Под одеялом

Раннее утро.

Твайлайт Спаркл

Кобылка на приеме у Дэйбрейкер

Что будет, если однажды маленькая единорожка встретится с могущественной и всесильной Королевой Пламени? Смогут ли они найти общий язык? Или даже стать друзьями? Твайлайт Спаркл пришлось узнать это на собственном опыте, когда она пыталась поступить в школу для одаренных единорогов принцессы Селестии и случайно создала портал в другое измерение, где вместо великодушной и доброй принцессы всем правит ее темная копия – Дэйбрейкер.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони

Сказка об аликорне

Детская сказка о том, как аликорн победил зло

Никто, кроме нас.

Главный герой - сотрудник широко известного в определённых кругах института НИИЧаВо, отправляется в Эквестрию, дабы расследовать таинственные происшествия, способные вызвать очень серьёзные последствия как для Эквестрии, так и для человечества.

Другие пони ОС - пони Человеки

Хрустальный змей

Злодей угрожает самому существованию дружбы! Сможет ли герой его остановить? (рассказ посвящается папе и маме, потому что я самый послушный сын)

Другие пони

Когда бессилен автор

Рассказ о материализации придуманного разума и его эволюции, а также о размышлениях плода воображения, разума внутри разума.

Тени. Зарисовка о Кристальной империи.

Три крошечных зарисовки, посвященных Кристальной империи в далеком прошлом и настоящем Эквестрии.

Пробуждение

Рассказ был написан к ЭИ-2019)

Другие пони ОС - пони

Безвестные Жертвы

Продолжение книги "Повелители Жизни" в котором главные герои ищут способ вернуть всё на круги своя, в то время как остальной мир борется с куда более насущными проблемами, в коих погрязла Эквестрия за последние пять лет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Искры миров

Случайности вселенной никогда не возможно предугадать, много нитей переплетаются и рвутся в череде непредсказуемостей. Какой-то художник легкими мазками смешивает краски, творит ими пятна и линии, создает картину. Картину судьбы. Картину жизни. Но что стоит мазнуть фиолетовым по серому? Такое простое для художника движение. И такое тяжкое последствие для двух разных и в то же время одинаковых, текущих во мраке повседневности судеб...

Твайлайт Спаркл Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава 12

Глава 13

Финал: часть II

ГЛАВА 13 «Финал: часть II»

— Я чувствую это, сестра. Она стала настолько сильной, что оказала влияние на вторую себя. Они верят в неё! Связь налажена – загадочно молвила белоснежная, не открывая глаз.

— Ты уверена? Если мы ошибёмся, то всему настанет конец… Ты же знаешь, что самостоятельно пони не выстоять перед Орденом, особенно, когда благодаря нашей ошибке, он добудет ядро, – вступила Луна.

Селестия открыла глаза и улыбнулась.

— Мы так долго её готовили. Сестра, всё получится, инстинкты не могут лгать, – молвила аликорн.

Луна спрыгнула с койки.

— Мне кажется, я тоже начинаю чувствовать. Удивительно, что мы вообще смогли разобраться в этом феномене. Это так… сложно. Даже для нас – задумалась Сумеречная принцесса.

Селестия подошла к тюремной двери и спокойно её открыла.

— Какого Дискорда? – произнесла пара удивлённых стражников, стоящих за открытой дверью.

— Спать – прошептала белоснежная, вплотную подойдя к солдатам Ордена и те незамедлительно рухнули на пол.

Аликорны без труда выбрались из темницы и вышли на дворцовую площадь, где стоял знакомый корабль посла. Из челнока выбежали несколько солдат и за ними вальяжно вышел посол.

— Что вы тут делаете? Я не разрешал вам покидать камеру! – разозлился он.

— И ты думаешь, что можешь мне указывать, смертный? – усмехнулась белоснежная.

— Я смотрю, вы забылись, принцесса. Стража! Проводите их в темницу и выберете камеры что потемнее, – приказал посол.

Едва солдаты приблизились к аликорнам, как Селестия, ярко мерцнув рогом, отбросила тех на пару метров в сторону.

— Обеспечь мне связь с Баратионом. Немедленно! – сказала белоснежная.

— Вы понимаете, чем всё закончится? – спросил посол, оглядываясь на шокированных солдат.

— Я жду! – крикнула Селестия.

Жеребец топнул копытом. Между ними образовалась голографическая картинка.

— Что? Селестия? – удивился Баратион.

— Твои глаза тебе не врут. Ты принёс много бед и угроз моему народу, но пока всё не зашло слишком далеко, я прошу тебя, отступи. Я готова простить тебя и твоих приближённых, но только прекратите свои злодеяния, – говорила Селестия.

— Что это, крик отчаянья? Ха, вы меня позабавили принцесса, ещё что-то? – усмехался предводитель.

— Я говорю на полном серьёзе. Я всегда стараюсь избегать… насилия. Я верю, что имеются и другие пути. Помоги мне, а я помогу тебе, – говорила Селестия.

— Как же вы меня достали, принцесса. Уйдите с глаз, пока я не разозлился. Между прочим, я несколько занят бомбёжкой ваших верных соратников, – засмеялся Баратион.

— Да будет так, – тихо сказала белоснежная.

— Пришло время покончить с этим, наглец! – вступила Луна.

— Ах ты дерзкая девчонка преклонного возраста! – вспылил предводитель.

Сумеречная принцесса сначала побледнела, а затем и покраснела, разнеся магией в щепки один из технических челноков, стоящий на окраине площади.

— Полегчало? – спросила белоснежная.

— Угу, – буркнула Луна.

— Да вы издеваетесь? Ну всё, моему терпению пришёл конец. Посол, ликвидируй четверть семей, что у нас в заложниках, — приказал лидер.

— С удовольствием! – обрадовался тот и отдал соответствующую команду по портативному коммуникатору.

Затем, к нему подошёл один из солдат и что-то шепнул на ухо.

— Что? Да не может быть! – раскричался тот и отдал повторный приказ, но уже со словами «убить всех».

Спустя пару секунд, солдат отрицательно покачал головой.

— Что, не получается? Твои железные солдаты не выполняют смертоносные приказы? – улыбнулась Селестия.

— Это ты сделала, ты? – шипел посол.

— Это сделала ядро. Она есть порождение Истока Забвения. Она его часть, а он, часть неё, – вступила Луна.

— У них имеется особая связь, как между матерью и дочерью. Весьма необычно, но вполне реально. Душа Кибернетики и артефакт – единая субстанция. Исходя из этого принципа, мы предположили, что Киб, наделённая собственным разумом, может оказывать влияние на Исток Забвения, но исток сам по себе силён и влияния Кибернетики на него было крайне недостаточно. Тогда, мы решили даровать ей дополнительную силу и как принцессы Эквестрии, без труда подобрали подходящий для этого, хорошо знакомый нам источник – веру, – молвила белоснежная.

— Я пустила слух, что Кибернетика — единственная пони, которая может вас сокрушить. И охотитесь вы за ней именно поэтому… потому что боитесь. Слух разнёсся быстро и сегодня, он даровал душе Кибернетике великую мощь – веру и любовь народа Эквестрии, что придало сил её душе. Мы знаем, что ваши железные солдаты зависимы от артефакта, у нас тоже есть шпионы. Учитывая, что душа Киб чиста и невинна, то она затмила собой тёмную сторону Истока, в которую вы погрузили приказы смерти. Иными словами, ваши механические солдаты не могут больше причинять вред пони. Нам едва хватило времени, что бы во всём разобраться и честно говоря, в основе была лишь теория, предположение, – дополнила Луна.

— Ну снова ты сомневаешься, сестра? Я же тебе говорила, что мои инстинкты не лгут, они чётко дали понять, что мы находимся на правильном пути, – вздохнула Селестия.

— Где были твои инстинкты, когда я изобретала новое заклинание? Я же просила дать мне совета, не напортачу ли я, применив лямда-сокрализ! И что ты ответила? Нет, всё будет морковкой и всё в таком духе! Морковкой! Вместо того, что бы заставить звёзды самостоятельно менять созвездия, у меня… голова с попой поменялись местами! – насупилась синяя.

— Ну, признаюсь, я тогда устала сильно, немного соврала и не взывала к инстинктам, а… просто предположила. Магия всё равно не опасная была. Ну долго ты ещё будешь дуться? Ведь восемь лет уже прошло, – покраснела Селестия.

— Вот когда у того фермера пройдёт заикание, тогда и прощу! Ты бы видела выражение его морды, когда я мимо его дома пролетала в таком безобразном виде! – топнула копытом синяя.

— Это всё очень интересно, но я вас в порошок… — не договорил Баратион.

— Бла бла бла, – капризничала Луна, перебив лидера.

Белоснежная тяжело вздохнула.

— У вас больше нет козыря. Теперь, вы в моей власти. Не усложняйте всё – говорила Селестия, вернувшись в разговор с лидером.

— Мои верные орденосцы самостоятельно всех перережут! – кричал Баратион.

— Мистер, вы начинаете меня злить! Знаю я, сколько вас всего, доложили. И знаю, что все силы брошены на ущелье. Хотите ещё что-то добавить? – сказала Селестия.

— Да, хочу. Ваш щит пал, а вот огненный дождь продолжается, — злодейски улыбнулся тот.

— Уничтожив ядро, ты навсегда лишишься Истока! – крикнула Селестия.

— Да мне всё равно, – засмеялся он.

Вот такой его реакции, аликорны не учли… Контроль над ситуацией был потерян.

— Ты псих! – кричала Луна.

— Луна, быстро ко мне, – среагировала аликорн.

Она знала, что достаточно и десяти секунд шквального огня, что бы всех повстанцев уничтожить…


— Спасайся, кто может! Все в пещеры! — кричали на улице.

Всё кругом тряслось, пони в панике прыгали в реку, позволяя себя унести течению. И так продолжалось всего… три секунды. Принцессы вовремя успели телепортироваться в одну из пещер.

— Луна, защити их, а я пока положу этому конец – сказала Селестия.

— У тебя всего несколько минут! – крикнула Сумеречная.

Селестия подошла к первому встречному и пока тот безумно на неё таращился, спросила где можно найти Кибернетику. Следуя его указаниям, она без труда добралась до центра командования, пока Луна держала оборону на себе. Используя всю мощь аликорна, Сумеречная принцесса направила сотни лучей в небо, тем самым сформировала некую сетку, в которой растворялись огненные шары. Она чувствовала, как стремительно из неё вытекала магия и молила, лишь бы Селестия успела, пока силы совсем не оставили её…

— Принцесса Селестия!? – на пути в пещеру, правительнице попалась фиолетовая волшебница.

— Да-да, где Киб? – произнесла белоснежная, входя в центр командования.

— Я здесь, — подошла бордовая кобылка и сняла капюшон.

— Ох, дитя, что с тобой!? – изумилась принцесса.

— Я упала, – объяснила Киб.

Аликорн поморщилась.

— Ты нужна мне. Пока мы с сестрой находились в заточении, у нас было время всё обмыслить. Мы не можем уничтожить Исток Забвения, дарующий им энергию. Но попытаться можешь ты, – сказала белоснежная.

— Что от меня требуется? – спросила Киб.

— Тебе нужно вновь объединиться с ним. Необходимо… — не договорила принцесса.

Громкий взрыв разрушил стену пещеры. Но там стояла Твайлайт… Бедняжка совалась и повисла на одном копыте. Рэйнбоу Дэш бесстрашно подхватила её и вернула в пещеру. Всё произошло так стремительно, но этого было достаточно, чтобы терпение аликорна наконец лопнуло. Алые глаза Селестии сменились на кроваво-красные, а грива засветилась сине-оранжевым пламенем. Принцесса стала похожа на некого монстра из ночных сказок.

— Вы не оставляете мне выбора, – злобно прошипела она и выпустила в флагман ослепительный, вихревой луч, который пронзил корабль насквозь.

Тот, сверкая во взрывах, начал медленное падение в нескольких сотнях от ущелья, где в конце концов встретился с землёй и развалился на части.

— Видит природа, я не хотела этого. Вы сами вынудили меня… — успокоилась Селестия, вернув свой прежний облик.

Остальные корабли прекратили обстрел, загудели двигателями и разлетелись в разные стороны.

— Принцесса? – к ней подошла Твайлайт.

— Убийство – самое ужасное злодеяние, которое только может быть. Я обезопасила вас от смерти и сделала так, что бы вы и сами не принесли кому-либо смерть. Я старалась, как могла. Я хочу, чтобы все могли жить. У Баратиона был выбор, я долго терпела. Я надеялась, что он послушает голос разума. Я была вынуждена… — оправдывалась правительница.

Глядя на аликорна, Киб поняла, как Селестия трепетно относится к любой жизни и как скорбит, когда та покидает этот мир насильно. Она сохранила жизнь Кибернетике, хотя знала, насколько этот шаг был опасен. Она пыталась спасти и Баратиона от самого себя. Селестия действительно любит всех пони, не зависимо от того, чтобы они не делали. Они те, за кого она отвечает. Кибернетика поняла груз ответственности ещё несколько часов назад…

— Вы все мои любимые пони. Многие, порою, ошибаются и теряют свет своего пути. Я же делаю всё, для того, чтобы его им вернуть. Почему он не послушал меня? Почему он был настолько упрям? Но сейчас, я не смогла спасти его… Я убила двадцать четыре жеребца, что были на корабле. Я убила своих детей, хоть и не по родной крови, – заплакала Селестия.

— Сестра, лучик солнца небесного… Селестия! – в пещеру вошла Сумеречная принцесса и тут же подбежав, обняла аликорна.

— Я не уберегла их, – всхлипывала белоснежная.

— Не вини себя, прошу! Ты уберегла остальных от страданий, разве это не главное? Я знаю твоё трепетное отношение к каждой живой душе и разделяю с тобой убеждения. Баратион совсем сошёл с ума, раз пошёл против всей страны. Ты поступила правильно и жертвы их будут оплаканы, а тела будут преданы нашим обычаям. Не всегда удаётся всецело всех контролировать, за всеми присматривать. У вселенной бывают и свои планы, наперекор нашим желаниям, – утешала Луна.

— Я всего лишь хочу мира и счастья в стране! Я желаю счастья и добра каждой пони! Разве я прошу многого? – Селестия была подавлена своей ответственностью.

— И тебе удалось! Посмотри, насколько прекрасна Эквестрия! Лучшего места нет больше нигде! Помнишь, сколько бед нам удалось предотвратить? Страшных и не очень. Пони глупенькие, не обладают тем опытом, что есть у нас, и вечно будут совершать ошибки, но благодаря тебе, их души всегда будут видеть свет, а не грязнуть во мраке, – молвила синяя.

— Оставьте нас! – крикнула Луна, заставив кобылок покинуть пещеру.

Те, выйдя на улицу, увидели ликующую толпу, радующуюся победе. Они не осознавали всю ту ценность жизни, что понимали аликорны. Могущественные создания имели дар видеть души изнутри и то, что они видели, было невообразимо прекрасно. Когда такая душа уходит раньше положенного срока, это великая печаль для них… особенно, когда они сами прикладывают к тому копыта.

Кибернетика не переставала удивляться. Как парочка аликорнов может держать под контролем судьбы всех пони? Причём, согласно справочникам истории, в опьяняющем счастье, что нельзя сказать о дальних странах. Н удивительно, что некто могущественный, доверил управление небесными светилами именно им, принцессам Селестии и Луне. Аликорны действительно того заслужили.

Спустя несколько минут, принцессы вышли наружу, чему толпа ещё больше возрадовалась. Они были искренне рады видеть своих принцесс в здравии. Правительницы улыбались, видимо Луна смягчила камень душевного гнёта Селестии. Белоснежная подошла к Кибернетике.

— Теперь, нужно попытаться отключить Исток Забвения. Жаль, я раньше этого способа не испробовала. Пойдём Кибернетика, – едва светлая успела завершить фразу, как они переместились в некое сферическое помещение с артефактом в середине.

— Нашим шпионам было не просто обнаружить его, но Орден вербовал послушников охотно, без особых психологических проверок. Война вынудила их набирать дополнительных солдат, что обычно, они никогда не делали. Я нашла это место, а так долго искала… Подойди к нему, дитя – молвила белоснежная.

Кибернетика подошла к огромной светящейся субстанции, висящей над алтарём. От неё шло манящее тепло, греющее душу бордовой кобылке.

— Что мне делать? – спросила пони.

— Тебе нужно войти в артефакт, но прежде, тебе требуется кое-что решить, а в этом тебе поможет… — загадочно произнесла пони.

— Оскар? – удивилась Киб, видя как из темноты вышел светлый жеребец.

Тот подошёл к Селестии и встал рядом.

— Прошу, не смотри на меня, я безобразна, – отвернулась механическая, ощущая стыд за себя.

— Киб, неужели ты думаешь, что физические различия могут помешать нашей любви? – спросил тот.

— Но тогда, у реки… — озадачилась пони.

— Я, признаюсь, сильно испугался. Ну почему ты раньше не открылась мне, глупышка? Да, мне тяжело воспринимать этот факт, но я готов принять тебя такой, какая ты есть! Зачем ты всё так усложнила? – говорил Оскар.

— Я не такая, как живые кобылки, – объяснила единорожка.

— Да ты живее их всех! Такой любви к себе, я ещё ни от кого не испытывал! Разве «не живая» пони может подобное совершить? Киб, я люблю тебя и вместе, мы справимся! – говорил жеребец.

— А я тебя починю, – подошёл Скинер.

— Папочка!? – Киб была на грани шока.

— Лучше не спрашивай, я появился здесь всего несколько секунд назад и сам не знаю как. Ох, только собрался перекусить, – ворчал учёный, косясь на Селестию, которая скромно улыбалась.

Единорожке было сложно переварить услышанную информацию. Слишком много всего…

— А теперь к сути. Зайдя в артефакт, ты получишь невероятные возможности. Воспользуйся ими, чтобы деактивировать Источник Забвения. И ещё. Ты можешь исполнить свою долгожданную мечту, сила артефакта воистину колоссальна, – говорила аликорн.

— Стать настоящей пони? – воскликнула единорожка.

Селестия одобряюще кивнула.

— Оскар, теперь ты сможешь по-настоящему меня полюбить! – обрадовалась кобылка.

— Доча, ну и бред ты сейчас сказала, – усмехнулся Скинер.

— Твой папа прав. Я люблю тебя Киб за твою сущность и на мой взгляд, твоё железное тело не менее идеально, чем у обычной кобылки. Я бы сказал, оно как некая изюминка, – молвил Оскар.

— Так мне меняться или нет. Я же ради тебя стараюсь, – озадачилась пони.

— Это твоя жизнь и не надо смотреть на меня. Я люблю тебя, не зависимо металл у тебя в теле или плоть, – улыбнулся жеребец.

Снова кобылка встала перед выбором. Как же она этого не любила. С одной стороны, все изменения шли ради Оскара, с другой, она привыкла к своему телу, правда неплохая модернизация ему бы не помешала. Единорожка уверенно шагнула в сферу. Яркая вспышка ослепила всех присутствующих.

— Ты как там? – поинтересовался Скинер.

— Я вижу всё, – ответила Киб. – Я вижу прошлое, настоящее и будущее. Я вижу суть вещей и тайны знаний бытия. Это такая сила, – молвила пони.

На миг, Селестия ужаснулась от того, что позволила войти бордовой в сферу, но она знала, что душа Киб чиста и не станет использовать артефакт во зло.

— Я могу изменить весь мир одной лишь мыслью. Я могу всё… — продолжала пони.

— Ты можешь вернуть те жизни, что я забрала сегодня? – с надеждой в голосе, спросила Селестия.

— Да, я могу. Всех, кроме Баратиона. Она не отдаёт его мне. Она запрещает, – сказала Киб.

— Кто «она»? – удивилась Селестия.

— Она прекрасна. У неё бирюзовые глаза и красиво развивающаяся грива. А рог… он имеет необычайный узор. Я вижу, как её окружают нежные лучи света… Она говорит, что я не должна молвить о ней. Она находится за гранью нашего понимания и очень зла, что я пользуюсь запретным Источником Забвения, но даже она не способна мне помешать – пояснила кобылка.

— Призрачная Пони, – прошептал Скинер, но Селестия промолчала, словно поняв о ком идёт речь.

— Она гонит меня. Она очень злится. Сколько же информации! Сколько миров, сколько реальностей! Сколько всевозможных вариантов развития событий! И они все существуют! Вы знали, что есть такая нить реальности, где в Эквестрии живут удивительные двуногие существа Артур и Гриша? А мир, где Найтмэр Мун «добрая»? Стоп, это не она, а некая Никс… Всё существует, каждая наша мысль порождает отдельный мир и каждый мир порождает наши мысли! Как сложно… Мне нельзя говорить о них. Она запрещает мне вникать в информацию и я послушаюсь. Орден шагнул дальше, чем следует. Неумелое использование артефакта могло бы привести к ужасной катастрофе. Она в ярости. Она уже давно забрала всех его предводителей и Баратиона отдавать не намерена — голос единорожки рокотом отразился от стен оккультного помещения.

— Кто она, создатель всего сущего? – поинтересовался Оскар.

— Нет, не создатель. Но и сказать я вам не могу, она в гневе! Ужас! – кричала пони.

Сфера начала краснеть и это было явно не к добру.

— Уходи оттуда! – крикнула Селестия.

— Одна мысль и я могу стать настоящей пони. Шагая с мечтою… — яркая вспышка и темнота.

Селестия засветила своим рогом, освещая сферическое пространство. На алтаре артефакта не было, но стояла бордовая кобылка. Та задумчиво смотрела на компанию.

— Я почти ничего не помню, – опечалилась она.

Подойдя ближе, Оскар заметил, что все повреждения исчезли. Перед ним стояла самая обычная кобылка. Почти обычная… Её слегка неестественный взгляд привлёк его внимание. Та, поняв его мысли, пояснила.

— Я не стала себя менять. Я та же киберпони, что и прежде, правда выполнила несколько улучшающих апгрейдов, не удержалась, но речь не об этом. Я поняла, что лишь приняв себя такой, какая ты есть, можно побороть всё что угодно и главное, я получила поддержку от любимого, что и сыграло определённую роль. Я сделала выбор. Сама. Знаете? Мне стало хорошо как никогда раньше! – говорила кобылка.

— О, Киб! Я так рад что ты жива и большего мне не надо! – её тут же обнял Оскар.

На ощупь, она стала несколько мягче, что обрадовало жеребца. Ему стало интересно, что ещё она там себе проапгрейдила.

Селестия тоже ощутила облегчение от того, что многие пони, погибшие насильственной смертью, били возвращены. Но печаль за Баратиона ещё терзала её.

К влюблённой парочке подошёл Скинер.

— Сынок, я тебя впервые вижу, но уже готов отдать тебе свою дочь. Наверное, я уже совсем выжил из ума, раз такое предлагаю жеребцу, которого первый раз в жизни вижу… но не важно. Тебе потребуется нехилая инструкция по её эксплуатации. Там четыреста тридцать восемь томов и это только первая часть. Вот когда прочитаешь их, тогда и будешь шуры-мурить с моей дочерью закатывать. Надеюсь, вы ещё не целовались? А то в мои времена за такое хвосты отрубали… – сказал Скинер.

Жеребец удивлённо уставился на него и покраснел.

— Да шучу, – посмеялся он.

Оскар хихикнул, не поняв старческой шутки, но явно испытав облегчение.

— Но инструкцию всё же почитай. Советую начать с тридцать пятого тома. Он для ну…. Просто советую, молодёжь, – усмехнулся учёный, от чего улыбка Оскара пропала.


Селестии потребовалось время, чтобы смириться с утратой нерадивого Баратиона, собственокопытно забрав его жизнь. В конце концов, она совсем пришла в норму и продолжила успешное правление страной.

Остальные члены Ордена, узрев мудрость и могущество аликорнов, предпочли инициативно сдаться. Селестия любезно наорала на них и отправила в ссылку в северные земли… на пару лет.

Все оставшиеся документы и техногенные агрегаты были уничтожены. Тайное убежище Ордена, которое кстати оказалось непосредственно под Кантерлотом, было магически опечатано.

Народная слава обошла Кибернетику стороной, по её же просьбе. Киб не хотелось ощущать не себе такое внимание. По официальной версии, предводительница повстанцев была вымышленным героем, общей идеей, объединившей целый народ. Правда, когда где либо звучало имя Кибернетика, пони невольно присматривались к киберпони, на та яро отрицала свою причастность к событиям и говорила, что имя лишь совпадение. Пони охотно на это велись, даже не смотря на то, что Кибернетика единственная кобылка с таким именем в Эквестрии. Пони просто не понимали, как можно герою скрывать свою личность, она же герой! На этом Киб и играла.

Что касается Кибернетики и Оскара, то они оба остались жить в Понивиле, правда пока в доме Эппл Джек, что ту совершенно не обрадовало. Ковбойша нашла в себе силы принять единорожку и совсем позабыла про прошлые обиды.

Жизнь нормализовалась. Киб продолжала учиться, любить и мечтать.

К-О-Н-Е-Ц


Автор иллюстрации ниже: Autumn