Сиреневый сад

Кантерлотский торжественный прием для Эпплджек заканчивается удивительной и неожиданной встречей, которая навсегда изменит её отношение к жизни.

Эплджек Принцесса Луна

Самый лучший день

Грустная история о весёлой кудряшке

Пинки Пай

Перерождение ворона

Душа Учихи Итачи была вырвана из забвения, и закинута на просторы неизвестного, и очень странного мира, населённого удивительными существами. Ему приходиться влезть в шкуру одного из них, и познать культуру непривычного ему общества, а так же разобраться в причине, по которой он оказался там.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд Кризалис Чейнджлинги

Яблочный пирожок

Что означает слово "пирожок"? Анон неожиданно узнаёт, что есть ещё одно, непривычное для него значение.

Эплблум Человеки

Еще один урок дружбы, или История Дневника Двух Сестер

Твайлайт усваивает новый урок дружбы и отправляет соответствующее письмо наставнице. В ответном послании Селестия вызывает ее в Кантерлот...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Позови меня с собой, художник, что рисует дождь

Мелодрама про кобылку из большого города, выражающую свои переживания в стихотворной форме.

ОС - пони

Закат мерцает, праздник омрачается

В преддверии наступающего торжества праздничный дух Кантерлота наполняет всех пони мыслями о тепле, любви и дружбе. За исключением одной маленькой кобылки.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Утерянная гармония

Зекора разучилась говорить стихами и впала в депрессию, но кому-то нужна помощь. Обновлено.

Флаттершай Зекора

Гнетущая тьма

Луна просыпается и обнаруживает себя в странном, пугающем месте, наполненном клубящейся темнотой и неестественной тишиной. Она не знает, как оказалась здесь, и ее единственная миссия — найти дорогу домой. Но это место загадочно, пугающе и даже опасно. По пути она находит еще одну пони, которая каким-то образом оказалась в этих таинственных краях: маленькую Свити Белль. Смогут ли они выжить?

Свити Белл Принцесса Луна

/҈̞̱̙͙̋̋̔̏̐̕͜?̶̫̥̲̲͚҇̆̿̽͜М҈̨͔̣̱̬̞̽̃̕@҈̛͖͍̣̳̰̿͋͢Т̴̢͈̖̤̝͕҇̂̔̆͌̏Р̷̰̭̭̲̰̍̑̓͜͞№̷̨̱̞҇̍͋͂Ц̷̡̙̖̲͍̥͌̊͌̋͗̕А̵̜̖̬̫̊͋͢͡#̸͖̤̳̲̉̔̎͆́̕͢

В кафе на встрече с подругами Твайлайт слышит голос, который не должна была слышать.

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: Noben
Глава 8 Финал

Глава 9

Тяжёлый разговор

ГЛАВА 9 «Тяжёлый разговор»

Удивительно, но этой ночью мне не снились кошмары. Мне вообще не снились сны, словно Призрачная Пони дала мне ночной отгул. Проснувшись под дружелюбные лучи яркого солнца, я уверенно поднялся с кровати и вышел в холл. Мой сонный разум удивился тишине и отсутствию привычного запаха завтрака, которым единорожка кормила меня каждое утро.

— Твайлайт, просыпайся! – крикнул я по инерции и, переведя взгляд в сторону второго яруса, застыл на месте.

Разум соизволил проснуться… Задатки хорошего настроения тут же пропали, уступив дорогу всепоглощающей тоске и болезненному осознанию происходящего. Я почувствовал себя чужаком в этом доме. Библиотека олицетворяла умную кобылку, некогда жившая в этом месте: все эти книги, идеальное убранство, читальные столики и небольшой коврик на полу, где единорожка любилась придаваться чтению.

Не желая впадать в депрессию, я попытался не думать о волшебнице. И получилось, но с большим трудом. Утрата близкого мне существа продолжала трясти душу, но нужно жить дальше. Позавтракав хлебцами с компотом, я сразу же ушёл из библиотеки. Мне нужен свежий воздух. Идя по улице, я даже боялся обернуться в сторону могучего дерева, хотя понимал, что вернуться в него мне всё же придётся. Или нет? Может, мне съехать из библиотеки? Что мне делать?

— Артур! – крикнул знакомый голос.

Вернувшись из глубин мыслей, я заметил Гришу, идущего мне на встречу.

— Дружище! – тот обнял меня и отстранившись, спросил: — Ты как?

— Я в порядке, не переживай, — ответил я.

— Ты главное, держись. Она была замечательной… — начал техник.

— Гриш, прошу. Давай не будем, — попросил я, ощущая напряжение в слёзных железах.

Друг понимающе кивнул.

— Слушай, ты не против, если я поживу у тебя несколько дней? – спросил я.

— Да хоть всегда живи! Но домик у меня очень маленький, — ответил техник.

— Не проблема, — улыбнулся я.

— Пошли, апартаменты покажу что ли, — предложил друг.

Мы медленно пошли по улице. Только сейчас я заметил, что дождь прекратился, но облака продолжали закрывать небо.

— Тебе помогла принцесса Каденция? – спросил я.

— Неа, — ответил техник.

Я удивлённо на него посмотрел.

— Она сказала, что наши мероприятия временно откладываются и очень долго извинялась. Она ещё добавила, что-то типа… сейчас все испытывают слишком большой стресс и в такой обстановке любовную терапию проводить просто нет возможности, — объяснил Гриша.

— Ничего, наверстаешь. У вас с Рэйнбоу всё ещё впереди… — вздохнул я.

Под дружеские разговоры, мы благополучно добрались до чайного домика. Пройдя внутрь, я, ровно как и Гриша, удивился радужной кобылке, одиноко сидящей возле стены. Она заметила наш приход и немного приподняла мордашку. Грустную мордашку.

— Я не привыкла высказывать слабость в виде плаксливых эмоций, ведь такое свойственно всяким розовым сопливым кобылкам, любящих одуванчики, но… мне слишком тяжело. Не подумайте, что я плакса, я… — говорила пегаска.

— Рэйнбоу, — улыбнулся я и с Гришей синхронно опустился на корточки.

Кобылка тут же подлетела к нам обняла обоих одновременно. Я слышал… чувствовал, как со слезами, из неё выливается душевная боль. Пегаска совершенно не скрывала эмоций и это хорошо. Пусть поплачет. Иногда, слёзы лечат глубокие раны…

Гриша нежно погладил её по спине.

— Рэйнбоу, может сейчас не подходящее время, но в последнее время так редко удаётся с тобой пересечься… в общем, давай обсудим наши отношения. Давай поговорим и окончательно решим, каково наше будущее, — говорил техник.

Пегаска тут же отпрыгнула.

— Гриша, у меня и без тебя проблем хватает! – прокричала пони и совсем разрыдавшись, вылетела в окно. Закрытое окно, которое по кусочкам вылетело вслед за голубой пони.

— Я уже не знаю, как ещё заставить её поговорить со мной! – воскликнул техник.

— Гриш, сейчас действительно не самое удачное время для выяснения отношений. Я тоже пытался поднять серьёзную тему, но с Селестией. Тебе лучше не знать, чем всё закончилось… Одно я понял наверняка, пока кобылка находятся под сильными эмоциями, нужно быть невероятно осторожным и разборчивым в своих словах, — пояснил я.

— Это Луна тебя научила такие речи толкать? – тяжело вздохнув, техник невольно улыбнулся.

— Тебе тоже не помешало бы с ней пообщаться, — сказал я.

— Мне хватило общения с Селестией, — усмехнулся он.

— Принцессой, — сухо произнёс я.

— Чего? – спросил друг.

— Принцессой Селестией. И принцессой Луной. Твайлайт говорила, что имена правительниц нужно произносить с указанием их титулов. В Эквестрии так положено, — сухо пояснил я.

— Извини, я понял. Но ты же называешь Лу… принцессу Луну просто по имени!? – удивился Гриша.

— Ты же сам знаешь, у нас с ней весьма тесные отношения. Настоящая дружба, и она сама разрешила мне обращаться к ней на «ты», — объяснил я.

— Блатной ты у нас, Артурыч, — друг похлопал меня по плечу.

— Никакого блата, не городи, — улыбнулся я.

Я осмотрел домик. Действительно тесновато. Но хоть какое-то недвижимое имущество, к тому же, подаренное. И это я ещё блатной?

— Не поможешь убрать осколки окна на улице? А то поранится кто-нибудь, — попросил друг.

— Конечно! – согласился я.

Старательно убирая опасные осколки, я ощутил, как усиливается ветер. Повернув голову к небу, моему взору предстала приближающаяся колесница с очень даже знакомыми фигурами аликорнов…

«Похоже, принцесса Селестия решила довести начатое до конца» — пронеслась ужасающая мысль у меня в голове, вызывая вспоминания о недавнем визите к ней.

Колесница, запряжённая двумя крылатыми стражниками, мягко приземлилась на улице. Аликоны же умеют телепортироваться! Хотя, они же принцессы, видимо положено у них так, радовать народ собою…

Из повозки вышли сёстры и уверенной походкой направились к нам. У меня пересохло в горле. Я посмотрел на лицо приятеля, но кроме привычной бестолковости, ничего нового не заметил.

— Ваша Крылатость, я рад, что вам стало лучше, — поклонился Гриша.

— Благодарю, человек, — символично кивнула Селестия.

Я же потерял дар речи и не соизволил совершить даже элементарного поклона. Последняя встреча с белоснежной кобылицей циклично крутилась у меня в голове. Если бы не Луна… неужели, она бы действительно убила меня?

— Артур, за содеянное вчера, я прощения прошу, — неожиданно произнесла могущественная.

— Принято, — ляпнул я, от чего светлая недовольно повела бровями.

— Но за то, что ты утаил от меня, я в невообразимом гневе! Я очень в тебе разочарована, человек. Ты не раз доказывал свою верность и преданность, как мне, так и Эквестрии, но такого подвоха я никак не могла ожидать. Ты воспользовался моим доверием, а его редко кто может заслужить, — отчитывала меня белоснежная.

— Ваше Высочество, я виноват перед вами и прошу извинить за дерзкий поступок, — сказал я.

Мордашка аликорна немного смягчилась.

— Ох, человек, как же с тобой бывает сложно… Но мы явились сюда не мораль тебе читать, а по делу, — произнесла правительница.

Я хотел было спросить что за дело, ну догадавшись, молча указал принцессам на домик. Аликорны прошли в постройку и едва я закрыл дверь, они тут же продолжили разговор.

— Человек, я понимаю твоё рвение вернуть возлюбленную из мира грёз ушедших душ, но ты должен знать, что задуманное тобою может обрести тебя на гибель. Как мудрый правитель, мой долг остановить тебя от безрассудного решения, но я ещё и кобылица… бурлящие чувства не дают мне покоя и поэтому, тебе придётся принять решение самостоятельно и препятствовать, я тебе не буду, — последние слова Селестии сошли на шёпот.

— Принцесса… — начал я.

— Вероятность того, что Призрачная Пони ответит тебе – ничтожна. Артур, если каким-то чудом ты выйдешь на неё, то обратного пути не будет и твоя жизнь полностью ляжет под её копыта. Она ничего не делает просто так, у неё свое видение мира и многие её поступки даже мне непонятны. Если тебе повезёт и она предложит свою помощь, то будь готов заплатить за это цену, и поверь, её расценки тебе совсем не понравятся. Ты ещё не передумал? – молвила белоснежная.

— Не передумал, — уверено произнёс я.

Селестия была одновременно рада такому ответу и в то же время, огорчена. На неё было больно смотреть.

— В таком случае, тебе нужно попасть в храм Судьбы, — направила принцесса.

— Что это за место? – спросил я.

— Древнее сооружение, сотворённое для единственной цели – общения с Призрачной Пони. Некий культ, именуемый как «Орден», был фанатично одержим желанием служить ей и, используя древние знания, построил храм. Они примерно догадывались, кто «она» на самом деле и хотели этим корыстно воспользоваться, но от неё ничего невозможно утаить. Первый же призыв увенчался успехом и одновременно провалился. Она явилась, но после её пришествия не выжил никто… Точнее, все бесследно исчезли. Что произошло в храме, никто не ведает. Есть много версий: они вкусили плод запретных знаний, за что и поплатились; открыли врата в иной мир и ушли; просто разозлили её самим фактом вызова. Множество паломников из века в век, посещали храм в надежде получить её помощь, считая, что Орден получил её благодать, но так и ничего не добились. Правда, возвращались не все… — поведала мудрейшая.

— Так кто такая Призрачная Пони? – спросил я.

Селестия выдержала паузу.

— Я и так рассказала тебе больше, чем следует и то ради Твайлайт, — ответила белоснежная.

Видимо, получить ответ на это вопрос мне не суждено. Что Луна, что Селестия – допрашивать их бесполезно. Тоже мне, девичьи секреты.

— Хорошо, как мне найти этот храм и как её вызвать? – спросил я.

— Храм… как бы пояснее тебе объяснить… Храм Судьбы не находится в конкретном месте, но в него имеется конкретный вход, — говорила белоснежная.

— Снова ваши магические штучки, — вздохнул я.

Выждав долгую паузу, аликорн посмотрела на меня пронзительным взглядом.

— Ты уверен в своём решении? Не передумал? – спросила Селестия.

— Уверен! – воскликнул я.

Правительница засветила рогом и я ощутил, как в моих брюках что-то зашевелилось. Сунув руку в карман, я извлёк блестящий камешек неправильной формы.

— Пешком идти слишком далеко, да и мы не станем тебя переносить туда по некоторым причинам… Этот камень, своего рода, мост в пространстве. Она перенесёт тебя максимально близко к входу. Воспользоваться им можно лишь дважды – туда и обратно. Не потеряй его, а то придётся проделать весь путь пешком, — пояснила правительница.

— Селестия редко кому дарует такие артефакты, ибо она часть собственной силы в них вкладывает. Артур, что бы не случилось, мы верим в тебя, помни, — произнесла Сумеречная.

— Спасибо, — сказал я.

— Верни мою девочку и сам обязательно возвращайся, — молвила светлая.

— Артур, друг мой сердечный. Береги себя, прошу, — добавила синяя.

Аликорны вышли из дома и забравшись в колесницу, полетели прочь.

— Нумс, когда выступаем? – потянулся Гриша.

— Чего? – спросил я.

— Когда в путь пойдём? – спросил он снова.

— А ты-то куда… — начал я.

— Артурыч, ну ты и ламер! Не знаю как у тебя, но моя «прошивка» дружбы предполагает обязательную помощь твоей тощей, невероятно занудной заднице в любых опасных ситуациях, — улыбнулся техник.

— Гриш, слишком опасно, — сказал я.

— Тебе напомнить про «Мамонт»? – усмехнулся техник.

— Добро пожаловать на борт! Спасибо, друг… — я похлопал приятеля по плечу.

Мы с Гришей долго обсуждали какие вещи следует с собой взять. Поход, конечно, будет короткий, но нужно запастись на случай, если камень не сработает или потеряется, ведь всякое может быть. Гриша даже карту Эквестрии достал, правда толку от неё мало, Селестия так и не пояснила, где находится «конкретный» вход. Тем не менее, мы усердно её изучали, пытаясь понять хоть какие-то условные обозначения.

Вечером к нам заглянула гостья.

— Пинки Пай? – удивился я, впуская кобылку в дом.

— Ага, — пони неуверенно улыбалась.

Было видно, с каким трудом она боролась с внутренним горем, но эта малышка сильнее, чем кажется. Вот кого, а её депрессия точно стороной обошла и это просто замечательно.

— Неожиданно как-то, — почесал я затылок.

— Мне просто было скучно, а я тут мимо проходила… ты не возражаешь, если я побуду с вами? Всего минутку и потом пойду, — спросила кудряшка.

— Пинки, я буду только рад! – сказал я.

Кобылка радостно подпрыгнула на месте. Ага, мимо она проходила. Её дом вообще на другой стороне деревни. Хотя, что тут такого. Кто-то борется с тоской на пару с одиночеством, а кто-то ищет тёплую компанию.

— А что это вы делаете? – розовая с интересом начала разглядывать карту Эквестрии и пару переделанных наспех пони-рюкзаков, забитых походными вещами.

— Мы… пытаемся найти на карте наш домик! – воскликнул я.

Мне не хотелось говорить ей об опасном походе. Кобылки и так на нервах, а тут ещё такое.

— Ясненько. А что за странные сумки? – пони копытом указала на рюкзаки, лежащие близ стола.

— Кусочки любопытных поняшек, которые задавали слишком много вопросов! – зловеще пошутил Гриша.

Розовая кобылка стала цвета побелки потолка. Её округлившиеся глаза таращились на техника, который сидел и усмехался.

— У меня есть ещё один рюкзак и к счастью, он свободен. Ещё вопросы есть? – друга как всегда понесло.

— Гриш, хватит издеваться. Пинки, это он так шутит, — я попытался выровнять ситуацию, понимая, что кобылка восприняла всё буквально.

Сама шутить умеет, а вот с пониманием чужих шуток у неё явно не лады. Хотя, когда речь идёт о кусочках пони… Не, друг явно переборщил.

— Плохая шутка. Мне не смешно, — расслабилась кудряшка.

Я недовольно посмотрел на приятеля.

— Ладно, прости, Пинки, — произнёс он.

Кудряшка медленно подошла к Грише, неуверенно поднялась на задние ноги и грустно посмотрев на него, добро улыбнулась.

— Прощаю, глупенький. Больше так не шути, — кобылка копытом потрепала шевелюру друга.

Гриша ответно погладил пони по гриве, от чего та широко заулыбалась.

— Правда, что за сумки? – не унималась кудряшка.

— Мы в поход собрались, — техник чуть приоткрыл завесу наших планов.

— Что? В поход? Нет! – кобылка отпрыгнула назад и заплакала.

— Что случилось? – встревожился я.

— Твайлайт погибла в походе. А вдруг на вас тоже упадёт дерево или вообще, само небо? – ревела Пинки.

А ведь так всё хорошо шло…

— Пинки, не переживай. С нами всё будет замечательно, — произнёс я.

Кобылка задрала зарёванную мордашку.

— Правда? – спросила она.

— Правда, — подтвердил я.

— Я тебе не верю! – снова заплакала пони.

Да уж, дела. Мне невыносимо жалко кобылку, ведь каждое неосторожное слово способно её здорово ранить, что собственно и произошло.

— Мы идём в поход, чтобы спасти Твайлайт, — не выдержал я.

Кудряшка перестала плакать. Вместо слёз, её глазки заполнились удивлением.

— Артур? – прошептала она.

— Да? – спросил я.

— Ты это… того? – пони покрутила у виска копытом.

— Он говорит правду. Я заявляю это, как наиболее адекватный среди присутствующих, — произнёс техник.

Кобылка недовольно на него посмотрела и затем вернула взгляд ко мне.

— Твайлайт умерла. Её больше нет. Некого спасать, — ещё тише прошептала кобылка.

— Есть мизрерный шанс вернуть её с того света, — пояснил я.

— Я ничего не понимаю. Артур, ты о чём? – удивление кудряшки не знало границ.

— Я хочу попросить об этом Призрачную Пони. Как я понял, она обладает подобной силой, — объяснил я.

Кобылка взъерошила гриву, словно проверяла, не сон ли это.

— Получается, Твайлайт может вернуться? Она снова будет жива, и я снова смогу с ней гулять, играть и приглашать на Дни Рождения? – тон пони нарастающее прозвучал.

— Всё верно, — улыбнулся я.

— Ура! Скоро вернётся Твайлайт! – кудряшка начала безумно скакать по всему дому.

— Но Пинки, это лишь предположение… Я не знаю, получится ли у нас, — я был вынужден такое сказать.

Пинки Пай остановилась на месте и вновь погрустнела. Выдержав несколько секунд тишины, она едва заметно улыбнулась.

— Главное, что шанс есть и вы настроены решительно, — прошептала она.

Я был рад, что кобылка в очередной раз не предалась рёву.

— Когда выходим? – неожиданно спросила пони.

— Ох… — я тяжело вздохнул.

— Степлер ты наш розовый, ты с нами не пойдёшь. Дорога опасная, мы уж сами. И даже не смей возражать! – говорил друг.

— Вот как? А я пойду и всё! – заупрямилась кобылка.

— Нет, тебе нельзя, — я отрицательно покачал головой.

— Ну как скажите, — пони широко улыбаясь, выбежала из дома.

Техник подошёл ко мне.

— Я чёт не понял, она расстроилась или обрадовалась? – озадачился друг.

Я пожал плечами.

Не прошло и минуты, как в дом ворвалась вся пятёрка пони.

— Ты правда можешь её вернуть? И ещё собрался идти без нас!? – говорили кобылки.

Я закрыл глаза рукой и тяжело вздохнул.