Автор рисунка: aJVL
Глава 7: Фантазии Глава 9: Старые раны

Глава 8: Аврора

Первый том
Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Two
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редактор: Pifon
Версия Google Docs Фикбук
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Сладко зевнув, Куно открыла глаза и с урчанием потерлась о мягкие перья крыла Вардена.

Ченджлинг обняла пегаса, устраиваясь поудобнее в теплой постели. Тот потянулся и зевнул.

Продолжая тихо урчать, ченджлинг принялась нежно покусывать его здоровое крыло.

— До-о-э-оброе утро! — она снова зевнула, вытягивая копыта вдоль спины пегаса.

— Доброе, — отозвался Варден, переворачиваясь на другой бок, лицом к ченджлингу.

— Ну, какие у тебя на сегодня планы? — спросила она, уткнувшись носом в белую грудь.

Варден задумчиво хмыкнул, потянулся и вздохнул.

— Пора бы посадить семена Авроры и проложить тропинки...

— Тропинки? — в замешательстве спросила Куно.

Пегас кивнул и поцеловал ее в нос.

— Ага. Если в двух словах, то я беру кисточку, особую смесь, и "рисую" тропинку на скале, вдоль которой Аврора будет расти.

Куно задумчиво кивнула.

— Теперь расскажи-ка, как ты собрался добираться до плантации? Ты же не можешь летать. Кое-кому придется тебя туда отнести!

Варден замер, затем печально кивнул.

— Да... Кое-кому, похоже, действительно придется...

— Не беспокойся, — ободряюще улыбнулась Куно, — я всегда рядом. Для тебя я готова на все — только скажи!

Варден задумчиво хмыкнул, затем расплылся в хитрой улыбке.

— Ну, как раз есть одно дело, с которым ты справишься гораздо лучше меня. Но для этого совершенно незачем выбираться из кровати...

Хихикнув, Куно поцеловала его в лоб, затем в шею, затем еще ниже.

— Я на тебя отвратительно влияю.

— Отвратительно — это относительно, — мудро заметил пегас, откидываясь на подушку и закрывая глаза.

* * *

Варден стоял над плитой и жарил сосиски, мурлыча под нос какой-то мотивчик.

Это замечательное блюдо представляло из себя перемолотую смесь овощей и злаков, завернутую в оболочку из топленого карамельного сахара — сытный и калорийный завтрак, которого должно хватить на целый день. Как раз то, что нужно.

Рядом уже стояла тарелка с парой сосисок, щедро приправленных ярко-красным соусом.

На кухне тем временем объявилась сонная Куно. Протерев глаза и почесав спину, она уставилась на сковородку.

— Пахнет вкусно, — авторитетно заявила она. Поднявшись на задние копыта, она поставила передние на стол и склонилась над тарелкой, внимательно изучая содержимое.

— Еще бы! — ответил пегас.

Бросив взгляд в сторону ченджлинга, он добавил:

— Это мои. Твои жарятся.

Куно зловеще ухмыльнулась, хватая готовую сосиску.

— Чур, моя!

— Я же сказал, что это моя.

— Уже нет! — отозвалась она, отбегая в сторону с добычей.

— Я бы не советовал, — пегас приподнял бровь, — Она...

— Моя! — закончила за него Куно. Не отрывая взгляда от пегаса, она медленно провела языком вдоль сосиски и нежно обхватила губами ее кончик.

Варден молча смотрел.

Прищурившись, ченджлинг лизнула конец сосиски, широко открыла рот и, заглотив добрую половину, принялась деловито ее посасывать.

Варден отставил сковородку в сторону.

— Я достану молоко, — сухо сказал он.

Куно с негромким "чпок" вытащила сосиску изо рта и в недоумении уставилась на пегаса.

— Что-о? Я тут тебя соблазняю, между прочим! Мог бы и...

Внезапно она замолчала, в ужасе распахнула глаза и глубоко вдохнула.

Через секунду она бешено трясла копытами и дико скакала по кухне в поисках какой-нибудь — какой угодно! — жидкости.

Варден с выражением "я-тебя-предупреждал" на лице протянул ей стакан молока.

С приглушенным стоном она схватила стакан и опустошила его в три глотка.

Прикончив молоко, она отдышалась, высунула язык и принялась тереть его копытом, подпрыгивая на месте.

— Многовато перцу? — усмехнулся пегас.

— Ч-чудовище! — прошипела она в ответ, все еще пытаясь придти в себя.

Варден поднял со стола брошенную сосиску и отправил ее в рот, тщательно пережевывая.

Проглотив, он вздрогнул и удовлетворенно хмыкнул.

— Остренько!

— Как ты можешь это есть! — спросила Куно, наливая себе еще стакан молока, — Это же чертовы токсичные отходы!

— У каждого уважающего себя садовода в этих краях должна быть грядочка с хорошим перцем, — пояснил Варден, — Я как раз нашел баночку отменного молотого перца из своих старых запасов сегодня утром. Совершенно о нем забыл. Он неплохо настоялся.

Куно хмыкнула, не отрываясь от молока.

Пегас обезоруживающе улыбнулся.

— Я тебя предупреждал.

— Ты не сказал, что сдобрил свою порцию гребаным адским пламенем! — простонала ченджлинг.

— Главное — не три копытами глаза. И... прочие чувствительные части тела. И вообще, помой их хорошенько. Несколько раз.

Куно злобно оскалилась.

— О-о-о! Когда я забеременею — я либо сделаю тебя своим персональным рабом, либо заменю вазелин в спальне этим самым зельем!

 — Мне кажется, я замечу.

— Не заметишь. Я тебя заколдую, — сладко пригрозила она.

Варден покачал головой.

— Ты не станешь так рисковать своей самой ценной собственностью.

Куно застонала.

— Так не честно! Я даже не могу тебя нормально запугать, потому что ты знаешь ,что дальше угроз дело не дойдет!

— О, ты наполнила мое сердце ужасом! — Варден поцеловал ее в нос и нежно потерся щеками, — Большой, страшный ченджлинг!

— Однажды ты придешь домой, а там тебя будет ждать злобная королева ченджлингов! Она поймает тебя, свяжет и будет делать с тобой все что вздумается, и ты будешь сам виноват!

— О, попробуй, рискни! Свяжи меня и заставь молить о пощаде! Вот только о пощаде потом умолять будешь ты!

Ченджлинг издала еще один протяжный стон.

— Не вводи меня в искушение!

— А я уже ввел! — ответил пегас с довольной ухмылкой, возвращаясь к сосискам, —

А теперь, коль скоро мы покончили с пустыми угрозами — давай завтракать.

Куно жалобно закатила губу.

— Тогда, можно, я буду эротично обсасывать сосиску, а ты будешь притворяться возбужденным?

Варден рассмеялся и, наклонившись, поцеловал ее в щеку.

— Дурашка!

— Сексуальная, соблазнительная и привлекательная дурашка! — поправила она настойчиво.

— Сексуальная, соблазнительная и привлекательная. Но — дурашка!

* * *

На время перелета Куно превратилась в пегаса. В копытах она держала драгоценный груз — шкатулку с семенами.

Варден хромал рядом, груженый тысячей совершенно необходимых мелочей, кое-как рассованных по двум объемистым ведрам. Одно из них висело у него на шее, другое примостилось на спине, между крыльев, и опасно покачивалось при каждом шаге. Помимо всего прочего, из ведер торчали разного размера совки и лопатки, маленькая укрепленная магией складная лестница, куча бутылочек, баночек и железная фляжка с чистой водой.

Оставив ущелье позади, они оказались на знакомой полянке. Ручейки по прежнему струились по скалистым стенам. Повсюду рос мох. Авроры больше не было — во время расследования по делу Даггертейла ее осмотрели, внесли в каталоги и уничтожили в соответствии с решением суда, на котором Вардену пришлось свидетельствовать.

Неофициально, около дюжины следователей было в курсе, что Даггертейла убила именно Куно. Официально же его смерть до сих пор считается самым жестоким самоубийством в истории столичной криминалистики.

Поставив ведра на землю, Варден достал среднего размера совок и направился к скале.

— Просто... стой здесь. Я подготовлю тропинку, и мы займемся посадкой.

Куно уселась на землю и аккуратно поставила шкатулку с семенами рядом. Варден тем временем работал совком, прорезая в густом мху дорогу для будущей лозы. Задумчиво мурлыча под нос, он взбирался вверх по скале. Комья зелени сыпались вниз, на землю. Удовлетворенный формой тропинки, пегас спустился на землю и убрал совок в ведро. Из другого ведра он извлек бутылочку с прозрачной жидкостью и пипетку. Глубоко вдохнув и задержав дыхание, он открутил крышку, набрал немного жидкости, закрыл бутылку и аккуратно поставил ее на землю.

— Что это? — с любопытством спросила Куно.

— Концентрированная кислота, — ответил пегас, поднося пипетку поближе и внимательно разглядывая содержимое, — Необходимо очистить камень от остатков мха, чтобы он не мешал Авроре.

Куно кивнула, но по ее лицу было ясно, что она ничего не поняла. Варден улыбнулся.

— Сейчас сама увидишь.

Взобравшись обратно наверх, пегас уронил несколько капель на только что вырытую дорожку, избавляясь от остатков вездесущей растительности. Пара движений обернутым плотной тканью копытом — и девственно чистая поверхность камня засверкала на солнце. Варден с присущей ему методичностью обработал каждое место дважды.

Расчистив тропинку, он прополоскал пипетку в одном из ручейков, затем вернулся к ведрам, извлек на свет бутылочку с розовым раствором и махнул Куно, чтобы та принесла семена.

Схватив ящичек, она вместе с ним подошла к основанию скалы, где растение ждала свежая тропинка.

Открыв крышку, Варден внимательно осмотрел одно из семян и принялся копать. Через несколько секунд он остановился. Копнул еще раз. Опять становился. Снова копнул. Подсыпал в ямку горсть земли. В конце концов пегас удовлетворился результатом, взял пипетку и капнул несколько капель в ямку, после чего аккуратно поместил туда одно из семян. Затем он смочил раствором само семечко, и из него немедленно выполз свежий росток.

— Придерживай ее так, чтобы она росла вдоль скалы. Смотри, чтобы не обвивалась вокруг копыт! — предупредил Варден, взбираясь наверх.

Куно удивленно моргнула, но послушалась, аккуратно прижимая росток к камню. Варден тем временем поливал раствором только что расчищенную дорожку.

— Что это за розовая дрянь?

Варден поморщился от боли в колене.

— Особый экстракт, стимулирующий рост растений. Смесь болиголова, одного из сортов острого перца и пары сорняков.

 — Болиголова? — хихикнула Куно.

Пегас покачал головой. На полпути к вершине скалы Варден оступился и повис на одном копыте. Больная нога не выдержала: он с треском свалился на землю, приземляясь на покалеченное крыло и вскрикивая от боли.

Куно бросилась на помощь.

— Не отпускай Аврору! — прошипел пегас, прижимая уши.

Ченджлинг неуверенно остановилась и, недовольно ворча, вернулась к растению. Варден сумел подняться на ноги, смахнул крылом слезы, подошел обратно к скале и вновь полез вверх.

— Ты как? — обеспокоенно спросила Куно.

— М-тлично... — пробормотал он, продолжая орудовать пипеткой вдоль тропинки во мху. Через четверть часа подготовка была завершена.

Варден с улыбкой протянул Куно пипетку. Та прижала уши, но, поколебавшись, осторожно взяла ее.

— Что мне делать?

— Тропинка готова. Просто капни на растение и прижми покрепче к камню, — объяснил он, тяжело опускаясь на землю.

Куно неуверенно огляделась по сторонам и прикусила губу.

— Может, лучше ты сам?

— Ни в коем случае, — выдохнул пегас, ложась на живот и вытягивая ноющие крылья в стороны.

Бросив ему последний нервный взгляд, ченджлинг прижала поросль к скалистой стене и надавила на пипетку. Последняя капля розового раствора упала на росток.

Аврора ожила. Она почти моментально выросла на дюжину сантиметров. Куно с опаской смотрела на растение, вытянутыми копытами держа его вплотную к камню. Почуяв тропинку из раствора, Аврора начала впитывать его, стремительно увеличиваясь в размерах и взлетая вверх по скале. Куно со священным трепетом наблюдала, как лоза пожирает метр за метром, следуя по намеченному Варденом пути к вершине. Через минуту растение замедлило рост, достигнув конца пропитанной питательным раствором тропинки.

Варден устало улыбнулся.

— Ну вот, готово.

Куно продолжала пялиться на удивительное растение.

— Так быстро выросло...

— Раньше, пока я не придумал "тропинки", начальный период роста требовал постоянного контроля, — довольно улыбнулся Варден, — Кому-то приходилось постоянно торчать рядом с растением и направлять его. Скобы и прочая фиксация не помогали — в лучшем случае они были бесполезны, в худшем мешали росту и убивали лиану.

Куно покачала головой.

— Ты определенно знаешь свое дело.

Варден гордо указал на свою кьютимарку.

Закатив глаза, Куно отошла от скалы и уселась рядом.

— А куда посадим остальные семена?

— Мы их не будем сажать.

— Что-о?

— Во-первых, тут и так мало места. Во-вторых, слишком много работы. Я потребовал три штуки только на случай, если первые два не выживут. Аврора часто умирает. Оставшиеся можно будет кому-нибудь отдать, пускай попробуют вырастить.

Куно кивнула, прижалась к пегасу и погладила его по плечу.

— Как ты себя чувствуешь?

Варден покачал головой.

— Не очень-то.

Ченджлинг нежно поцеловала его в щеку.

— Хочешь, я слетаю за чудо-травкой?

Пегас снова покачал головой.

— Не надо, я просто очень устал. Лети домой, я отдохну немного и вернусь.

— Улететь и бросить тебя тут одного? — в ужасе спросила она.

Варден приподнял бровь.

— Боишься, что Аврора сожрет меня заживо, как только ты отвернешься?

— Ты понимаешь, о чем я!

— Я уже не маленький, Куно, — сказал он с мягкой улыбкой, — Я просто хочу немного передохнуть, вот и все. Лети домой, испеки какой-нибудь торт.

— Торт?! — она радостно запрыгала по полянке, затем замерла, прикусив губу, — Не меняй тему!

— Торт, — повторил Варден, поднимая копыто, — Дома.

Куно застонала, затем страстно поцеловала его.

— Ты злой и вредный пегас, и будешь за это наказан! — отвернувшись, она пробежала пару шагов и взлетела в воздух, — Но сначала я испеку торт!