S03E05
Глава 31. Доверие Глава 33. Второй финалист

Глава 32. Ошибки прошлого

Скай добродушно улыбалась в ответ на радостные выкрики и неугомонный топот копыт, сотрясавших клановый дом Лис до самого основания. Все были несказанно удивлены и восхищены тем фактом, что клан участников-аутсайдеров в первом же раунде предоставит своего финалиста.

 — Дорогая, мы так рады за тебя! – Свои поздравления тут же поспешила донести непосредственный лидер этого дружного табуна. – Я уверена, что ты сможешь победить своих дальнейших оппонентов, кем бы они ни были.

 — Спасибо, Рэрити, спасибо вам всем! – довольная и радостная Скай так и лучилась радостью, а её улыбка была заразительна. – Я очень ценю ваше отношение ко мне, но право, не стоит меня восхвалять раньше времени. От окончательной победы меня отделяет ещё сражение и оно будет самым серьёзным из всех, что у меня были... Однако это не значит, что мы не можем закатить вечеринку в честь окончания Битв Магов для вас! Вы были замечательным кланом и прекрасными друзьями. Я надеюсь мы ими останемся и после соревнований. А теперь давайте готовиться к празднику!

 — Отличная идея! – подхватила из толпы Баки. – Нам стоит хотя бы в последний раз всем дружно посидеть.

Среди наиболее активных пони начали распределять роли, кто и за чем пойдёт в магазин, кто будет сдвигать столы и готовить помещение к предстоящему веселью. Это всё так раздражало Скай. Сколько труда она вложила в то, чтобы втереться к ним в доверие и получить их поддержку в девятом дне. Все они видели этот потенциал победителя в ней и сделали всё возможное, чтобы Скай вышла в финал. Рэйв напала на Кримзон, Рэрити поддалась во время дуэли – всё это сделано с хирургически точным расчётом на то, что все эти доверчивые пони сами вынесли её на пьедестал победителя Битв Магов. И всё прошло как нельзя лучше. Хотя не совсем — Шэдоу Дэнс чуть было не испортила всю картину, однако Санрайз здесь оказалась как нельзя кстати. Чувством мести так легко манипулировать...

Большинство Лис покинуло клановый дом по распоряжению Рэрити, которая грамотно распределила задания по подготовке праздника. Сама же она с Хромом и Аион остались, чтобы начать приготовления к вечеринке.

 — Эм, Рэр. А что делать мне? – спросила Скай, оглядывая полупустое помещение. Белоснежная единорожка отвлеклась от манипуляции предметов интерьера телекинезом, чтобы посмотреть на наигранный стыд от безделья, который продемонстрировала фиолетовая.

 — Оу, не стоит беспокоиться! Просто сядь и отдохни. Тебе предстоит серьёзное сражение, с которым, я верю, ты без труда справишься.

Лидер Лис невероятно гордилась за своего соклановца, даже не подозревая о том, кому открыла дорогу в финал. Скай улыбнулась — их наивность сделала выход в финал даже слишком простым.

Ехидные размышления Скай прервал грохот позади неё – Аион не совсем удачно переместила стол, от чего тот сначала врезался в стену, а потом завалился на бок. Его ножка сильно покосилась, что крайне отрицательно повлияло на его способность сохранять равновесие. Васильковая единорожка осмотрела непреднамеренный результат своего действия.

 — Я случайно, честно, – виновато сказала Аион, но Рэрити лишь улыбнулась.

 — Всё в порядке, дорогая, не надо волноваться. Я просто уберу стол подальше, а ты сходи наверх и перенеси оттуда новый. Думаю Скай с удовольствием тебе поможет, да?

 — Да, конечно, – заявила последняя и пошла следом за единорожкой, которая уже поспешила отправиться на второй этаж. Однако финалистка не успела застигнуть её на лестнице, а лишь заметила кончик кобальтового хвоста, который моментально скрылся в одном из дверных проёмов. Решив не упускать такого удачного случая, Скай нырнула следом в комнату и прикрыла плотней дверь, чтобы никто лишний не услышал последующего разговора.

Аион пыталась поднять телекинезом одну из прикроватных тумбочек, которую вряд ли можно было бы назвать подходящей заменой обеденным столам снизу. Хотя, видимо даже такой небольшой предмет интерьера был для неё чем-то схожим с пудовой гирей, потому что он никак не хотел двигаться с места. А когда Скай тонко намекнула о своём присутствии громко кашлянув, голубое мерцание магии Аион вокруг тумбочки и вовсе растворилось. Призывательница, бросив это дело, направилась к распахнутому окну.

 — Кто-то слишком сильно нервничает.

 — Это не правда, всё в порядке, – ответив на замечание, Аион продолжила смотреть на игру света, скользящего по черепице стоящего на противоположной стороне улицы дома.

 — Ты врёшь. Ведь тебе становится страшно осознавать, что уже скоро ты лишишься своей силы. – Фиолетовая единорожка почти вплотную приблизилась к своей собеседнице, которая поспешила развернуться к ней мордочкой.

 — Всё в порядке. У меня всё под контролем. Мне достаточно просто не вызывать самых сильных эсперов...

 — "Под контролем"? – насмешливо выпалила Скай, перед тем как вновь начать наседать на отходящую к стенке пони. – Двенадцать лет назад в Поните у тебя тоже было "всё под контролем", а теперь там лишь руины! И если мы не лишим тебя твоей силы, то подобное произойдёт и с Кантерлотом!

 — Ничего бы не произошло, если бы ты не начала меня подговаривать призывать боевых эсперов для проверки собственных сил... — негромко сказала Аион, отведя взгляд от лица Скай.

Полная гнева, Скай наотмашь ударила Аион, отчего та прижала копыто к щеке. Та зажмурилась, чтобы не видеть, как её собеседница вновь заносит копыто для повторного удара. Однако он не последовал.

 — Не смей меня обвинять в своих ошибках, – холодно произнесла Скай, ставя ногу на пол. – Я не стала бы подвергать окружающих подобной опасности.

 — Но это правда, – тихо сопротивлялась васильковая. – В тот день ты буквально упрашивала меня...

Грива Аион шелохнулась, когда резкий удар Скай оставил небольшую вмятину на стене, к которой прижалась призывательница.

 — С того самого дня мы стали сиротами. Мы жили как придётся, стараясь не умереть с голоду. Ты помнишь, на что мы шли, чтобы заработать лишний бит в Мэйнхеттене? В моей памяти до сих пор всплывает тот день... – Скай тяжело сглотнула, прерывая свою речь, стараясь сдержать порыв ударить съёжившуюся от страха Аион. — Если бы я могла вернуться назад, то остановила бы тебя от той глупой затеи.

Развернувшись, финалистка битв применила телекинез и прикроватная тумбочка взмыла в воздух. Небольшое зеркальце и несколько косметических флаконов с мазями и маслами, оставленные кем-то в спальне, со звоном упали на пол, заставив Аион раскрыть глаза и посмотреть на то, как Скай поспешно выходит из комнаты и с громким хлопком закрывает за собой дверь. Оставшись в одиночестве, васильковая единорожка вздохнула спокойней, но ей по прежнему было обидно и больно от только что услышанных слов. Едва сдерживая слёзы, она взобралась на кровать и уткнулась мордочкой в подушку. Не в первый раз она выслушивает претензии своей спутницы, но в каждый такой момент её гложет чувство похожее на стыд, заставляющее вспоминать то далёкое детство и безмятежные, полные радости и веселья дни, когда они со Скай ещё были подругами...

***

Понита. Двенадцать лет назад.

Маленькая деревня в двадцать дворов затесалась посреди густых лесов Белохвостья. Эти места были прекрасны своими тишиной и спокойствием, безмятежными вздохами свежего ветра, древними рощами и чистейшими озёрами. Маленький рай для трудолюбивого и мирного народа пони, которые разбили это поселение далеко на западе от Кантерлота. Понита была столь глубоко погружена в леса, что о такой роскоши, как железная дорога маленькому провинциальному поселению не приходилось и мечтать, а поэтому можно считать, что никакой связи с большим миром не было. Кроме разве что редкого визита почтового грузовичка пегасов и только.

И вот, сквозь щебетания птиц и стрёкот кузнечиков слышен топот ещё слабых, но вполне уверенных копыт. Маленькая фиолетовая кобылка с горящим взглядом несётся впереди, пытаясь оторваться от несущихся за ней соседских жеребят. Всклоченные, они поднимали за собой густые клубы пыли, намереваясь догнать ехидно смеющуюся на ходу обидчицу.

 — Ска-а-а-ай!!! – услышала кобылка позади себя недовольный окрик, на который она чихать хотела. Сейчас главное было оторваться от этой пустобокой орды, чтобы поскорее рассказать о своём очередном «подвиге» лучшей подруге.

Когда последняя жилая хата была позади, недовольные начали постепенно отставать, так как их родители не разрешали им уходить далеко в лес, чем вечно пользовалась синегривая сорванка. Наконец, когда преследование прекратилось, она принялась осматривать, куда же занесла её нелёгкая. Тщательно оглядевшись по сторонам, она улыбнулась и загарцевала сквозь кусты и молодые саженцы, в которые ей пришлось свернуть, чтобы скрыться из виду. Не доходя до Пониты, она вновь соскочила с протоптанных путей и пошла к месту, про которое знали всего двое.

В маленькой сосновой роще был построен простой, но достаточно крепкий шалаш, в котором можно было укрыться и от палящего солнца и несильного ливня. Но не только ради отдыха пришла сюда кобылка – обычно тут проводит всё своё время её подруга Виолет Аион, чем регулярно заставляет нервничать своих родителей, то и дело отправляющихся на её поиски, если их дитя подолгу задерживается в лесу. И даже сейчас она как ни в чём не бывало расположилась в тени этого надёжного убежища на мягкой хвойной подстилке и мирно посапывала, наслаждаясь далёким пением птиц. Хихикнув, Скай залезла к ней и копытом придавила нос, чтобы дождаться, пока подруга машинально во сне не откроет рот, чтобы вдохнуть. А когда это произошло, она воспользовалось веточкой, чтобы пощекотать нёбо спящей. Та, чихнув, проснулась.

 — Опять ты за своё... – сонным голосом сказала недовольная Аион, потирая копытами глаза.

 — Хватит спать, а то всё интересное пропустишь! – радостно произнесла Скай, присаживаясь рядом. – Ты не поверишь, как мне удалось подшутить над этими глупыми жеребчиками, пока они отвлеклись на собирание малины в саду у дяди Леона! В общем, я... А это ещё что такое?!

Скай, широко раскрыв глаза ткнула копытом в сиреневый круп, на котором отчётливо был виден рисунок. Если не приглядываться, то он скорее напоминал сажу, будто бы Аион села на грязное место, но вблизи это пятно приобретало отчётливые контуры и переливы тёмной гаммы цветов. Больше всего кьютимарка была похожа на образ чудовища из тех страшных книжек, которые заботливые родители Скай прятали от своей дочери, хотя та и так прекрасно знала, что они спрятаны на шкафу в зале.

 — А, это... – Аион постаралась прикрыть картинку кобальтовым хвостиком. – Буквально сегодня появилась, я сама была удивлена не меньше.

 — Ты же понимаешь, что ты теперь вторая, после Ред Спура, у кого появилась кьютимарка. А это значит, что теперь тебе придётся работать, как и взрослым.

 — Да, я прекрасно знаю правила... – поникла Аион.

В Поните так было заведено – все маленькие жеребятки свободны от всяческих забот и могут целыми днями играть и веселиться, но как только на твоём крупе появляется кьютимарка, ты официально считаешься взрослым и тебе нужно начать применять свой талант на благо родной деревни. Однако любопытный взгляд бледно-красных глаз так и не смог выяснить предназначение метки судьбы.

 — И-и-и... Что же у тебя за особый талант?

 — Не поверишь... Пошли — это лучше увидеть.

На небольшой поляне Аион попросила Скай быть чуть дальше от неё, ведь она не знала как существо может отреагировать на спутницу. И хоть дерзкий характер фиолетовой кобылки не позволял ей трусить, но та серьёзность, с которой её подруга предупредила об опасности, заставила даже её слегка понервничать.

Аион, изрядно потянув время и заметно нервничая, наконец-то решила начать. Её рог охватило голубое сияние, а по зелёной траве побежали чёткие линии магической энергии, которые, сплетаясь, образовывали невиданный никогда ранее рисунок. Затем ослепительный свет перекрыл собой свет солнца, и даже тени деревьев поблекли. Но всё это длилось меньше секунды, и когда Скай открыла глаза, она, ошарашенная, не смогла найти слов для того, чтобы выразить свои эмоции. Перед Аион стояло нечто напоминающее большую желтую курицу, но во много раз крупнее. Она могла потягаться в размерах даже с самым большим жеребцом из деревни. Маленькая кобылка рядом с ней была и вовсе крошечной.

Чокобо

 — Что это такое?! – выглядывая из-за дерева, спросила Скай.

 — Это милое создание? Его зовут Чокобо и он эспер!

 — КВЕХ! – словно в подтверждение слов Аион, выкрикнула птица, ласково прижимаясь к ней.

 — Где ты его взяла? Как оно так быстро оказалось на поляне? И ещё — что, чёрт возьми, значит эспер?

 — Я и сама ещё многого не знаю. – Кобылка, вместе со своим питомцем, начала осторожно подходить к Скай. – Я просто услышала, как чей-то голос вдруг попросил его призвать. Это продолжалось несколько дней и я не знала, как мне реагировать. В конце-концов, я просто сделала то, что велело мне сердце и... вот он здесь. Когда же он появился то сказал мне, что он один из эсперов — мифических существ, живущих в другом, недоступном нам мире. Ещё он сказал, что иногда рождаются существа с очень редким даром — даром призыва эсперов в свой мир на время. Полагаю, что я одна из таких...

 — Что?! Он сказал тебе? Но он же выглядит не разумным.

 — КВЕХ! – недовольно возразил чокобо, от чего Скай вновь пришлось спрятаться за деревом.

 — На самом деле, нет. Чокобо разумный и всё понимает, а я в свою очередь понимаю, что он говорит и чего хочет. Мы с ним уже успели подружиться и он сказал, что он далеко не единственный, кого я могу призвать в наш мир.

В голове Скай с трудом укладывалась информация такого рода, но одну вещь она сегодня усвоила точно — её подруга очень особенная. После осторожного знакомства, Скай всё же удалось подружиться с большой птицей, а когда осмелела, так и вовсе запрыгнуть на него и, обхватив его шею ногами, покататься по лесу, со свистом проносясь мимо деревьев и крича от радости и восхищения. Уже ближе к вечеру дружелюбное существо пришлось отправить обратно, вновь создав магическую печать на поляне. Закатное солнце было спутником маленьких подруг, когда они весёлые направлялись домой в Пониту.

* * *

Аион неспешно и со всей ответственностью занималась порученным ей делом – собирала яблоки. В одиночку маленькой кобылке это давалось нелегко, но такова теперь была её обязанность – её семья содержала яблоневый сад, благодаря чему и нажила своё состояние. Конечно с роскошными садами семьи Эплов они сравниться не могли, но для жизни этого было вполне достаточно.
Взвалив на себя очередную заполненную до краёв корзину, единорожка грузно поплелась в сторону амбара. Работа не из лёгких, но она понимала, что теперь это её роль в семье. Остановившись, она тяжело вздохнула.

 — Как скучно...

 — И не говори.

От внезапного появления рядом с собой Скай, Аион с неожиданной для себя прытью подскочила так, что весь её груз рассыпался по земле.

 — Так, Аион, успокойся. Всё хорошо. – Васильковая единорожка пыталась перевести дыхание от испуга, успокаивая саму себя, тогда как Скай изо всех сил пыталась не засмеяться. — К-как ты так внезапно оказалась рядом?

 — О-о-о, это весьма занимательная история. Посмотри на мой бок...

Послушно опустив туда взгляд, Аион увидела на ещё вчера пустом боку, метку в виде голубого овального кольца.

 — Да-да, это кьютимарка. Самая настоящая, — гордо подтвердила Скай мысли Аион.

 — Поздравляю тебя! – Аион полезла к ней с объятиями. – А что она означает и как ты её получила?

 — Ну... Это довольно скучная история. Деревенской мелочи удалось заманить меня в один из амбаров после моей очередной шуточки. Они отрезали меня от единственного выхода и уже готовы были поколотить меня, так как розыгрыш с вылитой на них краской показался им совсем не смешным... Их было довольно много и я, понимая возможные последствия, всем сердцем захотела убраться оттуда. Неожиданно это сработало и я оказалась в месте, которое сложно описать словами... Давай я расскажу эту историю тебе как-нибудь потом, потому что мне не терпится показать тебе, на что я теперь способна.

Следующие десять минут Аион совсем позабыла о яблоках, потому что не могла поверить в то, что её подруга способна за считанные мгновенья оказаться где угодно. Это было невероятно круто, так как Аион читала, что заклинание телепорта считалось очень сложным и требовало серьёзной концентрации. Скай же это давалось без какого-либо труда. Её рог даже не светился при телепортации!

 — Такие дела. – Довольная своим дебютом перед подругой, Скай подхватила с земли яблоко, чтобы перекусить. – Знаешь, я тут подумала – а почему бы нам не пойти на наше старое место и не повеселиться как следует? Я тебя уже неделю не видела, не считая тех случаев, когда ты вымотанная возвращалась домой и была не в состоянии что-либо делать.

 — Да, это верно, — вздохнула Аион.

Работа утомляла её. Она понимала, что против правил не попрёшь, но неужели она не заслужила выходной за все свои старания? С этой мыслью она решила устроить его сама себе — её отец сегодня не смог присоединиться к дочери, так как обещал помочь соседям положить кровлю, а значит он ничего не узнает, если она отлучится с фермы на часик-другой.

Выбравшись на свою любимую поляну, Аион и Скай вдоволь нарезвились и наигрались. Они всегда проводили время вдвоём, так как не любили общество других жеребят. Возможно, одна из причин так же заключалась в том, что они были единственными единорогами во всей Поните. Большую часть контингента составляли земнопони, не считая конечно тёти Примулы и её дочери, которые были единственными пегасами. Поэтому две кобылки были весьма горды тем, что они единственные, кто владел магией на много миль вокруг. Конечно, приходилось учиться по немногочисленным книжкам, но основы в виде простого телекинеза даже они смогли уяснить.

 — Нет, Скай, я не буду играть с тобой в догонялки, – обиженно заявила Аион. – Ты постоянно телепортируешься.

 — Да не обижайся ты так. К тому же это не телепортация. Вот смотри. — Пространство рядом с кобылкой странно исказилось, и та непринуждённо вытащила из изломанного пространства яблоко и надкусила его. – Разве твоя хвалёная телепортация может так?

 — Всё-таки ты восхитительна. Не то что я...

 — Ну, не надо себя принижать. – Скай прижалась к понурой подруге. – У тебя тоже весьма большой потенциал, который тебе надо развивать. Попробуй призвать кого-нибудь сильного! Например... Диаблоса!

 — Откуда тебе знакомо это имя? – удивлённо спросила Аион.

 — Кажется, я что-то где-то читала о нём. Ну так что, ты сможешь?

 — Даже не знаю. Я пыталась с ним связаться, но он молчит и лишь иногда жутко смеётся. Я чувствую, как нечто плохое исходит от него и это убивает у меня всё желание призывать его.

 — Да не бойся ты! Вспомни как ты упиралась, когда я уговаривала тебя призвать Ифрита. И в итоге он оказался отличным парнем, который согласился помогать тебе за просто так! К тому же я буду рядом, что может случиться плохого?

Слова лучшей подруги звучали убедительно, и Аион согласилась. Ах, если бы она тогда задумалась над возможными последствиями. Если бы она тогда нашла в себе решимость отказать Скай. Но этого не случилось...

Фиолетовая печать призыва привычно засветилась, блистая тёмными огнями. Поначалу всё шло хорошо, и Аион даже удивилась, как легко в этот раз у неё получается призвать эспера. Однако, как только она закончила призыв и открыла глаза, её ноги подкосились. Перед ней предстал сам ужас во плоти. Огромных размеров существо с алыми, пылающими злобой глазами, зависло в воздухе на небольшой высоте. Его мускулистые руки заканчивались лапой с бритвенно-острыми лезвиями-когтями. Длинный тонкий хвост раскачивался из стороны в сторону в такт взмахов больших красно-чёрных кожистых крыльев. Из его пасти, вместе с утробным рыком, вырывалась клубящаяся тьма. Укутавшись в дымку теней, оно оскалилось, глядя на две маленькие точки, которые сжались от страха.

Диаблос

 — Аион... – прохрипев, подала голос Скай. – Что это?

 — Диаблос... Дух ужаса. Демон ночных кошмаров. Теперь я это знаю... Его нужно отозвать немедленно, он несёт только смерть!

Услышав крик Аион, демон, не издав ни звука, протянул свою лапу к призывательнице. Тьма начала сгущаться вокруг беззащитных единорожек и их непременно настигла бы жуткая гибель, если бы Скай не нашла в себе силы для того, чтобы схватить Аион за шкирку и прыгнуть в подпространство, чтобы переместиться подальше от этой твари. Во время перемещения Аион увидела на мгновение чьи-то жёлтые глаза, ехидно смотрящие на неё, но не успела она рассмотреть кому они принадлежат, как пони выскочили обратно в обычный мир. Расстояние между ними и Диаблосом увеличилось, но это помогло ненадолго — эспер бесшумно подлетел к ним и, зарычав, принялся создавать над собой сферу настолько чёрную, что казалось, что она содержит в себе саму бездну. Скай охватил животный страх, когда она попыталась совершить ещё один прыжок и вдруг поняла, что подпространство перестало подчиняться ей.

 — Бежим в лес! – сорвалось с языка Скай и та, толкая Аион, понеслась напролом в чащу. Тьма, словно стая диких зверей окружала их со всех сторон, как бы быстро они не бежали. Это была самая, что ни на есть охота, которая завершится только со смертью дичи. Они обе не смели оборачиваться даже когда осознали, что преследование внезапно прекратилось. Только когда ноги окончательно ослабли и уже не могли выдержать вес тела, обе кобылки упали от усталости, чтобы перевести сбитое дыхание.

 — Почему оно перестало идти за нами?

 — Я не знаю...

Вдруг их обеих посетил единственный возможный ответ.

— Понита!

Аион попыталась подняться, но слабость вновь дала о себе знать, когда она носом воткнулась в землю. Её подруга поспешила помочь, но сама была не в лучшем состоянии. Вдвоём они вновь, сколько позволяли остатки выносливости, поспешили обратно. Горизонт окутывал чёрный как смог туман, неестественный, пугающий. Но не время задумываться о том, что они встретят. Ведь только им двоим под силу остановить этого монстра.

 — Аион, я не знала что всё этим закончится. Он не говорил, что всё будет... вот так.

 — Он? Кто он?

 — Учитель. Он там, в подпространстве, куда я постоянно перемещаюсь. Он сказал, чтобы я попросила тебя призвать Диаблоса. А теперь я даже не могу попасть туда, чтобы поговорить с ним...

До деревни оставалось совсем недалеко, когда клубы теней, словно рой разъярённых насекомых, окружили кобылок. Где-то недалеко в жидкой тьме тонул чей-то предсмертный крик. Дойдя до окраины деревни, подруги уловили силуэт огромного монстра, словно жнеца, собирающего урожай жизни. День уже давно потонул в магии этого демона. Непроглядный занавес из, казалось, живой тени не позволял увидеть что-нибудь на расстоянии уже в пять шагов. Оставалось только двигаться по памяти. Скользя через туман магии, Скай и Аион каждый раз вздрагивали, когда где-то рядом с ними раздавался чей-нибудь крик. Единственное, о чём они думали, так это удастся ли им спасти свой дом.

Пробирающий до костей холод подтачивал решительный настрой двух подруг. Больше всего их пугала не тьма, в которой звонко плыл чей-то загробный рык, а то, что они были абсолютно одни. Возможно, им было бы легче, если бы дети встретили хоть одного пони. Но их молящий о помощи оклик оставался безответным.

 — Аион... Что мы будем делать, когда встретим... это.

 — Мне нужно пару минут, чтобы отозвать эту тварь. Его придётся как-то задержать, потому что в противном случае он с лёгкостью прервёт моё заклинание и тогда всё пропало...

Солнце должно было быть в зените, но ни единого проблеска не освещало округу. Теперь жизнерадостное поселение больше напоминало могильник. Подруги резко обернулись, когда им показалось, что за их спинами раздаются шаги. После гробовой тишины, от этого звука единорожкам стало ещё страшней. Шаги раздавались всё ближе и ближе, и когда Скай в самоубийственном порыве закрыла собой окоченевшую подругу, перед ними выскочил знакомый, вселяющий надежду силуэт.

 — Пап? – потянулась голосом Аион к возникшему из тумана жеребцу. Тот, нисколько не медля, заключил маленькую кобылку в объятья.

 — Ох, милая, ты жива! И ты, Скай! Я так рад! – плачущим голосом заявил рыжеватый жеребец. – Я не знаю, что происходит, но нам нужно бежать. Мы ничего не могли сделать...

Взрослому земнопони было невероятно тяжело говорить, его голос дрожал, но пытался казаться сильным перед детьми, которые были напуганы не меньше. Он уже было подхватил свою маленькую единорожку, намереваясь усадить её на спину, но та лишь отстранилась и всхлипнула.

 — Что с тобой, дочка?

 — Пап, мне нужно рассказать тебе кое-что. Это очень важно, так как это связано с тем, что сейчас происходит.

 — В каком смысле?

Аион не решалась поднять взгляд на отца, ведь сейчас ей придётся признаться в том, что именно она стала причиной прихода ужаса из мглы. Ком, подступающий к горлу, не позволял ей начать, но когда она уже собралась с силами, рядом промелькнул силуэт. Случайно переведя взгляд туда, страх вновь сковал Аион и она осеклась, не успев начать говорить. Свист прорезал тьму, и отца Аион крепко опутало иссиня-чёрное щупальце. Хруст костей и молящий крик ввел маленькую кобылку в ступор, и она только и могла, что неподвижно наблюдать за рыжеватым пятном, так безнадёжно пытающимся выбраться. Скай всё же смогла найти в себе силы и отчаянно бросилась на чудовище. Секунды, завязшие в глухой, всепожирающий тишине, тянулись словно болотная грязь. Призывательницу трясло от страха и ужаса всего, что сейчас происходило. Вся родня, все знакомые, всё то, что подарило Аион детство — всё было утеряно в считанные минуты. Отец, Скай...неужели она потеряла и их? Даже если и так — она не могла позволить этому чудовищу продолжать бесчинствовать в этом мире. Его надо изгнать навеки!

Со слезами на глазах, Аион слепо повела рогом в сторону хохочущего демона и свет магии начал ползти сквозь искажённые образы домов. Печать насильственного отзыва вышла настолько огромной, что превзошла все ожидания маленькой магессы. Туман отступал, а нарастающий, полный боли вой, издаваемый Диаблосом, уже не пугал, а подогревал накипающую внутри ненависть. Его силуэт медленно расплывался в лучах солнца, которое, словно воин, рассекло монстра ослепительным клинком. Из его лапы на землю, словно тряпичная кукла, выпало тело мёртвого жеребца. Обездвиженная и опутанная увядающими щупальцами Скай, наконец смогла освободиться и упала прямо в объятия рыдающей подруги. Всё было кончено.

***

Скай замерла на лестнице, будто схваченная. Рэрити уже нашла место для спущенной тумбочки и попросила принести ей хотя бы ещё одну, что поспешила исполнить финалистка-носильщица. Неспешно сократив расстояние до второго этажа она, задумавшись, нырнула в подпространство.

Оказавшись в нём, кобыла ощутила привычный холод, окутывающий её с ног до головы и темноту, заполняющую всё пространство. Дом. Именно так она теперь называла это место, потому что других мест, где она могла почувствовать себя спокойно, не было. Скай вновь промотала в голове всё то, о чём ей много раз говорила Аион. Тот день стал монументом боли в её памяти. Тот день, когда они захоронили единственное найденное тело – отца Аион. В тот день они поняли, что остались совершенно одиноки в далёкой, забытой Селестией глуши.

Что тогда с ней произошло? Скай смутно помнила слова, что её учитель по другую сторону попросил её призвать демона, но... это было единственное её воспоминание. Возможность уходить в подпространство вернулась к ней внезапно, более полугода назад. Попав в него, она не обнаружила здесь никого. Куда пропал учитель, да и существовал ли он вообще, так и осталось загадкой. Аион не могла доказать вину Скай, а та в свою очередь не спешила становиться виноватой и с тех пор свято верила, что Аион самонадеянно призвала в тот злополучный день Диаблоса, надеясь удержать его под контролем.

Пустота зажглась парой десятков огоньков. Некоторые из них были в движении, некоторые стояли на месте, а вокруг некоторых был дополнительный цветной ореол. Это были пони, что были вокруг неё. Она могла следить за ними, и всегда имела возможность оказаться с ними рядом. Кто её этому научил? Вопрос, который она задавала себе каждый день, но не могла получить ответа. А ведь Аион всерьёз решила найти его для Скай и даже приняла участие в Битвах Магов. Сначала она рассчитывала найти подходящее заклинание в скрытой ото всех библиотеке архимага, которое поможет пробудить память, а затем, после смены награды, решила потратить на это желание. Она сражалась, чтобы доказать свою невиновность, а Скай же решила лишить её магии. Ирония.

Взгляд начал перескакивать с точки на точку, чтобы найти одну единственную, блистающую, как роса поутру. Аион. Судя по всему, она была не в духе. Она всегда такая, когда на неё накричат. Но вот Скай вновь закрыла глаза, и оказалась в недавно покинутой комнате. Приглушённые подушкой рыдания каждый раз сжимали сердце кобылы, как бы та не пыталась это скрыть. Подсев рядом, она приобняла Аион, пытаясь по-своему утешить её. Та, почувствовав прикосновения, повернула свою заплаканную мордочку в сторону Скай, а затем и вовсе бросилась в объятия. Скай вздохнула:

 — Мы так много пережили вместе, но я всё ещё зла на тебя. Прости меня, подруга...