Автор рисунка: Noben
Глава 15. Путешествие. Глава 17. Плохие стороны.

Глава 16. Открыв душу.

Остаток пути прошёл без особых происшествий. И время все провели неплохо, напряжение, после слов их проводника, немного спало. Обстановка стала менее напряжённой, беседы более весёлыми, хотя и с примесью грусти и тоски по старому дому.

Кризалис в последние дни вела себя чуть более тихо и спокойно. Это переселение ей по-прежнему не нравилось, поэтому она старалась наслаждаться хоть самим путешествием, ведь неизвестно, когда она выберется куда-то в следующий раз. Но и это не очень ей удавалось. Да и идти организованным отрядом по-прежнему надоедала. Кризалис утешала себч тем, что, возможно, это ей когда-нибудь пригодится.

И Ризи тоже сегодня казался довольно задумчивым, разговаривал он меньше, чем обычно. Поэтому Кризалис, устав от бездействия, решила первой начать разговор:

— Что-то не так?

— В смысле? — вяло откликнулся он. — Я просто думаю. Теперь, похоже, я знаю, к какому Рою принадлежал мой наставник. У него было похожее произношение, да и внешне схож. Только не знаю, живёт ли он со своими или всё также путешествует. Ни разу ведь его больше не видел.

— А-а, — понимающе протянула Кризалис.

Обычно ведь рядовых перевёртышей обучали кое-как, так, чтобы они совсем в жизни не пропали и не попались среди пони, а ещё воинов обучали сражаться. Но Ризи повезло пересечься с некими перевёртышем-иностранцем, который и научил его многим полезным вещам. Эти навыки Ризи уже пригодились и наверняка помогут ему и другим ещё не раз в дальнейшем.

Тут их отвлёк проводник, который внезапно заговорил:

— Уже немного осталось.

Кризалис сосредоточила взгляд на проводнике, пытаясь понять его мысли, но сумела зацепить лишь несколько ничего не значащих обрывков и сердито помотала головой. Пронимать в мысли других перевёртышей пока не выходило. Эта способность являлась привилегией королев, чтобы можно было в любой момент связаться с подданными, а у неё всё кое-как вечно.

— Давай я на тебе мысли читать потренируюсь? — в шутку обратилась она к Ризи.

— Чего? — переспросил Ризи.

Тут он сообразил и резво отшатнулся, быстро заявив:

— Не-не, меня нельзя, у меня мысли плохие. Вон на Чудике тренируйся, — он кивнул на перевёртыша, зигзагами летевшего совсем рядом с ними.

Кризалис хихикнула и посмотрела на Чудика. Тот словно почувствовал её взгляд и обернулся. На его губах блуждала рассеянная улыбка, он кивнул принцессе и снова отвернулся. Кризалис замолчала.

Но вскоре Чудик вернулся к ним и с сомнением спросил:

— А там... Там, где мы будем, точно население есть?

— Надеюсь, — пробурчала Кризалис.

На мордочке Чудика отразилась тревога и сомнения, те же чувства, что творились в душе Кризалис. Принцесса вздохнула и опустила взгляд, чувствуя себя виноватой за то, что сама не может ничего поправить.

 — Можно ещё спросить? — тихо произнёс Чудик.

Кризалис благосклонно кивнула, а Ризи с интересом взглянул на вертлявого перевёртыша. Чудик повис на одном месте в воздухе, почти не шевелясь, только крылья без устали мельтешили у него за спиной, держа своего хозяина, и на одном духе выпалил:

— А почему так выходит, что у нас самих чувств нет?

Ризи, услышав вопрос, картинно закашлялся. Кризалис тоже не сразу нашлась с ответом. Она об этом и не задумывалась, так, иногда мысли мелькали. Но обычно этот факт воспринимался как само собой разумеющееся. Каждому перевёртышу известно, что он питается положительными эмоциями, исходящими от других существ, чаще всего — от пони. А они сами испытывать те же эмоции не могут, ведь если бы эти чувства у них были, то они бы их ощутили.

Кризалис повторила это, но, немного подумав, добавила:

— Но с другой стороны, мы же не каменные статуи. Вообще... Я не знаю, — призналась она. — Это слишком сложно.

Ризи с наигранным трагизмом вздохнул и сказал:

— Да так ли это важно? Все равно...

Тут проводник, шедший совсем рядом с ними, резко остановился, и Кризалис чуть не налетела на него, едва успев затормозить. Во время разговора они слегка ускорили шаг и не обращали внимания на остальных. Ризи сердито пробормотал что-то, а Кризалис отступила назад и спросила:

— Что такое?

Проводник лишь махнул копытом вперёд. Кризалис, прищурившись от яркого солнца, посмотрела туда же. Никого не было видно, зато чуть подальше виднелась большая трещина. Чудик пролетел вперёд и заглянул вниз, а остальные стали дожидаться его возвращения.

— А в чём проблема? — поинтересовалась Кризалис, опустив взгляд.

Сегодня солнце светило очень ярко, слепя глаза.

— Мне это не нравится, — ответил проводник. — В прошлый раз, когда я отправился за вами, там кто-то сидел и угрожающе рычал.

Ризи, услышав это, поперхнулся. Кризалис с тревогой поглядела на Чудика. Тот как раз подлетел в воздух и, напоследок заглянув в щель сверху, решил вернуться к остальным. Принцесса успокоилась и с негодованием посмотрела на проводника, невозмутимо наблюдавшего за возвращающимся перевёртышем, но говорить ничего не стала.

Чудик, продолжая висеть в воздухе, развёл копыта в стороны и сказал:

— Нету ничего. А что не так-то?

Кризалис подавила облегчённый вздох, стараясь выглядеть спокойной. Но, взглянув на спокойного проводника, испытала острое желание стукнуть его копытом в глаз. А он просто прошёл вперёд, подозвав к себе нескольких воинов посильнее и покрепче, среди них был и Филипп. Чудик с недоумением проводил их взглядом и повторил свой вопрос.

— Ещё непонятно,- неопределённо ответила Кризалис, не желая повторять то, что только что услышала от проводника.

Она решила не ждать и подойти сразу. Ризи и Чудик пошли вместе с ней, первый шёл на удивление спокойно, второй — чуть подпрыгивая.

— Да вроде всё спокойно, — сообщил Филипп, первым увидевший подошедшую принцессу.

Кризалис осторожно заглянула вниз. Трещина была неглубокой, а на дне лишь голые пыльные камни. Но, присмотревшись, она разглядела странные следы. Некоторые были птичьи, а другие — непонятные, но точно не от копыт.

— Полуптица, полузверь, — пробормотала она, перебирая в памяти известных ей существ.

Всплыл лишь образ грифона, но Кризалис не знала, какого они размера, ведь в жизни ей таких существ видеть не доводилось, лишь на картинках в книгах. Да вероятность того, что тут действительно раньше проходил грифон, была очень мала. Что созданию неба делать в тёмной расщелине? Но в любом случае, сейчас тут нет никого, кроме них, хотя про осторожность лучше не забывать.

Проводник расправил крылья, но вперёд пропустил одного из воинов. Проблемы с тем, чтобы перебраться на другую сторону, возникли только у Рэка, но его поддержал Чудик. Эти два перевёртыша были одного роста, но Чудик ведь был куда более ловким и проворным, а у Рэка покалечены крылья, да и по жизни он невезучий. Да бывший раненый ещё немного помедлил перед тем, как преодолеть это расстояние, но ему всё удалось. Кризалис потихоньку наблюдала за ними краем глаза, немного волнуясь.

Никто им не помешал ни при переправе, ни в дальнейшем. Только солнце уже высоко поднялось над горизонтом и безжалостно припекало, а сильную жару перевёртыши переносили не очень хорошо. Из-за это многие стали более медленными и вялыми. Кризалис постоянно поглядывала вниз, но тут не было привычного леса, лишь равнины. А в них тоже от жары не спрячешься. Принцесса уже несколько раз сегодня спрашивала, много ли осталось, но проводник отвечал неопределённо. У Кризалис уже даже появились мысли о том, не попросить ли сделать небольшой привал, но гордость не позволяла. Она ведь совсем недавно спорила по поводу слишком частых остановок, не отступаться же от своего мнения теперь, когда осталось не так уж и много.

— Да как вы вообще туда добрались? — не выдержал наконец Ризи — С такой ко... А, ладно.

Под недовольными взглядами остальных он заканчивать фразу не стал и скорчил недовольную мину. Проводник не ответил ничего, а Кризалис медленно перевела задумчивый взгляд с Ризи на вид на степи. Почему тут нет никого из разумных существ?

— К вечеру доберёмся, — пробурчал проводник, глядя на принцессу. — Даже если привал сделаем.

Кризалис сдержанно кивнула, почувствовав и облегчение, и тревогу. Отсутствие поселений на несколько километров вокруг настораживало. Вполне возможно, что поблизости затаилась опасность. Но обычные животные тут были, какие-то зверьки копошились внизу, да над головой принцессы пролетела птица. Может, это место просто неблагоприятно для жизни, Кризалис ведь не очень хорошо знала, что требуется пони.

Через полчаса их отряд решил всё-таки сделать привал. Среди скал им удалось укрыться от солнца. Кризалис в прохладе быстро оживилась, повеселела и скоро уже не могла сидеть на одном месте.

И вечером, когда солнце садилось, они наконец-то добрались. По дороге им так никто и не попался, лишь уже у самого нового места наткнулись на одного из перевёртышей, который тут же с радостным воплем умчался предупредить остальных.

Они снова жили в пещерах, на этот раз ещё более тесных и неудобных. Предыдущее их жильё было лучше благоустроенно, поскольку раньше принадлежало алмазным псам, а здесь никто до них не жил. Эти пещеры образовались естественным путём, но оказались достаточно длинными.

Кризалис прошла внутрь первой и озиралась по сторонам, нахмурившись. Стража стояла снаружи, внутри было довольно тесно, много перевёртышей не разминуться. Где-то поблизости капала вода, ритмично отстукивая свою мелодию. Из коридоров слышался тихий шелест голосов других перевёртышей. Ризи громко хмыкнул, разрушив зловещую атмосферу, и Чудик тихо спросил:

— А тут точно жить можно будет?

Кризалис прошла ещё несколько шагов, остановилась и, не оборачиваясь, ответила:

— Да всё может быть. Но хотелось бы надеяться на лучшее.

На мордочке принцессы появилась горькая усмешка. Когда это лучшее у них было? Без борьбы им ничего не достанется. Никому не нужны паразиты под боком. Можно только захватить себе территорию, взять её под свой контроль. Мать на это никогда не решится, значит, придётся ждать, пока она вырастет и станет править сама. А пока надо выживать так.

По коридору навстречу им вышел ещё один перевёртыш. Он остановился рядом, но ничего не говорил, не решаясь. Кризалис испустила трагический вздох и спросила:

— Что такое?

 — Надо... Позвольте вас проводить, — пробормотал он.

Кризалис невольно оглянулась на тех, кто уже успел пройти внутрь, часть её отряда пока осталась снаружи. Ризи напустил на себя угрожающий вид и заявил:

— Я тебя и тут везде найду.

А Кризалис улыбнулась, как-то успокоившись, последовала за перевёртышем, посланным матерью. По пути она озиралась по сторонам, стараясь запомнить всё. Коридор дальше расширялся, кругом возились рабочие, старающиеся с помощью магии заделать неровности и трещины, но это у них выходило с трудом. Света было мало, только рога некоторых перевёртышей светились от магии, да попалось несколько грубо сделанных и наспех приделанных к стенам факелов. Но темнота — не недостаток, к ней все привыкли. А вот сырость вокруг была довольно неприятной.

Все приветствовали принцессу с радостью, ненадолго отвлекаясь от своих дел. Кризалис отвечала довольно рассеянно, больше внимания обращая на сами пещеры. Ей не нравилось расположение коридоров. Оно слишком простое, трудно спрятаться. Даже простых поворотов и развилок было мало.

Перевёртыш довёл Кризалис до покоев её матери и удалился. Принцесса вошла внутрь.

Тут тоже было тесно, но зато чисто и сухо, рабочие явно постарались над этим местом. Либеллил, устроившаяся на своём ложе, подняла голову и, увидев дочь, выдавила из себя улыбку.

— Добрались-таки... Я уже боялась.

Кризалис подошла к матери и спросила:

— Зачем надо было так далеко?

Либеллил вздрогнула и ответила:

— Ближе занято.

Кризалис припомнила встретившихся им представителей другого роя и поняла, что, скорее всего, действительно так. Ведь не воевать же им из-за территории. Либеллил в это время разглядывала дочь и спросила:

— Нормально добрались? Ты ещё более потрёпанная, чем обычно.

Кризалис провела копытом по гриве, молча кивнув. В пути она не особо заботилась о том, как выглядит, так что вполне возможно, что сейчас она кажется совсем неряхой.

Либеллил тяжело вздохнула и сказала:

— Главное, что жива.

Она слегка прикрыла глаза. Кризалис, поняв, что мать о чём-то опять волнуется, подалась чуть ближе. Либеллил с трудом поднялась, сжав зубы, а дочь лишь сильнее почувствовала её тревогу и испуганно отшатнулась, потрясённая неожиданным видением.

Страх, бегство от остальных, два стражника, поспешивших за принцессой... Шум битвы неподалёку, яркая вспышка, огонь, рухнувшее дерево, один из воинов, с трудом успевший оттолкнуть принцессу в сторону и принять основной удар на себя. Резкая боль, пронзившая тело, темнота. Кто-то, вытащивший её подальше от поля боя. И, хоть и дрожащий, но в то же время звучащий вполне уверенно голос: "Жить будешь". А дальше — запоздалое осознание произошедшего, смирение и привыкание к новым недостаткам.

Кризалис помотала головой, отгоняя слишком ярко вставшие перед ней образы из чужих воспоминаний. Она поняла, что героиня этих событий — её мать и есть. Кризалис медленно подняла глаза на Либеллил. На её лице было привычное холодное выражение, через которое лишь чуть-чуть проступали боль и тревога.

— Ничего бы со мной не случилось, — пробормотала Кризалис.

 — Всё может быть, — сказала Либеллил.

Она, неловко поджимая ногу, прошла чуть вперёд, к стене. После путешествия Либеллил стала хромать ещё больше. Кризалис осторожно шла рядом с ней.

Королева остановилась у стены, разглядывая её. Кризалис не понимала, что она тут нашла. У неё самой в голове вертелась уйма вопросов, которые так хотелось задать. И она не выдержала, прямо спросив:

— Что это была за битва?

— Уже не помню, — не задумываясь, откликнулась Либеллил. — Какая-то стычка...

Тут она резко повернула голову, её зрачки слегка расширились от изумления. Кризалис старалась принять самый невинный вид, какой только могла изобразить.

— Как ты...?

— Это ты, — объявила Кризалис. — Я не умею.

Либеллил виновато глянула на дочь, а потом снова остановила взгляд на стене.

 — Да? — рассеянно переспросила она. — Хотя да, возможно... У меня в последнее время вообще всё наперекосяк, даже себя с трудом контролирую.

Она поморщилась и приложила копыто ко лбу. Кризалис настороженно следила за ней. Её беспокоило такое состояние матери, похоже, та ещё не оправилась после путешествия.

 — Ты необычная и сильная личность, тебе бы только осторожности побольше, — непонятно к чему сказала Либеллил.

Кризалис насторожилась, не зная, ожидать ли очередного разноса или спора. Но мать тут же замолчала, продолжая глядеть в стену. Она почти не шевелилась, только тяжело дышала.

— Почему ты тогда убежала? Струсила, что ли? — по-детски прямолинейно спросила Кризалис и тут же смутилась, поняв, что слова подобрала слишком резкие.

А Либеллил неожиданно хрипло рассмеялась. Кризалис испуганно попятилась, во все глаза глядя на мать, которая обычно даже улыбалась редко, а уж её смеха и ни разу дочка не слышала.

Тут королева резко умолкла и потеплевшим взглядом окинула дочь.

— Ну, можно и так сказать, — неожиданно согласилась она. — Я же даже летать толком не умела... И не умею. Ну ладно, иди, отдохни. Тебя снаружи ждут, проводят.

Кризалис молча кивнула, решив пока больше ничего не спрашивать. Она уже направилась к выходу, как Либеллил окликнула её:

— Одна никуда не суйся. И не потеряйся, авантюристка.