Ми

Когда я думал, что неплохо было бы попасть в Эквестрию, я имел в виду совсем не это! Ну ладно, и так сойдёт

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

В поисках принцессы Селестии

Правительница Эквестрии неожиданно отчаливает в другой мир, лишь коротко упомянув, что у неё возникли неотложные дела. Прошёл день, второй… неделя, а её всё нет. Луна решается отправиться на её поиски в загадочный, неизведанный мир и даже не представляет с чем ей суждено столкнуться… чего предстоит лишиться.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Загадочный подарок

Рэйнбоу собирается провести канун дня Согревающего Очага со своей понидругой ЭпллДжек, чтобы обнаружить таинственный подарок, что будет ждать их под елью. Что в нём и от кого он?

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Стальной Клык

Этот рассказ о появлении жуткой расы, которая, как считалось, была истреблена под корень четыре тысячи лет назад. Они вернулись, чтобы отомстить.

Избранные

Когда фанатизм доходит до безумия, грани дозволенного стираются, а прописные истины просто-напросто исчезают...

Другие пони ОС - пони

Мы сами не знаем о ней многого...

Девочки приходят в одну из больниц своего города, Пинки Пай что-то понадобилось. Там никого не оказалось, поэтому подруги отправились по коридору в поисках кого-нибудь. Тут Твайлайт проваливается в какой-то люк. Остальным требуется её найти...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони Сестра Рэдхарт

Опасности телепортации в состоянии алкогольного опьянения

У Принцессы Селестии проблема. Или, возможно, это у Твайлайт Спаркл проблема. Каждые несколько недель, пьяная Твайлайт Спаркл неосознанно телепортируется в замок Селестии в поисках закуски или места, чтобы переночевать. Так что со всем этим будет делать Селестия?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Обещание отцу

Однажды данное обещание может стать одним из жизненных принципов

Принц Блюблад ОС - пони

Тайный воздыхатель

Принцессу Селестию часто балуют вниманием анонимные ухажёры. Однажды, она решается разыскать одного из них, но никак не ожидала, что начнёт распутывать клубок подозрительно загадочных нитей

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Плоды прогресса

У Бабули Смит есть груда занимательных историй, просто не каждый день пони могут найти время для того, чтобы присесть и послушать их

Грэнни Смит

Автор рисунка: Devinian
Глава 8. Не ходите, пони, в Вечнодикий лес гулять.... Эпилог.

Глава 9. Лед, пламя и Луна.

Всё. Финал. Занавес. Или же начало чего-то нового? (хитрая и лукавая улыбка)

Оставшаяся дорога до развалин прошла без приключений.. Мы перебрались через мелкую, свинцового цвета, речушку, прошли знакомым мне подвесным мостиком, стряхнув с него слой снежка, и оказались перед руинами. Припорошенные снежком, они смотрелись необычайно умиротворённо. Луна легко взлетела ко входу в каземат, а мне и Трикси пришлось подниматься по лестнице. Добравшись до верхней комнаты с троном, я увидел задумчиво бродящую принцессу. Она касалась крылом колонн, разбитых витражей, узоров на камнях... Похоже, с этим местом у неё связано немало воспоминаний!
Она подошла к трону и грациозно села на него. В этой позе аликорн чем-то походила на кошку.
Я нервно сглотнул. Дивная, необычная, величественная красота принцессы вновь шокировала меня. Даже пришлось прикусить губу, чтобы вернуть мысли в конструктивное русло. Я точно ненормальный, как я могу люб... Как мне может так сильно нравиться существо иного вида?!..
— Значит, это было здесь... — протянула Луна, бросив взгляд на мою засохшую кровь. Бурые капли были хорошо видны на серых камнях в лучах полной луны. Снега тут почти не было благодаря уцелевшей крыше, лишь небольшие кучки у широких окон. Принцесса тяжело вздохнула. — У меня с этим местом тоже связано немало воспоминаний. Хель, Айс, Тия и я... А против нас Дискорд. Ещё не побеждённый, во всей своей безумной силе и красе... Потом возвращение Найтмэр Мун из тысячелетнего заточения, хранительницы элементов, простившая меня Тия... — Луна надолго замолчала. Ни я, ни Трикси, не решились прервать воспоминания аликорна. — Хватит, не будем о грустном. Ван, мне понадобится немного твоей крови. Трикси, надеюсь, ты хоть немного восстановила свои силы? Вендиго очень сильны!
— Да! Я готова служить вашему величеству. — испуганно пискнула единорожка. Она только сейчас осознала, в какой переплёт попала. В этот раз её голос звучал куда звонче; похоже он восстанавливался.
— Принцесса Луна, вы уверены, что они вернутся? — спросил я. — Даже если вы их как-то заманите, Вендиго наверняка почувствуют вас и сбегут.
— Не сбегут, — Принцесса улыбнулась и лёгким, воздушным шагом сошла с трона. Похоже, её начал охватывать охотничий азарт. Аликорн нервно ходила от колонны к колонне. — Кровь не водица, запомни это. Она одна из самых важных вещей, что у тебя есть. Она определяет, кто ты, какова твоя порода. Твоя кровь одновременно и ключ, и замок. Она освободила Вендиго и она же может затянуть их обратно в узилище. Но это потребует времени... Духи быстро примчатся сюда: расстояние для них вещь относительная, да и обитатели Вечнодикого леса не станут нападать на бесплотных. Готов?
— Да, — сказал я, подойдя к трону, и оголил искалеченную руку. Луна подхватила телекинезом осколок одного из витражей и провела им по руке. Я вздрогнул и прикусил губу Это, конечно, было не так больно, как сгорающая заживо плоть, но всё равно меня начало мутить. Одно дело в бою — когда от каждого твоего действия зависит жизнь друзей и ты не обращаешь внимания на боль. Другое дело — вот так, у тебя на глазах, в спокойной ситуации.
Ранка оказалась неглубокой: аликорн всё верно рассчитала. Струйки крови потекли по бледной коже. Во мраке лунной ночи они казались необычайно чёрными, с серебристым отливом. Словно это была не моя кровь, а какого-то другого существа, не принадлежащего к роду людскому. Вот сорвалась первая капля, за ней, почти сразу же, вторая. Я, словно заворожённый, следил за их полётом. Потом ещё и ещё...
Капли ударились о камень трона и разлетелись мелкими брызгами. Мне показалось, что я увидел какую-то чёрную щель, в глубине которой мертвенным светом переливались синие и зелёные огни, но наваждение тут же спало. Трикси стояла рядом и я почувствовал её копыто, ободряюще лёгшее мне на плечо. Я благодарно улыбнулся ей.
Луна же была очень занята. Глаза её были прикрыты, а рог сиял бирюзовым светом. Такой же ареол окутал вначале капли моей крови, а после и весь трон.
— Всё, — сказала Луна через несколько минут, когда сияние рога угасло. Аликорн поправила длинную чёлку, упавшую на глаз. — Или Вендиго явятся сюда или к утру их затянет обратно в тюрьму. Нам остаётся только ждать и готовиться.
Мучительно потянулось время. Минута за минутой плелись, словно караван по пустыне — медленно и тягуче. Луна вернулась на трон и внимательно смотрела по сторонам. Кажется, она прислушивалась к чему-то, неощутимому мной. Я уселся у одной из колонн, прямо на холодный пол, ничуть не заботясь о здоровье. Продрогшая Трикси устроилась рядом, положив голову мне на ноги. Я не смог удержаться от того, чтобы погладить поняшку по голове единственной рукой; вторая лежала на животе, согнутая в локте. Единорожка не возражала. Осмелев, я запустил руку в её шелковистую гриву. На лице принцессы снова мелькнуло какое-то смутно знакомое выражение. Я не стал строить догадок о том, что оно могло значить.
Время перевалило за полночь. Трикси, укрытая курткой, тихонько посапывала, уснув на моих ногах, я и луна бодрствовали: принцесса внимательно следила за залой, а меня мучили фантомные боли в искалеченной руке.
— Летят! — крикнула принцесса. — Трикси! Просыпайся! Ишь, пригрелась!..
Луна как-то натянуто улыбнулась на последней фразе. Единорожка сонно хлопала глазами, но быстро разогнала остатки сна. Она встала и пробежала несколько кругов по зале. Я тоже размял затёкшие ноги.
Заметно похолодало, по углам стала намерзать изморозь. Я почувствовал дежавю. Похожее я видел в первую ночь в Эквестрии, когда Вендиго вырвались из темницы. За одним из окон разгоралось бледно-синее сияние. Рога Трикси и Луны стали медленно разгораться: похоже, они готовили какие-то заклинания. Мне ничего не оставалось, кроме как укрыться за спинами пони. Это казалось неправильным, хоть я и понимал разумом, что в этой битве не помощник, только помешаю.
Тройка Вендиго влетела в одно из окон и уже привычно для меня закружились под потолком. По углам залы тут же стали намерзать ледяные глыбы. Духи заметно окрепли, их тела налились светом, а шлейфы, тянущиеся за телами, удлинились. А ещё на их груди виднелись довольно крупные медальоны, похожие на шестиконечные снежинки.
— Айс?! Но почему?! — изумлённо воскликнула Луна, заметив медальоны.
Тряхнув головой, аликорн ударила сапфирового цвета лучом из рога прямо по одному из Вендиго, но тот, никак не среагировал на этот удар, лишь его медальон покрылся сетью мелких трещин. Трикси в это время боролась с наступающим из углов льдом: откалывала его телекинезом и выбрасывала в окна. Луна пробовала самые разные заклинания, но все они затухали в защите духов. Наконец, лопнул один амулет, за ним второй и третий, но и сама аликорн уже выдыхалась.
— Вендиго набрали много энергии и получили силы из другого источника! Немедленно уходите отсюда! Я их задержу! Передайте Тии, что на Вендиго были амулеты Айс!
Неожиданно все три духа одновременно кинулись на Луну, и она скрылась под их телами, окутавшись морозной дымкой. Вендиго стали заметно бледнее, даже прозрачнее, чем тогда, когда они только вырвались на свободу, но и Луна уже ничего не могла с ними поделать. Противостояние этим тварям и их амулетам вымотало её до капли.
Трикси даже не сдвинулась: похоже, она тоже решила искупить свои ошибки. Единорожка попыталась самовоспламениться, но ей не хватало то ли сил, то ли умения.
Странная мы компания. Аликорн, восставшая против своей сестры, единорожка, которая потеряла всё из-за своей гордыни, и человек, так и не простивший себя...
Я стоял на коленях и плакал, не обращая внимания на замерзающие уже на щеках злые слёзы бессилия. Я в отчаяньи взвыл и ударил кулаком по затягивающемуся льдом полу. За что?! Почему я слаб, когда так нужен другим?! Почему такая красота должна умереть, а я жить? НЕТ!..
— Господи! Если ты есть, прошу, дай мне сил и уверенности! — горячо зашептал я. — А если тебя нет или тебе всё равно, то... Похер! Без тебя управлюсь!
Дикая ненависть к Вендиго смешалась с любовью к Луне и взорвалась фонтаном очищающего пламени. Мне стала безразлична своя жизнь: инстинкт самосохранения успешно атрофировался. Осталось только желание загнать духов в тюрьму и спасти Луняшку. Вначале воспламенились руки, затем огонь перекинулся на туловище, с него на голову и ноги. Едва пламя добралось до одежды, как она мгновенно сгорела, не оставив даже пепла. На месте покалеченной первым воспламенением руки вырос короткий огненный клинок, без крестовины и рукояти, как продолжение руки.
Было ужасно больно, но, как и в сражении с алыми корнями, боль не туманила мой разум.
Выдохшаяся Трикси повернулась ко мне лицом, почувствовав идущий от моей фигуры жар. Увидев меня, единорожка испуганно вскрикнула. Она сразу поняла, что это воспламенение меня убьёт. Я отсалютовал ей клинком и бросился к торжествующим Вендиго.
Они слишком увлеклись подавлением аликорна и не сразу почувствовали меня. А когда заметили — было уже поздно: они не успевали взлететь под потолок, где я бы не смог достать их. Я схватил одного из духов за призрачный хвост и неожиданно почувствовал, что могу его удерживать. Вендиго рванул было вверх, но лишь немного приподнял меня; остальные два духа успели взлететь под потолок и закружили там. Луна лежала на полу, вся покрытая инеем, но мне было видно, что она дышал. Слава богу, жива! Трикси бросилась к принцессе, накинула на неё мою куртку и прижалась своим телом, стараясь согреть аликорна. На лице единорожки виднелись замёршие слёзы. Похоже, не один я был в отчаянье...
Вендиго в моей обычной руке отчаянно извивался, — видимо огонь причинял ему страшные муки, -но я не отпускал его. Я с мрачным удовлетворением смотрел на страдания этой твари. Парочка верхних принялись кружить под потолком, опуская температуру. Я сразу понял, чем это грозит — если они смогут тянуть время, я просто-напросто сгорю! И я сделал единственное, что пришло в голову — придавил пленённого Вендиго и прижал к его горлу изменённую в клинок руку. Пара духов прекратила кружение и тут же бросилась ко мне. Я ожидал этого манёвра и убрал горящую ногу с горла пленника. Использовав пленённого духа в качестве дубины, сбил одного из его братьев, а навстречу второму выставил огненный клинок. Этот дух всё-таки успел изменить направление полёта и проскочил мимо меня... НЕТ! Не так! Неправильно делаю! Не зря же я столько времени потратил на изучение оккультизма и смежных областей!
Я подбежал к поднимающемуся с пола духу, волоча второго за собой и отвесил ему смачного пенделя. Не дожидаясь, пока лежащий на полу придёт в себя, бросил первого пленника рядом с ним и начертил вокруг них изменённой рукой простую пятиконечную пентаграмму, заключённую в круг, шепча молитвы на латыни. Чертил на глаз, лучи не везде были симмеричны, но для задуманного сойдёт. Один из пленников попытался выбраться, но, коснувшись воздуха над кругом, словно наткнулся на невидимую стену.
Сзади раздался громкий скрип, словно кто-то провёл льдиной по льдине. Я резко обернулся.
Вендиго нависал над Трикси и так и не пришедшей в сознание Луной. От копыт духа расходились заметные даже мне морозные струйки. Его намерения не оставляли сомнений: он пытается убить пони! Я бросился к Луне и Трикси, а дух с охотой отлетел вверх, на огромной скорости пронёсся надо мной и попытался подобрать собратьев. Видимо, он с самого начала задумывал этот манёвр, справедливо полагая, что я брошусь спасать пони. Только он не учёл пентаграммы и с разгону влетел в неё. А вот выбраться ему не удалось...
Все три Вендиго уже пришли в себя. Они вновь закрутили свой танец, разгоняясь в оставленном им пространстве. Однако, я не желал отпускать их.
— Что, твари, не нравится, когда бьют? То ли ещё будет...
Я понятия не имел как можно говорить и гореть одновременно, но у меня получилось!
— Pater noster, quits in caelis, sanctrticetur nomen Tuum...
Краем глаза я заметил, что Луна пришла в себя и теперь пытается подняться, держась крылом за Трикси. Всё-таки с ними всё в порядке...
— Adveniat regnum Tuum. Fiat voluntas Tua, sicut in caelo et in terra...
Голос мой окреп и наполнился металом. В нём слышались незнакомые мне до этого властные интонации. Словно говорил кто-то, ни капли не сомневающийся в своём праве приказывать.
— Panem nostrum quotidianum da nobis hodie.
Вендиго в пентаграмме сбились со своего танца. Я видел, как они задрожали, а их глаза наполнились ужасом. Так вам! Теперь и вы поймёте, каково это — страдать и бояться!..
— Et dimitte nobis debita nostra, sicut et nos dimittimus debitoribus nostris. Et ne nos inducas in tentationem, sed libera nos malo. Amen!
Я увидел, как в пентаграмме распахнулась чёрная щель, с бледно-синими и бледно-голубыми огоньками где-то на дне. Туда затянуло троих, ставших уже совсем прозрачными, Вендиго и трещина, с едва заметным треском, лопнула. Я чувствовал, что моё время тоже истекает. Меня радовало, что я ухожу в небытие с закрытым долгом и чувством правильности всего случившегося.
— Ван... — услышал я дрожащий голос принцессы.
— Луна, я теб...
По фигуре человека стремительно пробежала ветвящаяся огненная сеть, превратив его в светло-серую статую. Постояв пару мгновений, она с лёгким шуршанием рассыпалась кучкой пепла.