секунды, Шепард скинул оцепенение и мигом ринулся наперерез когтям, в то время как позади него летели яркие в своей мощи силе снаряды “Стазиса” и “Удара”. Всего на миг задержав медведицу, они смогли дать аликорну лишнюю секунду на спасение незадачливой единорожки. Отлетев вместе с ней в сторону, командор сумел изрядно разозлить косолапого. Так как разъяренный медведь вещь довольно быстрая и жуткая, то и второй удар пошел незамедлительно после первого. Между поднимающимися пони и громадной лапой было небольшое расстояние всего в два метра, но мощный красный луч с небес откинул монстра и не дал свершиться его кровавым планам. Жнец готовился ко второму заходу, который должен был уничтожить раз и навсегда его жертву. Хоть раны на теле медведя и не были видны, но потускневшие звезды говорили о том, что второй выстрел станет роковым.

— Стойте! Не надо, прошу, это не Большая Медведица, если вы покалечите её, то придет его мама!! – надрывалась прибежавшая Твайлайт, за которой виднелись остальные подруги и Спайк, не было лишь только Рэйнбоу Дэш. Холодный расчет жнеца живо оценил новую угрозу, и выходило, что единорожка была стопроцентно права… Он не любил ошибаться, но ему пришлось приземлиться около Шепарда. Трикси лежала около аликорна и прикрывала копытами свою голову, она негромко бормотала непонятные обещания и клятвы.

— Раз ты такая умная, то давай, останови эту проблему без применения насилия. Если он подойдет на двадцать метров, то я убью его… — проговорил жнец, а тем временем медведица и не думала сдаваться — хромая и тяжело дыша, она шла в сторону обидчиков. На роге Предвестника стал разгораться красный свет, от которого неизмеримо веяло смертью. Предвидя катастрофу, Твайлайт смогла найти решение. Она начала плетение телекинеза, а затем использовала набранную энергию для обездвиживания медвежонка, который так и не пересёк отметку в двадцать метров. Параллельно с этим она собирала материалы для осуществления задуманного. Шепард, видя напряженную мордашку ученицы его любимой, решил помочь с поддержанием брыкающегося малыша, отчего напряжение на лице Твайлайт заметно смягчилось. Не зная, что делать, Миранда и Лиара просто страховали капитана от провала плана, желая дать хорошенько понять всю мощь биотических усилителей Цербера и азари. Легион же просто стоял и запоминал все увиденное, ему было очень интересно узнать этот мир. Благодаря Шепарду он понял, каково это, быть органиком. Он понял, что суть всех органиков – саморазвитие и познание. Шепард был самым первым и лучшим товарищем для гета, он стал для него другом, хотя такого значения в лексиконе машин не должно было существовать. Так как он не мог повлиять на ситуацию, то просто наблюдал за произошедшим, отмечая все хорошие и плохие стороны каждого действия окружающих. Идея Твайлайт порядком обескуражила бывалую команду: она использовала силосную башню и молоко коров для того, чтобы покормить медвежонка. Полученное ранение, слабость и голод сделали свое черное дело, малыш стал тихонько засыпать. Поддерживая его на весу, а также обеспечивая кормежку, двое пони смогли отнести начинающего монстра обратно в его родную пещеру.

— Фух… — устало произнес упавший капитан, которого наконец подвели напряженные ноги. Он вытер со лба испарину, переглянувшись вместе со своими друзьями. Каждый думал о своём, но их всех объединяла радость, радость, что всё осталось позади. Понивилльцы, что ещё недавно в панике бежали подальше от их города, наконец возвращались обратно, не минуя возможности узнать как удалось избежать тотальных разрушений.

— А теперь покажите мне то гнилое яблочко, что вздумало разрушить Понивилль?! Кто привел сюда это чудище?! – воскликнула разъяренная Эплджек. Толпа пришедших пони разошлась в стороны, явив крадущихся Снипса и Снейлса.

— Так это вы, молодые джентелькольты? Почему вы поступили столь безответственно? Где были ваши манеры и воспитание, ведь вы подвергли не только себя, но и всех нас большому риску. Большое счастье в том, что у нас есть такой замечательный герой, как Шепард, который всегда придет на помощь, – отчитывала виновников Рэрити, а затем хитро подмигнула упомянутому герою, вогнав того в краску.

— Ну вообще-то, если бы не я, то Шепард был бы лишь небольшой закуской для этого “малыша”, – недовольно пробурчал недооцененный жнец, который до глубины души болел за собственную часть работы по обезвреживанию монстра.

— Скажите спасибо Твайлайт, она нас всех спасла. Слава Твайлайт Спаркл, самому сильному единорогу во всей Эквестрии! – воскликнул Шепард, который в отличии от остальных знал куда и на кого смотреть. Гул одобрения шел со всех сторон, отчего единорожка покраснела как матерый рак. Видимо, ей нечасто говорили комплименты, не считая Селестии. Но у нее оставался один нерешенный вопрос.

— То есть вы не считаете меня задавакой? – недоуменно спросила Спаркл, вызвав бурю хохота подруг.

— Дорогая Твайли, ты самая исключительная супер-пупер единорожка из всех, что я знаю! Быть могущественной не значит быть как вредина Трикси! Она просто злюка, вот никто с ней и не дружит, ты же добрая и милая, ты не умеешь зазнаваться! – воскликнула Пинки, которая смогла согнать с лица подруги грусть и недоумение.

— Кстати, а где наша Мисс Совершенство? – едко спросила Эплджек, выискивая взглядом надоевшую всему городу пони. Миранда непроизвольно дернула головой в сторону фермерши, так как именно такое прозвище она получила во время службы на Нормандии, правда, последующие слова обычно были либо оскорбительными, либо касающиеся её, с дозволения Джокера, “бампера”. Лиара вовсю рассматривала окружающее пространство, она не могла понять излишнюю яркую пигментацию всего вокруг.

— Глиф, ко мне! – воскликнула ученый, из инструментора которой вылетел комок энергии.

— Вызывали, хозяйка? Прошу отметить большие изменения в структуре вашего тела. Желаете хирургическую операцию? – спросил ВИ с зачатками искусственного интеллекта. Все пони вокруг смотрели на дрона изумленными взглядами. У многих из них в глазах читался испуг и изумление.

— Я хочу, чтобы ты собрал образцы, только никакой пробы у живности. Я не собираюсь заново из-за тебя краснеть, как было с тем бедным ханаром. Ты меня понял?! – приказывала бывшая азари, используя свой феноменальный тон теневого брокера. Джон несколько поёжился, будто его только что окатили ледяной водой.

— Принята директива – собирать образцы местности. Будет исполнено, доктор Т’Сони. – ответил Глиф, улетая в сторону небольшой речушки.

— Трикси ушла. Видимо. ей стало стыдно за содеянное, а может, просто испугалась ответственности… — высказалась фермерша, не найдя фургон единорожки.

— Жалко, я думала устроить ей вечеринку, может быть, она перестала зазнаваться… — грустно проговорила Пай.

— Это её жизнь и она сама решает, как её прожить. Твайлайт, ты не против, если мои друзья переночуют у тебя? Я думаю, что нам пора купить собственный дом, как думаешь, Предвестник? – спросил Шепард, на что жнец ответил лишь коротким кивком головы.

— Да, конечно, но ты ведь понимаешь, что я должна написать принцессе Селестии? Во-первых, она должна знать о новых пришельцах, а во-вторых, я думаю, что выучила новый урок магии дружбы. Наша исключительность не порок, и этого не стоит стыдиться. То что я хорошо владею магией это хорошо, ведь благодаря этому я могу помогать своим друзьям и близким. Трикси показала нам, что не важно, что ты умеешь, важно не ставить себя выше остальных, ибо все мы равны, – глубокомысленно подвела итог Спаркл.