Автор рисунка: MurDareik
Возвращение короля (часть 3) Часть команды - часть корабля

Чудо

По моему неплохо получилось.
Как бы я ни старался, мне не удалось избежать диалогового стиля. Хотя, может оно и к лучшему.
Решил воспользоваться функцией автаматического отфарматирования, или как там оно называется... Короче, если найдете ошибки, сообщайте.

Ладно, проду ждите на следующей неделе

Всё было как в тумане. Звуки битвы. Крики друзей. Его противник. Перед глазами промелькнули две вспышки. Фиолетовая, потом синяя.

Дышать становится все труднее. Легкие просто отказывались работать.

Лязг металла становился всё дальше и дальше. Его куда-то несут? Или противник отступает?

Рядом лежит чье-то тело. Сложно разглядеть.

Кунка?

Что-то прикоснулось к нему. Кажется его поднимают.

Тело становится таким легким. Боль начинает улетучиваться, а вместе с ней и все остальные ощущения.

Яркий свет окончательно ослепляет его. Громкий звук бьет по ушам, затем наступает тишина.

Кто-то шепчет? Нет, смеётся…

Это он.

Это смех Остариона.

Селестия молча смотрела на карту Эквестрии в военном зале. Клаудсдеил был потерян два дня назад и с тех пор становилось все хуже и хуже. В первый же день Остарион отбил одну десятую часть страны, захватывая территории сразу по двум направлениям. Те башни, которые они установили, лишь замедляли короля мертвых, но не могли остановить.

Неожиданно над одной из деревень, находившихся недалеко от линии боев, засиял голубой шарик. Коснувшись его копытом, Селестия услышала голос местного капитана стражи.

— Ваше Высочество, все жители эвакуированы.

— Хорошо, отступайте и объедините ваши силы с Блу Айроном. Какая ситуация с могильниками?

— Мы… — голос на мгновение дрогнул. — Мы нашли один.

— Уничтожьте его.

— Там покоятся мои родители! — шарик засиял чуть ярче, после чего померк. — Простите меня, ваше Высочество. Я просто…

— Я понимаю, сержант. Но если вы не хотите, чтобы ваши покойные родные напали на ещё живых членов семьи, вам придется сделать это.

На пару секунд в зале воцарилось молчание.

— Есть.

После этих слов шарик упал обратно на карту, утонув на её поверхности. На месте деревни появился флаг с подписью «Тринадцатая Манхетенская рота. Сержант Рэд Бит».

Неожиданно двери военного зала распахнулись. Обернувшись, принцесса увидела стоящую в дверях Ланаю и Шайнинг Армора.

— Я ждала вашего появления. Проходите.

Не медля ни секунды, оба единорога вошли внутрь.

— Ваше высочество, я получила ваш приказ явится в Кантерлот, — поклонившись, произнесла Ланая.

— Мне нужно знать, как продвигается ваша работа с башнями. Мой указ был выполнен?

Единорожку слегка поежилась, вспоминая увиденное ею за последний час, после чего ответила.

— Да, всё готово. Но некоторые башни показали несколько… неожиданный эффект.

«Ну конечно» — пронеслось в голове у аликорна, — «Этого следовало ожидать».

— Опишите мне их.

— Как мы и ожидали, башни стали прочее, сильнее, теперь они могут поражать до семи целей сразу.

— Я имела в виду «особые» случаи.

— Две башни на востоке… как бы это сказать… били призраков, которые подбирались вплотную к ним, на манер молотка. Под другой, на северо-западе, появлялся синий крест, обведенный кругом, каждый раз, когда её атаковали силы Остариона. При этом, башня издавала громкий звук, который был слышен на весь поселок. Ну, а у последней, тоже на северо-западе, выросли ноги и она отступала вместе с основными силами.

Закатив глаза, Селестия слегка улыбнулась.

«В этом весь он».

— Ваше высочество, меня не покидает вопрос, зачем вы дали Дискорду доступ к нашей главной оборонительной системе? — подал голос Шайнинг Армор.

— Посылать его на передовую слишком рискованно. Остарион смог подчинить себе вендиго и мы не знаем, сможет ли он так же обратить Дискорда. Но и отказываться от его силы мы не можем, возможно, она сыграет ключевую роль в этой войне. Поэтому, мы нашли ему самое безопасное занятие.

— Дав контроль над всеми вышками в стране? — Шайнинг Армор из-за всех сил сдерживался, чтобы не закричать.

— Нет, только над теми, что на передовой.

Захотев было возразить, Шайниг Армор заметил укоризненный взгляд принцессы и молча отвел глаза.

— Ваше высочество, я хотела спросить вас о Юрнеро, — в голосе пси-мага звучали нотки волнения, как бы сильно она не хотела их скрыть. — С тех пор, как его доставили в ваш госпиталь, я ничего не слышала о нем.

Улыбнувшись, Селестия подошла к единорожке и положила копыто ей на плечо.

— Ваш друг выжил и скоро придет в себя. Хотя его раны действительно были ужасны, но все же мой личный врач смог исцелить его так же, как и мою сестру после нападения на Кантерлот.

— Спасибо вам, — Ланая облегченно вздохнула, наконец узнав о судьбе друга.

Кивнув головой, Селестия обернулась к белому единорогу.

— Шайнинг Армор, что по поводу вашего проекта? Мы выделили вам наших лучших магов и надеемся на то, что вы действительно сможете спасти Эквестрию.

Улыбнувшись краешком губ, правитель Кристальной Империи ответил.

— Все готово.

Джаггернаут неподвижно лежал на больничной койке, окруженный мистическими рунами, поддерживающимися пожилым единорогом золотого окраса. Рог старика излучал белоснежные искры, которые обволакивали тело пегаса словно вторая кожа. По лбу лекаря стекал пот, а ноги начали слегка подкашиваться, но, не обращая на это внимание, он лишь усилил заклинание, подходя к его финальной части.

— Ещё немного, — прошептал целитель, после чего искры сменили свой цвет на светло-голубой.

Сияние на мгновение усилилось, после чего тело пегаса вздрогнуло от проходящей сквозь него магии. Через пару секунд, рог единорога погас, а за ним и искры, окружающие воина острова Масок.

Протерев лоб платком, целитель подошел к двери, раскрывая её. За ней стояли Дейвион и Кунка, о чем-то перешёптывающиеся. Увидев мага, оба герои прекратили свой разговор, ожидая его вердикта.

— Жить будет, — немного раздраженно произнес целитель, проходя мимо них. — Можете зайти, пока я не вернусь.

Не медля ни секунды, пони забежали в палату. Юрнеро все ещё лежал на постели, даже не повернув головы. Переглянувшись, адмирал с рыцарем подошли почти вплотную к койке.

— Как думаешь, он в сознании? — спросил Дейвион.

— Наверное нет, — ответил Кунка. — До собрания целый час, может…

— Где я? — неожиданно послышался голос Джаггернаута.

— Юрнеро! — в унисон выкрикнули герои, подбегая к лежачему другу.

— Дейвион? Кунка? — удивленно произнес пегас. — Что случилось? Я думал, что погиб.

— Нет, пока нет, — улыбаясь ответил драконий рыцарь. — Хотя если судить по твоему поведению в Клаудсдейле, ты очень старался отправиться к Всевышнему.

Тяжело вздохнув, Юрнеро попытался сесть на кровать. Внезапно, Джаггернаут осознал одну ужасную вещь.

— Я ног не чувствую…

— Это потому что у вас их нет, — послышалось со стороны дверного проема.

— Что? — чувство ледяного страха на секунду охватило все тело пегаса.

— Шутка! — гадко смеявшись ответил входящий в палату целитель, неся в руках светящийся тотем. — Врачебный юмор, вам не понять.

— Знаете, — голос земнопони в латах начал зловеще понижаться. — Если бы вы минуту назад не вытащил его с того света, я бы за подобные шутки отправил вас прямиком к Разору.

Еще немного посмеявшись, единорог подошел к пегасу. Его рог озарило золотое свечение и в ту же секунду Джаггернаут вновь почувствовал все свои конечности, а вместе с ними и ноющую боль во всем теле.

— Небольшой паралич, что бы вы ни смогли навредить себе, пока идет курс лечения.

— Что со мной случилось? — спросил Юрнеро, кряхтя от боли.

— О, если бы мне не довелось лечить раны аликорнов, то я бы назвал ваш случай самым интересным в моей практике, — улыбнувшись, доктор достал из кармана какой-то сверток и раскрыл его. — Перечисляю. Четырнадцать переломов, в том числе и открытых. Две черепно-мозговые травмы, причем я до конца не уверен, смогли ли мы вылечит вторую, Селестия запретила снимать с вас маску. Если вдруг перестанете чувствовать запахи, рекомендую сразу идти к нам. Многочисленные ушибы, два вывиха. И моя любимая часть, ровно десять колотых ранений! Сэр, вам пробили желудок и легкое, вы потеряли почти два литра крови. Если бы не состояние стазис, в который вас погрузила принцесса Луна, спасать бы мне было нечего.

Шокированный Юрнеро медленно повернул голову в сторону Дейвиона. Заметив этот жест, земнопони слегка кивнул головой, подтверждая слова целителя.

— Ладно, я ещё раз доказал, всей Эквестрии, что я лучший доктор, а теперь простите, мне нужно идти к другим пациентам. Если вы испытываете некий дискомфорт, то знайте, это побочный эффект от заклинания паралича, скоро пройдет.

С этими словами, единорог величественно вышел из палаты, закрывая за собой дверь.

— Тот пегас действительно сильно тебя потрепал, — произнес драконий рыцарь.

— Кажется, он так же напал на Кунку…

— Пф, Юрнеро, обо мне не беспокойся. Я легко отделался и в тот же день вернулся на передовую. Тот старик действительно мастер своего дела, не хуже Громобоя.

Поднявшись с кровати, Юрнеро начал озираться в поисках своего меча.

— Где Яша?

— Её забрала Ланая, — ответил земнопони в латах. — Кстати, ты знаешь, что твой меч неплохо проводит магию?

— Где она сейчас? — хмуро спросил пегас.

— Кто? Яша, или Ланая? — не понял адмирал.

— Не придуривайся!

— Успокойся, Юрнеро, — вступился Дейвион. — Твой меч все еще у нашей общей подруги, которая так же будет присутствовать на сегодняшнем военном совете.

— Тогда идем в замок, — произнеся это, пегас в маске направился в сторону выхода.

Твайлайт молча сидела в военном зале, ожидая других членов совета. Рассматривая карту Эквестрии, девушка с задумчивостью наблюдала за надписями, бегающими по всему ландшафту. Большая часть из них принадлежала солдатам Эквестрии, хотя порой находились и фамилии из Кристальной империи, но их было немного.

Аликорн помнила, что Кейденс вместе с Шайнинг Армором вызвались предоставить убежище для внушительной части беженцев, так как Кристальное сердце было одни из величайших артефактов Эквестрии, способное дать защиту огромное территории. Из-за всего этого империя была надежным тылом Эквестрии способная изготовлять все необходимое для войны, от пищи до оружия.

Неожиданно дверь зала распахнулась и в ней вошла Ланая.

— Добрый вечер, ваше высочество, — с этими словами единорожка села за стол.

— Здравствуйте, — кивнула головой Твайлайт.

После неё в зал вошли другие герои, усаживаясь за свои места. Каждый из них так же поприветствовал аликорна, опустился на свое место за столом. Никто из них не говорил ни слова, все четверо были увлечены картой, на которой прямо сейчас происходили боевые действия.

Спустя несколько минут, один из стульев провалился в пол на половину, а на нем оказался слегка потрепанный, но очень счастливый Дискорд. Вслед на ним зашли Шайнинг и Кейденс, тепло поприветствовав Твайлайт, а за ними и Селестия с Луной.

— Как я вижу, все в сборе, — улыбнулась Селестия, заходя в зал. — Хорошо, тогда начнем. Дейвион, Кунка, что вы можете сообщить нам о боях на передовой? Как мне доложили, вы оба вызвались в авангард.

— Позвольте мне, — произнес драконий рыцарь, вставая с места. — По всему западному направлению идут затяжные бои. Войскам приходится не сладко, однако нам удалось сдержать наступление по этому направлению. В течении последних четырех часов нападения прекратились, но отбить уже захваченные территории не вышло, Вендиго образовали глухую оборону. Мы с капитанами приняли решение воспользоваться передышкой и возвести укрепления. Так же, они запрашивают еще четыре башни около реки Мисури, мы подозреваем, что следующая атака будет там.

— Вы видели Остариона в бою? — спросила Луна.

— Только в тот день, когда пал Клаудсдеил. Он ещё несколько часов сопровождал свою армию, после чего исчез.

— Кунка, что вы можете сказать?

— У нас похожая ситуация, но о дополнительных башнях запрос не поступал. Они… даже не знаю, как это сказать…

— Да ладно тебе, Черная Борода, — рассмеялся Дискорд. — Так и скажи, что эти прелестные сооружения следовали за вами. Кажется, кто-то из ваших солдат даже катался на них.

— Откуда вам это… — начал было Кунка, но Селестия перебила его.

— А что по поводу Остариона можете сказать вы?

Прокашлявшись, адмирал повернулся к принцессе.

— У нас его не было. Если честно, последний раз, когда я видел самого Остариона лично, был ещё у нас дома, в его замке.

— Думаете он отступил? — спросила Твайлайт.

— Возможно, хотя я не понимаю зачем, — задумчиво произнесла Ланая.

— Может, он узнал о нашем оружии? — предположила Кейденс.

— Оружии? — переспросил Джаггернаут. — Каком?

— О том, что способно покончить с угрозой Остариона, — ответил Шайнинг Армор. — Но тот факт, что Остарион опять исчез, делает его бесполезным.

— О чем вы говорите? — непонимающе спросил синий единорог.

— Мы нашли способ, как убить Остариона, — неожиданно сказала Ланая.

В зале повисла тишина, нарушаемая лишь звуками передвигающихся надписей на карте, напоминающих звук пишущего пера.

— Тем не менее, — произнесла Селестия. — Пока мы не знаем точного местоположения Остариона, нам не удастся его применить.

Внезапно, двери в военный зал распахнулись. Повернувшись на шум, принцесса вместе с героями увидела стоящего в дверях тяжело дышащего Скайбендера.

— Ваше величество… — запыхаясь произнес пегас. — Я знаю, откуда Остарион взял войска…

— Что? — удивленно спросила Селестия, подлетая к капитану стражи Клаудсдейла.

— Тот… воин… который был с ним… Айрон Скай… Он основатель моего рода, — глубоко вдохнув, пегас сел на пол. — Он был похоронен в Старых Королевствах.

— Это имеет смысл, — задумчиво произнесла Луна, осматривая остальных членов совета, явно не понимающих, о чем говорит пегас.

Первым сообразил Дискорд.

— Так вот где он взял Вендиго! — ехидно усмехнувшись, Дискорд на секунуд исчез и появился в качестве изображения на карте. — Только легче нам от этого не станет, хи хи хи. Нельзя просто так взять и попасть в Старые Королевства.

— Он прав, — согласилась Селестия. — Наземным путем не получится, Вендиго уже давно превратили те единственные переходы в дороги смерти. Пробиваться сквозь них… у нас на это нет времени. По воздуху тоже не получится. Теперь, когда он контролирует Клаудсдеил, это самоубийство.

— А зачем нам вообще туда идти? — спросил Дейвион.

— Там находятся три королевства, которые были основными государствами до появления Эквестрии, — объяснила Луна. — И там же похоронены три народа, ранее населявших эти земли: пегасы, единороги и земнопони. Вспомните его нападения. Каждый раз, Остарион приходил только с одним видом пони, если не считать Вендиго.

— Он ищет третье кладбище! — осенило Юрнеро.

— Именно, — кивнула Луна. — Ему остались только земнопони, те, кто понес больше всего потерь во время Великого Раздора.

— Если он найдет их, мы не сможем отбиться, — мрачно произнесла Селестия. — Он уже не будет выжидать, он бросит в бой все, что у него будет. Поэтому мы должны помешать ему, пока еще можем.

— Да, но как нам туда попасть? — спросил Дейвион.

В зале воцарилась тишина.

Спустя несколько секунд размышлений, Селестия повернулась в сторону синего единорога.

— Кунка, я слышала, что вы давно мечтали вернуться во флот.

Адмирала буквально парализовало от услышанных слов.

— Ха… ха-ха… ХА-ХА…ХА-ХА-ХА!!! — Кунка судорожно рассмеялся, а по лицу морского волка потекли слезы радости.