Автор рисунка: Siansaar

Чердак

Разве плохо, когда дети воображают? Нет, нисколько. Воображение — это дар, присущий от рождения каждому. Но вот сохранить его, пронести через всю жизнь, не растеряв и не потратив на дешёвые мимолётные наслаждения, получается лишь у немногих.

Пони растут, их разум достраивает последние логические цепочки, завершая целостную и незыблемую картину мира. Они узнают всё, что хотели узнать, и забывают всё, что знать не хотели. Модель, которую они так долго собирали по кусочкам, теперь лежит перед ними готовая, и они бережно ставят её на полку, не желая больше добавлять ничего нового, так как она, на их взгляд, и так получилась неплоха. Идут годы, и модель эта покоится нетронутой на полке сознания, всё больше покрываясь пылью времени, которую владелец никак не удосуживается смахнуть.

Именно в этой пыли и кроется причина непонимания между старшим и младшим поколениями. Взрослые, в лучшем случае, относятся к фантазии детей как к чему‑то несерьёзному, вроде куклы‑аликорна с отломанным рогом или коллекции разноцветных крышечек — нехитрого богатства, что имеет в своём распоряжении некий среднестатистический жеребёнок. Родители умиляются, слушая вполуха нелепые, но весёлые истории, выдуманные своими детьми, и усердно размышляя при этом о годовых отчётах, прибавках к зарплате, ценах в местной бакалее и прочих вещах, которые солидные и состоявшиеся в жизни пони считают достойными своего внимания.

«Солидный» в переводе означает «твёрдый», «затвердевший». Как бетонный раствор, который, застыв, не принимает в себя ничего нового.

А вот у жеребят раствор этот ещё не застыл. Они не мыслят однообразно, они не идут по давным‑давно протоптанным тропинкам, предпочитая нестись рядом по росистой траве. Они способны видеть в своём воображении невозможные вещи, которые за всю жизнь не придумает даже самый лучший писатель‑фантаст.

Но как уже было сказано ранее, дети получают крайне мало поддержки от старших в плане воображения. Или, наоборот, получают упрёки, потому что, дескать, они только зря тратят время на свои глупые фантазии, а вот соседский жеребёнок уже умеет играть на фортепиано в четыре копыта, танцевать балет, и вообще он весь такой расталантливый.

При таком отношении окружающих важно не поддаваться, не потерять себя. Именно поэтому у некоторых детей есть особые места, где им гораздо лучше воображается, где никто не пристаёт со своими глупыми насмешками, где можно приподнять завесу, разделяющую мир реальный и мир мечты.

Для Скуталу таким местом был чердак. Обычный старый чердак, в который уже многие годы никто не заглядывал. Куча громоздких коробок, забитых некой старинной рухлядью, паутина по углам и небольшое мутное окошко, в которое можно увидеть часть городка — вот и всё, что представляло из себя это место.

Но это лишь на первый взгляд. Если осторожно отодвинуть в сторону коробку с полустёршейся корявой надписью «Механические запчасти», то за ней обнаружится незамысловатый тайник, где лежит толстая пачка комиксов в яркой глянцевой обложке. Скуталу не знала, кому они принадлежали раньше, как не знала она и о том, кому принадлежал этот дом до того, как её родители поженились. Быть может — маме, быть может — папе, а быть может — какому‑нибудь неизвестному пони, который теперь живёт в другом месте. Или уже нигде не живёт.

Так или иначе, Скуталу нашла эти комиксы, когда она одним ненастным вечером в очередной раз убежала на чердак, чтобы выпустить на волю накопившиеся слёзы и обиды. В сердцах пнула копытом одну из коробок, и оттуда выпали они. Их необычно пёстрая, после строгой и однообразной обстановки дома, обложка высушила девочке глаза и притянула к себе её внимание.

В комиксах рассказывалось о вещах удивительных и даже несколько несбыточных. Космические странствия, удивительные миры, битвы и отвага — всё это было новым для Скуталу, и всё это разожгло в её сердце негаснущий под шелестом дождя и завыванием ветра огонь.

Из газет, которые Скуталу иногда читала от скуки, она знала, что космическое пространство сейчас не осваивается и, по всей видимости, в ближайшее время осваиваться не будет. Многие видные учёные Эквестрии говорили, что необходимо запускать зонды на орбиту и даже отправлять пони на Луну и другие планеты. Они приводили множество аргументов в пользу своего мнения, но почему‑то дело дальше разговоров не шло. Проекты замораживались, стройки закрывались, и прогресс неуклюже топтался на месте, будто ему предстояло идти по раскалённым углям. Один учёный даже заявил, что во всём виновата принцесса Селестия, которая по какой‑то причине не хочет, чтобы космос стал доступен для пони. Больше об этом учёном ничего слышно не было.

На фоне этого застоя яркая фантазия автора о межзвёздных приключениях казалась Скуталу, как минимум, дерзкой и вызывающей.

И не удивительно, что после этого она стала всё чаще бывать на чердаке, где залазила на одну из толстых деревянных балок, которые служат нижними рёбрами для крыши, и открывала очередной журнал, с головой погружаясь в удивительный мир приключений.

Главного героя звали Скайдарк. Никто точно не знал, откуда он, но этот пони уже не раз спасал целые планеты от гибели. Его звездолёт «Штиль» рассекал космическое пространство быстрее света. Скайдарк превосходно разбирался в технике, поэтому он всё время носил синий комбинезон с множеством карманов и инструментов в них навроде отвёрток и гаечных ключей. Но при этом он владел различными боевыми искусствами и мог без труда одолеть даже самых серьёзных противников. Скайдарк был немногословен и грубоват, но всегда преследовал лишь благие цели, не ставя их ниже собственной выгоды, чем заслужил крайнее недовольство правительств многих планет. А самой отличительной его внешней чертой был искусственный металлический рог, который заменял ему настоящий, потерянный в давнем бою с доктором Спайтфулом.

Доктор Спайтфул был очень хитрым и коварным. Он мечтал править всей галактикой и изобретал всё новые и новые способы для достижения своей цели, но каждый раз Скайдарку удавалось сорвать его очередной хитроумный план.

И это не говоря уже о невероятном изобилии самых разнообразных планет, обитающих на них цивилизаций и до сих пор неразгаданных тайн космоса…

Лишь взглянув на чернеющую за окном ночь, Скуталу удавалось заставить себя усилием воли слезть с балки, спрятать комиксы в тайник и спуститься с чердака. Ей не хотелось возвращаться туда, в реальный мир, где её снова ждали родительские ссоры, неоправданная грубость и ни капли внимания. Но мысль о том, что она обязательно вернётся сюда завтра, грела ей душу.

И она возвращалась. Вновь и вновь доставала из тайника своё сокровище, чтобы присоединиться к Скайдарку в его странствиях. И с каждым днём ей всё сильнее хотелось, чтобы это действительно было так.

В своих мечтаниях Скуталу видела, как она неким образом случайно попадает на корабль к Скайдарку. Каждый раз это выходило по‑разному, но суть была одинакова. Скайдарк был совершенно не рад попутчице…

— Кто ты и что забыла на моём корабле?! — гневно спросил Скайдарк, когда из опрокинутого им ящика вылезла маленькая пегаска. — Если ты — шпионка проксимианцев, тебе не поздоровится!

— Я Скуталу, — ответила та, немного напуганная, — и я вовсе не шпионка! А вы — Скайдарк, верно? Я столько про вас знаю! Вы один справились с целой толпой дроидов‑зомби, а потом ещё и спасли целую…

— Ты точно шпионка, раз так много знаешь, — перебил её Скайдарк. — Назови хоть одну причину, по которой я не должен прямо сейчас выкинуть тебя в открытый космос!

— Но я очень хочу путешествовать с вами! — взмолилась Скуталу. — Я могу быть очень полезной!

— Ты могла быть полезной, если бы тебя не было на моём корабле. Из‑за тебя мне теперь придётся корректировать свои планы.

— Но ведь ваш план — это «надейся на удачу, и полный вперёд», разве не так?

— Так, но вместо этого я теперь должен заняться поиском подходящей планеты поблизости, где я бы мог тебя высадить без дальнейших угрызений совести.

Сказав это, он направился к выходу из грузового отсека, и Скуталу осторожно последовала за ним.

— Компьютер, — спросил Скайдарк, войдя в рубку, — сколько до ближайшей обитаемой планеты?

— Двадцать девять парсек, — проскрипела бортовая техника.

— Проклятье! — выругался Скайдарк. — Меньше всего на свете я желал превращать свой корабль в ясли, и вот, пожалуйста!

— Эй, я давно уже не маленькая! — возмутилась Скуталу. — Я решила, что буду такой же искательницей приключений, как и вы!

— О, я очень рад! Но почему бы тебе не поискать приключений где‑нибудь в другом месте?

— Потому что больше всего их случается именно рядом с вами!

— Нет, я этого не вынесу! — простонал Скайдарк. — Ладно, просто помолчи некоторое время и ничего не трогай.

Он подошёл к мониторам и начал вглядываться во всякие линии, сетки с точками и надписи.

— А что вы делаете? — поинтересовалась Скуталу.

— Пытаюсь понять, на какой планете я умудрился тебя подцепить. Кстати, компьютер, почему мы отклонились от курса?

— Шеф, — ответил тот после секундной паузы, — похоже, в мою систему пробрался вирус. Я потерял контроль над двигателями.

— Что?! И ты говоришь мне об этом только тогда, когда я сам тебя спросил?!

— Ну, вы и так выглядели очень расстроенным из‑за появления этой малышки, и я не хотел расстраивать вас ещё больше. Но я уже пытаюсь всё наладить!

— Как это понимать?! — Скайдарк обернулся к Скуталу. — Это твоих копыт дело, маленькая диверсантка?

— Нет! Клянусь, я ничего такого не делала!

Внезапно по главному монитору пошла рябь, а уже через секунду оттуда ухмылялась знакомая и Скайдарку, и Скуталу рожа.

— Спайтфул! — хором воскликнули они.

— Доброго времени суток, Скайдарк! — злорадно произнёс тот. — Это кто, твоя подружка?

— Она мне не подружка! — гневно процедил Скайдарк. — А тебе я советую воздержаться от насмешек. Они мало помогут, когда я передам тебя правосудию!

— Вынужден тебя огорчить, — всё также злорадно заметил тот, — но у меня очень плотный график, и «быть переданным правосудию» никак туда не влезает. А вот у тебя осталось лишь несколько часов, чтобы закончить все свои дела.

— Что ты имеешь в виду? Это ты подсунул мне вирус?

— О, да! Это был я! Но ты ещё не знаешь главного сюрприза!

— Компьютер, — спокойным голосом спросил Скайдарк, — что у нас по курсу?

— Чёрная дыра, шеф. В десяти парсеках.

— Ну вот! — притворно огорчился Спайтфул. — Теперь сюрприза не будет. А впрочем, меня это уже особо не волнует. Да и вообще заболтался я тут с тобой, а мне ещё нужно завоевать галактику и пообедать. За сим отключаюсь!

— Компьютер, — сказал Скайдарк, глядя на потемневший экран, — возможно ли устранить этот вирус до того, как мы попадём в гравитационное поле чёрной дыры?

— Не думаю, шеф. Мне удалось отследить местонахождение вируса. Он в труднодоступной зоне технического отсека. Чтобы добраться туда, придётся разобрать множество конструкций, а на это уйдёт полдня, как минимум. Правда, ещё можно пробраться туда по вентиляционной шахте, но она слишком узкая для взрослого пони.

— Спайтфул всё просчитал, — по напряжённому лицу Скайдарка было видно, что он пытается придумать выход из сложившейся ситуации.

— Эй! — внезапно крикнула Скуталу. — А ведь я могу пролезть в шахту!

— Ты можешь помолчать, пока я пытаюсь спасти нас всех!

— А она права, шеф! — поддержал её компьютер. — Насчёт того, доберётся она или нет, я не знаю, но пролезть в шахту вполне сможет.

— И ты туда же! Такое ощущение, что моё мнение на корабле никому не интересно. Ладно, пусть лезет, но я за это не отвечаю, ясно?

Но его уже никто не слушал. Компьютер, выведя на экран карту вентиляционной системы, объяснял Скуталу, как добраться до нужного отсека.

— Сначала ползёшь всё время прямо, — бормотал он, — потом сворачиваешь налево и движешься по боковому ходу до конца, потом сворачиваешь направо, спускаешься вниз по наклонному жёлобу, поворачиваешь налево и ползёшь до тех пор, пока не упрёшься в решётку. Выбей её и окажешься в точке назначения. Всё ясно?

— А то! Прямо, налево, до конца, направо, вниз, налево, выбить. Всё, я запомнила!

Скайдарк снял решётку вентиляции, и Скуталу забралась внутрь.

— Ладно, короче, удачи тебе… — пробормотал он.

Скуталу лезла уже очень долго, но шахта всё не кончалась и даже будто становилась всё уже. В голову закралась неприятная мысль о том, что она всё‑таки перепутала повороты и лезет не туда. Но вот впереди показалась решётка. Удар копытом, и она отлетела в сторону. За ней оказалось небольшое помещение, стены которого целиком состояли из приборных щитков, разноцветных проводов и лампочек. Скуталу поняла, что оказалась там, где нужно. Но она точно не знала, что представляет из себя вирус, и где его искать. Почему‑то рассказать ей об этом никто не удосужился.

Осматривая хитроумные переплетения проводов, Скуталу увидела в самом углу маленькое металлическое существо, похожее на паука. Существо сидело на панели с какими‑то разъёмами и, очевидно, подключилось туда своим жалом, торчащим из брюшка. Заметив Скуталу, оно выдернуло жало и засеменило в сторону, пытаясь укрыться, но тут же было раздавлено копытом.

В тот же момент Скуталу почувствовала лёгкую вибрацию. Похоже, корабль начал менять курс. Пора было возвращаться.

— Ну как я справилась? — выпалила Скуталу, едва её голова показалась из шахты. — Правда, круто? Если бы вы только видели, как я его! Бах, и всмятку!

— Да‑да, — скучающим голосом произнёс Скайдарк. — Нормально. Сносно. Сойдёт.

— Шеф хотел сказать, — вмешался компьютер, — что это было просто потрясно!

— Так, умник! Лучше скажи, тебе удалось засечь, откуда Спайтфул передавал сигнал во время нашей милой беседы?

— Разумеется, шеф. С одной из малоизученных планет в сотне парсеков отсюда.

— Превосходно, — сказал Скайдарк, изучая появившуюся на экране карту, — пришло время нанести нашему приятелю небольшой визит.

— А мне с вами можно? — умоляющим голосом спросила Скуталу. — Можно? Можно?

— Ладно, — вздохнул Скайдарк. — Но только в этот раз. И учти, что на этой планете нам может встретиться множество опасностей.

— Я готова к любым опасностям. Или меня зовут не…

— Скуталу!

— Хм, именно так меня и зовут…

— Скуталу, девочка моя! Ты здесь?

Она снова сидела на старом чердаке. За окном была непроглядная темнота.

— Да, мам! Я здесь! — ответила Скуталу, спешно пряча комиксы в тайник.

— Ох, ты опять залезла на этот пыльный чердак! Спускайся, пора ужинать.

— А где папа? — спросила Скуталу, когда, зайдя на кухню вслед за мамой, увидела там лишь две тарелки полуостывшего супа.

— Папа… Он сегодня немного устал и поест позже.

Мама не знала, что Скуталу уже достаточно взрослая, чтобы понимать скрытый смысл этих слов. Покосившись на прикрытую дверь родительской спальни, девочка молча села за стол. Реальный мир встречал её во всей своей красе.

Время шло. На дворе стояла поздняя осень. Промозглый ветер задувал в щели между досок, заставляя Скуталу периодически вздрагивать. Балка, на которую она всегда садилась, стала непривычно холодной, а изо рта при каждом выдохе вылетали облачка пара.

В одну из таких чердачных посиделок Скуталу простудилась. Это стало поводом для очередной родительской ссоры, хотя малышка знала, что они нашли бы его и без её помощи. Она лежала в кровати, закутавшись в одеяло и слушая, как папа, с трудом связывая слова из‑за выпитой сегодня бутылки, кричит на маму. Затем послышалась какая‑то возня, и Скуталу испугалась, что папа бьёт маму. Но затем она увидела силуэт отца, прошагавший по коридору. На спине отец тащил стопку досок, а в зубах держал молоток. Затем раздались удары, сопровождающиеся громкой руганью, когда молоток вместо гвоздя выбирал своей целью копыто. Через пять минут всё стихло, осталось только едва слышное всхлипывание из‑под одеяла.

В тот момент Скуталу твёрдо решила, что где‑нибудь через неделю, после своего выздоровления, снова проберётся на чердак. В последний раз, чтобы забрать комиксы. Она будет читать их ночью, когда родители спят.

Но ни через неделю, ни даже через месяц на чердаке никто не появился. Причудливый узор, украсивший чердачное окно, наконец растаял, и на полу заплясали блики от весеннего солнца. Но даже весне не удалось прогнать одиночество, поселившееся в этом месте.

Что же случилось? Почему Скуталу больше не приходит сюда? Тому виной отец и доски, которыми он заколотил чердачный люк?

Нет, отец давно, ещё в декабре, ушёл из семьи. Изменения крылись в самой Скуталу. Она стала больше гулять на свежем воздухе, подружилась с Эпплблум и Свити Бэль, основав с ними «Орден меткоискателей», и, наконец, решила, что Рэйнбоу Дэш, может, и не летает по космосу и не спасает целые планеты, но зато она реальная и настоящая.

Теперь Скуталу каждый день, наспех позавтракав, пулей выбегала из дома и мчалась навстречу своим подростковым делам.

А сквозь мутное стекло наблюдали за ней, сидя на балке, двое старых приятелей.

— Как думаешь, она когда‑нибудь сюда вернётся? — спросил Скайдарк, глядя на убегающую вдаль оранжевую точку.

— Не думаю, — покачал головой доктор Спайтфул, — похоже, ей с нами больше не по пути.

Комментарии (7)

0

Здорово получилось. Концовка супер. Очень атмосферно.

Fox_Pony #1
0

Супер! Даже жалко стало ушедшее детство и Скайдарка со Спайтфулом. Плюс, однозначно плюс!

Больше об этом учёном ничего слышно не было.

Бедный парень. Надеюсь, речь хотя бы идет о запрете на профессию, а не о кровавых застенках.

tdarku #2
0

Надеюсь, речь хотя бы идет о запрете на профессию, а не о кровавых застенках.

От Селестии можно ожидать всё что угодно =)

Overhans #3
0

Хороший, добрый рассказ:) Ближе к концу я уж было подумал, что со Скутс что то случилось... Но концовка нежданно порадовала!:) +1

Dwarf Grakula #4
0

Удивительно, как у такого мало-мальски осмысленного и драматичного фанфика в три раза меньше лайков, чем у "Попаданцы достали", например? Здесь хотя бы есть какие-то мысли, фантазия, детская наивность и вообще довольно интересная мысль. Хотя да, у меня есть парочка претензий и создалось ощущение, что концовка заменена в последний момент, но почти все придирки легко объясняются тем, что ситуация сама по себе довольно жизненная, а дети представляют свои приключения именно так. Всё же чего-то недостаёт этому рассказу, либо большего драматизма, либо больший уход к тема воображения, а так, пока что, это один из лучших фанфиков автора.

П.С.

Вообще, зря я это прочитал. Теперь некоторые дальнейшие события моего фанфика будут казаться плагиатом этого...

Kirikiri #5
0

Ситуация с лайками в общем понятна. На месте читателя, зашедшего на ленту, я бы и сам не стал открывать рассказ, где всего один персонаж (третьесортный, причём), а также ни о чём не говорящие название и описание. Даже несмотря на рейтинг в 96 %. Все страсти кипят именно возле таких вот "Попаданцев" и "ДЦС", с ржакой и человеками. К тому же написание смысловых рассказов мне даётся почти никак, и этот — скорее исключение. Что поделать, все хотят казаться умными философами, а на деле читают и пишут, в основном, комедии.

Теперь некоторые дальнейшие события моего фанфика будут казаться плагиатом этого…

В смысле? Там что, будут такие вот космические заморочки? Или фантазии ФД будут напоминать чердачные посиделки Скутс? В любом случае, это ни разу не плагиат.

Overhans #6
0

не помешает вычитка, но это единственная претензия.

лайк и на винт.

xvc23847 #7
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...