Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 9 Финал

Финал

Часть I

ГЛАВА 10 «Финал: часть I»

Гриша налил всем чай, правда, на него самого чашки не хватило, но техник не особо расстроился.

— Ещё раз говорю, это очень опасно, — в десятый раз я повторил приевшуюся фразу.

— Артур, до твоего появления мы и не в такие ситуации попадали. Взять того же Дискорда или случай с драконами… Тем более, как ты сам уже объяснил, далеко идти не придётся. Мы сразу появимся у входа в храм, — говорила Эппл Джек.

— Я не уверен, что камень сможет всех перенести, — сказал Гриша.

— Вот заодно и проверим, — улыбнулась Рэйнбоу.

Кобылки явно пребывали в хорошем настроении и предстоящая опасность их нисколько не отпугивала. Они верят, что Твайлайт можно вернуть, а вдруг я не верну её? Что тогда?

Пинки Пай и Рэрити убежали собирать вещи, остальные пони остались с нами. Полночи я пытался втолковать им опасность предстоящего дела, даже грозился рассказать всё принцессе Селестии, которая определённо их бы остановила, после чего получил по затылку неприятный удар от голубого копыта пегаски. Вторую половину ночи мы крепко спали, стараясь набрать побольше сил для благого деяния. Удивительно, но и этой ночью мне кошмар не снился. Мне вообще ничего не приснилось и впервые за последние дни, я хорошенько выспался.

Наутро мы плотно позавтракали и… долго отчитывали Пинки Пай. Она зачем-то притащила уйму шариков и ленточек, мол, хотела сразу на месте закатить вечеринку, как она назвала… «Возвращательная вечеринка в честь Твайлайт Спаркл». Все были уверены в успехе предстоящего похода, но только не я. Я встречался с призрачной кобылицей и увидеть её ещё раз, моё подсознание ой как не хотело.

— Думаю, нет смысла дальше оттягивать. Сумки собраны, всё готово, — произнёс техник.

— Карту взял? – спросил я.

— Взял, — ответил друг.

Я достал из кармана волшебный камень и, осмотрев его со всех сторон, задумался.

— А как им пользоваться? – спросил я.

— Может, его об пол нужно шарахнуть? – предложил Гриша.

— Ты себя об пол шарахни! – фыркнула Рэйнбоу.

Парочка недовольно посмотрели друг на друга.

— Попробуй пожелать оказаться в том месте. Загадай это желание на камень, — предложила Рэрити.

— Она права, Артурыч. Помнишь, как ты работал с Кратексом? Считай, этот камень тоже самое! – воскликнул приятель.

Я только хотел было закрыть глаза, как ощутил прикосновение к своей ноге. До меня дотронулась Флаттершай.

— Я боюсь, что ты один можешь переместиться. Может, если мы за друг друга ухватимся, то переместимся все, — пропищал ангелок.

Ничего не говоря, остальные пони так же дотронулись друг до друга. Гриша же положил руку на круп Рэйнбоу, после чего, в силу сильных задних копыт сорванки, отлетел на пару метров назад.

— Эй, так и рёбра сломать можно! – крикнул он, гладя рукой грудь.

— А ты не трогай меня! – фыркнула пегаска.

— Раньше ты только об этом и просила, — возразил техник.

— Я тебя предупредила! Ещё раз твоя лапа ляжет на мою упругую попку, накаченную долгими тренировками… В общем, ты понял! – злилась пони.

— Да хватит вам скандалить! Гриша, дорогой, положи лапу на меня, — предложила модельер.

— Да, положи свою грязную конечность на Рэрити, как сделал это той самой ночью! Вы ведь этим занимались да? – кипятилась пегаска.

— Юная леди, что вы себе позволяете? – недовольно произнесла модельер.

— Да ничего у нас не было, когда же ты успокоишься? Забила себе голову бредом и радуешься! – кричал Гриша.

— Не ори на меня! – кричала пони.

— Дура ревнивая, вот угораздило мне в тебя влюбиться! – кричал техник.

— Прыщ вытянутый! Какой же ты идиот, придурок и [ЦЕНЗУРА!], — психовала Рэйнбоу.

— Да заткнитесь вы оба! – проорал я.

Парочка, тяжело дыша, посмотрела в мою сторону.

— Рэйнбоу, приподержи свою необузданную энергию для нашего дела! – строго произнёс я.

— Да, держи язык за зубами и не вякай! – крикнул Гриша, на что пегаска злобно прошипела.

— А ты, «дружище», не провоцируй её, усёк? Потом наорёте на друг друга, – спросил я.

Гриша молча кивнул и подойдя к Эппл Джек, положил ей на спину руку. Убедившись, что все утихомирились, я вновь закрыл глаза и мысленно попросил камень перенести нас к вратам храма Судьбы. Раздался сильный гул и разомкнув глаза, я увидел вихрь, окруживший меня и спутников. Голова сильно кружилась, а уж как тошнило… Шоу прекратилось и мы очутились в густой чаще какого-то леса. Осмотрев окрестности, я убедился, что через своеобразный портал прошли все, как и задумывалось. Они, как и я, всё никак не могли придти в себя и продолжали стонать от головокружения.

— Обратно, чур пешком, — протянул Гриша.

— Ты даже не знаешь, где мы находимся, — усмехнулся я.

Техник достал карту и упорно начал на неё смотреть.

— Ну что, помогло? – спросил я.

Друг, сложив документ, пожал плечами.

— Где мы? – поинтересовалась Пинки, разглядывая стволы деревьев смешанного леса.

— Места явно не знакомые, — осмотрелась Эппл Джек.

— Ща разведаем, — Рэйнбоу мгновенно вознеслась к небу, сшибая по пути редкие ветки, которые в свою очередь, попадали на нас.

Минут пять мы ждали пегаску и в конце концов, дождались.

— Фух, чуть не заблудилась. Лес очень большой, даже краёв не видно, — рассказала разведчица.

— Я не хочу оставаться здесь на ночь, — задрожала Флаттершай.

— И куда нам идти? – спросила Рэрити.

Карта бессмысленна в данной ситуации, места совершенно незнакомые. Нда, спасибо принцесса Селестия!

— А давайте пойдём туда? – Пинки указала в одну из сторон.

— Почему именно туда? – спросил Гриша.

— Не знаю, — объяснила Пинки.

Идея кудряшки никого не устроила. Рэйнбоу снова взлетела к небу, а мы остались на месте, продолжая всматриваться в непроходимый лес. Флаттершай последовала за ней, инициативно пытаясь помочь.

— Вход должен быть рядом, — задумался техник.

— Принцесса говорила, что мы переместимся максимально близко, но насколько близко, она сама не знала, — сказал я.

Мы взяли на себя смелость и отошли от точки «приземления» в разные стороны, попутно обыскивая каждый кустик. Лес оказался довольно красивым местом и несмотря на свою густоту, солнечные лучи уверено пробивались сквозь кроны высоченных деревьев, тем самым, даруя нам достаточное количество света. В лесу было влажно и прохладно. В жару я бы посчитал это идеальным местом, но сейчас конец летней поры и холод уже не так приятен, как прежде. Неожиданно, с неба что-то свалилось. Точнее, приземлилось. Рэйнбоу Дэш.

— Я что-то нашла! – возрадовалась кобылка.

— Мы тут же сбежались на её крик.

— Ты нашла вход? – спросил техник.

— Я не уверена, но эта штука явно выделяется на фоне скучного леса, — попыталась объяснить пони.

— Прошу, больше конкретики, — попросил я.

— Как бы объяснить… Летая над лесом, я заметила яркий голубой свет. Он равномерно становился то ярче, то тускнеет. Думаю, там некое магическое место, а врата ли это, я не знаю. Я понятия не имею, как выглядит вход в храм, которого, как ты сказал, нет — объяснила пегаска.

— Врата или нет, всё же лучше, чем ничего. Если принцесса Селестия отправила нас сюда, значит она была уверена, что мы найдём вход. Что ж, пошли! – говорил я.

— Хочу предупредить, место не близкое. Примерно один-два дня пути пешком. Жаль у вас крыльев нет, а то бы за час добрались, — вздохнула кобылка.

— Значит, пойдём быстро, — сказал Гриша.

— По такому лесу? Дорогой, уж извини, но идея не блеск, — заметила Рэрити.

— Значит, пойдём, как пойдётся, — говорил я.

Используя радужную кобылку как навигатора, мы отправились в путь. Шли целый день, делая попутно короткие остановки. Лес оказался более трудно проходимым, чем я предполагал. Множество корней под ногами, невиданные ползучие гады, от которых даже желтокрылый ангелок шарахалась. Болота и глубокие ямы, заставляющие нас тратить время на их обход, здорово отнимали силы. Единственное что утешало, никаких хищников или монстров мы не видели.

Шли мы молча, лишь изредка помогая друг другу обойти то или иное препятствие. Рэйнбоу и Гриша старались не пересекаться, а когда подобное случалось, то не упускали момента выпустить на друг друга порции оскорбительных словечек. Под конец вечера, мы совсем выбились из сил и было принято нелёгкое решение – переночевать в лесу.

— Осталось немного, дохляки! Пошли! – подталкивала нас Рэйнбоу.

— Идти ночью по лесу… не лучшая идея, — возразил Гриша.

— А тебя никто не спрашивает! – крикнула пегаска.

Как же я устал от их выходок…

— Ройнбоу, Гриша, вам не надоело ещё? Вы так были счастливы и что случилось? Одна погрязла в ревности, другой вовсе стал злюкой и мямлей. Вы развели скандал на пустом месте! – рассуждал я.

— Ничего ты не понимаешь, — обиделась пегаска и ушла куда-то в темноту.

— Рэйнбоу, не уходи далеко, умоляю! – дрожащим голоском крикнула Пинки.

На неё было больно смотреть. Она сидела и дрожала как осиновый лист и не похоже, что испугалась тёмного леса. Кудряшка непрерывно смотрела на огонь костра, постоянно подкидывая туда веточки, словно боялась, что тот вот-вот потухнет.

— Пинки, что с тобой? – сел я рядом.

— Артур, умоляю, верни Рэйнбоу. Не позволяй ей подходить к большим сухим деревьям. Они плохие, — дрожала кобылка, продолжая кидать ветки в костёр.

Какой ужас… Похоже, у бедняжки психологическая травма. Даже представить страшно, что она пережила тогда… той роковой ночью.

— Я схожу за ней, — Гриша вскочил с места и скрылся в той же темноте.

Розовая пони посмотрела на его растворяющийся силуэт и ещё больше задрожала.

— Вот так и бывает, уходят и больше никогда не возвращаются, — бормотала кудряшка.

— Ванильная, не грусти. Всё будет морковкой, — Эппл Джек обняла подругу.

========================

— Рэйнбоу! Хватит психовать, за тебя все беспокоятся, — кричал техник, неуверенно идя вперёд.

Гриша постоянно оборачивался, дабы свечение костра, что за спиной, не пропало из вида.

— Рэйнбоу! – звал он её, но пони не отвечала.

— Вот упрямая, — недовольно произнёс Гриша.

В кромешной тьме практически ничего не было видно. В лесу раздавались звуки незнакомых птиц и далёкое рычание, явно не дружелюбных, животных. Гриша почувствовал, как по его ноге что-то ползёт. Пригнувшись, он увидел здоровенную многоножку с блестящим чешуйчатым панцирем. У техника сердце ушло в пятки. Судорожно тряся ногой, он всё же сбросил с себя огромное насекомое, которое невольно улетело куда-то в сторону.

Продолжая идти, техник заметил впереди силуэт пони. Она стояла неподвижно.

— Рэйнбоу! – воскликнул он и уверено, но спотыкаясь, пошёл навстречу.

Ноги перестали нащупывать твёрдую почву под собой и едва успев заметить, что перед ним не пони, а лишь куст, похожий на пони, техник стремительно полетел вниз, провалившись в некую яму.

— АААА! – орал он во всё горло.

Неожиданно, ого обхватили четыре сильных копыта, но слишком поздно. Удар об землю…

***

— Эй, ты как? – с дрожью в голосе, спросила пони.

Техник открыл глаза и поднялся на ноги. Спина сильно болела, похоже, удар пришёл на неё, но руки-ноги целы, это главное.

— Рэйнбоу, это ты? – спросил парень, пытаясь хоть что-то увидеть в кромешной тьме.

— Да, — коротко ответила пегаска.

Техник задрал голову. Где-то далеко наверху виднелось светлое отверстие. На взгляд, до него метров сорок…

— Ты спасла мне жизнь, я даже не знаю, как тебя поблагодарить, — произнёс Гриша.

— Считай, поблагодарил. А теперь, давай выбираться отсюда… Ай! – крикнула пони.

— Что? – насторожился человек.

— Кажется, я сломала крыло, — простонала кобылка.

— Ох, Рэйнбоу… — занервничал техник.

— Больше ничего не повредила? – встревожился Гриша.

— Вроде нет. Ещё, я кажется сильно испачкалась, — произнесла пони.

— Ну это для тебя не беда, ты не особо следишь за внешностью, — говорил техник.

— А вот это прозвучало очень обидно. Если не знаешь, не утверждай. Думаешь, мои грива и хвост сами за собой ухаживают? Или ты меня вовсе девушкой не считаешь, как другие пустоголовые жеребцы? – спросила кобылка.

Технику стало невероятно стыдно.

— Извини, ляпнул и не подумал. Ты очень красивая кобылка, жаль я сейчас тебя не вижу, — вздохнул человек.

— Погоди-ка, — сказала пони.

В темноте послышался шорох и затем, яркий сноп искр. Затем, снова искры и появился маленький огонёк – горела горстка сухих листиков. Кобылка накидала в неё несколько веток и получился небольшой костёр. Техник наконец увидел спасительницу. Она действительно была вся грязная и её правое крыло было выгнуто в неестественном направлении.

— Позволь, я осмотрю, — Гриша потянулся к крылу радужной пони.

— Не трогай меня, — отстранилась пони.

— Сильно болит? – спросил человек.

— Не твоё дело, — ответила кобылка и добавила: — Да.

Он попытался снова к ней подвинуться, но пегаска перегородила ему путь копытом.

— Что с нами случилось, Рэйнбоу? – спросил Гриша.

— Мы упали, это очевидно или ты ещё головой стукнулся? – съязвила кобылка.

— Я не об этом. С нашими отношениями, — пояснил Гриша.

— Ничего особенного, просто ты их разрушил, — произнесла пони, разглядывая видимую часть огромной пещеры.

— Я!? Это я не держу слов и пропадаю целыми днями неизвестно где? Рэйнбоу, я знаю, что не идеален, но почему ты пытаешься пересчитать всем мои изъяны, при этом, напрочь игнорируя свои? – спросил Гриша.

— Я... я… — пони хотела возразить, но так и не смогла.

Гриша подбросил веток в огонь.

— Ты правда не изменял мне с Рэрити? – прошептала кобылка.

— Ну разумеется нет! – сказал Гриша.

— Гриш, просто у меня никогда не было жеребца… я плохо разбираюсь в отношениях и с презрением смотрю на каждую кобылку, что ошивается возле тебя. Даже на своих подруг. Я не знаю, как это объяснить, — открылась пегаска.

— Типичная женская ревность, причём, черезчур завышенная. Неужели, я настолько тебе дорог, что ты даже глаз боишься от меня отвести? – улыбнулся Гриша.

— Я смотрю, у кого-то раздутое самомнение, — усмехнулась пони и тихонько простонала, косясь на своё повреждённое крыло.

— Позволь мне глянуть, — настаивал техник.

В этот раз, радужная подпустила его к себе. Гриша осторожно перебирал руками крыло, стараясь не причинить пегаске боль. Судя по оттёку у основания, боль действительно была не слабая.

— Какая же ты храбрая, — произнёс он.

— Пустяки, — заскромничала пони.

— Рэйнбоу, расскажи мне о самом своём быстром полёте, — попросил Гриша, давя на её гордыню.

— Это был поздний вечер. Один занудный выскочка сказал, что я тормозная черепаха, а я ему… АААА! – закричала кобылка и лягнула техника, который повалился на больную спину.

Пегаска вскочила на ноги и угрожающе расправила широкие крылья.

— Совсем офанарел? – разозлилась она.

Техник лишь засмеялся.

— Что смешного? – злилась пони.

— Крылья… посмотри на своё крыло, — указал он пальцем.

Пегаска осмотрела повреждённое крыло и оно шевелилось как надо, правда боль ещё присутствовала.

— Ты использовал некую магию? – глаза кобылки округлились.

— Нет. У тебя был обычный вывих и я вправил крыло на место. Немного поболит, но летать скоро сможешь, — объяснил Гриша.

Пегаска снова осмотрела крыло, словно пыталась поверить в увиденное.

— Не знала, что ты обучен медицине, — удивилась она.

— Я в ней ваще не рублю! И вывихи вправлять не умею… я просто дёрнул, оно само вправилось! Я видел, так делали в кино. Спасибо хоть скажи, – признался техник.

— Что!? Эксперименты на мне вздумал ставить! Я сейчас тебе такое спасибо скажу! – кобылка набросилась на Гришу и начала его метелить копытами, от чего тот заржал как ненормальный.

— Ай, спина, — простонал он.

— Ой, крыло, — простонала пони, сидящая у него на животе.

Парочка замолкла, лишь продолжая смотреть на себя в свете затухающего костерка.

— Ну и где моё «спасибо»? – улыбнулся техник.

Радужная неожиданно дёрнулась и прильнула губами к Грише, тот в свою очередь, осторожно её обнял. Какие приятные, долгожданные эмоции они испытали в тот момент, невозможно выразить словами! Их разумы слились воедино, пробудив то, что они так неосторожно едва не закопали. Их поцелуй был прерван шумом, шедшим из недр пещеры. Кобылка слезла с техника и удивлённо посмотрела вглубь темноты, пока Гриша забрасывал костёр ветками и листьями.

— Ты слышал? – прошептала пони.

Гриша впервые увидел, как крутая пони испугалась.

— Слышал, — подтвердил он.

Снова раздался шум, рокотом отразившийся от стен пещеры. Звук был какой-то металлический и тяжёлый.

— Заешь, давай вернемся в лагерь? – предложила пегаска.

— Здравая мысль! – подтвердил техник.

«Бам!» — звук стал гораздо ближе, словно кто-то неспешно приближался к дрожащей парочке.

Рэйнбоу тщетно вглядывалась в темноту, но света хилого костра было крайне недостаточно. Полная тишина. Ни звука. Кобылка слышала лишь своё дыхание и бешенный ритм храброго сердечка. Она впервые зашла в далёкие, незнакомые земли. Это не то место, где можно расслабиться и поваляться себе в удовольствие. Здесь может произойти что угодно, ибо места неизведанные и неизведанностью пугают.

«Бам!» — металлический звук раздался гораздо ближе и за ним послышался приближающийся шорох.

— Ты сможешь лететь? – спросил техник, оглядываясь в противоположную, не менее тёмную пещеру, в которую ему совершенно не хотелось отступать.

— Смогу! – произнесла пегаска и замахав крыльями, подлетела вверх.

По её виду было ясно, что кобылке невыносимо больно, но она терпела. Страх придаёт сил.

— Улетай! Быстрее! – крикнул Гриша.

— А как же ты? – спросила пони.

— В таком состоянии, тебе меня не поднять! Спасайся! – крикнул техник.

— Не дождёшься! – возразила пегаска.

Кобылка охватила техника ногами с неимоверным усилием начала медленно поднимать вверх.

— Рэйнбоу, тебе не справиться! – кричал Гриша.

— Заткнись! – посоветовала пони.

Шум прогремел совсем близко, но света костра всё равно было недостаточно, что бы осветить его пугающий источник…