Автор рисунка: Stinkehund
Глава 11 Глава 13

Глава 12

Прижатая к стенке

ГЛАВА 12 «Прижатая к стенке»

Жизнь непредсказуемая штука и не всегда всё идёт по нашим задумкам. Неправильная мысль может спровоцировать сотню себе подобных, цепочкой раздирающих нашу безмятежную жизнь, делая её гораздо интереснее и опаснее.

Глядя на слёзы Эппл Джек, Кибернетика поняла… она действительно поняла, как та тяжело переживает утрату своего имущества, которое давало ей пропитание. Киб не хотела причинять зла рыженькой кобылке. Уничтожив крупный склад яблок, она поняла свою ошибку, ведь при желании, подобного можно было избежать. Живые существа зависимы от пищи. Понивиль зависим от яблочной фермы, являющейся основным источником пропитания. Целый урожай был уничтожен. Да, на деревьях осталось ещё много яблок, но сбор их, труд не из лёгких. Снова непонятный код с ассоциацией «вина».

— Прости за причинённый ущерб – Кибернетика подошла к рыженькой кобылке.

Та пугливо на неё посмотрела и промолчала. Эппл Джек не знала как реагировать на «это» создание. Она не испытывала бескрайний ужас перед непонятностью, что перед ней. Ковбойше хватило и сгоревшего амбара. Дверь внезапно отварилась, впуская в дом голубокрылую пегаску.

— Принцесса Селестия на подходе! – произнесла она.

— Прошу, не говорите принцессе кто такая Киб! – умоляла фиолетовая, хотя понимала, что такой секрет вечно не утаишь.

Сердечко Твайлайт забилось в ускоренном темпе. Киб же олицетворяла само спокойствие. Спустя пару мгновений, в дом Эпплов вошёл белоснежный аликорн и синяя кобылица голубой крови.

— Тревожную весть я получила – сказала Селестия, глядя на рыженькую и продолжила.

— Беда произошла и согласно донесению, причина её, ты – аликорн сурово посмотрела на Кибернетику.

Бордовую, внимательно осматривая, обошла младшая сестра правительницы.

— Ты права, что-то с ней не так. Я бы не сказала, что чёрная магия. Что-то… совсем иное – озадачилась Луна.

— Что ты скрываешь, дитя? – прямо спросила белоснежная.

— Ничего – ответила Киб.

— Ну как знаешь. Поговорим позже, в темнице. Стража! – скомандовала Селестия.

— Стойте! – крикнула Твайлайт.

Аликорны удивлённо посмотрели на единорожку.

— Может, ты нам поведаешь её тайны, Твайлайт Спаркл? – произнесла синяя.

Волшебница совсем растерялась. Принцессы в любом случае выяснят сущность Кибернетики, они уже надёжно зацепились за её «странность». Лучше они узнают об этом при волшебнице, которая, как она считала, сможет её защитить.

— Она не живая пони – с камнем на сердце, выдала Твайлайт.

— Продолжай – невозмутимо произнесла Селестия.

— Она машина, созданная учёным Скинером. Он хотел обезопасить Киб, как я поняла от ордена, но спасая её, создатель пожертвовал собой. А я помогала Кибернетике влиться в наше общество, пока её папа… создатель, не будет найден. Она не сильно от нас отличается, пожалуйста, не… не убивайте её – жалобно произнесла Твайлайт.

Аликорны тихо пошептались между собой. Затем, белоснежная подошла к механической и ярко засветила рогом, что здорово напугало Твайлайт. После этого, Селестия немного отошла, а Киб стояла, как и стояла.

— Ты особенная пони. Даже не представляешь на сколько – произнесла Селестия, задумчиво глядя на грудь железнокрупой кобылки.

— Папа так же говорил – сказала Киб.

— Что вы с ней сделаете? – у волшебницы начали сдавать нервы.

— Киб, расскажи нам, что случилось в амбаре. Только без лжи – произнесла синяя, игнорируя вопрос ученицы Селестии.

Механическая подробно поведала о стычке с другим киборгом, что привело к уничтожению постройки. Рэйнбоу и Эппл Джек стояли, мягко говоря, в шоке. В это состояние они впали ещё до рассказа о пожаре…

— В тебе находится то, что я искала на протяжении сотен лет. Гениальный и в то же время, ужасный прорыв изысканий древнего ордена. Я рада, что они лишились «этого» и судя по тому, что пытаются у тебя «это» отнять, самостоятельно воспроизвести свою эм… разработку, у них нет возможности. Они не должны добраться до тебя – сказала белоснежная.

— Меня собрал папа, я не их разработка – сказала Киб.

— Увы, но частично их – сказала Луна.

— Так что вы с ней сделаете? – Твайлайт была на грани нервного срыва.

Аликорны посмотрели на волшебницу.

— Кибернетика представляет большую опасность. Учитывая, что она машина, логично было бы её уничтожить – сказала Селестия, от чего, фиолетовая кобылка едва не рухнула на пол.

— Но как я и говорила, она необычная пони и не только потому, что не имеет плоти и крови. Кибернетика будет взята под стражу до тех пор, пока возрождённый орден вновь не будет ликвидирован и только потом, я приму это нелёгкое решение о дальнейшей её судьбе – спокойно произнесла правительница.

Твайлайт стало совсем плохо, что подтвердила бледность её мордашки. Луна, заметив состояние ученицы Селестии, подошла к талантливой единорожке и нежно её обняла.

— Ну что ты так разнервничалась. Мы не желаем зла твоей подруге и не допустим, что бы орден ей навредил. Тебе нужно было сразу нам сообщить о Киб, мы бы могли избежать многих проблем, в том числе и с орденом – нежно успокаивала принцесса Луна.

— Я боялась, что вы её... вы… — заговаривалась кобылка.

— Я понимаю сомнения твои, ибо ты начиталась разных книжек. Мы специально преподнесли себя в них столь строгими, но это тонкости политики королевства. Большой страной не так легко править. Мы не столь суровы и ты это знаешь – улыбнулась Селестия.

— Вы меня накажете? – с тревогой в голосе, спросила Твайлайт.

— Разумеется нет, моя храбрая ученица. Попав в сложнейшую ситуацию, ты проявила немыслимую смелость, защищая свою подругу. Ведь вы стали подругами, верно? Дружба прекрасный элемент нашей жизни. Порой, что бы его сохранить, приходится нести бремя тяжёлых тайн, ибо только так можно обезопасить того, кто тебе не безразличен. Ты не знала, как мы отреагируем на Кибернетику, и невзирая на все трудности, приняла лучшее решение, которое только возможно принять. Ты сама, без посторонней помощи, постигла ценный урок жизни. Я горжусь тобой, Твайлайт Спаркл – улыбнулась белоснежная.

Фиолетовая кобылка значительно успокоилась, оставив в себе лишь лёгкую тревогу.

— Вы накажете её за амбар? – волшебница продолжала засыпать аликорнов, тревожившими её, вопросами, а те взаимно продолжали терпеливо на них отвечать.

— Не накажем. В силу своей специфичности, Киб не осознавала причиняемого ущерба и наказания не заслуживает. Мы лично пришлём силы для постройки нового амбара – молвила синяя, переведя взгляд на Эппл Джек.

— Но осознала сейчас. Кибернетика подошла ко мне прямо перед вашим приходом, принцессы. Она извинилась за содеянное и по-моему, извинения были искренними. Я не держу на тебя зла, Киб – улыбнулась рыженькая.

— Спасибо – улыбнулась механическая.

— Вы смогли найти её папу? – спросила Твайлайт.

— Какой интересный термин и к нашему удивлению, вполне уместный. К сожалению, нет, но поиски ведутся днём и ночью. Мы обязательно его найдём – ответила Селестия.

— Что за непонятный элемент находится у меня в груди? Папа не позволил мне познать его. Элемент мешает моему стабильному функционированию. Вы можете меня починить? – с надеждой спросила Кибернетика.

— Твой… папа не даром скрыл о нём информацию, он воистину мудр. Это ради твоей же безопасности. Большего сказать я не могу – молвила белоснежная.

— Но я хочу знать – настаивала механическая.

— Всему своё время – сказала Селестия.

— Имеются ли ещё важные секреты, которые нам следует знать? – спросила Луна, глядя на единорожек.

Киб хотела рассказать о приступах своего гнева, но решила умолчать, считая, что отлично себя контролирует.

— В таком случае, мы забираем тебя, Кибернетика – сказала правительница.

— Можно ей ещё немного задержаться? – расстроилась фиолетовая.

— Твайлайт Спаркл, ты в любой момент можешь с ней увидаться в Кантерлоте. Ладно, я вернусь за ней через час и если что, буду неподалёку. Ферму не покидать – сказала белоснежная, довольно глядя на свою ученицу, словно ожидала такой реакции с её стороны, и вместе с сестрой, вышла из дома.

Рыжая кобылка подошла к механической.

— Ты должна ему рассказать – произнесла рыженькая.

— Не поняла – сказала Киб.

— Ты должна рассказать Оскару правду о себе. Он заслуживает её знать – пояснила ковбойша, глядя, как за окном приближается фигура её кузена.

Слова Эппл Джек заставили занервничать системы бордовой. Ладно ещё принцессы узнали её секрет, но Оскар… она вообще не хотела ему сообщать о своей истинной сущности. В кобылке поселился страх потерять его.

— Я не могу, я просто не могу – если бы умела, то Киб бы залилась горькими слезами.

— Сахарок, мне самой неприятно от этой ситуации. Но так будет правильно. Иди к нему – сказала рыжая кобылка, указывая на дверь.

Кибернетика посмотрела на Твайлайт, в надежде, что та её остановит. Но волшебница сочувственно кивнула головой. С грустью на мордочке, Кибернетика вышла из дома. Оскар стоял и беседовал с могучим красным жеребцом и изредка поворачивался в сторону сгоревшего амбара. Светлый жеребец заметил кобылку и натянув улыбку, резво подбежал к подружке.

— Ты только посмотри, что произошло с амбаром. Говорят, что сено от жары вспыхнуло, но я в это слабо верю – говорил Оскар.

Оскар не знает правды о пожаре и для Киб будет лучшим, если вообще не узнает.

— Нам нужно поговорить. Наедине – кобылка посмотрела на снующих туда-сюда пони.

Жеребец улыбнулся и вместе с механической, парочка ушла в яблочный сад Эпплов. Оставшись наедине, они остановились близ красивой яблони с редкими, но спелыми красными яблоками. Кобылка только повернула к спутнику мордашку, как ощутила на своих губах поцелуй Оскара.

— Так о чём ты хотела поговорить? – спросил он.

Температура тела Киб значительно возросла. Тревожные сообщения захлестнули её внутренний экранчик. Ей стало невыносимо от одной лишь мысли, как возненавидит её тот, кого она… полюбила.

— Я не такая, как все – начала Киб.

— Я знаю. Ты лучшая кобылка в мире и подобных тебе, на свете нет! – произнёс он.

Кибернетика жалостливо на него посмотрела. Ну как ему сказать? Как?

— Ты не так понял… — начала она, но была перебита.

Земля вокруг них, сильно задрожала, от чего несколько яблок упало с деревьев. Внезапно, рядом образовалась земляная воронка из которой скороспешно выбралась несколько видоизменённая Нира. Вместо её копыт были какие-то лопаты. Она открыла рот и из него молненостно вылетела металлическая сеть, окутавшая бордовую единорожку. Оскар несколько оторопел от увиденного, но быстро прейдя в себя, предпринял попытку освободить Киб, но сеть оказалась слишком прочна. Нира так же стремительно скрылась в норе, затащив за собой кричащую Киб. Оскар отчаянно метался, звал на помощь, но было уже поздно. Кибернетику забрали.

Спустя пару минут, подбежало несколько пони. Они внимательно смотрели дыру. Оскар хотел было полезть в неё, но его остановили, говоря, что это слишком опасно. Затем, на место трагедии прибежала Твайлайт. С другой стороны пришли аликорны. Селестия велела всем разойтись, на что пони послушно покинули место, лишь Оскара силой за собой уволокли. Осталась лишь волшебница.

— Они забрали её у нас прямо из-под носа! – сказала единорожка.

— Твайлайт Спаркл, ступай домой. Тебе требуется отдых – сказала Селестия.

 — Как я могу отдыхать, когда моя подруга в беде! Как вы могли допустить такое! Мы должны её найти! – злилась фиолетовая.

— Ты не будешь никого искать. Иди домой – повторила за сестрой Луна.

— Что вы такое говорите? Я не брошу её! – кипятилась фиолетовая.

— Твоя преданность подруге воистину прекрасна – улыбнулась Селестия.

— Ну что вы стоите? – пыхтела волшебница, не понимая принцесс.

— Иди домой и даже не пытайся отыскать её. Не задавай вопросов. Прошу, просто сделай то, что мы велим – сказала Луна.

Аликорны скрылись за деревьями, оставив поникшую кобылку одну в саду.

===============

Кибернетику сбросили в тёмное помещение. Даже увеличенная чувствительность зрительных рецепторов её не помогала, что привело к обильным зрительным шумовым помехам. Но долго пребывать в темноте ей не пришлось. Над ней зажглись странные яркие лампы, прекрасно освещающие окружающее пространство. Их жужжание было тихим и необычным. Пони очутилась в небольшой стеклянной камере, с маленькими круглыми отверстиями в стенках. За её пределами, находилось большое помещение, напичканное всевозможным оборудованием, некоторое даже было знакомым. С другой стороны камеры, возле некого пульта стоял удивлённый жеребец в лабораторном халате. Кибернетика сразу узнала в нём Скинера.

— Папочка? – обрадовалась она.