Автор рисунка: Stinkehund
Глава 16. Открыв душу. Глава 18. День.

Глава 17. Плохие стороны.

Тихий стук копыт по полу, да звон капающей где-то рядом воды — вот и все звуки, что слышны в этом коридоре. Филипп остановился и огляделся по сторонам, оценивая место. Надо было как можно лучше изучить всё, найти наиболее пригодные места.

Пещеры здесь были не очень запутанными, но их все равно ещё не успели изучить. Только вчера им пришлось выгонять странное создание, похожее на очень большую крысу. Борьба была недолгой, но остались опасения, что у зверя тут где-то поблизости остались детёныши.

Филиппу не очень нравилось новое место, но кто будет спорить с королевой? Раз сказали идти сюда — значит, так надо.

Тут до ушей перевёртыша донёсся смех и звуки голосов. Он завертел головой и понял, что это где-то дальше или в соседнем коридоре. Здесь была на удивление хорошая слышимость, при желании можно разобрать слова, даже те, которые произносят не так уж и близко. И голоса Филипп узнал сразу — принцессы Кризалис и Ризи. И он осторожно пошёл на звук.

Судя по всему, они собирались куда-то уйти, поэтому Филипп срезал дорогу и издалека понаблюдал, как принцесса со своим провожатым вышли из пещер. Стоит ли идти за ними? По идее, надо, но принцессе это не нравится. И не идти нельзя — королева приказала следить за её дочерью и защищать, поэтому Филипп решил на глаза показываться не сразу, а чуть попозже, когда они немного отойдут. Здесь Кризалис может просто отправить его обратно, как она иногда делала, а на расстоянии уже вряд ли.

Филипп был очень удивлён, когда ему поручили охранять принцессу. Он был очень молодым воином, опыта у него совсем мало. А Кризалис он вблизи видел только один раз.

Тогда он сам был довольно мал. Всерьёз учили сражаться лишь самых сильных, остальных, конечно, тоже, но не так тщательно, лишь обучали основам. Ризи бы тоже в категорию воинов попал, да сразу же вылетел за хамство и неуважение к традициям. А Филипп был тихим, молчаливым и покладистым, таким, каким и требовалось.

Ему как-то в качестве первого проверочного задания дали охранять никому не нужный коридор и оставили, пообещав попозже прийти. Филипп и охранял, вытянувшись и замерев на месте. Долгое время всё было спокойно, а потом до его ушей внезапно донёсся шорох. Но не успел Филипп сообразить, откуда исходит звук, как кто-то прыгнул на него сверху. Начинающий воин от удивления вздрогнул, ноги у него слегка подкосились, но больше от неожиданности, чем от тяжести. Пока он размышлял о том, как реагировать дальше и уже чуть не решил, что это тоже проверка и надо атаковать в ответ, как вдруг маленькое копыто сердито ткнуло его в бок, мягкая прядь волос случайно коснулась шеи, а затем прозвучал сердитый детский голосок:

— Ну чего ты такой неваляшка?

Филипп вздрогнул и послушно "упал", на самом деле просто опустившись на колени, и снова замер от испуга, поскольку уже понял, что рядом с ним сама принцесса. А Кризалис беспечно слезла с его спины и встала перед ним.

— Вставать можно, — разрешила она. — Я тебя победила.

Филипп осторожно поднялся. Кризалис при этом воинственно глядела на него снизу вверх сине-зелёными глазищами. У неё тогда не было падающей на мордочку пряди, грива стараниями матери аккуратно уложена, но все равно успела растрепаться от прогулок по коридорам, да и глаза возбуждённо горели. Тогда перевёртыш и понял, почему некоторые иногда говорили, что принцесса себя чаще как воин ведёт, чем как будущая королева. Правда, эти разговоры были очень редкими и осторожными, но плохого никто этими словами не хотел сказать.

Принцесса хмыкнула и, помахав копытом, улетела. Больше он её вблизи и не видел долгое время.

А несколько месяцев назад его неожиданно вызвали к королеве. Филипп в недоумении перебирал по дороге в памяти все свои поступки и слова, но не смог вспомнить ничего особенного. Всё было как обычно.

Филипп дождался разрешения и прошёл в покои королевы, сразу же поклонившись.

— У меня к тебе поручение, — объявила королева.

Филипп выпрямился, но не решался поднять голову.

— Мне нужно, чтобы ты охранял мою дочь.

Филипп в изумлении поднял голову. Королева, строгая, с аккуратно собранной в пучок голубой гривой, выглядела очень серьёзной и решительно настроенной. Только в светло-голубых глазах читалась усталость. Молодой воин быстро опустил взгляд, смутившись и боясь, что ведёт себя слишком дерзко.

— Я? — изумлённо переспросил он.

— Тебя что-то не устраивает? — голос королевы стал зловеще тихим, словно змеиное шипение.

Филипп испуганно помотал головой. Королева вздохнула, как ему показалось, с облегчением.

— И отлично. Иди.

И имя он тогда же и получил. Филипп долго недоумевал, чем такую честь заслужил. Позже ему кто-то объяснил, что королева просто не знала, кого к принцессе в качестве охраны приставить, а кто-то его упомянул. А имя уже — чтобы не непонятно кто следил за наследницей, да и неудобно уже было его по номеру звать. Сама Кризалис охрану долго не признавала, его начала подпускать близко лишь благодаря Ризи, который как-то прихватил Филиппа с собой на их вылазку в город пони.

Филипп вздохнул и последовал к выходу, надеясь, что принцесса со своим провожатым ещё не успели далеко убежать.

***

Кризалис, растянувшись на камне, поболтала копытом в воде. Течение в горном ручейке было сильным и быстрым, а сама вода обжигающе холодной.

— Там чуть ниже небольшой... прудик? — сказал Ризи, стоя рядом.

Кризалис подняла голову, поглядев на него. Ризи казался непривычно настороженным, он прислушивался ко всем окружающим их звукам да постоянно озирался по сторонам. Сама Кризалис тоже чувствовала себя неспокойно в неизученном месте и уже успела пожалеть, что они никого больше с собой не взяли. Хотя, если тут таится какая-то опасность, то вряд ли сильно принципиально, двое их или трое. А если всё спокойно, то не о чем волноваться.

Вчера Либеллил посылала патруль, чтобы изучить местность. Вернулись они уже сегодня утром с новостями. Кризалис никого из них не знала, поэтому не смогла расспросить поподробнее, но слышала, что они нашли неподалёку деревеньку.

А ещё сегодня она и Ризи не выдержали и всё-таки решили немного прогуляться. Сидетьи скучать в пещере уде не было сил.

Кризалис стукнула копытом по воде. Брызги разлетелись от удара, несколько попало ей на мордочку, и принцесса облизала губы. В последние дни она чувствовала себя не очень хорошо. Из-за их прогулок она привыкла питаться любовью довольно часто, а тут они снова живут в голоде. Надо бы попробовать добраться до этой деревни. Не сегодня, конечно, а то они ничего почти ещё не знают, а чуть попозже.

— Вроде вокруг спокойно, — отметил Ризи. — Пока.

Кризалис зевнула и встала, глядя на ручеёк.

— Может, пройдём тогда вдоль него? — предложила она.

Ризи с сомнением огляделся, а потом кивнул и сам же пошёл вперёд. Кризалис поспешила за ним.

Дорога была не очень ровной, встречались трещины и неудобные камни, но они все равно передвигались с помощью крыльев. А ручеёк, которому всё непочём, так и тёк спокойно среди скал.

Внизу действительно оказался прудик. Они хотели спуститься вниз, но откуда-то сверху внезапно раздался грозный орлиный клёкот. Кризалис заинтересованно обернулась, и большая коричневая фигура понеслась прямо на них. Острые птичьи когти прошлись по щеке принцессы, оставив царапину, и Кризалис вскрикнула. Перед ними на землю опустился огромный грифон — наполовину орёл, наполовину лев. Ризи кинулся вперёд, закрыв собой принцессу, готовый ринуться в бой.

Грифон угрожающе поднялся на задние лапы и расправил огромные крылья, открыл птичий клюв. Язык, на котором он говорил, был перевёртышам не знаком, но, судя по грозному тону и злым чёрным глазкам, слова его явно не означали ничего хорошего.

И грифон попытался напасть, но Ризи оказался быстрее и налетел на него первым, толкнув и опрокинув на спину. Но его противник быстро поднялся и кинулся на перевёртыша. Кризалис попятилась назад, прижимая к горевшей щеке, по которой стекла тонкая струйка зеленоватой крови, копыто. Мысли лихорадочно метались у неё в голове, и она не могла ухватиться ни за одну из них.

Ризи был довольно ловким, но физически грифон был сильнее. Сначала бой шёл с одинаковым успехом, но в один момент перевёртыш не успел увернуться, и полуорёл проехался острыми когтями по его спине между крыльев, а затем прижал к земле. Ризи дёрнулся, стараясь вырваться, его засветился слабым зелёным светом, и только в этот момент Кризалис опомнилась, слегка отойдя от шока.

 — Пошёл прочь! — завопила она.

Искривлённый рог принцессы ярко загорелся зелёным пламенем, крылья были расправлены, а ноги широко расставлены, но копыта твёрдо упирались в землю. Грива разметалась по плечам, в глазах тоже горел яростный огонь, хотя внутри у Кризалис всё дрожало. Но она гордо вскинула голову, быстро облизала клыки и грозно заявила:

— Не смей никого тут трогать!

Свои слова она подтвердила сильной вспышкой магии, не коснувшейся Ризи, но немного подпалившей перья грифону. Только что грозный противник попятился и, что-то злобно пробормотав, улетел.

— Ризи! — испуганно пробормотала принцесса, едва стоя на ногах.

Теперь она казалась просто маленькой испуганной кобылкой. Ризи с трудом поднялся, морщась, и подошёл к Кризалис, одобрительно заметив:

— Неплохо вышло, маленькая королева.

За деланно бодрым тоном он пытался скрыть собственную боль от ранений и неловкость за то, что не смог ничего особенного сделать. Хотя улетевший грифон тоже не остался без следов боя: Ризи его успел укусить и наставить синяков, да и пару перьев вырвал.

А Кризалис, снова прижав копыто к щеке, пробормотала:

— Я... Я никак не могла сообразить, сделать что-то, я виновата...

И, не выдержав, расплакалась от пережитого напряжения. Слёзы двумя тонкими ручейками потекли по щекам, а она просто не смогла сдержать ни их, ни вырывающиеся всхлипы. Ризи растерялся, он понятия не имел, как себя вести в таких случаях, и неловко погладил её копытом по спине.

— Ну что ты... Он тебя не сильно задел? — опомнился Ризи.

Кризалис, вытирая слёзы, помотала головой. Она встала и подошла к прудику, глядя на своё отражение. Ризи внимательно оглядел царапину на щеке принцессы и сказал:

— Хоть промой царапину, чтоб ничего не попало, — и кивнул на прудик.

Кризалис улыбнулась сквозь ещё не высохшие слёзы и сказала:

— На самом видном месте.

— До свадьбы заживёт,- хмыкнул Ризи, в шутку повторив услышанную как-то у пони фразу.

— Угу, никогда — очень позитивный вариант, — усмехнулась Кризалис и тут же опомнилась, что Ризи тоже пострадал, поэтому обеспокоенно спросила:

— Тебе-то сильно больно?

Ризи повернул голову и посмотрел на несколько глубоких царапин у себя на спине. Боль уже утихла, поэтому он не сильно беспокоился, лишь ещё раз поразился, какие острые когти у этого грифона, словно он их специально затачивает, хитин перевёртышей так поцарапать не так уж просто. Но крылья он не задел, а это всё быстро заживёт.

— Надо одолжить у кого-нибудь доспехи, — пошутил он. — А так нормально всё.

Кризалис умылась, стерев кровь. Порез, начавший затягиваться, уже был не так уж виден. Принцесса обдумывала сегодняшнюю стычку. Да и её до сих пор мучало неприятное неловкое чувство из-за того, что она не сразу поняла, что делать, а потом ещё и ударилась в слёзы, поэтому она старалась отвлечь внимание на что-нибудь другое.

— Как ты думаешь, откуда он взялся? — тихо спросила она.

Ризи, который пока устало растянулся на большом круглом камне, лежащем рядом, поднял голову и сказал:

— Непохоже, что бы их тут было много. Самое большое, несколько штук. Иначе бы он с товарищами примчался и гораздо раньше.

Кризалис подняла голову, глядя на скалы, и вздрогнула, заметив чей-то силуэт, отсюда казавшийся совсем тёмным.

— Подмога прибыла с большим опозданием, — пробурчал Ризи, поспешно поднимаясь на ноги.

Принцесса вздохнула с облегчением, узнав в спускающемся Филиппа. Молодой воин казался сильно обеспокоенным. Спустившись вниз, он от изумления даже позабыл про церемонии и воскликнул:

— Что случилось?

— Небольшая стычка, — как можно беззаботнее ответил Ризи, сложив крылья так, чтобы царапины на спине были не очень видны.

Филипп с беспокойством посмотрел на принцессу, старавшуюся выглядеть спокойной, и, видимо, спохватился и потупил взор.

— Я опоздал, — пробормотал он. — Слегка запутался здесь и потерял вас из виду. ..

— Не страшно, — отозвалась Кризалис. — Мы уже возвращаемся.

Ризи придирчиво оглядел её, и Кризалис почувствовала себя немного неловко.

Филипп по приказу принцессы пошёл немного впереди, смотря, нет ли где опасности, а Ризи тихо спросил:

— Точно нигде больше не поранилась?

Кризалис молча кивнула. Щека почти не болела, и она постаралась немного прикрыть порез гривой, но это плохо удалось. Да и это мелочи, надо было придумать, как сообщить матери о опасности нападения грифонов, не рассказывая о сегодняшнем сражении.