Автор рисунка: MurDareik
На грани

Эпилог

— Где я? Как я сюда попал?

— Не волнуйся, Спайк, всё в порядке.

— В порядке? Да где я вообще нахожусь? И что вы собираетесь со мной сделать?

— Мы ничего не собираемся с тобой делать, мы просто хотим помочь.

— Обойдусь и без вашей помощи. Выпустите меня отсюда! Мне нужно найти подругу!

Из света вышла белый аликорн. Дракон узнал её. Это она была в том сне.

— Расслабься, Спайк, — её голос звучал успокаивающе мягко, — со Свити Бэлль всё в порядке.

— Откуда ты знаешь, как её зовут? Кто ты?

— Не важно, кто я, важно, почему ты здесь.

— Правда? И почему же?

— Ты хочешь узнать, что случилось тогда в лесу?

Спайка словно прошибло током.

— И что же тогда произошло?

— Ты не обычный дракон. Ты единственный дракон хранитель. Твой долг оберегать своего хозяина.

— И как же это относится к тому, что я разнес в щепки стену библиотеки и пробил насквозь тысячелетний дуб?

— Прямым образом. Ты обладаешь огромной силой. Когда твоему хозяину или другому близкому тебе пони угрожает опасность, ты становишься практически неуязвимым, а твои силы многократно возрастают.

— Так получается, что тогда Твайлайт кто-то угрожал?

— Нет. Твоя сила не может всё время спать и ей нужен выход.

— Это всё очень хорошо, но мне нужно спасти Свити!

— Ты её любишь?

— Да, я люблю её!

— Я тоже тебя люблю.

— Что?

Спайк открыл глаза. Он лежал на кровати в комнате Свити Бэлль. Единорожка лежала рядом и смотрела на него, улыбаясь.

— Я тоже тебя люблю, — проговорили белые губы.

— Фуф, Свити, — он прижал пони к себе. — Я так испугался.

— Кошмар?

— Если можно его так назвать.

Снизу послышалось громыхание.

— Что это?

— Скорее всего, еще одна партия драгоценностей от неизвестного отправителя, — Свити засмеялась.

— Кстати, я всё хотел у тебя спросить, что ты тогда сказала алмазным псам?

— Ну, я сказала, что если они меня отпустят, то тогда Рэрити будет помогать находить им камни целый месяц!

— А почему они каждую ночь возят камни к бутику?

— Просто Рэрити узнала об этом обещании.

Спайк рассмеялся и обнял свою любимую.

— Какая же ты у меня всё-таки умная.