Автор рисунка: BonesWolbach
Мир Иллюзий Навстречу новой жизни

Судьба, которую нельзя изменить

Вот и подошел к концу мой первый фанфик, над которым я работал больше почти полгода. Это предпоследняя глава, а эпилог будет завтра. Всем спасибо, что читали этот фик. Кому понравился — я очень рад и буду стараться продолжать в том же духе, кому нет — очень жаль, что не смог заинтересовать.

Героизм — качество, которым похвастаться может не каждый. Героем назвать можно только того, кто, жертвуя своей жизнью и своим будущим, идет вперед навстречу риску и опасности. В мире много героев, которым это звание дали посмертно или еще при жизни, но, к сожалению, о них начинают быстро забывать. Джаур Фаррхон, Габриэль Ангелос и многие другие герои пали на полях сражения, защищая идеалы мира, любви и гармонии, но некоторые уже забыты. Лишь немногие были удостоены чести сохранить память о себе в виде статуи. Героизм — то, без чего многие страны сгинули бы в огне, крови и лязга оружия. Без этого ценного, но очень редкого качества будущее поколение не увидело бы тот мир, каков он сейчас есть. Героями не рождаются — героями только становятся.

Мрак. Мрак полностью покрыл небеса, скрыв от жителей дивной страны ласковые лучи солнца, и обратил все в кромешную тьму. Ланс резко открыл глаза, начиная жадно поглощать воздух, который был уже не таким, как раньше. Он был каким-то другим, оскверненным, смрадным, таким, что противно вдыхать. Придя в себя и закончив тяжело дышать, он пытался понять, где находится, так как это место на комнату в доме Блади не сильно было похоже. Каменные стены, украшенные древними рисунками, некоторые из которых были весьма странными и непонятными, потолок, удерживаемый шестью подпорками, тянувшихся из самих стен. Земной пони попытался подняться на ноги, но резкая боль растянулась по всему его телу, но в ноге эта самая боль была намного сильнее. Взглянув на нее, тот увидел огромный глубокий порез, из которые до сих пор слабой струйкой текла кровь, скатываясь в небольшие углубления в полу, преобразованные в виде одной огромной пентаграммы шириной во всю комнату. Смотря на магический круг, Ланс начинал понимать, что здесь проходил ритуал, и он догадывался, какой именно. Через несколько секунд боль утихла, кроме лишь боли в ноге, но потом наступила странная пустота внутри. Радость, грусть, счастье — все эти и многие другие эмоции просто исчезли, как будто их и не было. Вот что значит не иметь души. Поднявшись на ноги, земной пони не спеша похромал к выходу из комнаты. Выйдя, тот заметил, что небо было полностью черным, как в том измерении, где он неоднократно бывал, — ни звезд, ни луны, только лишь тьма. Но, не смотря на все это, видимость была такой же, как и днем, но это еще не все странности. Оглядываясь вокруг, тот заметил, что находится на вершине древних руин, части которого были украшены теми же рисунками, что и внутри комнаты. Вдали виднелись огни, которые с каждым разом потухали, а потом вновь появлялись, но только эти огни уже были фиолетового цвета — цвета смерти и зла. Именно туда нужно держать путь. Но чтобы добраться до этих огней, придется пробираться через лес, деревья которого постоянно размахивали своими шипастыми ветвями. Проходить рядом с ними — чистое самоубийство. Единственные варианты пройти через них — это либо копать под ними, либо пролететь над ними. Первый вариант сразу отпадает, так как это, во-первых, очень долго, а во-вторых, слишком рискованно и опасно, так как корни этих самых деревьев могут ничем не отличаться от ветвей и убьют за считанные секунды. Остается второй вариант — пролететь. Но и в это возникают трудности. Попытки земного пони использовать остатки темной силы не увенчались успехом, но тот и не думал сдаваться. Кое-как, но все же, он смог образовать крылья, которые ели держались и могли вот-вот исчезнуть. Поэтому у Ланса были считанные секунды, чтобы перебраться через опасный лес. Разбежавшись, он прыгнул вниз, после чего резким взмахом крыльев остановил падение и поднялся на несколько сантиметров, но держаться на одном месте — тоже самоубийство, тем более в полете становилось все сложнее и сложнее контролировать последние остатки тьмы. То падая, то вновь поднимаясь, земной пони смог пересечь лесополосу, после чего с неким облегчением избавился от крыльев и направился в сторону огней.

С каждым новым шагом боль в ноге все разрасталась, заставляя идти все медленнее и медленнее. Ланс больше не мог терпеть эту боль, но останавливаться тоже нельзя. Поэтому ему пришлось взять волю в копыто и шагать дальше, терпя боль. К несчастью, у земного пони даже не было ни чистой ткани, ни того, чем можно было перевязать ногу, чтобы хотя бы остановить кровь. С каждой секундой мысли о том, чтобы остановиться и поискать хоть что-то, чем можно было облегчить боль, скапливались в его голове, но тот лишь откидывал их и продолжал идти по чаще, где деревья были прежними, но, к сожалению, изменения уже потихоньку начали переходить на некоторые деревья. Повернув голову, Ланс лицезрел сам процесс превращения дерева в нечто ужасное: дерево, сначала, сузилось, как будто из него высосали все соки, но потом резко из ветвей начали выскакивать шипы, а потом само же дерево вернуло свой первоначальный объем, но только уже ствол выглядел как глина — такого же цвета и эластичного состояния. Отвернувшись от него, земной пони не заметил, как оказался рядом с руинами какого-то города, но, заметив огромную табличку, тот не смог бы сдержать эмоций, если бы у него была душа. На этой самой табличке была надпись “Добро пожаловать в Мейнбург”. Глядя на эту табличку, он не чувствовал ничего, абсолютно ничего. Ни горечи, ни грусти, ни печали — ничего. Проходя мимо приветственной таблички, тот осматривал остатки его родного города. Горы пепла, оставшегося на земле, скелеты и кости как взрослых пони, так и детей, не успевших даже познать вкуса жизни, обломки домов, снесенных волной всепожирающего пламени, — все это давало понять, что Тьма без какого-либо сожаления уничтожила все. Смотря на все это, земной пони с презрением и жаждой мести произнес: — Тьма заплатит за это. Я клянусь.

После этого подул сильный ветер, который унес за собой последние остатки пепла, словно духи умерших услышали клятвенные слова и могли спокойно уйти на покой, зная, что Ланс позаботиться об их убийце. Когда весь пепел исчез с земли, оставляя лишь кости и обломки здания города, земной пони направился дальше, зная, где находится Тьма и что будет делать, когда он ее встретит. Следующее направление — Понивилль.

Спустя два часа он стоял рядом с окраиной Понивилля, откуда сразу же открывался пейзаж происходящего. Город был почти весь уничтожен, а некоторые здания пылали фиолетовым огнем. Темные твари, чья шерсть дымилась, толпой нападали на последние силы защиты, среди которых были часть королевской стражи Твайлайт Спаркл, СтарФол и некоторые единороги и земные пони, решившие защищать родных и близких во чтобы то ни стало. Одна тварь, отличавшаяся от других размером и некоторыми физиологическими признаками, такими как шипы и огромные перепончатыми, порванные в некоторых местах, крыльями, быстро летела по воздуху, издавая ужасный рев, но только это длилось не долго. Полуфестралка внезапно оторвалась от земли и, оказавшись намного выше твари, рывком сбила ее на землю, после чего через несколько секунд было видно пламя, переливающееся бело-черными оттенками, но из-за мрака этот самый черный цвет был плохо виден. Вдоволь насмотревшись на все это, Ланс направился к месту обороны пони, но не успел он сделать шаг, как огромная волна беловато-синего цвета заставила его проскользить несколько сантиметров, оставив на земле неглубокие следы скольжения. Именно эта волна очень заинтересовала земного пони, отчего тот, не теряя ни секунды, галопом направился к месту, где эта волна возникла, совсем позабыв о боли, которая сразу же дала о себе знать. Буквально за за минуту, тот достиг точки назначения, но то, что он увидел, повергло в его шок. Повсюду лежали темные твари, истекая черной, как смоль, кровью, а на земле, в свою очередь, были огромного размера трещины, что казалось земля сейчас уйдет из под ног, отправляя всех рядом находящихся в пучину земной крови — магму. В самом центре, откуда эти трещины и исходили, стояла полуфестралка, еле держась на ногах. Внезапно она содрогнулась и, харкнув кровью, упала. Быстро подойдя к ней, Ланс помог ей встать, после чего та, открыв глаза, улыбнулась: — Привет, Ланс. Где ты... был?

Слова давались ей с тяжестью, словно то, что она сделала, отняло у нее все силы. Ей срочно нужен был отдых и, возможно, какое-нибудь лечение. Поэтому, положив ее себе на спину, где она и потеряла сознание, Ланс направился к месту скопления последних выживших и сил сопротивления. Слава Селестии, что идти пришлось не далеко, так как этим самым место оказалась библиотека, где раньше и жила Твайлайт Спаркл до того, как стала третьей принцессой Эквестрии. Огромное дерево с дверью и окнами было защищено магическим барьером и двумя часовыми рядом со входом на случай, если огромная толпа тварей внезапно нападет. Подойдя почти что вплотную к барьеру, стражники-единороги с копьями и пурпурной броней, на которой стоял знак в виде метки Твайлайт, слевитировали оружие и направили его на земного пони, чем слегка его удивили.

— Уйди прочь, тварь! — угрожающе выкрикнул один из них, готовясь пройти через магический барьер и нанести смертельную рану. Конечно, земному пони было обидно, что его назвали “Тварью”, но более обиднее было то, что его приравняли к этим существам, которые непонятно откуда повылезали.

— Смотри! На его спине лежит СтарФол, дочь Флаттершай! — сказал второй своему напарнику.

— Что ты с ней сделал? Отвечай! — все таким угрожающим криком спросил первый.

— Ничего я с ней не делал. Я лишь помогаю ей. Ей нужен доктор! — безэмоциональным голосом ответил Ланс, но если бы у него была душа, то он устроил бы такую истерику, что сюда бы сбежались все выжившие и не только. Двое единорогов переглянулись, видимо, не ожидая такого поворота событий. — Если вы мне не верите, то объясните, зачем мне тогда помогать ей, если я могу убить ее? — такой вопрос застал их врасплох.

— То есть, ты не один из них? — тот кивнул. — Но тогда это значит, что ты пони. Но выглядишь ты, конечно... не очень. Больше всего похож на одну из этих тварей. — проговорил второй, опуская копье, чему последовал и первый.

— Ладно, проходи. — со вздохом произнес первый и, сделав дыру в барьере, позволил Лансу и полуфестралке войти. — И это, прости, что обозвал тебя. Я подумал, что ты...

— ... один из тех существ. Я понял и не обижаюсь, — все таким же безэмоциональным голосом проговорил он и, оказавшись под магической защитой, направился ко входу.

Внутри библиотека мало чем была похожа на саму себя. Было очень шумно, толпы пони — то лежавших с серьезными ранами, то стоявших в полном здравии — о чем разговаривали, но по большей степени темой для разговора была: “Когда этот кошмар закончится и когда мы сможем вернуться домой?” Но многим некуда было возвращаться, но и оставаться в библиотеке не вариант. Но земного пони больше всего интересовал тот факт, что у принцессы Твайлайт Спаркл есть огромный замок, куда могли поместиться почти что все жители Понивилля, защищенный крепкой стеной, откуда можно вести стрельбу из лука или магией. Тогда почему она выбрала именно библиотеку? По-видимому, это вопрос останется без ответа. Закончив смотреть, он направился к врачу, которая сейчас забинтовывала ногу бедного пони, которому не посчастливилось встретиться с темным существом. Подойдя ближе к ней, Ланс не мог поверить своим глазам — этим самым врачом была Редхарт, что заботилась о нем, пока тот лежал в больнице.

— Привет, Редхарт. Как дела? — спросил он земную пони с все той же шапочкой медсестры. Та, закончив перевязывать, обернулась и чуть не упала в обморок от страха, как и еще несколько пони, что заметили его.

— Л-Ланс? Неужели это вы? — тот только улыбнулся, чем и сказал “Да”. — Вы тоже повстречались с этими тварями?

— Да, — солгал тот, не хотя рассказывать истинную причину такого вида, хоть он и не видел, как выглядит, но готов был поспорить, что вид у него просто ужасающий.

— В твоем случае, я ничем не могу помочь, кроме лишь как забинтовать твою раненную ногу, — она вот-вот хотела приняться за перевязку, как вдруг земной пони начал снимать со спину СтарФол, которая была бессознания.

— Можешь ей чем-нибудь помочь? — Редхарт взглянула на полуфестралку и вскоре сделала вывод.

— Ей просто нужен отдых, — произнеся это, она начала перебинтовывать ногу Ланса, но перед этим она ее продезинфицировала перекисью водорода, отчего боль была невыносимой, но пришлось терпеть. После того, как она закончила, она убрала бинты в небольшую коробочку с изображением красного креста.

— Ну, вот и все. Советую не тревожить ногу, так как рана глубокая и чуть не задеты сухожилия.

— Спасибо. Слушай, ты не знаешь, где находиться принцесса Твайлайт или кто-нибудь из “ополчения”?

— Все они на втором этаже, — ответила Редхарт, подходя к следующему пациенту. После этого земной пони сразу же направился на второй этаж, откуда доносился какой-то разговор, но он был тихим, по сравнению с первым этажом. Поднявшись, он решил, что пока не стоит показываться, а для начала надо послушать, о чем идет разговор.

— Мы больше не сможем защищаться. С каждым часом их становиться все больше и больше, а Кантерлот полностью захвачен врагом, — голос принадлежал Твайлайт, но откуда он знал, что именно ей, Ланс не мог никак понять. Что насчет столицы, то он понял, что Тьма все же смогла захватить его, как в глубине его разума.

— Но и сдаваться нам нельзя! Они не пощадят нас и просто разорвут на части, и даже не пожалеют детей, стариков и раненых, — а вот этот голос точно принадлежал Блади, так как он никогда и ни с кем не спутает его.

— Но что ты тогда предлагаешь? Селестия и Луна не смогут нам помочь. Они шатаются неизвестно где, пока ее народ страдает. И это не только у нас, но еще и в Мэйнхэттане, Филлидельфии и Лас-Пегасусе. — а ведь это могут быть не единственные города, которые так же могут пасть, как Мейнбург. Поэтому надо остановить Тьму, но как? На этот вопрос земной пони не имел ответа. Он не знал, как полностью разбудить частичку темной силы, а без нее убить ее никак нельзя, но и медлить тоже нельзя. Все же решившись, Ланс вышел из-за угла, где на него сразу же уставились глаза принцессы и... любимой.

— Ланс? Ты пришел! — та сразу же бросилась к нему в объятия. — Где ты был?

— Это долгая история, — он сделал фальшивую улыбку. Та отпустила его и начала осматриваться.

— М-да, выглядишь жутко.

— Ты не первая, кто мне это говорит, но, к сожалению, я еще не видел себя.

— Ну, тогда взгляни, — произнесла принцесса, левитируя к нему зеркало, на котором были небольшие трещины, но отражение все же оставалось четким. Взглянув, Ланс увидел полностью черный цвет шерсти и такого же цвета гриву, а глаза выглядели так, как будто они были слепыми. — Блади мне много о тебе рассказывала, Ланс. О том, что ты пережил тяжелую депрессию по поводу твоего города, о вашем путешествии, о том, как ты неоднократно спасал ее. Но она не рассказала, каким образом ты это делал. — видимо, пегаска решила не упоминать об этом, но все равно придется рано или поздно об это рассказать, так что лучше это сделать сейчас. Он, взглянув в глаза его любимой, кивнул, после чего та сделала то же самое.

— Понимаете, ваше высоч... — та перебила его.

— Можно просто “Твайлайт”, — с улыбкой произнесла аликорн.

— Хорошо. Понимаете, Твайлайт, в то время во мне сидел дух, имя которой вы уже знаете.

— Неужели Тьма?

— Да, она поселилась во мне, набирая силу. Именно она и уничтожила мой город, именно она отправила меня в кому, именно она... победила вас в ту ночь и чуть не повторила ту же историю, что и с моим городом, — правда разрушенного Понивилля предстала и перед пегаской, которая даже не подозревала об этом. — Прости, Блади. Я не хотел об этом говорить, так как у тебя бы появились личные счеты, за которые ты могла бы погибнуть. А я не хочу, чтобы ты погибла.

— Значит, ты был в ту ночь? И это значит, что именно ты не позволил полностью уничтожить город? — на все эти заданные вопросы тот просто кивал.

— В тот день я только вышел из больницы спустя неделю, как вернулся из комы, — Лансу показалось, что частичка эмоций все же прозвучала в его голосе. — А теперь, правда по поводу моего вида. Я побывал в Лимбе, куда меня отправила Тьма, откуда меня и вытащил... твой отец, Блади. — такого никто из них не ожидал — ни Твайлайт, ни сама пегаска. — После своей смерти он стал проводником душ. Но, к сожалению, он смог вернуть только разум и сознание в телом, но вот душу... душу вернуть он не смог.

— Но это означает... — начала аликорн.

— Что я мертвец, не имеющий никаких эмоций, которого просто воскресили. Он вернул меня только для того, чтобы я покончил со Тьмой и спас Эквестрию, как сделан он в свое время. Это моя судьба, которую нельзя изменить, — закончил говорить он все тем же безэмоциональным голосом.

— И как же ты собираешься это сделать?

— Когда Тьма покинула меня, то оставила во мне частичку темной силы, которую мне придется пробудить. Именно ее тьма является для нее оружием смерти.

— Если это так, то... то... Я не знаю, что сказать, — самая умная, наученная аликорн, которая постоянно читает книги, не может подобрать слова. Ирония.

— Можете ничего не говорить, я вас понял. Если вы сможете отправить меня в Кантерлот, буду очень благодарен.

— Конечно. Я всегда готова, ты только сообщи когда, — с гордой улыбкой произнесла она.

— Прямо сейчас, — после его слова Твайлайт начала набирать энергию в свой рог, готовясь использовать заклинанием. В этот момент Блади быстро подошла к земному пони и, быстро повернув его к себе, поцеловала в губы, чем и обескуражила его. Во чего-чего, но этого он никак не ожидал.

— Просто... хотела пожелать удачи, — с румянцем на щеках произнесла она, отходя назад. Как только она отошла, аликорн полностью закончила заклинанием, применив его на земном пони. В мгновенье ока тот исчез, оказавшись уже в Кантерлоте — логове Тьмы.

Столица Эквестрии выглядила точно так же, что и в его разуме. Все дома были разрушены, множество трупов пони, что не смогли убежать от гнева темной сущности или же ее подопечных, лежали на улицах. Сам же Ланс оказался в доме, где творился ужасный беспорядок; осколки от дорогой посуды лежали на полу, как и книги, фоторамки и прочее. Решив не задерживаться в доме, он вышел на улицу, где сразу же встретил глазами картину, как темные твари пожирали тело мертвеца, отчего земного пони чуть ли не стошнило, но он кое-как смог сдержать рвотный позыв и не выдать себя. Медленно и как можно аккуратнее земной пони начал уходить, так как вступать в бой с ними слишком рискованно. Зайдя за угол и спокойно вздохнув, Ланс направился к дворцу, который даже с огромного расстояния выглядел ужасно. Огромные дыры в стенах, отсутствие некоторых башен и полностью выбитые витражи полностью придавали ему злобный вид. Все так же аккуратно и тихо идя по улицам и обходя каждое существо, он за полчаса смог подобраться ближе к замку, где его уже ждала Тьма, готовая прикончить. Как только он собирался войти внутрь, то из окна, окончательно разбив его, вылетел выживший пегас и начал быстро развивать скорость, но вот только это ему не помогло, и крылатая тварь, догнав его, заставила прекратить полет. После увиденного земной пони смог войти внутрь. Внутри было почти так же, как и в доме, где тот очутился — все вещи были на полу, но их было меньше из-за скудного интерьера в прихожей. Идя по коридорам к тронному залу, он постоянно натыкался на трупы стражников, убитых самыми жестокими способами и обглоданными в некоторых местах, из-за чего тот уже не смог сдерживаться, и вскоре небольшая лужа содержимого желудка оказалась на каменном полу, рядом с мертвецом. Вытерев рот копытом, Ланс продолжил идти и спустя несколько минут уже находился рядом с дверьми, но образовалась одна проблема, из-за которой ему пришлось зайти за угол, — двери защищали пони, имеющие все признаки тех темных существ, включая и дым, исходящий от шерсти. Попытавшись применить темную силу, он ничего не добился, что заставило его задуматься над тем, как он будет бороться с Тьмой. Внезапно из размышлений его вывела пентаграмма, появившаяся перед ним, и из которой стрелой вылетела Блади в Кровавом Раже прямо на охранников, прикончив тех буквально за несколько секунд.

— Блади? Что ты здесь делаешь? — поинтересовался тот, выходя из-за угла.

— Да так, решила помочь. И, вижу, я как раз вовремя. Послушай, один ты не сможешь, так что давай я лучше буду защищать тебя, не давая ни одной твари попасть в тронный зал, — такая идея была очень кстати, так как во время боя с темной сущностью могли слететься все ее подопечные. Земному пони нечего было делать, кроме как кивнуть в знак согласия.

Тронный зал ничем не отличался от того, что был в глубине его разума — такой же полуразрушенный и с кучей трупов королевской стражи, которым не удалось защитить своих правительниц, так как те были прибиты к стене с помощью странных темных гвоздей. На троне сидела она — Тьма, аликорн черного окраса и с пылающей того же цвета гривой, чьи хищные красные кошачьи глаза смотрели прямо на земного пони, но через некоторое время появилась еще и злобная самодовольная улыбка. Встав с трона, она в мгновение ока оказалась вплотную с Лансом.

— Так-так-так, Ланс, что ты здесь делаешь? Ты же сейчас должен быть со своей женушкой Блади и семьей. Что, семейная жизнь тяжка или женушка очень уж страшная? — в ее голосе звучала некая насмешка.

— Чтобы прикончить тебя я из самого ада могу вернуться, — он пытался это произнести с гневными нотками, но из-за отсутствия эмоций у него это не получилось.

— А, понятно. Тебя вытащил тот пегас крови, что сейчас сопровождает души в рай и ад, отец той пегаски, что сейчас охраняет двери, — тот не ожидал, что она будет знать об этом. — Ты же знаешь, что зря пришел сюда. У тебя даже нет сил сражаться со мной, так как всю силу я уже давным-давно у тебя забрала. — но, кажется, она не знает, что частичку силу все же оставила.

— Если потребуется, я убью тебя и без силы, — все так же без эмоций прорычал Ланс.

— Твоя храбрость похвальна, но ты не сможешь этого сделать. Видишь Селестию и Луну? — она указала копытом на прибитых аликорнов. — Они тоже попытались меня победить, но ты видишь, к чему это привело. Но если ты так хочешь, я могу тебя прикончить и дать возможность воссоединиться с твоей семьей, — эти слова она произнесла со злобной улыбкой.

— Попробуй, — этими словами земной пони спровоцировал Тьму, после чего та, даже не пользуясь рогом, прибила его темными осколками к стене, что вызвало просто неописуемо-ужасную боль. Пытаясь вытащить ногу из осколка, тот лишь усилил боль, которая все же заставила его остановиться.

— Можешь даже не сопротивляться, ты ничего не сможешь сделать, — шепотом она произнесла эти слова, приблизившись к уху земного пони, чтобы ты мог все четко слышать. — А теперь, ты умрешь, как должен был умереть пятнадцать лет назад! — образовав на копыте темный клинок, та резко ударила его в сердце. Но тот не умер, а лишь ухмыльнулся. В тот момент его темная сила пробудилась, и он это почувствовал. Грива и хвост быстро начали менять цвет на фиолетовый, вспыхивая, как огонь, что сделали и копыта, глаза покраснели, и из них начал исходить кроваво-красный дымок, но вот зрачки остались все такими же “слепыми”. Как только Ланс принял темный облик, растворив темные осколки, что пригвоздили его, и со всей ударил бронированным копытом прямо по лицу темной сущности, отчего та опешила. Твердо оказавшись на ногах, он принял боевую стойку. Битва, решавшая дальнейшую судьбу пони и Эквестрии, началась.

Тьма, придя в себя, сразу же исчезла в дыму, оказавшись позади земного пони, о чем тот уже знал и, как только та появилась, сбил ее ударом по ноге, а потом и по затылку. После этого прижал к полу, готовясь уже нанести смертельный удар в голову, но та успела прийти в себя и темной магией откинула Ланса назад, оставляя сильный ожог в области шеи. Теперь был ее черед атаковать. Ударив ногой по полу, образуя в ней небольшую трещину, она быстро окружила себя темными осколками, шипами, стрелами и смертельными змеями, что вызывают удушье при попадании в легкие. Не давая даже тому прийти в себя, она начала атакаовать всем этим, часть которой успешно попадала, образуя кровоточивые раны. С трудом, но все же, земной пони смог прийти в себя, образуя перед собой щит из темной пелены, защищавший от всех атак Тьмы, которые та не переставала совершать, образуя все новые и новые осколки, шипы и стрелы. Быстро приняв облик дыма, тот оказался слева от нее, но та уже знала об этом и, как только тот появился, его тело пронзили шипы, появившиеся под ним, но это его не убило. Так же растворив их, как и осколки, он смог вызвать те же осколки, что и Тьма, только они были намного крупнее, что сыграло свою роль, так как те пронзали любой щит темного аликорна, какой либо тот не был. Приняв в себя целую армаду летящей смерти, Тьма ели могла держаться на ногах и, даже не смотря на то, что регенерация почти залечила все ее раны, готовилась упасть. Ланс решил закончить бой и, ударив двумя передними ногами по земле, отчего его тело полностью покрылось фиолетовыми линиями, которые то закручивались, то ветвились, и некоторыми символами, обратил весь тронный зал во мрак, откуда начали лезть темные когтистые лапы, тянувшиеся прямо к темному аликорну, что пыталась сопротивляться. Но в конце-концов они ее схватили, начиная тянуть в свои стороны, пытаясь порвать на части, и, пока та страдала от боли, Ланс подошел к ней и, подняв копыто, превратил броню на копыте в клинок, покрытый длинными зубьями и древними символами, приготовился нанести последний и окончательный удар, после которого битва будет окончена. Но вдруг на лице Тьмы появилась улыбка.

— Ты не знаешь, что делаешь. Твоя душа еще до сих пор находится в Лимбе, а это значит, убив меня, ты убьешь себя, — похоже, этими словами она хотела остановить земного пони, но только лишь злобно ухмыльнулся.

— Я знаю об этом, — это были последние слова, какие темная аликорн услышала до того, как клинок пронзил ее сердце.

Мрак, что заполонил небеса исчез, позволяя солнечному свету проникнуть в тронный зал, что был весь разгромлен. Тьма была повержена, а вместе с ней и ее подопечные, что просто испарились, превратившись в странную пыль, а эмоции, которые были отняты у того, вновь вернулись. Ланс, вытащив из тела клинок, вновь превратил его в броню на своей правой передней ноге. Озарив мертвое тело врага, тот направился к аликорнам, что еще были в бессознательном состоянии. В этот самый момент в зал ворвалась Блади, собираясь сообщить радостную новость, о которой земной пони и так уже знал, но вскоре она передумала. В это время Ланс уже поглотил темные осколки, освободив сестер-правительниц из болезненного плена. Как только он это сделал, то сразу же почувствовал очень странное чувство, которое давало знать, что его время пришло. Повернувшись с пегаске крови, Ланс увидел, что на ее лице была радостная улыбка, но вот ему улыбаться незачем. Подойдя к ней, он произнес грустным и полным сожаления голосом: — Прости меня, Блади. За то, что поступаю так же, как и твой отец.

— В смысле? Ты о чем? — радостная улыбка исчезла с ее прекрасного лица, когда она поняла о чем идет речь, так как маленькие частички начали отлетать от тела земного пони, улетая высоко в небо. На ее глазах начали выступать слезы, которые вскоре начали скатываться по ее щеке, падая прямо на каменный пол.

— Те приключения, что мы с тобой преодолели — это было самое лучшее, что могло произойти в моей жизни. Ты — самое лучшее, что могло произойти в моей жизни. Когда нужно, ты всегда могла поддержать. Когда нужно, ты всегда могла помочь. Я люблю тебя, Блади, знай это. Но судьба решила, что я не могу остаться. — его слова, проникая в глубь души, вызывали все больше и больше слез. Все это он произносил с доброй и ласковой улыбкой, как будто он уже смирился с его жестокой и несчастной судьбой. Приблизившись к ее лицу, он поцеловал ее, чем та ответила взаимностью. Продлилось это не долго, так как большая часть его тела уже исчезла. — Прощай... Блади, — эти слова стали последними до того, как его тело окончательно превратилось в прах, и несильный ветер унес его, оставив пегаску одну. Закрыв глаза, откуда до сих пор шли слезы, и натянув улыбку, она произнесла.

— Прощай, Ланс.