Автор рисунка: Siansaar
Глава I. Грандиозные планы и грандиозные разочарования Глава III. Рождены свободными

Глава II. Камень-ножницы-бумага

В самых сложных ситуациях главное -
найти источник вдохновения.

Труф Правовидящий

Протяжный гудок, подобно стону, резко вырвался из чрева “Чуткого”, трубы тут же обильно задымили, и впечатляющих размеров фрегат стал отлетать от причальной мачты, попутно разворачиваясь.

За отчалившим дирижаблем тут же последовали несколько ударных и эскортных эсминцев. Вся эта армада создавала впечатление стаи перелетных драконов — выстроившись клином, они направились если не к своей драконьей родине, но в сторону Кантерлотского хребта.

Как бы догоняя улетающие дирижабли, в ту же сторону, что и они, направилось несколько десантных судов.

Жители Сталлионграда изумленно оглядывались на небо, видя так быстро собравшийся флот совсем не мирных воздушных кораблей, а могучие цеппелины продолжали с неизменной скоростью улетать в горизонт, туда, где виднеются вершины хребта, отделяющего столичную Эквестрию от множества провинциальных городков, и еще от Сталлионградского Союза.

Сфера влияния Сталлионграда уже как несколько лет вышла за пределы парочки городов, и теперь к Союзу как государству готовы присоединиться Троттингхэм, Нью Сэддл и Дэпплшоур. К тому же, на востоке Империи уже началось строительство будущих оплотов коммунизма — Хуфторград планируется как дипломатическая база Союза в восточных землях.

Фактически, остается только столичная Эквестрия вместе с Кантерлотом, Понивиллем, Клаудсдэйлом и прочими значительными городами.

Направившийся к хребту флот транспортировал к базе, расположенной в горах, практически весь высший офицерский состав. Штаб, откуда будут отдаваться приказы, связанные с операцией “Новая эра”, решили организовать именно там, поскольку фактически об этой базе никто ничегошеньки не знает, и, предположительно, знать не будет.

Зачем для транспортировки всего лишь нескольких важных шишек из штаба понадобилась такая огроменная армада, похожая на ударную группу, никто не знал.

Почти никто.

Жители Сталлионграда даже не знали, что Новая эра на самом деле близко. Чересчур близко.

* * *

— Тут последний раз видели посторонних, мэм. По докладу рядового Хоурнера, у них в копытах был какой-то прибор, мэм. Все они были в неопределенной военно-летной форме, все были пегасами, что, собственно, очевидно... Кхм, ну так да. Скрылись в неизвестном направлении, мэм.

Спитфайр опустила нахмуренные глаза вниз.

— Прибор? Рядового Хоурнера ко мне.

— Мэм, есть, мэм!

У офицера не было никаких предположений. Она не была ни детективом, ни экстрасенсом, и не могла понять, что вообще тут могло случиться. Капрал до сих пор валяется без сознания в медпункте, остальная патрульная группа, будучи единственными свидетелями, пропала без вести, остался лишь замкнутый в себе рядовой Хоурнер, от которого наверняка тоже мало чего можно добиться...

Растерянный и, казалось бы, напуганный солдат послушно явился к капитану через несколько минут.

— Мэм, рядовой Хоурнер прибыл, мэм!

— Вольно. Солдат, расскажите поподробней о том... Приборе, что вы видели.

Пегас замялся.

— Ээ...

Спитфайр нахмурилась.

— Прошу прощения, мэм! Мэм, некое металлическое приспособление. Мне удалось разглядеть в бинокль, — Хоурнер с растерянной улыбкой опустил глаза на висящую на его шее профессиональную оптику, — За облаками скрывались несколько пони, пегасы, предположительно всего пять, два из них несли в воздухе крупный металлический объект, мэм. Мне на секунду показалось, что в него ударила молния, но... кхм. Прошу прощения, мэм, мне скорее всего почудилось.

Капитан вздохнула...

— Спасибо, солдат. Вольно, возвращайся к академии.

— Мэм, есть, мэм!

...И в очередной раз с досадой и растерянностью обвела взглядом место, где, по рассказам очевидцев, последний раз заметили проникших на базу посторонних лиц...

Приборы?

Нет, это не по моей части, — подумала Спитфайр, — Это нужно докладывать тем, кто выше. Похоже, здесь все серьезней, чем мне казалось.

* * *

— Сколько тут еще лететь, товарищ? Крылья у меня не железные, в отличие от ваших.

— Это не железо, Миш. Железо бы тут не...

— Да неважно, — перебил инженера-пилота пегас Михаил, — Так сколько лететь?

— Недолго. До базы долетим, топлива хватит, и я надеюсь, тебе сил тоже.

— Ты точно уверен, что если я к вам усядусь, то перегруз будет?

— К сожалению, Миша. Мы бы тебя так не мучили, но настоящих крыльев у нас таки тоже нет. Кроме Тундера и Скарлет, но у них крылья повреждены, поэтому они тут, у нас.

Пегас Михаил вздохнул.

— Может сбросите чего-нить?

— Ничего нельзя сбрасывать. Тут ценное все, особенно все, что к катушке относится.

— Да на кой им эта катушка сдалась?.. Установили бы на облаке там, она бы всех и шандарахала.

— Приказ есть приказ, Миша...

Диверсионная группа “Куролиск” на одноименном пароплане летит обратно на аэродром, гордясь прекрасно выполненным заданием. Возможно даже, кто-то из них получит и повышение.

Вы наверняка были знакомы с этим великолепным чувством, когда мало того, что справился с заданием, ты справился с ним великолепно, превзошел все ожидания и так далее. Когда все самое трудное позади, и настроение просто прекрасное, несмотря на то, что, возможно, могут возникнуть еще какие-то проблемы. Но это уже все сущие...

Бледно-голубой, довольно проржавелый “Куролиск” только хотел начать снижение, как из-за ближайшего облака показалось нечто черное... Блестящее на солнце.

Это был нос воздушного крейсера, на шаре которого красовался черный флаг...

...Пустяки?

— Заворачивай влево! Влево, чтоб тебя через колено!

Пароплан резко накренился на левое крыло и начал разворачиваться прочь от внезапно появившейся опасности. Пулеметная кабина на летательном аппарате стала разворачиваться в сторону дирижабля...

Заговорили пулеметы.

С борта крейсера посыпался свинцовый дождь, чуть не накрыв отчаянно увиливающий к солнцу пароплан. Последний резко ушел вверх, выпустил рассеянную очередь в сторону дирижабля, с палубы послышался крик. Но не боли, а дикой, пьяной радости...

— Уходи от него в облака!

Послышался звук удара пуль о металл, правое верхнее крыло пароплана оказалось все в дырках, вся конструкция дернулась, издав скрип.

— Быстрее, тормоз! Мы сейчас управление потеряем, еще один раз они нас заденут! — отчаянно орал Скайбёрн на пилота;

— Закройся, без тебя знаю! — Не выдержал Компасс.

Скайбёрн яростно выдохнул, но не ответил, понимал, что не хватало сейчас еще и ссоры...

— Тундер, стреляй в них! Не жалей патронов!

— Пытаюсь, товарищ старшина!

Уже более уверенная очередь прошлась по борту ускорившегося судна, повредила обшивку и снесла одного пулеметчика.

— Так держать!

Пароплан с подбитым крылом ушел в облака, скрывшись от опасности. Старшина Скайбёрн облегченно вздохнул и, нахмурившись, уставился в расходящуюся перед центральным винтом летального аппарата белую пелену.

* * *

— Чего же ты так косил, Иоганн, приятель?

— Не косил бы, если бы...

— Я ж говорил, надо было мою оптику установить! — вмешался, видимо, подвыпивший Рольф, — Тогда бы подбили эту штуковину в два счета!

Вёрнер с довольной улыбкой подошел к спорящим стрелкам.

— Как скажешь, коллега. В следующий раз разрешу тебе присобачить к моим пушкам свою оптику. Но никаких механических крючков на моем абордажном оборудовании!

Грифон-механик вздрогнул от неожиданного появления капитана, но после его слов чуть ли не буквально весь засветился.

— Конечно сделаю, герр Хольцер!

Пират добродушно приподнял брови.

— Рольф, я говорил тебе так меня не называть. Мы же не вояки, а свободные пираты.

— Прошу прощения. Но я все равно с превеликим удовольствием установлю свою оптику на эти пулеметы!

Вёрнер залился хохотом.

— Молодец, да. Удачи вам, коллеги!

Стрелки улыбнулись пирату, и тот, насвистывая какую-то задорную мелодию, направился к мостику.

Настроение у всех присутствующих на судне было наипрекраснейшее. После веселья в баре они тут же отправились в полет, начался он прекрасно — никаких штормов и прочих сомнительной прекрасности вещей, по пути они встретили совсем беззащитный транспорт, быстро ободрали всех его несчастных пассажиров и с невообразимом количеством всякого барахла возвращались обратно. Теперь любая преграда для них ничего не значила, а лишь веселила еще больше.

До родного Гайархаффена оставалось всего несколько миль, и ничему плохому теперь точно не суждено произойти.

Оставшаяся часть рейда прошла благополучно, благополучно знаменитый на всю Империю крейсер “Людерхассен”, бывший на службе воздушного флота Грифонских Республик, но сейчас перешедший в лапы банды Вёрнера, причалил к одной из многих накренившихся непропорциональных мачт Гайархаффена.

Рольф, будучи в хорошем настроении, любуясь пейзажами (а индустриальные пейзажи были ему милы — такая у него была причуда), сошел по трапу бодрой походкой, оглянулся, повернул голову обратно и увидел...

...Двух земнопони в красноперых фуражках.

* * *

— Мэм, я знаю, что с вашей стороны это выглядит как моя личная ошибка, но я не могла этого не сделать! Это был единственный шанс, и я его упустила, и теперь вряд ли у меня что-то получится. Вот ч-черт...

Спитфайр вздохнула и приподняла брови, закрывая дужки очков копытами.

— Не беспокойся, Дэш. Я понимаю, насколько это важно для тебя.

Глаза голубой пегаски широко открылись.

— Правда? Это правда, мэм?

— Так точно, Дэш. Я понимаю, каково так терять близких пони... Я.. Помогу чем смогу.

В глазах Рэйнбоу огонек надежды разгорался все больше.

— Мэм, вы разрешите мне еще раз посетить Гайархаффен? Я знаю, что все еще не потеряно... Точно.

— Да, — строго произнесла капитан, — но при одном условии — высшему начальству не слова. А то досталось же не только тебе, и в этот раз может все повториться.

— Можете надеяться на меня, мэм! — Дэш засветилась решительностью и надеждой. — Спасибо вам огромное, мэм!

Спитфайр улыбнулась.

— Не за что, Дэш. Удачи.

— Благодарю, мэм!

Рэйнбоу вышла из кабинета Спитфайр и отправилась в свои апартаменты — собирать вещи. Нужно попробовать еще раз. Она обязательно вернет ту, прежнюю Скут.

— Здравия желаю, мэм! Готовы отправиться с вами во второй раз, — Уорент-офицер повернулся к вытянувшемуся по стойке смирно строю пони в форме, — Если на этот раз мы более основательно отнесемся к организации поисков... Сколько у нас пони, солдат?

— Отряд из десяти Вандерболтов, сэр.

— Отлично. Мэм, этого будет достаточно?

— Да, благодарю. Вы прекрасно подошли к этому вопросу, я очень вам благодарна.

— Мэм, не стоит благодарить меня, мэм, благодарите этих ребят. Они все согласны вам помочь. Ведь так, солдаты?

— Сэр, да, сэр! — Раздался стройный хоровой выкрик. Офицер довольно улыбнулся и посмотрел на Рэйнбоу.

— Когда будете готовы отправляться, мэм?

— Через полчаса, офицер.

— Отлично, — он вновь повернулся к отряду, — Живо собирать вещи! Вылетаем через полчаса, быть готовым обязательно!

— Сэр, есть, сэр!

Начало полета встретило пегасов пасмурной погодой и мелким дождем. Подниматься выше облаков не было смысла — силы нужно экономить. Пролетели до небольшого аванпоста в облаках, устроили там остановку, подкрепились, взяли с собой еще еды и воды. Дальше вроде погода была относительно благоприятной для полета, и вскоре стали слышны далекие раскаты грома.

Опытные летуны, часто бывавшие рядом или даже на самом Гайархаффене, могли по звуку отличить штормовую грозу от грома электрических установок дымящего города.

Электрические заряды Гайархаффена слышались более пронзительными, более... Ну, это нельзя словами объяснить. Надо лично отправиться несколько раз на задание туда, и тогда поймешь.

Отряд начал снижение к уровню города, вылетел из-за облака, и перед ними открылся пейзаж...

Совсем не тот, что они привыкли видеть.

* * *

Приветствую вас в Штормграде, — с добродушной улыбкой произнес один из комиссаров, — Вы же не хотите проблем, правда? Тогда позовите капитана.

Грифон секунд десять стоял с выпученными глазами и отпавшей челюстью, затем молча кивнул, направился обратно по трапу.

— Герр Хольцер...

— Рольф, коллега, я же просил так ме...

Механик перебил пирата:

— Герр Хольцер! Вас зовут два пони в военной форме у причальных ворот.

Вёрнер остолбенел. Первая мысль, что пришла ему в голову -
— Откуда?

Вторая мысль была чувством возмущения и недовольства.

— Понятия не имею! Я сам в шоке! Их тут просто не должно бы...

Грифон не успел договорить, поскольку его взгляд упал на эскадрилью непонятных крылатых жужжащих машин, приближающихся к причальной мачте... Или “Людерхассену”. Отшатнувшись, он чуть не упал с трапа, но вовремя расправил крылья и завис в воздухе неподалеку, продолжая пялиться на все происходящее.

Вёрнер подошел к двум земнопони в форме с яростью в глазах и процедил сквозь клюв:

— Чего тут вам надо, вояки? Нахрена мы вам сдались?

Один из комиссаров приподнял бровь.

— Коллега, мы же с вами по-хорошему, а вы сразу по-плохому. Ну кто так делает? Хоть какие-то манеры у вас наверняка-то сохранились. Я надеюсь, по крайней мере.

Грифон фыркнул.

— Ну, просто примите к сведению — то место, что вы привыкли называть Гайархаффеном, уже фактически не существует. Теперь все, что вы видите тут, принадлежит Сталлионградскому Союзу.

Дикое возмущение на лице пирата сменилось диким шоком.

— Добро пожаловать в Штормград, коллега.

Небольшая пауза, земнопони в красноперой фуражке наслаждается моментом.

— А теперь вы вынуждены пройти с нами. Если, конечно, по-хорошему.