Автор рисунка: Siansaar
13. Хрустальный дневник, тонкости профессии и говорящая дверь 15. Тени старого замка, магия Спарка и записки пегаски

14. Дурной знак, вероятное будущее и "Шипучая Вишня"

Диксди удалось собрать удивительный артефакт, вот только его свойства оказались не совсем обычны. Твайлайт Спаркл сталкивается с удивительным предположением, которым спешит поделиться с принцессой. Где-то далеко, где виднеется море, а с портового причала доносится аромат заморских товаров, чёрная пони, ищущая волшебный доспех, встречается с необычным владельцем трактира, чья история не менее удивительна, чем её поиски. Двое из Гвардии Селестии направляются в Кристальную Империю, даже не подозревая, насколько трудной оказалась поставленная перед ними задача.

Снега за ночь намело достаточно, чтобы усатый бедолага перемещался высокими прыжками, скрываясь в сугробе и выныривая снова, оставляя за собой искрящийся след из снежинок. На его возмущённые вопли вышел Ван, решивший, что на лагерь кто-то напал. С трудом сквозь полудрему поняв причину мяуканья кота, аликорн успокоился и стал протирать глаза. Утро начиналось отлично, если назвать утром почти полдень. Поворошив веткой костёр, вороной добился появления новых язычков огня и принялся разогревать фляги с кофе, надеясь порадовать этим свою спутницу. Взбалтывая напиток во фляге, он не заметил подошедшую сбоку Диксди, бесшумно ступающую по тающему под копытами снегу.

 — Мммм... кофеееееёк! — Протяжно раздалась фраза над его ухом. От неожиданности вороной едва не отпрыгнул в сторону, почти выронив флягу в огонь. Демикорн, видимо, будучи ещё во сне, включила браслет бесшумности и сама не заметила, как подкралась к жеребцу, даже не ставя перед собой такой задачи. Она потянулась и открыла глаза шире, осматриваясь по сторонам. Мимо пропрыгал кот, решивший, что с него хватит, и пора бы вернуться в сухую и тёплую палатку. — Оу, сколько снега.

 — Фух... не пугай так... Намело так намело, снега почти по... — Ван опустил взгляд вниз и замер. Вокруг синей пони было сухо, артефакт на её груди переливался янтарным пламенем, делая демикорна ходячей печкой. Создавалось ощущение, что снег не просто таял, а испарялся прямо у неё под ногами — У тебя этот... амулет перегревается... или ты перегреваешься.

 — Ой... — Пони щёлкнула по нему копытцем и высушенная земля вокруг копыт стала медленно покрываться тонким слоем снежка. — Спасибо. Наверное, что-то снилось, иногда бывает. Бррррр... — Диксди произнесла что-то на инитиумнарском, и сумка, плавно высунувшись из-под края палатки, медленно поплыла к своей хозяйке. Отстегнув накидку, пони поправила ремни и накинула её на себя. — Так-то лучше.

Сумка ещё покачалась приличия ради, а потом шлёпнулась рядом, замерев и приковав к себе взгляд Сатурна, посчитавшего её явно живой и, возможно, опасной. Недопрыгав до палатки, кот стал подкрадываться к сумке, плавно ступая по тонкому слою снега.

 — И как спалось? — Ван протянул флягу с кофе пони, а сам налил себе немного чая.

 — Как дома. Точнее, я не помню, что снилось, но, кажется, я уснула на половине книги по артефактам. — Вокруг сновали пони, вдалеке показался оранжевый силуэт пегаски. Из соседней палатки показались два археолога: суетной и взлохмаченный жеребец, замеченный раньше, и миниатюрная худощавая кобылка, на шее которой был повязан клетчатый платочек. Кьютимарка в виде лопаты и указательного камня не совсем верно передавали её призвание, но она просто пожимала на это плечами. — А мы не одни поздно встали.

 — Скажу по секрету, они и не ложились. — Заметил Ван, посмотрев туда же, куда глядела Диксди. — Во всяком случае, за ночь они собирались по кладке на куполе вычислить точное расположение входа и, насколько понимаю, собираются проверить свою теорию на практике.

 — А кто они? — Пони отхлебнула кофе и зажмурилась от удовольствия, ощущая, как сила кофеина наполняет её всю целиком, возвращая светлые краски дня и радость жизни.

 — Тот пони с дерганой походкой — Ти Дринк, специалист по всевозможным способам очистки предметов через сложные травяные отвары. Говорят, он частенько путает их с чаем и... в общем, я бы не хотел оказаться на его месте. Кобылку зовут Прайс. Как ни странно, она руководит раскопками, а с лопатой обращается так, что любой обзавидуется. Но её задача – скорее, указать вектор, направление раскопок, а не копать самой, а там уже хаски выроют котлован. — Глотнув чая, ответил Ван. С Прайс он уже поздоровался ещё утром, но та, смерив его пристальным взглядом, ничего не сказала и скрылась в палатке. — Как по мне, она — зануда.

В это время пони уже возвращалась назад, держа в зубах остроконечную лопату.

 — Здравствуйте! Чудесного утра, мисс Зануда Прайс! — Без всякой задней мысли и весело помахав копытцем, окликнула ту Диксди. Позади неё глоток чая полетел в костер, заставив пламя удивлённо зашипеть. — Ван сказал, у вас отлично получается работать лопатой.

Пони воткнула орудие труда в землю и уставилась на улыбающуюся, едва ли не на треть выше неё самой, пони.

 — Передайте этому рогатому хаму, что у него отлично выходит чесать языком, но в следующий раз я припечатаю лопатой ему по мордашке. — Медленно проговорила Прайс. — И сделаю это профессионально, как он заметил.

С кислой улыбкой она забрала лопату и, фыркнув, скрылась в палатке.

 — Диксди, ну зачем было говорить буквально... — Вороной прижал копыто ко лбу.

 — Что-то не так? Я не то сказала? — Диксди казалась озадаченной.

 — Я иногда упускаю из виду, что ты понимаешь некоторые вещи как есть. — Слабо улыбнувшись, вороной уже продумывал план, способный исправить недоразумение. Плану было не суждено исполниться. К трём дня в лагерь заявилась отставшая часть саней под предводительством наиболее крупного пса. Сани с крупным деревянным контейнером и мелкими ящиками вкатились в лагерь под восторженные возгласы хаски и приветственные крики археологов. Все предвкушали работу, и с прибывшими инструментами дело пошло быстрее. В лагере возникла ещё одна палатка, крупнее размером, а рядом расположился контейнер со сложенным внутри полотном-дорожкой на роликах. Так можно было транспортировать добытые предметы прямо в лагерь от самых раскопок, просто положив на медленно движущуюся ленту из плотной ткани. Поняв, что в сборке этого чуда механики она лишняя, Диксди увязалась за Блэком. Тот ходил от траншеи к траншеи, уточняя ход работ.

 — Тут это, каждая вещь важна. Вот они сейчас найдут какую деталь, а она может быть частью ловушки или ключом к чему-то. — Пояснял он, шагая рядом с Диксди. В основном, археологам попадались обломки стрел, гнутые мечи и таранные брёвна. Последние выкапывать было особенно муторно: они рассыпались, застревали в мёрзлой земле и торчали острыми шипами щепок. — Вдобавок, по тому, что лежит вокруг, можно догадаться, что ожидать внутри.

 — И что, например? — Синяя пони заинтересовалась ходом мыслей земнопони, но тот в ответ просто покачал головой.

 — А вот тут я могу сказать, что не знаю. Брёвна не таранили купол, они таранили что-то от купола, хотя, вот мне червивый гриб в суп, я не могу понять, что именно. А половина этих брёвен вообще не тараны, это куски оборонительного частокола. — Пони указал в сторону уходящих под углом стволов деревьев. — И они от кого-то крупного, но не дракона. Драконам чихать на деревянные колья, они их дыханием спалят. Тут другое, но я в толк не возьму, что именно. Вон, у лидера спроси, он уже всё утро от куска скалы к куску бродит и что-то там высмотреть пытается.

Армос, и правда, бродил между островерхими кусками камней, стоя перед ними в задумчивости. Недолго думая, Диксди присоединилась к нему, встав рядом. Единорог ходил вокруг скалы, смотрел на сколы и стряхивал нападавший за ночь снег. На фоне сугробов скалы казались темнее, чем прежде.

 — Вы ведь заметили, что эти камни иной породы, чем скалы вокруг? — Задумчиво протянул единорог, заметив краем глаза подошедшую сбоку перепончатокрылую. — Мне это бросилось в глаза ещё вчера, но сегодня, при свете солнца, могу точно сказать — они не отсюда и не скатились с гор. Это совершенно другая порода, расколотая, брошенная кем-то специально. Судя по более мелким кусочкам, рухнула она от купола, а не к нему. Удивительно, да? А на некоторых даже есть письмена.

 — Правда? — Диксди прищурилась и посмотрела на единорога.

 — Можете сами в этом убедиться. — Армос направился к одной из скал. — Язык не похож ни на что. По правде, я сначала принял их за те же, что выбиты на ваших артефактах, но потом сравнил их несколько раз и обнаружил множество отличий. Вот этот символ вообще имеет другую форму и стиль. А вот тот похож, но в конце обретает растительную плавность в линиях.

Диксди смотрела на камень и с трудом пыталась унять дрожь в копытах. Армос был прав, но лишь потому, что не знал о способе нанесения инитиумнарских знаков на камень магомеханиками. В том, что это было их копыт дело, она не сомневалась. Символы отображались в сокращённом варианте, зато отдельные, напротив, получали больше деталей. Так создавались символы-универсалы. Их можно было нанести на поверхность заранее, а потом изменить смысл написанного упрощёнными знаками, сделанными наспех. Некоторые символы ей были известны, другие имели слишком много значений, и понять их можно было, имея лишь весь текст целиком, а не его часть. Написанное не имело никакого отношения к куполу в центре долины, совсем напротив...

Армос уже ускакал к покатому валуну, треснувшему вдоль и наискосок, когда застывшая у небольшого кусочка камня Диксди стала медленно счищать с того снег и лёд. Отсутствующий кусок надписи оказался именно там, где она ожидала его увидеть, и ограничитель услужливо собрал символы воедино в её голове.

 — Ничего не понимаю, такого не было в северных фортах, иначе бы я нашла описания... — Прошептала Диксди вслух.

Крупный хаски долго вглядывался в силуэт синей пони и, когда услышал ее голос, наконец, решился подойти ближе.

Дымчатогривый жеребец увидел их, возвращаясь с очередной проверки раскопок простеньким заклинанием поиска металла. Способ исправить ситуацию с Прайс нашёлся совершенно неожиданно, когда в земле оказалось множество мелких металлических предметов, а заклинание Вана смогло поднять их из рыхлой земли все, очищая от комочков грязи. Пёс и Диксди о чём-то беседовали, причём мохнатый хаски задумчиво потирал морду передней лапой, рискуя расцарапать себя когтями. На одну из фраз перепончатокрылой он удивлённо воскликнул и зажал пасть лапой, заметив предостерегающий жест крылом. Диксди кивнула и приветливо махнула вороному, отпуская хаски к своим собратьям.

 — Что-то случилось? — Ван выглядел взволнованным, и это слегка позабавило Диксди.

 — Хм? Нет, они просто удивились, что мы не только живы, но и нас ровно столько же, сколько вошло в пещеры. О рудниках ходят дурные слухи, а вход завалило сразу за нами. Хаски решили, что с нами случилась беда, и не ожидали увидеть нас тут. — Пони посмотрела на небо и повела хвостом из стороны в сторону. — А ещё я рассказала им о Ящерах. Их вожак считал это просто сказками. Это, конечно, нехорошо, его племя рассчитывало найти там драгоценные камни, но так лучше будет для них самих. Ящеры не потерпят их присутствия, и жутковатая история избавит их от необходимости оказывать отпор нежданным гостям.

 — Ты просто запугала их. — Ван недоверчиво посмотрел на Диксди. — Как-то не слишком красиво.

 — А ты считаешь, что лучше позволить хаски добраться до границ Ящеров и обречь их на... конфликт с противником, способным уходить в камень, словно это вода? — Перепончатокрылая улыбнулась и потрепала вороного за бок кончиком крыла. — Смотри-ка, они начали копать у тех двух флажков, которые поставил Армос.

Псы копали мерзлоту так, словно она была сырой землей. Когти вгрызались в твердь, не встречая препятствия, а пони подхватывали эстафету, едва земля становилась мягче и более податливой, спуская в яму деревянные планки и настилы.

 — Отлично, ты уже неплохо переводишь тему разговора. А что ты тут делаешь? — Вороной вгляделся в осколок камня у её копыта, старательно очищенный ото льда и земли.

Пони посмотрела на обломок и стёрла ещё пару слоёв земли, высвобождая несколько символов. Под ними шла короткая надпись, похожая на сильно упрощённый эквестрийский, но при этом совершенно непонятный. Ниже расположился круглый рисунок, но после удара его осколки высыпались из ниши, и стало понятно, что он не был нарисован, а, скорее, оказался вложен в круглый паз подобно диску чуть толще лезвия рога Диксди.

 — Что это такое? Камень в камне? — Ван поднял один из осколков, но тот рассыпался даже от нежного прикосновения телекинезом, обращая в ничто попытку понять своё назначение.

 — Печати Стражей. — Коротко и тихо проговорила пони, убедившись в отсутствии лишних ушек рядом. Армоса позвали на раскопки, а остальные участники экспедиции были больше заняты разгрузкой ящиков, чем шатающейся у скал парочкой.

Пони с неудовольствием бросали взгляды в сторону высокой перепончатокрылой, устроившей себе удобное местечко на одном из плоских камней. Сбросив на него шкуру снежного яка, она сидела подобно синей статуэтке, вращая в коготках на крыльях небольшую мерцающую сферу. Предмет крутился и так, и этак, временами становясь похожим на игрушку для собак из-за торчащих штырьков. Диксди вынимала их и засовывала в другой последовательности, но результатом было лишь изменение яркости света или тонкого звона от покрытого синими камнями кольца. Сменив кольца местами, она засопела и покачала мордочкой из стороны в сторону. В итоге, она вернула всё так, как было сделано ночью, и шарик завис рядом с нею на небольшой высоте.

 — Так вот почему котяра принюхивался к сумке... — Ван подошёл к пони и устроился рядом, жуя несколько свежих морковок, стянутых из одного довольно компактного ящика с гербом Понивиля.

 — Странно, в книге были совсем другие результаты описаны. Получилась какая-то игрушка. — Диксди смеялась, смотря, как шарик плавно поднимал сумку в воздух, оказавшись внутри, и шевелил ею в ответ на короткие фразы на инитиумнарском. Летающая сумка поначалу пугала Сатурна, но освоившийся кот, понявший безобидность летающего предмета, поймал момент и вскарабкался на неё верхом. Теперь сумка летала вместе с сидящим на ней котом, всем видом показывающим, насколько этот транспорт ему нравится. — Вот и доверяй записям. Может, кристаллы были слишком мелкие... всё-таки, у меня были только осколки.

 — А чем это должно было быть вообще? — Ван попытался оторвать от сумки кота, но тот шипел и, сброшенный на землю, неизменно возвращался назад. — Артефакт левитации сумки?

Диксди округлила глаза и засмеялась снова, с трудом переводя дух.

 — Понятия не имею. Написано было — эфирный ретранслятор с квадрополяризированным индуктором магического потока на основе подвижного ядра из опалита. Спасибо за него, кстати. — Словно по заученному проговорила она, ткнув в сторону вылетевшего из сумки шарика. Сумка упала, и вцепившийся в неё кот лежал с распушенным хвостом, не веря случившемуся. Сфера плыла над землей, покачиваясь и отбрасывая на землю небольшие синие точки узких лучей. — Два года собирания деталей, а толку...

Но продолжить мысль ей не удалось. Со стороны раскопок послышались крики. К раскопкам бежали пони со всего лагеря. Впрочем, от раскопок их бежало не меньше, останавливаясь, когда удавалось оказаться на значительном расстоянии от ямы.

Мимо перепончатокрылой и Вана пролетела фигурка пегаски, оказавшейся у места предполагаемого входа раньше других. Едва шагнув вперёд, она попятилась в обратную сторону, что-то сдавленно прокричав остальным. Ван едва не сбил её с ног, оказавшись на обледенелой земле и поскользнувшись. В отличие от остальных, он отряхнулся и внимательно вглядывался в раскоп.

 — Что это такое? Ты, специалист по непонятному... вот и пришла твоя пора отрабатывать биты. — Пегаска ткнула крылом вниз и выжидающе уставилась на вороного.

 — Диксди? Помнишь, я говорил, что могут быть всякие странные магические явления? — На мордашке вороного играла довольная улыбка, будто он всю жизнь мечтал показать другим то, что видел сейчас сам. — Вуаля! Полюбуйся на самое обычное проявление искривления магии. Призрак обыкновенный, безобидный и... хорошо, соглашусь, жутковатый.

Последние слова он добавил, заметив побелевшую мордашку пегаски, совсем не ожидающей увидеть нечто подобное средь белого дня.

В покатом, вырытом к овальной нише в стене купола, раскопе, тихонько завывала полупрозрачная, зеленовато-голубая фигурка пони. Копытца её не доставали до земли, тая в нескольких дюймах от поверхности.

 — Откуда ты знаешь, что оно безобидно? — Пегаска вцепилась в вороного, когда прозрачная пони, не переступая копытами, лишь вытянув мордочку вперёд, плавно поплыла им на встречу.

 — Призрак... — Тихо проговорила Диксди, поначалу рассматривающая невесомую фигуру как пример занятной голографии или аналога схем, создаваемых её стилусом. Призрачнопони не пугала её, и лишь когда она завыла вновь, лезвиерогая с удивлением обернулась на раздавшийся позади голос.

 — Почему... тут так темно? Я одна, почему я тут одна? Где все... почему их нет... они... они оставили меня. Оставили одну... в темноте. — Синхронно с воющими и плачущими звуками призрака из синего шарика доносился металлический и лишённый эмоций голос, словно он переводил звуки в слова, копируя стандартный голос "око-часов". Вороной даже решил, что такая интонация и тембр, видимо, едины для всех "говорящих" артефактов. Шарик же продолжал покачиваться и говорить одни и те же фразы, едва бесплотная пони начинала тихонько плакать. — Я так... хочу, есть... хочется...

 — А вот это... неожиданно. — Выдохнула Диксди, поймав шарик когтями на крыльях, и стала крутить из стороны в сторону, пытаясь понять причину его необычного поведения. Так и не добившись внятного ответа, она выпустила его, и тот продолжил переводить стенания и вопли существа.

 — Они обещали славу... обещали богатства... но я вижу только мрак. Хочется есть, и тут так... хо... — Фраза оборвалась и мерцающая пони плавно шагнула в стену под аркой, скрывшись от любопытных глаз.

 — Мне кажется, эта штука будет тебе куда полезнее, чем мне. — Не спуская взгляда с каменной кладки, Диксди подтолкнула шарик к вороному. — Сумку я и сама могу нести.

 — Кто-нибудь из вас, спокойных, как камень на берегу озера, скажет мне, что тут происходит? — Пегаска взвизгнула и топнула копытцем.

 — Как минимум, твоя штука умеет переводить речь призрачных существ. — Проигнорировав пегаску, вороной с уважением посмотрел на свою спутницу. — Может быть, тебе стоит подумать о квалификации говорящей с духами?

 — Ну, уж нет. — Диксди замахала крыльями. — Не хочу я быть... как бы ты там это не называл. Фу. Я предпочитаю иметь дело с тем, что можно изучить при помощи этого.

Она ткнула копытцем в сторону торчащего из браслета стилуса.

 — То, что там стояло, точно нельзя исследовать как предмет. Ведь оно не предмет совсем. — Она покрутила мордочкой и остановила взгляд на отшатнувшихся от раскопа и шарика пони. Псы же, и вовсе, попряталась, наотрез отказавшись приближаться к этому гиблому месту, несмотря на уговоры Армоса и обещания удвоить оплату. — Так что бери эту говорушку и используй... как хочешь, в общем.

 — Ау!!! Ладно, вы доказали, что оба друг друга стоите, и у вас вместо нервов стальные струны, но как от этого избавиться? — Пегаска встала перед парочкой, переводя взгляд с одной на другого.

 — Алиорин права. Раскопки встанут, если это... нечто будет пугать хаски дальше. — Рядом послышался шорох копыт, и сбоку подошёл Армос, задумчиво всматривающийся в нишу, куда направилась любопытная крылатая пони. Синий кончик хвоста скрылся в тени, и теперь виднелся лишь тёмный силуэт Диксди, рассматривающей место, куда скрылась бесплотная фигурка.

 — Дурной знак. — Пушистая лапа указала в сторону ниши. Хаски встал рядом с Ваном, внимательно следя за перепончатокрылой. — Пони не знать легенда, не верить в сказания. Пони влезать в старые строения и находить жуткий гадость.

 — Пф, и почему же вы тогда им помогаете? — Ван поджал нижнюю губу и кивнул в сторону готовящих инструменты археологов.

 — Хорошая плата. Жизнь тут непроста. Железо ценится. Еда ценится, целебные травы ценятся ещё больше. — Пожал плечами пёс. — Главный единорог дать щедрую предоплату. Я держать своё слово, но хаски боятся. Такие пони появляться в плохих местах. Они не пугать, но говорить о дурном месте. Очень плохом.

 — Жизнь настолько непроста, что с нею проще расстаться ради хорошей платы? — Внезапно донеслось из глубины каменной арки, где раздавались лёгкие постукивания копытом по камню. Возмутившийся было вожак замер и развёл лапами. Ему нечего было ответить. — Впрочем, так считают многие...

Диксди рассматривала каменную кладку, изрядно расшатанную и исцарапанную когтями хаски, не сильно разбирающихся, где земля, а где начинается стена купола Некрополя. Копытцем она ткнула несколько камней, и те провалились вовнутрь, разбудив эхо. Перед ней был вход в какую-то каморку, боковой коридор строения, отделяемый от ниши тонкой стеной. Из расширяемого копытами и телекинезом отверстия потянуло затхлым воздухом и пылью.

 — Что-то нашла? — Ван с беспокойством смотрел, как силуэт Диксди шагнул в провал, оставив снаружи дрожащую от воодушевления кисточку хвоста.

 — Кажется... что-то, да... — Послышался приглушённый голос пони вместе с шелестом, шорохом и хрустом, словно пони наступила на сухие ветки кустарника.

Ван не успел дойти до каменной арки, оставив суеверного пса позади, как из пролома, окончательно доломав стену, вылетела Диксди, вжавшись в противоположенную стену. Суетливое мерцание телекинеза отрывало от неё лохмотья паутины, висящей на гриве, ушках и даже на крыльях. Каждый новый кусочек этой гадкой сети сопровождался хныкающим всхлипыванием и гримасой отвращения.

 — Увввваааааа!!! Фу! Фу! Фу! Отцепииииись! — Пони дрожала и стаскивала с себя липкую гадость так, словно та пыталась её покусать. Левые поножи хрустнули, и на пол выпал застрявший в них белый кусочек, в котором вороной, нахмурившись и подцепив предмет телекинезом, узнал часть замшелой и высушенной кости. Острый обломок переходил в сустав, но познаниями в анатомии Ван не отличался, отчего сказать сразу, откуда и чья это кость, он затруднялся.

 — Там... там... она лежит... в темноте, у груды камней... — Всхлипнув, проговорила демикорн, обнаружив кусок паутины на роге, и отчаянно замахала головой из стороны в сторону, пытаясь его стряхнуть. Лезвие рога со свистом разрезало воздух, отчего Ван шагнул в сторону, опасаясь попасть под смертоносное орудие.

 — Всё-всё! Ты стряхнула её, это всего лишь паутина. Ну что ты как жеребёнок? — Вороной успокаивающе прошёлся телекинезом по ушку трясущейся пони. Замерев, она рассматривала второй кусок кости, оказавшийся между полосками металла и сегментом поножей. С трудом вытащив и покрутив его перед собой телекинезом, она с отвращением швырнула его в тёмный проход. Раздалось несколько глухих щелчков, и из провала послышался тихий стон.

 — Они бросили меня в тупике... бросили, а обещали награду. Я дала им путь... я читала надписи, а они так поступили со мной... — Из послушно летающего у левого плеча Вана шарика снова послышался металлический голос перевода.

 — Так! Первый, кто заметит призрака, зовёт меня!! — Громко крикнул столпившимся у края раскопок пони вороной жеребец. Но уже по их глазам Ван понял: они скорее сбегут, чем будут звать. Исключением был Армос, бросивший косой взгляд на нишу и зашагавший направо вдоль стены купола. — Ты цела?

 — Вроде... я просто... боюсь паутины. — Отвращение на её мордочке сменялось на интерес. Ещё раз, вглядевшись в сумрак пролома, она направилась быстрым шагом к лагерю, оставив вороного наедине с летающим артефактом.

 — Она тут!! — Снаружи послышался истошный вопль Алиорин. Блэк размахивал куском цепи, но призрак не замечала этого, протягивая копытца к пернатой.

 — Темно... холодно... хочу согреться... у меня совсем мало масла в фонаре, он еле теплый... — Артефакт исправно переводил плачущие стоны призрачной пони.

 — Алиорин, беги от неё. — Споткнувшийся о камень дымчатогривый растянулся на мёрзлой земле. — Ты замёрзнешь, если она обнимет тебя!

Помощь прибыла оттуда, откуда никто не ожидал. Шипящий кот прыгал между неведомой сущностью и пегаской, словно это могло помешать стонущей пони, и это помогло.

 — Почему... почему... почему они бросили меняяяя? — Вскрикнул артефакт, и призрак ушла под землю.

 — Если бы я знал. — Буркнул единорог, вставая и отряхиваясь. — Может быть, твои спутники от тебя устали.

 — Это было жестоко... — Мимо скользнула Диксди, удерживая в телекинезе пучок горящих веток с кусками ткани, политой чем-то горючим. Ничего не поясняя и спихнув в сторону Блэка, она скрылась в раскопе. Шарик-артефакт покачивался на ветру, словно в нерешительности, остаться с вороным или полететь за своей создательницей. Выбор за него сделал вороной, зашагав в сторону раскопа, откуда уже доносился запах горящего дерева и чего-то отвратительного, но при этом знакомого Вану. Диксди он встретил у провала в стене, между выбитыми камнями вырывалось яркое пламя, освещающее узкий, чуть наклонный коридор. Паутина рассыпалась в пыль, успевшие окаменеть подпорки из прочного дерева покрывались копотью. Несколько плантаций выглядящих как плесень грибов шипели и плевались взрывающимся содержимым. В такт тихому похрустыванию Диксди качалась из стороны в строну, словно зачарованная пламенем, и даже не сразу отреагировала на его появление.

 — Ты подожгла коридор... — Проговорил он вслух свою мысль.

 — Ей... Хотелось есть и согреться. — Внезапно отозвалась перепончатокрылая, повернув к нему мордочку. В глазах блестели слёзы, и в них отражалось угасающее пламя. — Она даже не знает, наверное, чем стала...

Прохладный и сырой ветер прокатился по проходу, окончательно задувая пламя, и бросил в их мордочки горсть пепла с тонкими струями дыма. В глубине узкой комнаты с одной единственной дверью и грудой камней у стены тлел и рассыпался остов, сжимающий почерневший и смятый компас вместе со сломанной и тупой киркой. Пустые фляги, седельная, видавшие дальние путешествия, сумка и разбитый пустой фонарь лежали поодаль, сложенные на каменную ступеньку, словно их владелец провёл немало времени в этой комнате, покидая и возвращаясь в нее раз за разом. Огонь почти не тронул их, лишь лизнув край седла.

Остов рассыпался, и на его месте плавно появлялся прозрачный голубой силуэт, вставший с земли и потянувшийся. Пустые глаза смотрели на двух замерших у пролома пони, словно не замечая их. Призрак переминалась с копыта на копыто, словно не в силах решить, что ей делать дальше.

 — Тепло... я... чувствую тепло, и оно... — Черты пони расплылись и снова стали резкими, когда шарик позади Диксди перевёл тихий шёпот существа. Пони раскрыла одно прозрачное крыло и с интересом рассматривала его, будто давно не видела его раскрытым. Второе крыло плавно раскрылось с другой стороны, и призрак улыбнулась. Вздохнув, она скрестила их над собой, вытянулась в веретено и пропала, рассыпавшись на кучку плавно оседающих на пол искорок.

 — Болтед Ду... — Диксди оставила вороного у входа и подошла к чудом уцелевшей сумке. Плотно перевязанные бечёвкой, внутри лежали листы, для пущей верности прижатые каменными табличками. — Судя по всему, мы далеко не первые тут. Армос... что-то не договаривает. Какое странное имя. Мне кажется, я слышала подобное ещё в библиотеке Понивиля. Хотя там были истории для развлечения, а не...

Диксди подняла сумку, оставив фонарь и фляги на месте, как и испорченный компас. Позади Вана уже стояли Алиорин и Блэк, озадаченно рассматривающие пролом. Любопытный земнопони подошёл к двери, но за гнилой деревяшкой оказался короткий коридор, завершающийся обвалом и покосившейся колонной. На камнях и стене рядом были следы от кирки, свидетельство безуспешной попытки Болтед выбраться из западни.

 — Затея Армоса только мне кажется странной и таящей неприятные сюрпризы? — Пегасочка чихнула, вдохнув запах гари.

 — Отнюдь... полагаю, у нас есть все причины присматривать за ним. — Дымчатогривый смотрел на синюю пони. Она стояла над тёмным пятном на полу, где пропал призрак, и вглядывалась в пару торчащих из сумки листов. — Диксди, ты правильно поступила. Конечно, я бы мог начертать символ и... Ах! Что я, в самом деле, пошли отсюда. Тебе нужно отдохнуть, а нам всем ещё раз подумать над тем, что может ждать нас дальше.

 — Вот это я понимаю! Верный подход, да. Осторожность не повредит. — Вернувшийся из коридора земнопони отряхивался от пыли. — Эту Болтед Ду завалило тут с двух сторон. Ладно, та стена, и правда, была хлипкой, но другая была с подпиленными креплениями. А это уже нехорошо.

Диксди подняла взгляд от бумаг, и вороному показалось, словно в них скользнул фиолетовый огонёк.

 — Там что-то есть? — Её спутник осторожно прижался к ней боком.

 — Да. И кажется, это многим не понравится. — Кивнула она, направившись к выходу.

* * *

Прошёл всего день с момента, когда Элементы Гармонии покинули шестерых подруг, а Твайлайт уже вовсю сидела за книгами, закрывшись в своей библиотеке. Сидя среди стопок книг, верхушки которых терялись под потолком и плавно раскачивались, она листала сразу несколько книг одновременно. Принцесса подбодрила её в момент ощущения пустоты и невосполнимой утраты. Этот факт и сияние Древа Гармонии, приснившееся ей ночью, вселяли уверенность в свои силы. Принцесса Луна была в порядке, но лиловая единорожка всё время вспоминала ту странную встречу. Холодная серебристая чародейка в башне, незадолго до обрушающихся колонн, и ощущение, будто потолок раздавит её и подруг, словно спелые яблоки. Твайлайт удалось спасти их и принцессу, вопреки сказанным чародейкой словам, но что-то было не так.

Твайлайт вздрогнула, ощутив прохладу вечернего ветра, хотя точно помнила, что закрывала все окна.

 — Уммм.... Твайлайт? Я бы... — Раздался неуверенный голос, но, даже несмотря на знакомый тембр, единорожка подскочила на месте, обрушив на незваную гостью стопку книг. — Ой!

 — Дэш! Как тебе не стыдно так меня пугать! И сколько раз говорить: окна — не двери. — Твайлайт снимала с голубой пегаски книги и складывала их в стороны.

 — Знаю-знаю, двери, окна… какая разница? У тебя горел свет, и я подумала, что... — Пегаска опустила мордочку вниз. — Я тогда много гадостей принцессе наговорила, и, вопреки этому, она все равно тепло обошлась со всеми нами. И всё же, я хотела сказать, почему так вышло.

 — Ты о снах? — Книга замерла в сиянии и повисла в воздухе, шурша листочками.

 — Да. — Дэш кивнула и стала собирать книги. — Я сказала тогда... что мы для неё ничто... расходная сила.

 — Хм? Ты ведь не говорила это специально, ты была испугана, как и все мы. Ведь я знаю, как сложно показать это тебе. — Твайлайт успокаивающе улыбнулась, но пегаска покачала головой.

 — Я видела действительно странные вещи. Это было словно огромный рэйнбум, каких я никогда не делала: всё выгнулось вокруг, и вместо этого оказалось всё совсем другое. Там... Я, Рэрити и Пинки стали единым целым. — Пегаска замялась и осторожно положила книги на пол, одна на другую. Белая обложка накрыла голубую, а поверх легла розовая книжка с голубыми уголками. — От пола струился свет, я ощутила, как у меня пропадают крылья. Это было так жутко. А перед нами стояла принцесса Селестия. Она была... грустной и совсем не улыбалась. А рядом стоял тот самый пони из моего сна. Он делал глоток за глотком из фляги и спорил с нею, указывая в мою сторону. И... Всё смешалось. Мы все трое превратились во что-то другое, и тут я увидела тебя. Ты стояла рядом с раскрытыми от ужаса глазами, и по твоим щекам текли слёзы. Я никогда не видела тебя такой. Молчаливой, растерянной и... израненной.

 — Что? Ох, ради Эквестрии, Дэш, это был просто дурной сон! — Твайлайт с беспокойством заглянула в глаза подруги. — Ты ведь не думаешь, что такое могло случиться на самом деле?

 — Конечно, не думаю, но тот же самый пони склонился к тебе, когда мы были в башне. Меня, конечно, треснуло о пол крепко, но пегаса так просто не вывести из строя. — Невесело ухмыльнулась Рэйнбоу. — Он стоял там и писал записку, а потом сложил и всунул между узорами твоей тиары. Когда мы пришли в себя, у меня на копытце оказалась красная ленточка и... мне кажется, я видела такую у него. Она развевалась позади деревянного бочонка.

 — Пони с бочонком... Я видела его, когда он говорил принцессе о чём-то важном. Не могу вспомнить что, а потом высокие грозные... Высокие... и грозные. С лезвием вместо рога... — Твайлайт выронила книги и повернулась к озадаченной такой реакцией подруге. — Ты понимаешь это, Дэш? Ты видела того же, кого видела я, а он говорил с ними, кто... охранял принцессу!

 — Я думала, что мне станет легче, если я поговорю с тобой, но мне кажется, что теперь стало еще хуже. — Дёрнула крылом пегаска, усевшись возле книг.

 — Да нет же! Принцесса знает этих существ, она видела их! Вот почему она назвала ту пони демикорном! Эти существа были тогда, когда встретились пять первых элементов гармонии! Во имя магии, это же просто удивительно. — Единорожка металась по библиотеке, вытаскивая с полок книгу за книгой, но каждый раз они оказывались не тем, что ей было нужно. — Это должно быть всё связано... Появление той странной пони из Северных Гор, сильная чародейка и видения, соединяющие нас с Древними Элементами. Возможно, именно Диксди может оказаться той самой необходимой нам сейчас помощью!

 — Или она может оказаться... — Пегаска поджала губу и посмотрела в сторону раскинутых книг.

 — Что? — Твайлайт обернулась на затянувшуюся паузу. — Принцесса Луна беспокоилась о ней, сказав мне быть с нею рядом. И при этом сообщила, как плохо отнеслась к ней её сестра. Я не думаю, что это из-за неё. Ты видела её, она была с нами. Ты же не хочешь сказать, что она способна на что-то ужасное? И там, в видении, такие же, как она стояли, защищали принцессу. И если я пойму, почему она так отнеслась к Диксди, мы сможем понять, отчего произошло все остальное.

 — Ты меня окончательно запутала. У меня голова от тебя болеть начинает. — Дэш прижала копытце к виску. — И что хуже, я тебя вообще не понимаю теперь.

 — Я себя тоже не понимаю, поэтому нам помогут книги! В них всегда есть ответы! — Победоносно проговорила Спаркл, вытащив пыльную книгу с глубины полки, где если кто и бывал когда-нибудь, так только пауки и моль. — Пчхи!

Древний фолиант лежал там не один десяток лет, удачно избежав даже ежегодной уборки, спрятавшись за множеством других книг. Украшенный медными уголками и овальной рамкой вокруг рисунка в центре обложки, он с тяжёлым стуком лёг на стол.

 — Но... Это совсем не то. — Разочарованный вздох сорвался с губ единорожки, листающей страницу за страницей. — Тут только о том, как принцессы нашли элементы гармонии, и почти ничего о том, что было до этого.

 — Ох, если ты так хочешь это узнать, напиши принцессе. Ты же её лучшая ученица! — Пегаска сложила из книг башенку, угрожающе качающуюся от каждого движения крыльями. — Я просто хотела поговорить, а ты превратила это в... поиски книги! Скучные поиски скучных книг! Что может быть более скучным?!

 — А это отличная идея!! Я напишу всё, что видела ты и я, и Пинки Пай, и другие... — В глазах Твайлайт горела решимость. — Она много всего знает и наверняка ответит.

Лист пергамента с шорохом развернулся, и по его поверхности стало бегать красноватое перо, оставляя за собой строчки. Твайлайт писала о том, что ей довелось увидеть в моменты, когда магия охватывала её. Рассказ Рэйнбоу оказался рядом, дополненный тем, что уже успела рассказать Рэрити и поделиться Флаттершай. Успокоить жёлтую пегасочку было сложнее всего, она искренне переживала за судьбу удивительного оленя, встреченного ею в видениях. Пинки Пай не стоило и просить. После встречи с пугающим пегасом в пещере она говорила без умолку. Лишь Эпплджек не проронила ни слова. Ей не хотелось говорить на эту тему, о чём она честно и прямо заявила Твайлайт утром. Перо замерло на короткий миг, и перед глазами единорожки мелькнул образ охраняющих принцессу существ.

 — Почему же о них ничего нет? — Задумчиво протянула она, макнув кончик пера в чернильницу. — Ни в одной книге, ни в свитке, даже в библиотеке Кристальной, ничего не оказалось... хотя, признаться, я и не искала как следует.

 — О ком? — Пегаска смотрела из-за лилового плеча, проверяя, верно ли записан её рассказ.

 — Демикорны. — Твайлайт продолжила писать. — О них нет упоминания нигде, словно их никогда не было. Спааайк! Мне нужно отослать письмо!

 — В такое время? Твайлайт, ты серьёзно хочешь послать его так поздно? — Зевающий дракончик повис на перилах верхнего этажа, всем видом показывая, как ему не терпится вернуться в уютную кроватку с манящим тёплым одеяльцем.

* * *

Черривайн-Таун, город вишнёвых садов, прекрасной равнины и чудесного вида на море. Город недалеко от порта, славящегося своими уникальными выкрашенными в вишнёвый цвет кораблями, рассылающими по всей Эквестрии знаменитую вишнёвую шипучку и некий напиток покрепче — для тех пони, кто знает толк в отдыхе. Хотя, в основном, тут жили земнопони, Черривайн был популярен и у других жителей Эквестрии, и даже за её пределами. По улице шли зебры в нарядном полупрозрачном одеянии, кончики которого были продеты в золотые кольца и оттого делали их загадочными принцессами далёкой страны. Впрочем, страна была, и правда, далёкой. На другой стороне можно было заметить и более экзотичных гостей города. Высокий жираф медленно вышагивал по улице, бросая длинную тень на дома, отчего казалось, будто у фонарного столба появились ушки с рожками, мордочка и четыре длинных ноги. Эйранде доводилось видеть их издали, но в этот раз — впервые так близко. Из небольшого погреба наружу тащили бочки минотавры. Судя по маркировке, это был первоклассный квас. Хлебный вкус напитка, сытность и тонкая кислинка сухофруктов делали его очень популярным напитком среди любящих выпить от пуза и поесть до отвала жителей лабиринтов. Возле них обеспокоенно бегал владелец погреба, делая предупреждения насчёт безопасности бочек. Впрочем, грузчикам было не до него.

С тех пор, как она тут побывала, многое поменялось. Ратуша обзавелась двумя новыми пристройками. Площадь была полна веселящихся пони, празднующих очередной фестиваль. Кругом висели флажки с нарисованной на них вишенкой.

 — У вас прекрасный цвет гривы, мисс. Не стоит прятать такую красоту в праздник, посвящённый этим чудесным ягодам! — Раздался голос пони сбоку. — С таким цветом вы могли бы стать принцессой праздника!

 — Предпочту ею не быть и насладиться одиночеством. — Буркнула она и поспешила прочь. Изготовивший ключ имел весьма забавный вкус, отпечатав на нём силуэт небольшой таверны. Если бы не письмо с упоминанием вишнёвого эля, она бы не догадалась, что искать нужно именно в славящемся им городке. А если на ключе изображено здание, то, скорее всего, и место, где спрятаны доспехи, находится неподалёку. Главное — не привлекать к себе внимание и вести себя естественно. — Эм... мистер, как там вас, где разливают чарку хорошего вишнёвого эля?

Пони засветился радостью.

 — Мисс знает толк в напитках! Конечно же, в старейшей таверне города! Это чуть-чуть вперёд и налево. Спросите Черри Соду, она там управляющая и охотно встретит ценителей их семейного напитка. — Земнопони ткнул в конец улицы копытом и скрылся в толпе, оставив Эйранду одну.

Пони не обманул. Пройдя немного по улице и свернув в проулок, Эйранда оказалась перед довольно старой, но по-прежнему не потерявшей своё великолепие таверной "Шипучая Вишня". Если боковые пристройки были созданы намного позже, то вход и центральная часть трехэтажного строения отлично передавали дух времён Эквестрии, освобождённой от Хаоса. От опытного взгляда искательницы сокровищ не ускользнули мелкие детальки, рассказывающие историю этого места лучше любого рассказчика или древнего свитка. Построенное много сотен лет назад, здание было и сторожевой башней, и опорным пунктом для гарнизона стражей-жеребцов, потом оно пришло в упадок и возродилось снова спустя некоторое время. Город горел и почти пропадал с лица земли, но потом отстраивался заново, и вместе с этим восстанавливали и здание, расширяя деревянные постройки и подправляя каменное основание. Пони хмыкнула — определённо, это было то самое место. Как бы ни складывалось в мире, были места, способные оставаться на месте и почти не меняться веками. Для этого места таким "якорем" времени оказались лежащие позади города вишнёвые сады. С приходом погодной магии пегасов они стали неиссякаемым источником прекрасных ягод, дарящих изумительный вкус напиткам и блюдам. Вдохнув приятный аромат, чёрная пони приоткрыла дверь и вошла в таверну, оглядываясь по сторонам.

Сменяющие друг друга владельцы меняли интерьер столько раз, что разве что опорные балки и каменные перекрытия остались прежними. И всё-таки, интерьер сохранил атмосферу средневековья и не был таким приторно вылизанным и наигранным, как в других заведениях, встречаемых ею в путешествиях.

 — Добро пожаловать в таверну "Шипучая Вишня"! Только у нас напитки, созданные по рецепту многовековой традиции из лучших ягод вишни в Эквестрии! Ну и многое другое... эмм... мисс? — Насыщенно-вишнёвого цвета пони замерла, поняв, что её совершенно не слушают. — Вы кого-то ищете?

 — О дааа. — На губах чёрной пони расплылась улыбка. Она рассмотрела в глубине стойки бара сияющий серебром и переливающийся медными вставками кофейный аппарат, на котором даже была бронзовая пластинка создателя этих удивительных устройств с точной датой изготовления. Судя по ней, машине была не одна сотня лет, но о ней заботились, и она выглядела почти как новая. — Крепкого, тройного кофе с вишнёвыми листиками и одним размолотым ядрышком вишни... и быстро.

 — Эм... хорошо. — Кобылка смутилась и скрылась за стойкой бара, куда и направилась Эйранда.

К моменту, когда её сумка легла на пол рядом с невысоким, но мягким и прочно приколоченным к полу стулом, аппарат уже шипел и выплёвывал в воздух облачка пара, готовя терпкий, чуть горьковатый напиток с лёгким жгучим оттенком.

 — Помимо напитка, у меня ещё вопрос один есть. Банк, сейф, хранилище... что-то в этом роде? Это же старая таверна, тут могли сохраниться подобные вещи? — Принюхиваясь к аромату, задала вопрос Эйранда.

 — С... спросите об этом управляющую. Я тут недавно и... не знаю, но вы правы, эта таверна самая старая в городе. Говорят, она пережила сам город бесчисленное количество раз, всегда даря приют странникам и отдых путешественникам из дальних стран. — Улыбнулась пони и показала в сторону спускающейся со второго этажа пони. Насыщенно коричневого цвета, управляющая обладала приятной каштановой гривой с красноватыми прядями. На крупе виднелась кьютимарка в виде открытой бутылки с зауженным горлышком и пенящимся фонтанчиком. — Её зовут Черри Сода. Думаю, она сможет ответить на любые вопросы.

Официантка кивнула и придвинула дымящуюся чашку с кофе к Эйранде.

 — Хм. Неплохо, совсем неплохо. — Первый же глоток вызвал удивление у вишнёвогривой, и она перекатывала напиток на языке, пытаясь найти хотя бы малейший изъян в рецепте. От дегустации её отвлёк насмешливый и бархатистый голос позади.

 — Пытаетесь найти недостатки? Пустое дело. Кофе с вишнёвым привкусом, как и все напитки из вишни и с вишней, в этой таверне готовят неизменно уже тысячу лет. Многим рецептам и того больше, а потому мы чтим традиции и никогда бы не предложили посетителям напиток, не достойный этого места. Чего не могу сказать о еде. Хороший повар — это редкость. — Рассмеялась обладательница приятного голоса. Рядом села та, кого назвали управляющей.

 — Вы Черри Сода? — Чашка кофе вернулась на блюдце, и Эйранда уставилась на кобылку рядом. — Мне сказали, что у вас можно узнать много интересного об этом месте.

 — Что угодно, кроме рецептов. Они — семейный секрет и... О, вижу, вас интересуют не они, а то тут бывают некоторые любители не совсем честной конкуренции. Пара единорогов примерно полгода назад даже пыталась вызвать нас на дуэль со своей супермашиной для перегонки эля. Они ещё легко отделались, когда разочарованная толпа стала отрывать от стен бутафорские арбалеты. — Пони рассмеялась снова. — Так что вас интересует?

Тон и манера Черри говорить, слегка сбила с толку Эйранду, отчего она отпила ещё пару глотков восхитительного напитка и задумалась.

 — В таких зданиях, насколько я знаю, останавливались на ночь путники ещё в древние времена. Меня, скажем, интересует одна история про хранилище, или что-то вроде того, к которому подходит такой вот ключик. — На стойку лёг старый ключ, и управляющая внимательно присмотрелась к выбитому на нём силуэту.

 — Хоть кто-то знает ценность древности. — Улыбнулась она, вернув ключ назад. — Да, верно, "Шипучая Вишня" была и дозорной башней, и небольшим бастионом. Когда её разрушили, тут была казарма. Конечно, когда весь городок состоял из одной только таверны, тут было и хранилище, и ночлег. Пожалуй, я знаю, кто может вам ответить точнее. Допивайте напиток, и пойдёмте, я познакомлю вас с легендой города. Удивительно, вы далеко не первая, кто интересуется этими старыми погребами.

 — Правда? И кто же был до меня? — Глоток застрял в горле пони.

 — Хм, дайте-ка подумать. — Черри задумчиво посмотрела на дощатый потолок, цокая копытцем по подбородку. — Две наглые ящерицы, не заплатившие за шикарный эль, но мои ребята выкинули их из заведения, и с тех пор о них ничего не слышно. До них заявлялся один очень странный высокий пони. Он заказал очень дорогую вишнёвую настойку. Пожалуй, самую дорогую из всех, многовековой выдержки, и заплатил безумно много битов.

Эйранда отставила кофе в сторону. Она была не первой, и это заставляло задуматься.

 — И как он выглядел? — Сухо поинтересовалась она, складывая из монеток небольшой столбик на стойке.

 — Ваш знакомый? Бросьте, мы не нищая забегаловка, требующая денег за ответы. — Сода отложила в сторону монеты за кофе и вернула остальные назад. — Он был высоким единорогом, в накидке и в плотном одеянии из полосок ткани и ремней. Такой тёмной, почти чёрной масти, с гривой цвета клубящегося дыма. Он был весьма щедр и заигрывал с моими официантками почти всю неделю, а потом поинтересовался тем же, что и вы. Купил настойку и, заплатив за номер наверху вперёд за полгода, пропал. А ещё у него были странные лучистые глаза, словно застывшая вспышка весенней молнии.

 — Нет, незнакомый. — Эйранда сжала губы.

 — Жаль. — Управляющая развела копытцами в сторону. — Будь это так, я бы могла предложить его номер. Он всё равно оплачен и пустует, вы могли бы переночевать там.

 — Я бы хотела встретиться с тем, кто смог бы рассказать о ключе и старых погребах. Если это возможно, то сегодня — Чёрная пони уставилась на управляющую, и у той замер ответ на губах.

 — Ах... да, конечно. Идемте, это наверху. — Кивнула она, стараясь не думать о странном блеске под чёлкой посетительницы.

Деревянная дверь в комнату раскрылась, и Черри Сода пропустила Эйранду вперёд. Уютный кабинет был уставлен полками с книгами, свитками и небольшими кубками, из которых некогда рыцари пили терпкие веселящие напитки. За дубовым столом в прочном кресле сидел немолодой пони, в глазах которого виднелся возраст куда больший, чем был у тела.

 — Мистер Шэйкен Брю? К вам посетительница, её интересует... пожалуй, я вас оставлю наедине. — Сода заметила блеск в глазах старика и, кивнув, покинула комнату, прикрыв за собой дверь.

 — Искательница приключений и сокровищ? Не пытайтесь отнекиваться, леди. Черри знает, кого приводить и после каких именно вопросов, а мне достаточно лет, чтобы с порога понять, очередная ли любительница сказок или та, кто посвятила жизнь поиску древних драгоценностей. Ну что, я прав? Тоже интересуетесь погребами этого места? — Пони сел удобнее и сложил перед собой копыта. Седая грива свисала неровными прядями, а потёртости на висках и над ушами выдавали часто носимый на голове рыцарский шлем. Плечи пони покрывали шрамы, но вовсе не от падения с лестницы или таскания строительных материалов. Такие следы оставляли лезвия, и живой глаз Эйранды сузился.

Подойдя ближе, она положила на стол ключ, молчаливо выжидая, пока старик наклонится вперёд и рассмотрит вещицу со всех сторон. — И что? Я вижу ключ, на нём моя таверна, какой она была изображена на фресках тысячелетней давности. Не знаю, где вы нашли его, но он не имеет никакого толку, как и всё, что с ним может быть связано.

 — Замок, к которому бы он подошёл. Я ищу его. — Сухо отрезала Эйранда, уже готовясь открыть свой механический глаз, но старик рассмеялся, чуть закашлявшись.

 — Его нет, любопытная кобылка. — Брю откинулся на спинку кресла и взглянул на гостью из-под седой пряди. — Садись и послушай историю, которую я уже рассказал одному удивительному гостю. Надеюсь, она понравится тебе не меньше, чем ему.

Эйранда заинтересованно дёрнула ушком. Старый пони улыбнулся её реакции и продолжил:

— Это было примерно сотен шесть лет назад, когда мои предки нашли эту таверну и чудесные сады, восстановили пришедший в упадок город и стали заботиться о вишнях. — Начал издалека пони, едва Эйранда устроилась на пуфике набитом сеном. — Они заключили договор с пегасами, обустроили расположенный рядом порт, отбив его у пиратов. Чуть меньше чем за триста лет город расцвёл, как распускаются бутоны вишни. Но потом случился «бунт» знати. Та самая битва, когда посчитавшие себя достаточно умными маги родовых стойл единорогов отказались отчитываться о найденных заклинаниях перед принцессой. Что ж, город сгорел, и нам пришлось строить его снова...

 — А ближе к делу можно? Погреба завалило? Что случилось? — Эйранда нетерпеливо цокала копытцем по полу, но пони, казалось, не обращал на это ровно никакого внимания.

 — Когда разбирали завалы и тушили таверну, пережившую сильнейший урон за всё время, оказалось, что часть бунтарей скрылась через подземный ход за пределы города. В тех самых погребах, которые вас так интересуют. О, что только мы не нашли там, но прежде всего, это были замечательные доспехи, которые мне подарил отец, решив, что они будут мне в пору. Хах... они были как влитые на мне, хотя немного в плечах жали. — Брю улыбнулся, заметив, как замерла гостья. В ее неприкрытом гривой глазе виднелось удивление. — Вас же интересуют именно они? Как и того жеребца... удивительные доспехи с узором внутри, дарующие владельцу силу магии и долголетие. Хотя, я не единорог, но они, и правда, изрядно продлили мою жизнь. К сожалению, я их вам не отдам, потому что их у меня больше нет. Тот гость заплатил мне за них столько, что хватит еще на пару столетий для всех моих жеребят. Они будут управлять этим местом после меня, и даже их далёким потомкам хватит, чтобы поддержать город в трудные времена. Вижу, что разочаровал вас... но это вся история. Погреба открыты, этот ключ теперь — просто кусочек металла, но если интересно, Черри Сода покажет вам место, где их нашли.

 — Нет, этого достаточно. Видимо, я зря потратила время, и не только своё. — В голосе пони скользнули расстроенные нотки.

 — Не огорчайтесь. Мир полон удивительных тайн, но это вы знаете и без меня. — Пони добродушно улыбнулся. — Выпейте нашего эля, расслабитесь в таверне и отдохните. Этот город ещё два дня будет праздновать ежегодный праздник вишнёвых напитков. А ещё тот единорог попросил кое-что передать прекрасной кобылке с вишнёвой гривой и механическим глазом...

Эйранда развернулась в прыжке, чуть смяв на полу ковёр и подставив защищённый сумкой бок от возможной арбалетной стрелы. Однако пони сидел в той же позе, только на столе блестела монетка. Толще бита, с неровными краями и потёртая. На обращённой в потолок стороне отчётливо угадывался силуэт драконикуса, в мордашку которого впечатался кремовый торт.

 — Что это значит? — В голосе пони прорезалась угроза, и в механическом глазе скользнули первые чёрточки пробивающегося наружу света.

 — Я не знаю. Он попросил передать это, и всё. — Седой пони вздохнул и подвинул монету от себя к краю стола. — Я выполняю просьбу того, кто помог избавиться от этих доспехов и прогнал кошмары. Я просто старик, не больше и не меньше.

 — Последний вопрос... откуда у вас эти шрамы? — Эйранда медленно забрала монетку и кивнула в сторону плеча пони, где виднелась длинная светлая полоса, заканчивающаяся на груди.

 — Через год, как мне достались эти доспехи, в город пришла дюжина чёрных единорогов. — Сухо и без улыбки проговорил пони. В глазах скользнул жёсткий блеск стали. — Они искали что-то, принадлежащее армии Сомбры, но встретили отпор от стражи порта и жителей города. Хотя город и полыхал, никто не собирался бросать свои дома. Все они оказались сильными магами, но потерпели поражение. Быть может, если бы не подарок моего отца, меня бы тут не было. Секира застряла в них, а осколки каменной кладки оставили лишь глубокие царапины, пробив металл в нескольких местах. После этого и до недавнего времени я носил их не снимая. Однако все пони думают, что я получил эти раны, упав с лестницы...

Брю расхохотался и цокнул по столу копытом, показывая, что разговор закончен.

 — Уже уходите? Не желаете переночевать? У нас отличные номера на любой вкус и финансовые возможности. — Вишнёвая пони встретилась Эйранде, когда та медленно спускалась по лестнице.

 — Нет. Хотя... Я бы хотела посмотреть погреба. Мне сказали, что они поражают своей древностью и когда-то хранили в себе немало ценных вещей. — Буркнула чёрная пони.

 — Экскурсия два бита! Вот... — В копытца искательницы приключений был всунут небольшой буклетик. — Хотя сейчас не время, но я могу провести её специально для вас, раз вы поладили со старым Брю и вас не выкинули с лестницы.

 — Что? — Сказанное совсем не сочеталось с улыбкой на мордочке пони-официантки.

 — Старый Брю очень суровый, мало кто из приходящих к нему не поссорился с ним. Говорят, он лично застал времена, о которых разве что в свитках пишут. Думаю, это просто их семейная традиция — передавать легенды и даже верить в них. — Вишнёвая пони рассмеялась. — Но его рассказы придают этому месту сказочный вид. А гостям они нравятся, и они приходят снова и снова, так что мы не знаем недостатка в посетителях и битах.

 — Он же был ранен в битве? — Осторожно спросила Эйранда, когда её провожатая остановилась возле прочной двери в погреб.

 — Что? Ох, он вам тоже наплёл эту историю про таинственных единорогов и летающие секиры? Не верьте всему, что он понарассказал. Ещё немного, и он будет плести истории о драконе, что спал под таверной, из-за чего и случился пожар. — Покачала головой вишнёвая пони. — Хотя с такими историями город, и правда, кажется волшебным.

 — Порой не все истории — выдумки. — Мрачно заметила Эйранда, спускаясь в погреб и понимая, что тут действительно не осталось ничего, что могло бы навести её на след. Подземный ярус был похож на подвал замка, где ей довелось побывать в ловушке. Разве что этот был чище. Колонны обрели дополнительные подпорки, а в боковых нишах до самого потолка виднелись круглые основания бочек. Пьянящий аромат напитков и настоек был осязаемым, отчего, высунув язык, можно было ощутить его вкус. Пони привела Эйранду к стальной раскрытой двери со сломанным замком. Перегороженная ленточкой, она была снабжена табличкой с кратким текстом о том, как тут были найдены сокровища и удивительные предметы старины, позволившие городу оправиться от пожара в семьсот тридцать пятом году.

Среди написанных столбиком имён нашедших клад жителей города оказалось одно, приковавшее внимание Эйранды Конис.

 — Грэсс Тамблвид... Кем он был? — Спросила она, ткнув копытцем в имя.

 — А? Хм... — Пони нахмурилась и открыла буклетик. — Тут говорится, он потомок кристального пони, что жил в этом городе некоторое время. Но, пожалуй, большего вам никто не скажет. Он был скитальцем и покинул город, едва его отстроили.

 — На чай и за экскурсию. — Эйранда кинула пони четыре монетки и небольшой самоцвет.

 — Стойте, этого даже... — Пони подняла с пола выпавший из копыт камень, но гостьи уже не было в погребе. — Много... Ну и ладно. Не каждый день такие чаевые.

Пожав плечами, она зацокала к выходу.

 — Он был в этом городе... там везде ощущались следы его силы. — Прошептал амулет на груди Эйранды, едва они покинули заведение. — Он играет с тобой. Не сказал ни слова, что уже был тут. Тебе стоит быть осторожнее.

 — Я в курсе, бесполезный глазастый камешек. Он на десяток шагов впереди, словно его это забавляет. — Пони топнула по мостовой копытом, напугав проходящего мимо жеребёнка. Тот пискнул и выпустил ниточки шариков, плавно полетевших в сторону городской ратуши.

 — Прекрасно... тогда я буду молчать, раз мои замечания бесполезны. — Амулет обиженно замолчал.

 — Это меня ужасно расстроит, правда, командор несомненность. — Пони фыркнула и огляделась по сторонам. В толпе мелькнули две долговязые фигуры в накидках грязного цвета, способных слиться с пустынным пейзажем, но выделяющихся на фоне пёстрой толпы, как камни в цветочной клумбе. — А вот это уже интереснее.

Фигуры в накидках оглядывались по сторонам и, будто заметив искомое, прижались к земле. Перейдя с шага на бег, они скрылись в боковой улочке, сбив с копыт пони рядом с повозкой, полной салата. Тот прокричал им вдогонку несколько вычурных портовых проклятий, но, плюнув, впрягся в телегу и потащил её дальше.

 — Они в городе. — Раздался голос в голове.

 — Кто-то угрожал молчать. — Хмыкнула Эйранда. — Но ты прав... что им тут делать? Это довольно далеко от их места обитания.

 — Время задавать вопросы? — Голос приобрёл едкий оттенок, и одновременно с этим амулет замерцал на её груди ярче.

 — О, да... и я надеюсь, что ответы будут правдивые. — Чёрная пони нехорошо улыбнулась и направилась в тот же проулок.

* * *

Единорог амиантовой масти сидел напротив. За все время пути до Кристальной Империи он не проронил ни слова, будто его мысли были заняты чем-то другим. Впрочем, Мосси Бранч не сильно горела желанием разговорить своего спутника, особенно после того, как было принято решение разделиться с остальными. От Клаудии, и уж тем более, от Паунда тут было куда меньше толку, а потому они отправились на встречу с Глоу. Письмо с планами отправилось к Тенаксу, и он точно будет знать, что делать в случае необходимости. В свою очередь, это могло гарантировать помощь от стражи Шайнинг Армора, но на всякий случай...

 — Мы сможем добраться до башни быстрее и проще, пользуясь подземным ходом. — Наконец её спутник заговорил, выложив на столик небольшой план. — Точнее, ходами. Часть из них — просто шахты, в них добывали кристаллы для фундамента домов. Часть — постройки более древние, и, полагаю, у них своя тайна. Если повезёт, по ним можно добраться до самого основания башни.

 — Как долго? — Мосси Бранч смотрела на единорога, прищурив глаза и сложив перед собой копытца. В глазах цвета свежей мяты читался интерес.

 — Как долго что? — Спарк хмуро уставился на управляющую Магической Школой.

 — Как долго удавалось скрываться от Гвардии, обладая знаниями аэтаслибрума? — Она придвинула к себе чашку остывшего чая, в котором чаинки покачивались в такт движения поезда.

 — Ах, это... чуть больше полутора лет с тех пор, как мне удалось его найти. — Единорог расслабился и вздохнул с облегчением. — Замок его бывшего владельца находился в не самом приятном месте, и климат там так же отвратителен, как и обитатели.

 — И что же так задержало на обратном пути? — Единорожка провела по деревянной раме кончиком рога, и на её поверхности появилась ветка с цветками. Бутоны быстро отцвели, и на их месте появились яблочки. Одно из них, сорвавшись, подкатилось к единорогу, и тот благодарно кивнул.

 — Изучение. Я уже был в курсе определённых опасностей, связанных с этими книгами, а потому пришлось задержаться в бывших владениях Маллеату до... получения сносных результатов. — Яблоко хрустнуло на зубах единорога, и тот облизнулся. Рассказывать о том, как он оказался в ловушке и питался бледными грибами с сухими и колючими листиками плюща ему не хотелось. — Неплохо. Не сказал бы, что оно выращено магией. Полагаю, вам досталась книга, связанная с деревьями?

 — Аэтаслибрум леса. Я была жеребёнком. — Мосси Бранч катала яблоко по столу, не решаясь его надкусить. — Не слишком интересная история, чтобы её рассказывать.

 — Оу, тогда понимаю, откуда такие идеально отточенные движения и баланс магии. И все же мне нужно рассказать кое-что о том, для чего мы едем к этой башне. — Спарк стал серьёзнее. — По всей Эквестрии было построено ещё пять таких строений, однако два из них были построены на месте более древних сооружений. Нижние этажи этой башни находятся крайне близко к подобным ходам, и есть все основания предполагать, что там же находится нечто, принадлежащее магу Маллеату.

 — Тому, кем он был, прежде чем... — Начала было Мосси, но единорог закончил за неё.

 — Прежде чем он стал тем, кем стал, да. Это невероятно, но именно так и обстоит дело. Я не нашёл ничего в руинах замка, он был практически уничтожен во время Хаоса. Все посвящённые знают, что он покинул свой замок, оставив мощнейшие заклинания на случай вторжения. От них не осталось и следа. — Спарк вздохнул снова. — Всё ценное, что можно было утащить, было вынесено жадными грифонами и не менее алчными минотаврами, кроме книги. По счастью, тайник был виден лишь для единорогов и... для определённых из них.

Единорожка едва не высказала свою догадку, когда губ коснулся телекинез, и единорог напротив неё медленно кивнул.

 — Именно. — Продолжил он. — Более того, он сам был таким, в отличие от остальных магов, связавших себя с другими расами посредством книги.

 — Так значит, вот почему вы хотите добраться до башни. И что же может храниться за этой дверью? — Единорожка устроилась удобнее.

 — Не знаю. Чем бы оно ни было, оно связано с созданием Круга Гармонии и, вполне возможно, окажет посильную помощь в противостоянии с той загадочной чародейкой, напавшей на Круг Листа возле Гринлифа. — Спарк улыбнулся и сложил карту Кристальной в трубочку. — Если же нет, то дверь будет запечатана так, чтобы никто уже не сможет её открыть.

Мосси Бранч покачала головой. Всё получалось очень просто, и именно поэтому она опасалась неудачи. Орден отправил своих единорогов сразу, как Империя появилась, и шанс оказаться в их поле зрения, да еще и в меньшинстве, её совсем не радовал. К тому же, Айрон вызывал у неё странное ощущение отстранённости, будто бы ему было частично всё равно, что случится или будет, а потому полагаться на него целиком она не могла.

 — Смотри не привлеки к себе внимания. У ордена есть некий предмет, магическая сфера, тонко улавливающая любое отклонение в магии. Как минимум их три, и одна точно находится в Кантерлоте. — Сухо заметила Мосси.

 — Никакой магии до тех пор, пока не попадём на нижние этажи башни. — Улыбка единорога стала ещё шире. — А внутри не придётся уже ничего делать. Если всё будет сделано верно, хранилище откроется перед нами само.

 — Как в сказке про пони и сорок драконов? — Бранч рассмеялась, вспомнив старинную историю о пони, открывшем вход в пещеру, полную золота, сказав нужное слово.

 — Что-то вроде, только без драконов. — Кивнул Айрон Спарк. — Скоро будем на месте. Предлагаю слегка вздремнуть. И да, что бы ни говорили о нас, со мной вы в безопасности, мисс Бранч.

 — Очень на это надеюсь, так как мне многое довелось услышать. — Парировала единорожка и потянулась.