Автор рисунка: MurDareik
Глава 10. Все тайное становится явным. Кусочк фанфик "Сердце лабиринта".

Эпилог.

Конец старой истории и начало новой.

Эпилог.

Сразу после событий в кристальных пещерах.

Луна так и не смогла уснуть после случившегося ночью и Тия не нашла ничего лучше, как устроить совместную ванну. Принцессы, скрывшись от вездесущих глаз придворных, веселились в небольшом бассейне, в котором было больше мыльной пены, чем воды. Неожиданно Селестия насторожилось.

— Луна, сюда кто-то теле… — только начала солнечная принцесса, как в бассейн рухнуло материализовавшееся из воздуха, окровавленное тело.

Селестияя застыла в шоке, Луна же немедленно бросилась спасать черного единорога, который был без сознания. Он вполне мог захлебнуться. Во рту пони был стиснут какой-то фонящий магией предмет и принцесса с трудом вытащив его телекинезом отложила в сторону.

— Тия, не стой столбом! – воскликнула принцесса ночи. – Он же ранен! Я его вытаскиваю из воды, а ты осматриваешь раны.

Очнувшись от шокового оцепенения, Селестия последовала весьма разумным указаниям сестры. Пена и вода в уже окрасились в алый, но принцессам было все равно. У них прямо у копыт исходил кровью пони. Селестия хотела уж было приступить к заживлению ран, что не переставая кровоточили, как снова замерла.

— Тия, да что сегодня с тобой такое. – возмутилась синяя аликорн. — Это та ночная аномалия так на тебя повлияла?

— Нет. Его грива. – тихо произнесла Селестия.

— Что его грива?

— Посмотри на его гриву. — чуть громче ответила солнечная принцесса.

— Во имя творца! – воскликнула Луна, приподнимая копытом дымчатый локон. — Ты думаешь, что он…

-Да, Луна, он аликорн. – закончила за сестру Селестия, приступая к заживлению. — И раны весьма характерны для откушенных крыльев.

Черный пони тихо застонал явив принцессам необычайные для пони зубы. Острые, с длинными клыками.

— Но я всегда считала, что жеребцов-аликорнов не существует. – произнесла Луна, приподнимая копытом окровавленные губы бессознательного аликорна и с любопытством осматривая его зубы. – И Тия, я могу со всей уверенностью заявить, что он был перепончатокрылым!

— Это из-за фестралов, что служат в твоей страже?

— Да, уж я то насмотрелась за всю жизнь на их крылья. Может подобное строение челюсти и перепончатые крылья характерны для аликорнов-жеребцов? Почему-то этот пони мне кажется необычайно знакомым.

— Сестра, ты не о том сейчас думаешь. Гораздо важнее сейчас узнать, из-за чего он потерял свои крылья и как это связано с ночной аномалией. В то, что это совпадения, я не верю. И…

Селестию прервало громкое шипение. Обе принцессы синхронно повернули грани к восьмиграннику. На нем пузырилась кровь черного пони, губы которого были в ней изрядно запачканы.

— Ключ аликорнов! – благоговейно, в едином порыве произнесли принцессы.

В углах пластины виднелись кьютимарки Луны, Селестии, Каденс и Айс. И еще одна кьютимарка медленно проявлялась в ранее пустом углу, рядом с кьютимаркой Луны. Правильная пентаграмма, заключенная в круг.

— Он нашел ключ аликорнов и прошел возвышение! – торжественно произнесла Селестия. – Он настоящий аликорн.

— Что же с ним случилось? Тия, ты ведь уже посмотрела его память.

— Сразу же. Все очень плохо. Его прокляли и теперь в его памяти лежат ложные воспоминания. А слишком глубоко заглянуть в память аликорна не по силам даже мне. Но по проклятью мне удалось вычислить его автора. Это Кризалис.Она вновь пытается отомстить. Тут еще и свадьба Каденс и Шайнинга. Нужно увеличить стражу на улицах и даже поставить защитный купол. Думаю, брат Твайлайт с этим справится. Мы же будем поочередно дежурить, присматривая за границами.

— Тия, сейчас нужно что-то делать с этим аликорном. Мы даже имени его не знаем.

— Проклятье можно преодолеть, да и крылья вернуть. Только нужно, что бы он постоянно находился в опасных или похожих на опасные ситуации. Нужно, что бы он развивался.

— Я поняла, куда ты клонишь. Замок Полуночи. Прибежище могущественных, но немного ненормальных личностей.

— Я попрошу его лорда присмотреть за аликорном и, при случае, давать возможность восстановить крылья и память. Да и второй лорд вскоре собирается покинуть Клаусдейл.