Автор рисунка: Noben
Часть вторая

Часть первая

— Сайлас… Вы уверены, что это будет благоразумно? – обеспокоенно спросил единорог светло-бурой масти, наиболее примечательной деталью облика у которого, помимо очков в изысканной тонкой оправе, была висевшая на боку плоская папка с деловыми бумагами.

— А что нам остаётся, Билль? – пожав плечами, спросил его спутник, тоже единорог, но тёмно-фиолетового, почти чёрного цвета, в отличие от товарища навьюченный самой обычной седельной сумкой с лёгким дорожным ланчем

Словно в подтверждение своих слов он извлёк из дублёного сюртука цвета спелой вишни часы на цепочке, а потом тоскливо обернулся назад – туда, где в двух часах бега лёгкой рысью остался славный город Понивилль. Украдкой взглянув на собеседника, Сайлас Брайт с удовлетворением отметил, что Билль Абакус оглядывается назад с не меньшей тоской и явно не горит желанием возвращаться, чтобы вычеркнуть из своего графика целую ночь.

— Если вернёмся назад, то на сегодня о всяких переходах придётся забыть… Если вы конечно не горите желанием продолжить путь глубокой ночью, — резонно отметил Сайлас.

Билль прикусил нижнюю губу, раздумывая. Бледное марево тумана между деревьями впереди внушало тревогу. Дорога вела на юго-запад, по самому краю Вечнодикого леса, и если не углубляться в рощу, этот путь вполне можно было проделать вдвоём и без вооружённой охраны. На это и рассчитывал их начальник, скряга Силвербэг, за долгие годы своей карьеры сам изучивший вдоль и поперёк все наиболее крупные и примечательные города Эквестрии и их окрестности – он сам помнил, по каким дорогам лучше ходить в этом краю. Поэтому как обычно двое командированных подчинённых получили средств на поездку в пределах необходимого и не более, а остальное обещала покрыть премия в случае возвращения с подписанным контрактом. Если в дальнейшем Сайласа Брайта и Билля Абакуса заинтересует охрана в дороге, пусть откладывают на неё со своих немаленьких премий – такова была экономически обусловленная логика начальства, и спорить с собственником фирмы было так же бесполезно, как уговорить стражника отпустить тебя с тем, что ты украл.

— Вам нечего бояться, Билль, — уверенно сказал Сайлас с обнадёживающей улыбкой. – Я сам дважды проделывал этот путь на этапе предварительного сотрудничества. Подобный туман здесь – обычное дело, а дикие звери предпочитают лес, там пищи больше, нежели здесь, на болотах.

— Вот именно – болотах! – подчеркнул Билль. – В болоте можно так же легко сгинуть, как и от звериных клыков!

— Да бросьте! Дорога идёт по краю болот, и грунт на ней такой же твёрдый как и везде. А туман – это всего лишь туман. К тому же это самый край облака, основная его часть на болоте, а туда нам точно не надо.

Сайлас посмотрел на Билля с мольбой, и тот, поизображав физиономией значительную внутреннюю борьбу, вздохнул, будто делал коллеге одолжение, и всё-таки пошёл вперёд. Тёмно-фиолетовый пони недовольно посмотрел ему вслед. Индюк надутый! Любит выпендриться перед сотрудниками низкого ранга, как будто самого это ни разу не раздражало в начале карьеры!

— Сайлас! Вы идёте?

Единорог глубоко вдохнул, поджал губы и ответил всё тем же дружелюбным тоном как ни в чём ни бывало:

— Конечно, Билль, конечно!

После чего бегом нагнал своего спутника, и они бок о бок устремились навстречу белой пелене, через которую словно кости под тонкой кожей проглядывали убегающие вдаль лишённые листвы деревья.

Однако туман оказался куда более коварным, нежели полагал Сайлас. За полчаса ходьбы марево только загустело, и вот уже дорога безнадёжно терялась перед двумя путниками в каком-то десятке метров впереди. Им только оставалось благодарить аликорнов, что дорога эта была нахоженная, не заросшая и не петляющая, словно лесная тропинка где-нибудь у подножия Кантерлотской горы. Билль отпустил одно едкое замечание в адрес сайласова чувства ответственности за свои слова, но тот не ответил, а густой туман не располагал устраивать дальнейшие разборки, из-за чего последующий их путь проходил в полном молчании.

Они и без того не очень много говорили – что раньше, что в этой совместной поездке. Сайлас не набивался в друзья к Биллю, а тот не спешил оказывать ему положенное по деловому этикету внимание. Пока они ехали поездом в Понивилль, каждый занимался своим делом: Сайлас читал приключенческую книгу, а Билль подсчитывал на листке бумаги при поддержке счётной доски текущие доходы и расходы компании. Иногда они заговаривали на общие темы – кинопремьеры, эстрадные выступления, популярные технические новинки и прочее, но эти разговоры быстро заканчивались, когда товарищи обнаруживали, как мало у них точек соприкосновения. Однако ни один из них не выказывал беспокойства по этому поводу. Уж по крайней мере насчёт себя Сайлас был твёрдо уверен…

— Слышите?..

— А? – младший сотрудник насторожил уши.

— Идёт кто-то…

Действительно, впереди слышался цокот копыт…

— Ну-ка стойте, — Сайлас предостерегающе поднял копыто перед бурым пони и прислушался, поводя ухом.

Цокот не приближался, он удалялся… а теперь вдруг замер.

— Ну-ка пойдёмте вперёд, — теперь Сайлас поманил Билля за собой.

Однако тот не спешил его обгонять, позволив инстинктам возобладать над чувством соперничества. Друг за другом они осторожно пошли вперёд, и вскоре впереди стал различаем чей-то силуэт. Этот кто-то тоже обеспокоенно всматривался в преследователей и настороженно поводил ушами. Ещё несколько шагов… Так, судя по всему этот путник один. И это… кобылка.

— Вечер добрый, мисс! – Сайлас приветственно взмахнул копытом, и улыбка на его лице приобрела оттенок злорадства по отношению к Биллю, которого эта особа увидела только вторым. – Надеюсь мы с коллегой вас не напугали?

Золотогривая земная пони лимонно-жёлтого окраса с трогательно большими серыми глазами осмотрела подошедших единорогов с выражением настороженной невинности. Она была молода – совсем молода, только-только простилась с юностью. Но судя по выражению глаз, по-детски насупленной мордашке, невинность, наивность, а вместе с ними – и детская мечтательность – всё ещё были при ней. Притягательная черта даже среди жителей Понивилля, гораздо больше, нежели прочее население, верующих в качества Элементов Гармонии.

— Вы… Вы тоже идёте в Силли Филлс? – с застенчивой улыбкой спросила она, норовя спрятать мордашку под ниспадающей прядью гривы.

— Именно туда, мисс… — Сайлас замешкался, и пони благосклонно его поддержала.

— Соня. Соня Тиз.

— Сайлас Брайт к вашим услугам! – фиолетовый единорог даже позволил себе поклониться, после чего обернулся к товарищу. – Мой коллега…

— Билль Абакус! Ведущий менеджер компании «Айрон Крафт»! Очень приятно! – бурый пони сноровисто проскользнул перед Сайласом, встав ещё ближе к оторопевшей Соне Тиз и излучая самую располагающую из своих дежурных улыбок. – А вы идёте из Понивилля, Соня?

— Ну, да… — неуверенно ответила кобылка.

— Замечательно! – Билль по-хозяйски пристроился к ней сбоку и будто бы ненароком стал разворачиваться в направлении Силли Филлса, словно шёл бок о бок с земной пони с самого начала её пути. – Вы не возражаете, если мы с Сайласом вас проводим? Вам, должно быть, страшно в этом тумане…

— Ну да, есть немного…

— Хорошо!.. В смысле, плохо! Я имею в виду, что мы вполне можем вас проводить, а вы, если что, скажете нам, куда повернуть, допустим, или где такой-то дом к примеру…

Ну всё, понесло ботаника! Когда эти двое отвернулись, Сайлас брезгливо скорчил физиономию и высунул язык от отвращения, но всё же быстро взял себя в копыта и поспешил за спутниками. Что бы там ни изображал из себя Билль, Сайлас не уступит ему просто так – довольно и того, что этот близорукий карьерист опережает его в «Айрон Крафте»!

-...Так вы прибыли из самого Кантерлота? С ума сойти! — лимонно-жёлтая пони восхищённо хлопала ресницами, внимая каждому слову счетовода. — Я была там только в детстве, на празднике солнцестояния...

— О-о-о, дорогуша, вы многое теряете здесь в глубинке, в отрыве от всех сюрпризов и великолепия столицы! Я думаю, вам не помешает наносить нам визиты хотя бы раз в год – а быть может и подыскать себе место по желанию и возможностям… Уверен, за вашим смышленым взглядом скрывается немалый потенциал!

Соню смутило подобное восхищение со стороны молодого импозантного жеребца, но вместе с тем это не доставило ей ровным счётом никакого неудобства. Она, однако, очень скоро справилась со своим смущением, и уже поглядывала на Абакуса с ответной заинтересованностью.

— Я смотрю, вы разбираетесь в пони, господин Абакус…

— Да бросьте! Давайте просто Билль!

— Как вам будет удобно… Билль, хи-хи!.. Извините… Я привыкла, что мои земляки видят во мне только ту пользу, которую я могу принести на работе в поле или в каком-нибудь незамысловатом прикладном ремесле… Но вы как пони образованный зрите гораздо глубже!

— А то! Кто попало не выбивается в ведущие менеджеры и не заключает контракты на десятки килограмм золота! За этим я со своим коллегой и спешу в Силли Филлс, где меня ожидает очень серьёзный и состоятельный пони…

В это время Сайлас ловко пристроился к кобылке с другой стороны и добавил:

— Ну а я в свою очередь имею честь учиться всем премудростям заключения контрактов у господина Абакуса, и в скором времени мы из наставника и стажёра превратимся в соперников!

Он хищно ухмыльнулся бурому единорогу, и тот ускорил шаг, невольно стараясь опередить зарвавшегося коллегу.

— Не устаю напоминать вам, Сайлас, – наставительно сказал Билль. – Что должность ведущего менеджера требует гораздо более серьёзной самоотдачи, нежели способен дать тот или иной пони! На моей памяти полно случаев, когда именно это останавливало успешных единорогов уже на полпути к данной ступени их карьеры, и они предпочитали должность поскромнее и с меньшими заботами.

Сайлас в свою очередь тоже поддал скорости.

— Осмелюсь заметить, что именно я предложил Флимингтону Флэмерсону сотрудничество с нашей компанией, — гордо подчеркнул он. – И именно я добился от него поставки пробной партии меди, дабы мистер Силвербэг оценил всю серьёзность такого сотрудничества. Думаю, это вполне доказывает щепетильность моего подхода к работе.

Билль перешёл на бег.

— Если уж речь зашла о серьёзности, господин Брайт, почему ваш поставщик избегает почтовой отправки контракта и удалённого перевода необходимых средств? Почему он не подписал этот контракт с вами, а настоял на визите старшего специалиста?.. Не говоря уже о чеке на предъявителя, который он получит после подписания контракта…

Ну уж нет! Уж в чём-чём, а в беге этот офисный прощелыга со своей скорой одышкой точно не опередит Сайласа, пусть даже не пытается! Тёмно-фиолетовый единорог дал по газам почти в полную силу.

— Чем состоятельнее пони, тем эксцентричнее странности в его поведении! — крикнул он на бегу. – И потом, я вам уже всё объяснял насчёт его лавирований в некоторых отчётах и налоговых документах, и во имя сотрудничества мистер Силвербэг пошёл в этих вольностях мистеру Флэмерсону навстречу!

— Мальчики-и-и! Подождите меня-а-а!..

Жеребцы спохватились и торопливо затормозили, оставляя в дорожном грунте внушительные борозды. Однако из тумана они так и не выбрались – тот даже и не думал редеть.

Запыхавшаяся Соня Тиз остановилась рядом с ними, тяжело дыша.

— Извините, что не успеваю за вашим темпом… Но в таком тумане всё же не стоит скакать очертя голову, прости Селестия! Я здесь живу, я это знаю.

Билль одарил Сайласа осуждающим взглядом, после чего заботливо наклонился к кобылке.

— Прошу нас простить, мисс. Когда речь заходит о работе, двум служивым весь мир становится тесен. Но теперь мы будем внимательнее, правда, Сайлас?

— Конечно! Давайте отвлечёмся вообще от работы!

— А давайте!

— Давайте я расскажу, что ещё извлёк из общения с мистером Флэмерсоном помимо согласия на контракт!

Соня заинтригованно прищурилась:

— Флимингтон Флэмерсон? Тот самый хозяин шахты в пяти милях от Силли Филлса?

Билль окинул её вопросительным взглядом, и когда перевёл оный на Сайласа, тот горделиво выпятил грудь – вон как, типа, мой поставщик даже простым горожанам известен!

— Тот самый, — подтвердил стажёр. – Вообще же он избегает известности, не участвует в светской жизни и предпочитает уединение в своём имении на полдороги к шахте. Поэтому о нём мало кто слышал, и уж тем более он вряд ли кому известен в Кантерлоте, кроме налогового инспектора. Тем не менее, он оказался гостеприимным хозяином, вы, Билль, сами в этом убедитесь. И вот вечером, после ужина, под добротную сигару в кресле перед камином он поведал мне удивительную историю об этих самых болотах, по краю которых мы с вами сейчас идём…

Глаза Сони Тиз сверкнули заинтригованным блеском, и её зрачки стали похожи на загадочную звёздную бездну космоса.

— Это вы про Безголовую Лошадь? – спросила она.

Сайлас кивнул, зловеще улыбаясь.

— Ха! Тоже мне, удивительная история! – фыркнул Билль. – Да в каждой провинции есть своя история о Безголовой Лошади!

— Но всё же такую, я уверен, вам ещё не приходилось слышать. Какие это обычно истории? О том, как группа жеребят отправилась в лес, повстречала зловещего фантома, и больше из леса никто не вернулся… Эти истории однотипны и неинтересны, а вот господин Флэмерсон действительно словно бы приоткрыл завесу тайны над событиями двухсотлетней давности…

Слушайте, я вам всё расскажу.