Автор рисунка: MurDareik
Глава 29. Без магии Глава 31. Доверие

Глава 30. День девятый

Саммер Рэйн спал плохо и даже объятия любимой девушки не могли избавить от кошмаров, преследовавших его каждую ночь. Он стал хуже себя чувствовать, находясь в состоянии стресса от недосыпания. Даже сегодня, не смотря на праздник и приподнятое настроение, очередной сон принёс ему порцию очередного не самого приятного сновидения. Но ужасы сна закончились, даже не успев начаться – он проснулся. Всё его тело изливалось слабостью от долго нахождения в неподвижном состоянии. Эти ощущения были ему знакомы: он испытывал нечто-то подобное когда его и других участников Битвы бесцеремонно разбудили во время первого сезона соревнований. Как он не старался узнать, что же всё-таки произошло тогда, но Эклипс всё отнекивалась и не выдала никакой интересной информации. Для Рэйна так и осталось загадкой, что именно произошло в тот день и почему соревнования были прерваны.

Вокруг стояла мёртвая тишина, которую изредка нарушало странное гудение, но затем моментально затихало. Подняв тяжёлые веки и прислонив копыто к голове он, оглядевшись, понял, что находится на кровати искусственного сна, на которую лёг четыре дня назад. Или не четыре.

«Что происходит?» — единственная мысль вилась в его больной голове.

Встав на ноги, Рэйн размялся, приводя в тонус затёкшие мышцы, и решил осмотреть других участников Битв, которые продолжали всё так же беззаботно спать на своих ложах. Никто их них не шевелился, что наводило мысли о том, что Рэйн единственный, кто очнулся ото сна. Подойдя к соседней кровати, он с замиранием сердца приблизился к Эклипс, которая была аккуратно присоединена к оборудованию. Дыхание её было ровным и жеребец облегчённо вздохнул. Он попытался её чуть потолкать, но реакция была ожидаемой.

«Что ж, видимо я единственный, кто очнулся. Но почему? Сбой оборудования? В таком случае мне надо найти администраторов».

Найти выход в подземный коридор между залом с участниками и дворцом не составило особого труда для Рэйна, к тому же этот проход был единственным. Блуждая, он невероятным образом вышел к двери, за которой услышал голоса. Сначала он решил подождать пока оттуда кто-нибудь выйдет, но, невольно прислушавшись, Рэйн подумал, а стоит ли?

 — Вы уверены, что нам стоит идти на такой риск? Если участники соревнований начнут лишаться магии, это может подвергнуть краху всю операцию. – Этот голос был очень хорошо знаком единорогу. Как же ему не знать голос достопочтеннейшей Луны?

 — Сложно сказать точно, принцесса. — Второй голос принадлежал жеребцу. — Слишком мало времени прошло. Через пару минут я проверю исправность систем.

 — Надеюсь, что всё пройдёт удачно. У нас слишком мало времени. Анкх на месте, кристаллы тоже, и для ритуала осталось только накопить энергии. Но я не могу скрывать такие вещи под носом у Селестии – даже у меня есть предел. Поэтому я хочу, чтобы всё было готово сразу же после окончания Битв, ясно?

 — Конечно принцесса. Но что, если Шэд не выиграет?

 — Это не твоя забота. Мой план зрел достаточно, чтобы предусмотреть все возможные варианты. Даже если кто-нибудь и будет представлять для него угрозу на Битвах, то небольшая манипуляция в системе распределения магической энергии...

 — Я весьма рад, что эта сторона плана не претерпела серьёзных изменений, но у меня есть новость, которая вас не обрадует.

 — Ну что ещё? – послышался тяжёлый вздох принцессы.

 — Агент, которого мы приставили к Роуз, новому архимагу, пропал.

 — Пропал?! – резко отозвалась Луна, но затем её голос стал тише. – Как он мог просто пропасть?

 — Мы не знаем. Однако факт остаётся фактом — его тело так и не было найдено.

 — Отвратительно... И что нам делать, если кто-то через него узнает о нас?

 — К счастью, вероятность этого крайне мала, принцесса. Мы подходим к работе со всей ответственностью — ему был выдан лишь самый минимум информации. Всё что он получит – это внешность агента.

 — Это слабое утешение. Даже из одной только внешности можно узнать очень многое. Вы должны найти его как можно скорее и устранить! Я не хочу, чтобы всё пошло наперекосяк из-за вашей нерасторопности, – хищно закончила Луна.

Рэйн с ужасом отошёл от двери. Здесь творилось что-то ужасное, а именно – заговор, за которым стоит одна из принцесс! Нужно предупредить Селестию. И только он собрался сорваться с места, как вдруг рядом с собой заметил бронзового единорога с оранжевой гривой, который незамедлительно поспешил напасть на него. Ослабленный Рэйн ничего не смог противопоставить магии и грубой силе. Прижатый к стене, он взглянул на того, кто его задержал. Что-то насторожило его в этом пони. Черты его мордочки были более утончёнными, рог чуть длиннее и на конце слегка загибался назад, а с задней части копыт шерсть становилась длиннее, образуя грациозные кисточки. Кьютимарки он различить не смог, так как нападавший был одет в странного вида доспех, отливающий серым. Подобных ему он ещё не видел и это ещё больше заставило занервничать.

 — Кто это у нас тут? – ядовито протянул стражник, а затем крикнул в едва прикрытую дверь. – У нас нарушитель!

Из комнаты вышли принцесса и её собеседник, который был весьма похож на того пони, который удерживал его магией, только тот был белым и его каштановая грива была аккуратно заплетена в хвост. Оба этих незнакомца казались выше среднестатистического пони.

 — Ты ещё громче мог орать? Мы здесь находимся тайно! – Луна тут же гневно зашипела на стражника.

 — Простите, принцесса. — Единорог виновато склонил голову и продолжил в полголоса. – Просто я встретил этого пони в охраняемом секторе.

Принцесса переключила своё внимание с провинившегося стражника и недовольно взглянула на Рэйна, который был прижат к стене магией.

 — Система не выдерживает... Это очень плохо, ведь тогда может сбиться график. Коув, — вдруг она обратилась к стоящему рядом единорогу, – немедленно проверь состояние других участников, он может быть не один.

 — Слушаюсь. – Собеседник безропотно повиновался приказу и ушёл в зал с участниками. Стражник ехидно поглядывал на Рэйна, а тот лишь непонимающе смотрел на принцессу, которая задумалась о чём-то своём, ожидая возвращения Коува. Наконец, нервы синего единорога не выдержали.

 — Что вы задумали?! — возмущённо крикнул Рэйн, но ему не спешили отвечать. – Если я исчезну, другие заподозрят неладное и рано или поздно узнают, что произошло.

 — Не переживай, мы найдём тебе замену. – Луна дружелюбно улыбнулась. Хотя, это было больше похоже на злобную ухмылку. Ещё никогда он не видел свою правительницу, которая была для него эталоном могущества, в таком низком амплуа.

Спустя минуту, белый единорог вернулся и доложил:

 — Остальные в порядке принцесса. Похоже, с его кроватью случились какие-то неполадки, и повреждённое оборудование прекратило свою работу в момент оттока энергии.

 — Только этого нам не хватало, – раздражённо произнесла Луна. – Мы можем решить эту проблему?

 — Конечно, но придётся снизить напряжение на других участках пути, ведь система взаимосвязана, поэтому если резко перегрузить другие каналы, то вероятность пробуждения других участников заметно возрастёт.

 — О, то есть мы ещё уменьшим откачку энергии? – обреченным голосом спросила Луна. – На сколько?

 — Примерно, на двести процентов... – Эти слова были произнесены единорогом с опаской, так как он не мог предположить, как отреагирует принцесса.

 — Это очень плохо. Если энергии не будет хватать, то ритуал пройдёт с осложнениями. Но если восстановить предыдущее значение потребления, то... – Луна, задумавшись, начала возвращаться в кабинет.

 — Подождите, принцесса! А что делать с ним?

Луна взглянула на Рэйна в пол оборота.

 — А, с ним... Я кое-что придумала, но для начала... избавьтесь от него, – обратилась она к бронзовому единорогу.

 — С удовольствием.

Рог стражника вспыхнул, и синяя молния ударила в Рэйна, который не успел даже закричать.

* * *

Я резко подскочила, едва не свалившись с кровати. Меня покрывал холодный пот, а дыхание было сбивчивым и частым, словно я пробежала марафон. Снова кошмар... да ещё какой! Мне снилось, как я убивала своих друзей и знакомых без намёка на жалость. Они бежали на меня в попытках остановить, но одного взмаха копыта хватало, чтобы они падали замертво. Уже сложно вспомнить, что я испытывала при этом, но, по-моему, это было жутким сочетанием удовольствия и страха. Кошмар видимо посчитал, что этого было недостаточно, и окончился моей исключительно жестокой смертью, о которой я постараюсь забыть как можно скорее.

«Сколько можно уже?» — с раздражением подумала я, приводя себя в порядок и постепенно успокаиваясь. – «Не хочу никого ругать, но Луна просто отвратительно справляется со своей работой. Зачем надо было возвращать нам сны, если они такие, что лучше бы их не было?»

Ладно, кошмары кошмарами, а утро уже настало, и пора было готовиться к девятому дню. Оглядевшись, я поняла, что проснулась в той же спальне кланового дома, где и легла спать, и это было странно. Предыдущие нечётные дни начинались на поле боя, ещё с момента пробуждения. Надо поговорить с Шэдом, может он знает, что нас ждёт.

Спрыгнув с кровати, я с радостью отметила своё прекрасное самочувствие — никакого похмелья! Счастье-то какое, ведь в противном случае большая часть нашего клана была бы не в состоянии участвовать сегодня...

Перед выходом из комнаты я, всё ещё не теряя надежды, решила взглянуть на свой камень энергии. Увидев его, я чуть не завизжала от радости — он снова стал красным и светился изнутри! Не в силах удержать эту радостную новость в себе, я выбежала из комнаты и вприпрыжку поскакала по лестнице вниз, мыча какую-то весёленькую мелодию.

 — Шэд-Шэд-Шэд-Шэд! — возбуждённо закричала я, выскочив на первый этаж. — Шэд, ты где?! Я снова стала полезной!

Однако, пройдясь по первому этажу, я застыла в недоумении. Шэда нигде не было, спящих в бессознательном состоянии Драконов — тоже. Кресло-кровать, на котором спал лидер Драконов, стояло сложенным где-то в углу. Даже намёка на бардак или вчерашние посиделки не осталось! Какие-то нехорошие предчувствия начали одолевать меня, и я заорала что есть мочи.

 — РЭЙН! КРИМЗОН! ЭКЛИПС! КТО-НИБУДЬ, ОТЗОВИТЕСЬ!

Несколько секунд стояла полная тишина, а затем послышался скрип половиц на втором этаже. Сначала в одном месте, затем во втором, в третьем... Вскоре у меня появилось ощущение, словно к лестнице двигался целый табун. Со смешанным чувством любопытства и радости, я посмотрела на лестницу и увидела там весь клан Драконов с Шэдом во главе. По их лицам можно было понять, что они только что проснулись.

 — Ох, Санрайз, покричать ты мастерица, — вздохнул Шэд. — Всех разом разбудить — это надо постараться.

 — Простите... — я виновато опустила голову.

 — Ничего страшного. Лично я был не против наконец избавиться от кошмаров. Пусть и таким грубым способом. — Он улыбнулся, когда я удивлённо посмотрела на него. И не только я, но и все другие Драконы, стоящие у него за спиной.

 — Тебе тоже постоянно снятся кошмары? — спросила у него Шэдоу Дэнс.

 — Что значит «тоже»? — недоумённо ответил он вопросом на вопрос.

 — Погодите. Мне тоже они снятся. То есть уже троим... Ну-ка, Драконы, поднимите копыто вверх те, кого в последнее время мучают кошмары.

Это было удивительно, но все без исключения подняли копыто.

 — И у всех это началось после начала соревнований?

Драконы кивнули, а я задумалась.

«Интересно. Очень интересно. После первой ночи Фролл сказал, что это остаточный эффект тёмной магии, однако его лечения хватило на сутки. Кошмары возобновились и это уже явно не простое совпадение. Что ж, если проблема во снах, то к кому обращаться, как не к Луне?»

 — Итак, что нам делать с этой ситуацией? — спросила Эклипс, поглядывая то на меня, то на Шэда, то на Рэйна, к которому она пыталась прижаться, но тот каждый раз немного отстранялся.

 — Поговорить с Принцессой Луной, конечно же! — сказала я. — Она то уж должна знать, в чём дело.
Шэд посмотрел на часы в меню камня и сказал:

 — Предложение дельное, спору нет, но всё же настаиваю немного посидеть в клановом доме. — Поймав несколько вопросительных взглядов, он был вынужден пояснить. — Видите ли, нестандартный день уже начался, но никто не спешит объяснять нам правила или давать инструкции. Поэтому логично предположить, что возможно нам всё расскажут во время выпуска новостей, который начнётся через несколько минут. Поэтому прошу всех сесть за стол.

На последней фразе он сделал пригласительный жест к столу, за который, благодаря его внушительным размерам, мог легко уместится весь клан.

Драконы без лишних вопросов послушались его и начали оживлённо переговариваться друг с другом, но для меня это был лишь белый шум — я была погружена в раздумья. Вся эта ситуация с кошмарами... ведь уже такое было, я помню! Ещё когда я с сёстрами обучалась основам у Селестии, я попала в интересную ситуацию...

* * *

Около пяти месяцев назад.

Я медленно пробиралась по замку, усердно пытаясь вспомнить, где же здесь находится кухня или уборная. Я провела в нём немало дней, но по-прежнему не могла выучить, где что находится — таким большим он был. И теперь, из-за дурацкого кошмара, приходилось бродить по пустым коридорам во тьме, словно призрак.

Кошмары... давно их уже не было. Когда я с сёстрами только попала в этот мир, они мучали меня почти каждую ночь. В них мой родной мир разрывало на части от магии хаоса, элементы гармонии, с которыми я успела подружиться, погибали у меня на глазах, я смотрела на мордочки своих сестёр, которые выражали лишь осознание безнадёжности попыток сопротивляться происходящему...

Меня передёрнуло от неприятных ощущений — я помнила всё это, словно вчера. И как бы я ни старалась оставить прошлое, кошмары заботливо мне его напоминали. Постепенно они всё же отступили, и вот опять.

В поисках места, где можно попить воды, меня занесло... куда-то. В темноте было сложно понять, где я сейчас нахожусь, а по приказу Селестии все свечи ночью гасили — она таким образом проявляла уважение к своей сестре, когда та заступала в ночной дозор. Идя по коридору, я вдруг услышала чьи-то голоса. Хвала Селестии — ну хоть они мне подскажут верную дорогу. Приблизившись к двери, я поняла по тону голосов, что там кто-то ссорится. Любопытство охватило меня, и я осторожно подкралась к двери сбоку, прижавшись к стене на всякий случай. Однако только я собралась подслушать, о чём там идёт речь, как ссора видимо подошла к концу, и дверь резко распахнулась. Линия света пробежала по полу прямо передо мной, однако я по-прежнему находилась в тени и оставалась незаметной для Принцессы Луны, которая стояла в дверном проёме, хмурясь и сердито сопя. Постояв так секунду, она быстрым шагом пошла по коридору, удаляясь от меня.

 — Луна, пойми же — единожды поддавшийся тьме, подвержен ей всегда! — раздался крик из комнаты, явно принадлежащий Селестии. — Войди в моё положение!

Однако Луна не слушала и уже скрылась во тьме ночи, которая захватила сквозь витражи дворцов все внутренние помещения. Я же с большим сомнением смотрела на открытую дверь, не зная, что мне делать. С одной стороны, это не моё дело и лучше бы мне вернуться в свою тёплую постель и забыть об услышанном. Но с другой стороны, это злосчастное любопытство буквально разрывало меня изнутри, и я не могла не пойти у него на поводу. Поэтому, немного помявшись у входа, я шагнула вовнутрь и оказалась в личной комнате принцессы солнца. Та стояла спиной ко мне, но, только заслышав тихий цокот копыт, повернула голову. На её мордочке отчётливо читалась грусть.

 — Санрайз, здравствуй, – сказала она, улыбнувшись, но в её глазах всё так же виднелась печаль. – Ты что-то хотела этой поздней ночью?

 — Ну... На самом деле я немного заплутала, когда пыталась найти кухню. Услышала крики, а затем увидела удаляющуюся принцессу Луну, которая вышла из вашей комнаты. Простите, если лезу не в своё дело, но мне стало любопытно, всё ли у вас в порядке.

После моих последних слов Селестия взглянула на меня с лёгким подозрением.

 — Ты слышала, о чём я говорила с Луной? – серьёзно спросила меня Селестия.

Благо, совесть моя была чиста и я уверенно ответила:

 — Нет. Только последнюю фразу про тьму, но я не поняла её смысла.

Принцесса осторожно закрыла магией дверь за мной, а затем подошла к горящему камину и спокойно легла на большую подушку. Я стояла так около минуты, ожидая, пока принцесса хоть как то отреагирует на моё присутствие. Но, похоже, она была сильно погружена в свои раздумья.

 — О, прости. – Она вдруг дёрнулась и обратилась ко мне. – Иногда я бываю неимоверно рассеянной. Подойди поближе.

Я ответила на просьбу белого аликорна и встала рядом с ней как вкопанная, не решаясь шевельнуться. Жар камина был так нежен, что мне уже не нужна была никакая вода: я запросто могла заснуть прямо здесь. Селестия любезно предоставила место рядом с собой, о чём свидетельствовала новая, голубоватая подушка прямо под моими ногами, ещё мгновенье назад мирно покоившаяся на соседнем диване. Я, недолго думая, плюхнулась на неё, едва не задев принцессу.

 — Простите. – Мгновенно вырвалось у меня, но аликорн лишь с улыбкой покачала головой.

 — Ничего страшного, – отозвалась она, а затем вновь замолчала, задумавшись о чём-то.

И хотя мне было неприятно отрывать её от раздумий, я всё же решила завести разговор, чтобы не чувствовать нарастающей неловкости.

 — Простите за любопытство, но что между вами и Луной произошло? Я думала, вы ладите друг с другом.

 — Ладили, – ответила она, задумчиво глядя в пламя камина. – После заточения моя сестра стала другой и я ничего не могу поделать с этим. Её тысячелетние изгнание было не более чем отсрочкой проблемы...

 — То есть вы хотите сказать, что она вновь станет злой?

 — Я очень не хотела бы этого...

Повисла тишина, прерываемая треском дров в камине. Искры пламени, пытающиеся выскочить из-за ограды, натыкались на защитную магическую плёнку, которая сохраняла убранство королевских палат. Я же молча ожидала продолжения и оно наступило.

 — После её возвращения всё было хорошо, но в последнее время меня стало настораживать её поведение. Слышу от неё неприятные речи о том, что якобы прошла тысяча лет, а её помнят лишь как Найтмер Мун. О том, что все привыкли видеть меня правительницей, а её ни во что не ставят. Это, конечно, всё глупости, ведь как они могут не любить ту, кто несёт блеск тысячи звёзд и серебряный свет луны. Но, похоже, она не считает этого достаточным.

 — Что? Ведь она и так соправительница Эквестрии. Что ещё нужно для счастья? – заинтересованно спросила я.

 — Как бы это ни было забавно, но быть в тени её больше не устраивает. Она хочет себе отдельное царство, как у Кейденс. Где «Я смогу править так, как я хочу», – пытаясь подражать голосу своей сестры, произнесла Селестия. — Нет, я не говорю, что я против этого – разделить Эквестрию на две небольшие части было бы удобней в плане ведения политики, ведь официально это будет одно государство... Но правда в том, что я боюсь. Боюсь, что зло вновь захватит мою сестру, ведь...

 — ...единожды поддавшийся тьме, подвержен ей всегда, – закончила я за принцессу. — Я понимаю, что Луна не вызывает достаточного доверия, но ведь если вы не дадите ей шанса показать свои способности...

 — Да, ты права. Вскоре я дам возможность Луне проявить себя настоящей правительницей. Она как раз собирается урегулировать некоторые вопросы на юге страны. Я верю, что она справится. Ведь она моя сестра.

 — Я тоже верю, — улыбнулась я.

Мы ещё немного посидели перед камином, наслаждаясь треском дров, а затем Селестия вздохнула.

 — Что ж, Санрайз, с тобой было приятно поговорить в такой неофициальной обстановке, но думаю нам обеим пора спать — завтра нас ждёт учеба: кого-то в роли ученицы, а кого-то в роли учительницы. Тем более, что спокойно поспать у нас скорей всего всё равно не получится...

 — Это почему? — я удивлённо взглянула на Селестию.

 — Причиной твоего пробуждения был кошмар, не так ли?

 — Да... Как вы узнали?

 — Таков дар моей сестры, хотя сама она считает это проклятием. Луна, для того чтобы стать стражем снов, связала себя с тем миром на эмоциональном уровне. Любое её настроение, словно в зеркале, отражается в мире сновидений. Поэтому кошмары у пони возникают не только из-за их собственных переживаний, но и когда у моей сестры преобладают плохие мысли. Чтобы такое происходило редко, Луна заперла свои эмоции на замок, став настолько сдержанной, насколько это возможно. Но порою, когда она не может себя контролировать и сны становятся жуткими ловушками спящего, Луна отправляется в дозор, чтобы привести всё в порядок.

 — Оу... — только и смогла сказать я. Для меня это было самым настоящим откровением.

«Бедная Луна, наверное ей тяжело жить с такой ношей. Не иметь возможности поддаваться эмоциям — мне это даже представить страшно! Ничего удивительного, что иногда она срывается. Надо просто отнестись с пониманием к её положению и...»

Вдруг я поняла, что меня окружает золотистый ореол магии, и я вопросительно взглянула на наставницу.

 — Я понимаю, что тебе есть над чем поразмыслить после нашего разговора, но сон жизненно важен для организма. Моё заклинание позволит тебе заснуть без сновидений, чтобы ты смогла выспаться.

Попытавшись выразить своё недовольство, я ощутила, что меня ужасно клонит спать, а веки закрываются сами собой. Промычав что-то нечленораздельное, я уронила голову на плечо Селестии и тут же заснула.

* * *

 — ...Ну а потом это чудище утащило меня в свою мрачную пещеру и кошмар на этом, к счастью, закончился, — закончила пересказывать Винди свой сон и посмотрела налево от себя. — Кримзон?

 — М-м-м, а мне приснилась кровавая луна... опять, – затаённым голосом ответила единорожка.

 — Опять? У тебя с ней связана какая-то история? — поинтересовалась Шэдоу Дэнс. Кримсон в ответ лишь усмехнулась

 — Ещё какая... Возможно, я даже расскажу её когда-нибудь.

Помимо этого диалога, происходившего рядом со мной, из размышлений меня выбил мощный удар копыта по столу, от которого я подпрыгнула на стуле – настолько неожиданно было это событие. Повертев головой, мне стало ясно, что исполнителем денного действия был никто иной как Рун Лорд, который всем своим видом выражал нетерпение.

 — Так, ну и долго мы ещё будем тут прохлаждаться, слушая эти «интереснейшие» истории? Десять часов уже было, а новостей всё нет! Нам надо идти к администраторам самим! Не удивлюсь, если они про нас вообще забыли.

 — А вот я бы сильно удивился, — вставил Шэд. — Куда вы торопитесь? Может нам решили дать выходной.

 — Выходной!? Не смеши мои копыта! Здесь определённо что-то не так и я не собираюсь сидеть здесь весь день в ожидании. Кто со мной?

Желание табуна – закон, поэтому мы с Шэдом, как единственные, кто остался сидеть за столом, решили, что не стоит прохлаждаться в клановом доме, и отправились вслед за другими Драконами. Когда же мы оказались снаружи, рядом с остальными, то замерли, с удивлением оглядываясь по сторонам. Эти улицы... Они были другие. А этого стадиона ещё вечером не было. Даже дома немного отличались от тех, в которых мы жили.

 — Не может быть! Как мы здесь оказались? Ведь это же...

 — Ага. Это первый город, — закончил за меня Шэд.