Автор рисунка: Devinian
Финал

Финал

Часть II

Нечто загадочное продолжало неустанно приближаться. Рэйнбоу из-за всех сил работала крыльями, изнывая от дикой боли, но подъём продолжался. Светлая дыра по мере приближения становилась ближе. Гриша, словно мешок картошки, висел в объятьях кобылки и смотрел вниз, в надежде не увидеть источник шума. Костерок потух и в низине наступила кромешная тьма. Пегаска это тоже заметила и поняла, что обратного пути нет. Либо она вытащит техника наружу, либо свалится навстречу зловещей темноте. Крыло было готово вот-вот отказать и начало терять ритм своего движения. Такой невообразимой боли, отважная пегаска ещё никогда не испытывала. Она с рвением продолжала медленно лететь вверх. Гриша кричал, просил его бросить и даже пытался вырваться из её цепких копыт, но пони даже не думала сдаваться.

Показался ночной свет дикого леса. Рэйнбоу из последних сил ухватилась за рыхлый выступ дыры. Её болезненные крылья вяло обвисли на теле и отказывались бороться дальше, как бы голубая этого не хотела. Лишь задние ноги держали тушу человека и они тоже начали отзываться усталостью.

— Я не могу! Гриша, я больше не могу! – давясь слезами, кричала кобылка.

Из последних сил она держалась за ненадёжный выступ дыры, надеясь, что он не обвалится вместе с ними.

— Брось меня! Ты сможешь выбраться! – кричал техник.

— Да я люблю тебя, дурак ты такой! – рыдая, кричала пегаска.

Передние копыта начали скользить по рыхлой земле. Кобылка попыталась взмахнуть крыльями, но лишь левое крыло неохотно откликнулось на её мысленный призыв. Неожиданно, радужную окружила светлая дымка, а за передние копытца ухватилась Флаттершай.

— Тащите её! – кричала Рэрити, изо всех сил напрягая свои магические способности.

К подружкам подоспела Эппл Джек и совместными усилиями, они извлекли парочку из ямы.

— Как вы нас нашли? – пытаясь отдышаться, спросила радужная.

— Ваши крики гремели по всему лесу, — объяснила Рэрити.

— Я же говорила, не надо уходить во тьму! – тряслась Пинки.

— Девчонки, вы бесподобны! – произнёс Гриша, развалившись на земле.

— Молчал бы, нытик. Брось меня… брось меня. Тоже мне, герой нашёлся, — улыбнулась радужная.

Компания вернулась в лагерь. Кобылки любезно подлатали парочку – Грише устроили терапию в виде болотной грязи на спину. Рэйнбоу бинтами привязали крылья к спине. Флаттершай сказала, что голубой пегаске некоторое время придётся воздержаться от полётов, на что та сильно нахмурилась, но возражать не стала. Компашка, удобно устроившись, легла спать. Почти все легли спать. Рэйнбоу подползла к Грише и, прижавшись к нему, пристроилась рядом.

— Ты могла погибнуть, — прошептал техник.

— Ты тоже. Как же я была глупа, что сомневалась в тебе. Ты можешь меня простить? – говорила пони.

— И ты меня прости… — прошептал техник.

Пегаска игриво лизнула парня в щёку.

— Рэйнбоу, нам нахватает общения, понимаешь? Давай чаще проводить время друг с другом, — шептал Григорий.

— Согласна, — улыбнулась пони.

Кобылка чуть залезла на техника. Его рука невольно оказалась под её животиком. Она была горячая и невероятно приятная на ощупь. Он её тихонько ущипнул, от чего та взвизгнула и захихикала.

— Тише, разбудишь всех, — посмеялся техник.

— Надеюсь, они достаточно крепко спят, потому что здесь будет достаточно шумно, — коварно улыбнулась кобылка.

— Шумно? Ах шумно… — дошло до Гриши.

Пегаска придвинулась к парню поближе, пока его рука продолжала скользить по её животу…

— Неподходящий момент, — прошептал Гриша.

— У нас вечно неподходящие моменты, — молвила радужная.

Техник смотрел на её розовые щёчки. Кобылка устами охватила его губы. Свободной рукой, Гриша теребил её разноцветную гриву. Рэйнбоу тихо простонала, что ещё больше взбудоражило разум Григория. Задним копытом она попыталась спихнуть с него ремень его брюк, но тот был надёжно застёгнут. Техник без труда догадался что делать, но мысли не успели воплотиться в реальность.

— А что вы делаете? – спросила Пинки, стоящая над парочкой.

Гриша и Рэйнбоу застыли на месте.

— Чай пьё… массаж делам друг другу, — ответил Гриша.

— А можно мне с вами? Судя по реакции Рэйнбоу, ей очень нравится, — попросилась кудряшка.

Техник усмехнулся.

— Вот наивное создание, — вздохнул Гриша.

— Что? – переспросила Пинки.

— Ничего. Хотя, давай втроём покувыркаемся, — посмеялся Григорий, после чего, получил удар голубым копытом.

— Пинки, иди спать. Не видишь, мы заняты, — проговорила радужная.

— Да вижу я. Не похоже на массаж… А, я поняла! Вы хотите заняться эм… — кудряшка копытами наглядно показала завершение своей фразы.

Гриша, ровно как и Рэйнбоу, выпучил глаза.

— Мне всегда было интересно как это происходит, а то мама говорила, что жеребят приносит волшебный аист, но я то знаю правду! И хочу посмотреть! – улыбалась розовая.

У техника отвисла челюсть.

— Розовенькая моя, понимаешь, так не правильно… нельзя. Тьфу, чего я объясняю, иди спать! – крикнула пегаска.

— Ну кто раскричался, — проснулся Артур.

Радужная слезла с техника и снова пристроилась рядом.

— Спокойной ночи, Гриша, — недовольно пожелала пегаска.

— Спокойной ночи, — сухо ответил Гриша.

Пинки ещё долго стояла над ними и со словами «это так скучно», ушла спать.

======================

Я восхищался живописным лугом, что простёрся под моими ногами. А ещё прекраснее было то, что со мной шла рядом фиолетовая единорожка.

— Я так скучал по тебе, где ты была? – спросил я.

— Я уходила, но сейчас я здесь, с тобой, — улыбнулась Твайлайт.

Мы сели на ярко-зелёную травку и я взял её за копыто. Смотреть на неё, было для меня счастьем вселенского масштаба. Я восхищался каждым изгибом её тела. Этим глубокомысленным взглядом больших глаз, с любовью смотрящих на меня.

— Тебе пора, Артур. Просыпайся, — её голос эхом прозвучал у меня в голове.

— Нет, я не хочу тебя отпускать, — произнёс я, ощущая, как её копыто выскальзывает из моей руки.

Её фигура растворилась в потоке слепящего белого света…

— Просыпайся, пора идти дальше, — говорил голос.

— Твайлайт, прошу, не уходи больше, — пробубнил я.

— Ох, бедняжка, — сказала мордашка Рэрити, что нарисовалась перед моими глазами.

Я приподнялся. Невероятное чувство одиночества охватило мою душу. Некая пустота. В очередной раз я убедился, насколько сильно люблю Твайлайт.

— Скоро ты встретишься с ней, — утешала модельер.

Эх, мне бы её уверенность.

— Все готовы? Пора идти, — говорил Гриша.

***

Ещё пару часов мы шли по бесконечному лесу. Образ любимый прочно засел в моей голове, но я не пытался его отогнать. Если у нас не получится… я не хочу её забыть. Никогда.

Только сейчас я заметил, что на небе нет облаков, которые нависли над Понивилем, да и над остальными городами. Видимо Селестия права, она не властна в этих землях. Это владения загадочной кобылицы, иного объяснения я не видел. Всемогущее существо, которого сторонится сама принцесса Эквестрии. Надеюсь, наш поход не будет ошибкой…

— Смотрите! – крикнула Эппл Джек.

Я посмотрел вперёд и заметил, что за редеющим лесом сияло что-то ярко голубое. Ускорив шаг, мы вышли на просторную опушку, в центре которой, стоял столб света, скруглённый на конце. От него исходило непонятное гудение.

— Это и есть вход? – спросила Рэйнбоу.

— Очень на это надеюсь, в противном случае – мы заблудились, — произнёс я.

Подойдя к широкому столбу, я начал медленно подводить к нему руку. Его гудение, как и свечение, пульсировало голубоватым светом. Дотронувшись до артефакта, я ощутил его вязкую плотность, через которую прошла моя рука.

— Была, не была! – выдохнул я и вошёл в поток света.

Друзья что-то крикнули мне в след, но я их не услышал. Сильный гул поселился в голове, а тело охватили ужасающие вибрации. Этот кошмар продолжался несколько секунд и потом всё затихло. Я оказался просторном помещении с выпуклым куполом наверху. В помещении из моего кошмарного сна… В центре находились колонны. Между ними переливалась некая мистическая сфера.

— Вау! – воскликнула Пинки, от чего я подпрыгнул на месте.

Компашка, оказывается, прошла вслед за мной. Я согласен с кудряшкой. Храм действительно поражает до мурашек. Светлое, чистейшее помещение. Место, которого нет, но он всё же существует. Такое действительно находится за гранью нашего понимания.

— А где Призрачная Пони? – тихо спросила Флаттершай.

Кобылке никто не ответил, мы просто не знали, что ответить. Я же подошёл к месту своего сна. Между колон находилась некая сфера.. Очередной портал? Я собрался дотронуться до неё, но меня прервали да так, что волосы встали дыбом. Я узнал этот голос…

— Тебе не следует прикасаться к Истоку Забвения, — произнесло прекрасное создание, вышедшее из-за одной из колон.

Существо медленно подошло ко мне, я же попятился назад и присоединился к друзьям.

— Смертные глупцы хотели овладеть им… постигнуть его силу. Даже в мир другой перебрались, но от меня нет укрытия. Они более не угроза, — загадочно говорила кобылица, переводя взгляд на сферу.

Я вспомнил историю об Ордене, что поведала мне Селестия. Наверное, она как раз имела ввиду их.

— Мы ппрришшли не красть ваш чудесный Исток, — дрожа голоском, произнесла Рэрити.

— Я знаю, — сказала Призрачная.

Прекрасное создание подошло к нам. Её бирюзовые глаза необычно переливались градиентом и не имели привычных зрачков. Мне казалось, что они бездонны…

— Я хочу отменить нашу сделку. Верни Твайлайт и забери меня! Она достойна жить и ты не имеешь права её забирать! – говорил я повышенным тоном.

Я ощутил, как задрожали мои коленки, а у Флаттершай вид вовсе был бледный до невозможности. Вот он, момент истины. То, ради чего был проделан весь путь. Я выбью из неё Твайлайт, чего бы мне это не стоило.

— Абсурдны речи твои, посланник иного мира. Наша сделка совершенно иная и я волшебницу не забирала. То, что любимой твоей не стало, даже к лучшему, — говорила Призрачная Пони.

Я был шокирован услышанным.

— Да как вы смеете решать, что к лучшему, а что нет! И что за долг в конце концов? – удивился я.

Судя по выражению призрачной мордашке, её обладательница явно была недовольна.

— Беда ужасная грядёт и ты объединишь их всех, — загадочно говорила светлая.

— Я не понимаю, — признался я.

— Будучи мелкой букашкой, ты нагло прогрыз себе путь в Эквестрию, ты неоднократно спасал страну и всю планету, не предпринимая к этому особых усилий. Ты центральное звено, объединившее собой все силы добра и зла что окружали тебя. Ты направил их по воле своей и сам того не понимая, добился того, чего и желал. Ты уникальное существо, чья судьба мне не только неподвластна, но и неизвестна. Один – ты никто, но в окружении – ты всё. Ты внёс частичку хаоса в этот мир… в эти миры. И в данный момент, твои услуги востребованы мною, но время твоё ещё не пришло. Зря путь проделал долгий. Вернись и ожидай, покуда я не призову тебя, — молвила прекрасная.

— Так что от меня потребуется? Что за ужас, о котором вы говорите? – спросил я.

— То, с чем даже я не способна справиться. То, что угрожает всем и везде во вселенной, в которую ты нагло проник. Большего знать тебе не велено, — монотонно произнесла светлая.

Обернувшись, она подошла к сфере, из которой выглядывала мордашка какой-то бордовой единорожки.

— Сколько информации… — говорила пони.

— Ты выполнила свою роль, но путь твой только начинается, — произнесла кобылица.

— Я вижу всё… прошлое, настоящее и будущее. А я знаю вас. «Они» спрашивают о вас, я им расскажу. Они должны знать, это важно — говорила бордовая.

— Не смей, Кибернетика! Я запрещаю тебе рассказывать! Не стоит рисковать их жизнями, ты понимаешь меня? – разозлилась прекрасная.

Сфера немного покраснела, а я продолжал наблюдать за происходящим.

— Поняла, — сказала единорожка и испарилась.

Призрачная Пони топнула копытом и сфера сжалась сама в себя, после чего, её вообще не стало. Затем, она повернулась к нам. Едва она хотела продолжить, как её снова перебили. Из потока света, что за нами, появилась чёрная аликорн – точная копия Найтмэр Мун, только метку её была в форме синего щита.

— Я явилась, как вы и велели, — поклонилась она, удивлённо косясь на нас.

— Слишком рано. Прошу, покинь нас ненадолго, ибо аудиенция у меня сейчас, — произнесла Призрачная.

Аликорн вновь поклонилась и уходя обратно, немного притормозила.

— А где Твайлайт? – спросила чёрная.

Я лишь открыл рот, но ничего так сказать и не смог.

— Ну ладно. Думаю, она не сильно отличатся от моей мамы, — улыбнулась чёрная кобылица и скрылась в потоке света.

Ещё чуть-чуть и меня смело можно будет отправлять в дурку… Место действительно какое-то странное.

— Призрачная Пони, я требую, чтобы вы вернули Твайлайт Спаркл! – крикнул я.

— Артурыч, ты спятил? Не ори на неё, — прошептал Гриша.

Светлая быстро ко мне подошла.

— Да как ты смеешь мне указывать? Думаешь, если находишься у меня на особом счету, то можешь дерзить? – вспыхнули её бирюзовые глаза.

— Я не боюсь вас! Не боюсь! – мой разум начал паниковать.

— А зря. Пошли все прочь! А ты, Артур, скоро придёт и твоё время. Долг должен быть уплачен, — отвернулась принцесса непонятного.

— Я не буду исполнять какой-либо долг, пока вновь не увижу любимую! – коленки тряслись, а язык глаголил.

Но Призрачная не разозлилась. Обернувшись, она вновь подошла ко мне.

— Для тебя же лучше, если её не будет в твоей жизни. Все, кто рядом с тобой находится, невольно попадают под твоё влияние. Их судьба смазывается из моего взора и как и у Твайлайт Спаркл, может неожиданно свернуть не туда… Если и этого тебе мало, то знай, любовные узы преграда тебе. Они сильны и мощь их колоссальна, но они же могут стать непосильным бременем, что способно сбить тебя с пути. Твоя миссия слишком важна и эта дурацкая любовь может лишь всё испортить. Я давно тебя готовлю и рисковать не намерена, — молвила кобылица.

— Я не буду служить тебе, пока ты не вернёшь Твайлайт! – настаивал я.

— Ты что, на рынке находишься, смертный? Торгуешься? – разозлилась прекрасная.

Селестия говорила, что «она» любит торговаться. Видимо, принцесса чуточку ошиблась…

— Коли откажешься от миссии твоей, знай, муки твои будут невообразимы! Ты заключил контракт со мной и теперь, твоя душа целиком в моей власти! Готов ли ты обречь себя на страдания вечные? – говорила светлая.

— Я вам свою душу просто так не отдам. Неужели вы не понимаете, что я люблю Твайлайт! Весь этот путь… всё ради неё! Вам не свойственна любовь, да? У вас нет чувств, как некогда рассказывали мне? Вы не любили и вас не любили? Верните нам Твайлайт, молю и требую! – пыхтел я.

— Мы молим вас, верните нашу подругу! – произнесла Рэрити.

— Человек, неужели ты готов буквально на всё лишь ради того, чтобы вернуть жизнь смертной маленькой кобылки, которую так сильно любишь? Готов пожертвовать душою ради неё? – спокойно спросила Призрачная, проигнорировав модельера.

— Вам что, на китайском языке объяснять? – орал я.

Но Призрачная Пони не злилась и это меня несколько удивляло.

— Ступайте пони, невольные зрители данных событий и ты Артур, посланник иного мира. Вам нет нужды здесь находиться, — монотонно произнесла Призрачная Пони.

Меня начала окружать светлая дымка.

— Нет, верните Твайлайт! Верните её! Пожалуйста! – слёзы повалили из моих глаз.

— Помни, следи за небом, — раздался её голос в моей голове, пока уста её остались неподвижны.

Вспышка. Я очутился на пороге библиотеке. Осмотрев улицу Понивиля, я сильно пнул деревянную ступеньку.

— Мы хотя бы попытались, — расстроено произнесла Рэйнбоу.

— Хоть кому-то повезло, — произнесла Пинки и указала на ветхий куст, что под окном.

Обычный куст, на котором созревали редкие зелёные листочки.

— Сколько себя помню, он всегда был сухим. Мёртвым, как то дерево, что упало на Твайлайт. Она долго его поливала, но он так и не цвёл. Но сейчас… это настоящее чудо, — сквозь слёзы улыбнулась кудряшка.

Внезапно, дверь библиотеки открылась. Флаттершай вырубилась сразу. Рэрити – спустя пару секунд. Я же от увиденного, чуть не поседел.

— Даже я не отрицаю, что в нашем мире есть место чудесам, — произнесла фиолетовая единорожка.

— Тва... ва.. Твайалйт!? – удивился я.

— Разве не похожа? – раздался её фирменный короткий смешок.

— Твайлайт! – я тут же жадно обнял кобылку.

Господи, как же я рад был вновь прикоснуться к ней! Её запах, нежная шёрстка… из моей души вырвался неожиданный крик счастья: «YAY!». Я ещё раз посмотрел на волшебницу и убедившись в реальности происходящего, снова её обнял.

— Твай, а ты в курсе, что ты это… скопытилась, — дёргалась радужная.

— Фу, Рэйнбоу, — махнула копытом Эплл Джек.

— Умерла? Я знаю, но момент смерти не помню. Была темнота и внезапно я появилась в библиотеке. Ничего не понимаю, — озадачилась Твайлайт.

Я был рад её возвращению. Рад, что она не помнит предсмертных мук. Я счастлив!

— Ничего, нам есть что тебе рассказать, — произнесла Эппл Джек и приведя в чувства кобылок, прошла в дом.

==================

Молва о возвращении волшебницы мгновенно облетела всю Эквестрию. В считанные минуты наш дом посетили аликорны. Селестия рыдала от счастья и сколько раз она сказала нам «спасибо», я даже перестал читать. Пинки Пай была настолько счастлива, что от своих чрезмерных прыжков на месте пробила высокий потолок библиотеки, что почему-то, обрадовало её ещё больше.

Принцесса Луна магически опечатала все окна и двери, после чего лукаво на меня посмотрела. Жаль, я не сообразил раньше… Со словами «Обнимашки», она магически начала меня притягивать, чего собственно и добилась. Гриша, бедолага, уцепился за стол, но тот вместе с ним съехал в эту кучу, едва не раздавив всю компашку. Придётся купить новый стол. И новую вазу.

Вырвавшись из кучи понячьих тел, в которой я пробыл не менее десяти минут, я подошёл к окну и взглянул на небо. Редкие оранжевые полосы простирались на нём и это меня жутко встревожило. Но обернувшись, я посмотрела на Твайлайт, которая так и светилась счастьем. Забыв о небе, я добровольно вернулся в кучку няшности и предался общей любви, исходящей из каждого живого существа этой комнаты.

Рэйнбоу Дэш, вцепившись в Григория, утащила его наружу со словами: «чайный домик давно замёрз, сейчас устроим в нём вулканическую жару». Я не совсем понял, что она имела ввиду, но рад, что эта парочка нашла общий язык.

Я же, ну просто глаз не мог оторвать от волшебницы. Я никогда не допущу того, что бы с ней что-нибудь случилось. Никогда.

К-О-Н-Е-Ц

=== продолжение следует ===