Как разговаривать со смертными

Десять тысяч лет. Десять тысяч лет, и я забыла их лица, будто их вовсе не существовало. Десять тысяч лет, и я забыла, как давно кто-то сидел на остальных тронах моего тронного зала. Забыла, как долго пустует наша «стена трофеев». Забыла, когда последний раз полировала шесть золотых Ключей Гармонии. Десять тысяч лет, и я забыла, как разговаривать со смертными.

Твайлайт Спаркл

Больше, чем крылья

Юная пегаска устала от одинокой, замкнутой жизни. Она тянулась к другим пони, но как только попадала в их общество, начинала чувствовать себя крайне неуютно. Отчаявшись на борьбу с самой собой, тем самым стараясь подавить в себе обилие комплексов, она даже не подозревала, что наткнётся на свой маленький, удивительный секрет, про который забыла очень и очень давно.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк

Исполнитель желаний

Посвящается моему лучшему другу IRL, Константину. Хотел портал - получай фашист гранату! ;)

Пинки Пай Человеки

Подкидыш

Рэйнбоу и Флаттершай гуляли в лесу, и нашли там яйцо. Какой птице оно принадлежит - не понятно.,Где, собственно, родители - не известно. Флаттершай решает "высидеть" птенца дома. Но это оказывается не птенец - это яйцо дракона. И дракончик посчитал своей мамой ту, кого увидел первой - Рэйнбоу Дэш. Конечно, лучше няни, чем Флаттершай, не найти, но малышу приглянулась именно Рэйнбоу. Как же Дэш справиться с этой нелёгкой задачей? А очень просто - сцепить зубы и проявить заботу.

Рэйнбоу Дэш

Пар над водой

Недалёкое будущее. Эквестрия сильно изменилась. Наука поменяла её. И как оказалось - наука не может мирно сосуществовать с магией. И это лишь одна из проблем. Это произведение должно рассказать о удивительных событиях, которые приключились с молодым и высокомерным единорогом. Звали его - Сноуфлейк Амбрози, сын Нарцисса.

ОС - пони

Печать Овиноманта: Тучи над Финсмутом

Городок Финсмут лишь недавно вошёл в состав Эквестрии, буквально появился из ниоткуда, но уже снискал печальную славу. Сможет ли одинокий и усталый ветеран Кровавого Кутёжа на реке Спрейнед Энкл справиться с тем ужасом, что творится там?

ОС - пони

Пять минут на воздушном шаре

Велики просторы Эквестрии, и они ждут не дождутся копыт отважного исследователя. Пинкамина Диана Пай — четвероногий доктор Фергюссон — собирается бросить вызов мрачным тайнам Вечнодикого леса. Пешая экспедиция таит в себе неисчислимые опасности, но для такой изобретательной пони, как Пинки, создать собственное средство передвижения — не проблема. Остается лишь собрать достаточно провизии в дорогу и найти себе надежного попутчика. В конце концов, кем был бы доктор Фергюссон без верного Джо? Этот рассказ был задуман как подражание повести Жюля Верна «Пять недель на воздушном шаре»: это касается не только сюжета, но и стилистики. Непростая задача для переводчика. К счастью, в детстве я очень любил его книги и часто их перечитывал.

Флаттершай Пинки Пай

Тысячелетняя Лунная Республика

Принцесса Луна свергает свою сестру в ходе кровопролитного переворота. Часть Элементов Гармонии мертвы, Лунная Республика рушит сама себя. Обычный пони пытается нормально жить и не видеть происходящего кошмара, пока дело не доходит до него и его семьи...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Октавия Найтмэр Мун

Запойный Апокалипсис

Эпл Джек захватывает Эквестрию с помощью своей алкогольной продукции. Пони которые не спились, создают подполье и хотят вернуть мир в Эквестрию. Увлекальное приключение, эпическая битва, не менее эпический поворот сюжета - все это в фанфике под названием "Запойный Апокалипсис"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони

Дружба это оптимум: День благодарения

Просто история о парне, который решил купить Понипад во время распродажи.

Другие пони Человеки

Автор рисунка: aJVL
Глава 1 Глава 3

Глава 2

Шум из ничего

ГЛАВА 2 "Шум из ничего"

Гриша отчётливо ощутил, как его горло начало медленно пересыхать. Селестия только собралась что-то произнести, как техник неразумно её перебил.

— Вы не подумайте ничего плохого, я не специально вас побеспокоил. И вообще, у вас очень красивый хвост и под хвостом… это самое, ляжки красивые, вот – трясся техник.

Невозможно передать словами, как исказилась мордашка правительницы.

— Я вижу, вы тут чайком балуетесь. Рэйнбоу тоже любит чай, вон я даже пирожки принёс. В смысле не тот чай, что был в тот раз в кладовке, а другой. Хотя, и тот чай тоже неплох… Эээ, вам вставить в ротик пирожочек? – Гриша совсем выжил из ума, дрожащей рукой протягивая аликорну пирожок.

Селестия магически выхватила чашку чая у служанки и швырнула её в стену, от чего та звонко разбилась, заливая горячей жидкостью стенку. Бедная голубая кобылка испугалась и, поддавшись трепету нервов, выбежала из помещения. Техник, заметил это и любезно предложил свои услуги, дабы компенсировать причинённое неудобство. Но опять таки, он был не в том состоянии, чтобы адекватно думать головой…

— Может, вас помыть? Я могу кормить вас и мыть одновременно! – гордо заявил Гриша.

Грива Селестии замерцала, словно миллионы лампочек, готовых вот-вот перегореть. Вода в джакузи начала закипать. Принцесса взглядом указала ему на выход, но тот не заметил. Гриша посмотрел на булькающую воду и сделал сочувственное выражение лица.

— Газы? – осторожно спросил он благородное создание.

Видимо, это было последней каплей терпения белоснежной принцессы. Последнее, что помнил Гриша, так это, внезапно наступившая темнота.


Меня разбудил топот в мастерской. Едва не свалившись со стула, я открыл глаза. Передо мной стоял тот самый заказчик, хлипкий жеребец.

— Вы сделали свою работу? – приятным голосом спросил он.

— Да, всё в лучшем виде! – я указал ему на металлический стержень, лежавший у меня на столе.

Жеребец магически поднял его, внимательно осмотрел через монокль и засунул его в боковую сумку.

— Превосходная работа – хлипкий положил на стол горстку монет.

— Это вам спасибо – ответил я.

Жеребец ушёл. Я ещё раз посмотрел на монеты. Щедрый клиент. Теперь, я способен купить практически все инструменты, которые мне потребуются. Я отодвинул часть монет в сторону. Они для Пинки Пай за сломанные тиски. Остальные, я сбросил в ящик стола и запер его на ключ. Затем, я посмотрел на наручные часы. Они говорили, что рабочий день подошёл к концу. Клиентов было не много, всего один, но зато неплохо заработал. Для начала, очень даже хорошо. Мысленно хваля себя, я покинул мастерскую.

Вечер довольно поздний, благодаря чему, солнце слепило не так сильно, как днём. Я каждый день радовался предстоящему вечеру, что бы вот так насладиться, идеальной на мой взгляд, погодой. Пегасы обещали сегодня на закате устроить ливень, так что мне нужно ускорить шаг, что я и сделал. Простудиться в мои планы не входило. Спустя пару минут, я очередной раз убедился, что вселенским планам на меня просто начихать. Звонко барабаня по крышам окружающих домов, меня обволокли частые капли настоящего летнего дождя. Я грозно помахал кулаком пегасам, снующим в одной сплошной туче, после чего, дождь усилился в двукратном размере. Причём, именно надо мной. Спешить мне уже некуда, ибо я успел основательно промокнуть. Сбавив шаг, я продолжил свой пеший путь сквозь водную пелену ливня.

Добравшись до крупного перекрёстка, до библиотеки осталось рукой подать, как моё внимание привлекла роскошная карета, пересекающая этот самый перекрёсток. Её тянул один единственный жеребец, которого, как и содержимое крытой кареты, я разглядеть не смог. По бокам экипажа висели лампы, с тусклыми зелёными огоньками внутри них. Это явно не фонари, а своего рода габаритные огни, как у земных машин. Загадочный экипаж медленно прокатился мимо меня, тихо поскрипывая своей деревянной конструкцией. Как только он скрылся с глаз, я снова продолжил свой путь.

Шмыгая носом, я наконец добрался до дома, где меня радостно встретила моя волшебница.

— Ты весь мокрый, переоденься сразу – сочувственно произнесла пони.

Я достал из шкафа одежду и только было собрался раздеться, как заметил любопытный взгляд кобылки, явно адресованный мне. Я снял рубашку и кроссовки, но Твайлайт продолжала на меня смотреть странным взглядом. Мне было неловко переодеваться в её присутствии, она никогда ещё не видела меня голым…

— Твайлайт – сказал я.

— Агась – произнесла она задорно.

— Я переодеваюсь – сказал я.

— Агась – повторила она так же, продолжая на меня смотреть.

Я понимаю, что мы пара, но всё же я не готов нагишом перед ней разгуливать. Морально не созрел. А вот она, видимо, считает по-другому. Тяжело вздохнув, я скрылся в гостевой комнате, где благополучно сменил одежду. Вернувшись, я увидел поникшую кобылку, лежавшую на моей кровати.

— Артур, извини за мою наглость. Я сама не знаю, что на меня нашло – смущалась пони.

— Ты проявила нормальный женский интерес по отношению ко мне. Я постоянно хожу в одежде и разумеется, тебя интересует что находится под ней. Интересует во всех смыслах… Я люблю тебя, Тайлайт, но ещё не готов к более тесному сближению. Мне слишком сложно… такие уж мы, люди. Таков я – так неловко, я ещё никогда себя не чувствовал.

— Я всё понимаю, не стоило оправдываться – улыбнулась кобылка.

Я поцеловал единорожку и лёг рядом с ней. По сути, кровать перестала быть моей. Она стала «нашей» и вот к этому, я уже привык. Волшебница сверкнула своим рогом, что потушило все свечи в доме, оставив библиотеку в кромешной тьме, тишина которой, нарушалась лишь звонким уличным дождём, каплями отражающимся от крыш домов и от дорожного покрытия. Я обнял единорожку и прижал к себе, на что она ответила взаимностью, нежно окутав хвостиком мою ногу. Мне было приятно ощущать на себе тепло её горячего тела, тепло её глубокого дыхания, учащавшегося в моём присутствии. Мне нравилось вдыхать аромат её гривы. Природный аромат, дарованный ей при рождении. Проведя рукой по её крупу, я ощутил приятную шёрстку, которой обильно покрыт каждый миллиметр её тельца. Легонько проведя ею против шёрстки, кобылка нервно дёрнула задним копытцем, а передним, тихонько толкнула меня в грудь, тем самым, выразив лёгкое, но игривое недовольство. Единорожка прижалась ко мне так сильно, что я ощутил учащённое биение её маленького, храброго сердечка, от чего моё тоже разогналось, словно старалось поравняться в такт. Кобылка медленно провела копытом по моему боку, аккуратно спустившись до моего «крупа», где благополучно и застыло. Продолжая наслаждаться друг другом, мы размеренно предались сну.


Гриша прятался в тени одного из домов. Он до сих пор не мог поверить в то, что с ним сотворила принцесса. Конечно, он сам виноват и прекрасно это понимал, но всё же, наказание, показалось ему слишком жестоким. Однажды аликорн предупредил его, теперь, предупреждение воплотилось в настоящую кару.

Жеребец посмотрел на раннее солнце. Скоро нужно будет идти в пекарню. Техник представил, как яро будет ржать Пинки Пай, когда увидит его. Да и все остальные тоже. Герой-любовник аля Казанова…

Завалиться в королевскую ванную, уставиться на правящий круп и похвалить ляжки правительницы – остальное он предпочёл не вспоминать, и так бедолагу колбасило не слабо. Но следущая мысль повергла его в настоящий ужас. Что случится, когда его в таком виде встретит очумелая пегаска? Пожизненный стёб будет обеспечен.

Рядом послышались шаги. Гриша испугался и резко дёрнулся в сторону, но непривычное тело предательски повалилось на землю.

— Гриша, вот ты где. А я тебя везде ищу – подошёл я к другу, не скрывая радостной улыбки.

— Классно выглядишь. Такой брутальный – засмеялся я.

— Как ты меня узнал? – буркнул приятель.

— Пришло письмо из королевского замка, с подробными инструкциями на твой счёт – сказал я.

— И что за инструкции? – снова буркнул друг, поднимаясь на ноги.

— Ничего особенного, принцесса Селестия попросила за тобой приглядеть, пока ты гуляешь в таком виде. Она сказала, что чары скоро сами спадут, нужно потерпеть. Чем ты так перед ней провинился? – улыбался я.

Гриша поведал мне свою историю похождений в замке. Обмозговав услышанное, я заржал как ненормальный.

— Ну ты ваще! – единственное, что я смог из себя выдавить.

— Знаю, сам дурак – опечалился друг.

— Ладно, пошли я провожу тебя до пекарни, всё равно по пути – предложил я.

Розовый техник неохотно поплёлся рядом со мной. Выйдя на более менее оживлённую улицу, приятель получил порцию шокированных взглядов в сторону своей персоны, чего так и боялся. Ладно, если бы сердечко было только на его боку, но они же по всему телу!

— Пошли быстрее – сказал Гриша.

Ускорив шаг, мы вскоре добрались до пекарни, около которой, тусовали Рэрити и Пинки Пай.

— Привет человек-Артур, привет.. эээ… а вы кто? – озадачилась кудряшка.

— Пинки знакомься, это Гриша – сказал я, от чего друг на меня злобно посмотрел.

— Приятно познакомиться! Представляешь, у меня есть друг, с таким же именем. Вот так совпадение! – хихикала пони, разглядывая сердечки техника.

— Это и есть, тот самый Гриша – сказал я.

— Не поняла? – озадачилась Рэрити.

— Принцесса наложила на него какие-то чары, в общем, пускай он сам вам всё расскажет – сказал я.

— Слышали, к нам в деревню переселился новый житель, говорят, очень богатый – сказала Рэрити.

— И поселился он в большущем доме на окраине Понивиля – добавила Пинки.

— В том самом, трёхэтажном особняке? – спросил Гриша.

— Ага – сказала Пинки.

— Вот когда я хотел в нём поселиться, мэр мне отказала – насупился техник.

— У того дома жуткая история, удивительно, что мэр вообще согласилась поселить в нём жильца – сказала Рэрити.

— А что с тем домом? – заинтересовался я.

— Он проклят! – прошептала Пинки.

— Ой, ну хватит пугать наших человеков – махнула копытом модельерша.

— Правда-правда! Этот дом был построен сто лет назад. В нём жил богатый купец со своей женой. Но однажды, они бесследно пропали… Затем, в дом заселился какой-то чёрный жеребец из какого-то запретного ордена, наверное, из секты, но и он пропал бесследно. Потом, туда заехал неприметный пони, в итоге он оказался известным грабителем, которого вскоре арестовали гвардейцы. Последними жильцами была супружеская пара Митчелов. Они не прожили там и года, как их забрали санитары с диагнозом шизофрения. Теперь в особняк заехал некий богатей, говорят, доктор какой-то, но подробностей нет. До этого момента, дом пустовал двадцать лет. Говорят, что иногда по ночам, из него доносились страшные звуки и даже зажигался свет! – рассказала кудряшка.

— Ну что ты за сказки рассказываешь. Обычный дом, просто жильцы немного… того – сказала Рэрити.

— А этот новый жилец, тоже «немного того»? – спросил Гриша.

— Не знаю, кроме мэра, его никто не видел. Но его уже вся деревня обсуждает – сказала Пинки.

Я посмотрел на часы.

— Я опаздываю, ещё увидимся – я спешно потопал на работу.

Добравшись до своей мастерской, я благополучно завалился на деревянный стул, в ожидании своих клиентов. Открыв ящик стола, я посмотрел на две горстки монет. Увидев меньшую, я тут же вспомнил о тисках Пинки Пай. Как лучше, отдать ей деньгами или купить новые? Озадаченный вопросом, я впал в думу.

Дверь в мастерскую отворилась. В помещение робко вошла желтокрылая кобылка.

— Флаттершай? – удивился я.

— Да. Прости, я не вовремя? – замялась она.

— Что ты, проходи – сказал я ангелку.

Пегаска подошла к моему столу. Выражение её мордашки было грустным. Очень даже грустным.

— У меня сломался веничек для уборки пыли, ты можешь его починить? – скромно спросила кобылка.

— Показывай – приготовился я.

Флаттершай достала из сумки, сломанный пополам, деревянный веничек, с красной периной на конце.

— Очень уж тонкий твой веничек, легко сломать, что и произошло. Да, починю – улыбнулся я.

— Спасибо, Артур. Мне зайти завтра? – спросила кобылка нежным голоском.

— Тут работы на пять минут, подожди здесь, если только не спешишь куда – сказал я.

— Хорошо – сказала кобылка.

Я вставил тонкий металлический сердечник в центр деревянной конструкции и соединил обе половинки, скрепив их дополнительно древесным клеем.

— Вот и всё. Только час им нельзя будет пользоваться, клею нужно подсохнуть. И да, он больше не будет ломаться, я укрепил ручку – сказал я, протягивая изделие пегаске.

— Спасибо, сколько с меня? – пони потянулась к кошельку.

— За счёт заведения. Для своих, работа бесплатна – сказал я.

— Большое спасибо Артур – добро улыбнулась пони, но снова погрустнела.

— Тебя что-то тревожит? – спросил я.

— Нет – прошептал ангелок и опустил мордочку.

Теперь я точно убедился, что её что-то тревожит.

— Расскажи мне, я помогу – сказал я с надеждой.

Кобылка печально на меня посмотрела, от чего моё сердце просто в комок сжалось.

— Ещё раз спасибо, Артур – пегаска вышла из мастерской.