Автор рисунка: aJVL
Воссоединение Новые союзники

Падение

Рейнбоу Деш тихо посапывала на облачке недалеко от Понивиля. Успев выполнить всю работу раньше назначенного срока, голубая пегаска по привычке решила вздремнуть пару часов, предварительно закрыв солнечный диск небольшой тучкой, которую она припасла специально для такого случая. Ей было всё равно, что ещё час назад в Вечнодиком лесу бушевал дракон, обрушивая на лес потоки льда. Когда жизнь превращается в одно большое приключение — такие вещи перестают удивлять. Тем более, что сейчас дракон исчез, и Понивилю больше ничего не угрожало.

— Ммм, да, да Сорин, я тоже очень люблю… пироги, — сквозь сон проговорила улыбающаяся пегаска. – Ты же угостишь меня, Сорин?

К сожалению, у солнца были свои планы на счёт Рейнбоу Деш. Стоило произвольному зонтику немного отодвинуться в сторону, как яркий свет ударил по векам летуньи, пробуждая ту от сна.

Угрюмо посмотрев на тучу, пегаска взлетела с облака, намереваясь вернуть её на прежнее место, чтобы вновь заснуть. Поднявшись повыше, Деш случайно бросила взгляд на окрестности Понивиля, в котором из-за появившегося дракона стало непривычно шумно. Нет, никакой паники не было, но жители города вовсю обсуждали эту новость, просто не давая пегаски возможности заснуть.

Случайно Деш увидела появившихся новичков. Адмирал шёл вместе с ЭпплДжек в сторону фермы. Оба везли за собой приличного размера тележки, забитые саженцами. Кунка сразу понравился бойкой пегаске: одним своим видом он внушал доверие и уважение, чем не могли похвастаться его друзья.

Ланая за чем-то заходила в библиотеку Понивиля, попутно озираясь по сторонам. Во время возвращения из Вечнодикого леса ЭпплДжек успела шёпотом передать подруге, что эта единорожка что-то скрывает, причём очень тщательно. В какой-то момент в голову Деш пришла мысль ворваться в библиотеку и выбить у чародейки признание, причём неважно какое. Однако, вспомнив те уроки, которые она вместе с подругами усвоила во время их приключений, пегаска решила оставить новенькую в покое, по крайне мере на время.

А вот другой половины «пришельцев», как Пинки в шутку назвала появившуюся четвёрку, нигде не было видно, по крайне мере с этой стороны города. Но, решив не заострять на этом внимание, Рейнбоу Деш вновь легла на облако, закрывая глаза.

— Джагернааааааут! – донеслось снизу.

Не успев ничего сообразить, пегаска почувствовала сильный жар, обжегший её спину и испаривший облако под ней. С болезненным криком Деш замахала крыльями, повиснув в воздухе. Посмотрев вниз, она увидела шокирующую картину.

Под ней на задних ногах стоял Юрнеро, держа передними копытами рукоятку меча, удерживая равновесие лёгкими взмахами крыльев. Напротив него стоял Дейвион, прикрываясь щитом и держа в правом копыте меч, прикрепленный к латам какими-то замками. Оба противника ещё пару секунд молча смотрели друг на друга, после чего произошло то, что окончательно шокировало Деш: земнопони, сделав глубокий вдох, поразил Юрнеро огненным потоком, доносившемся изо рта первого. Джаггернаут среагировал молниеносно – сделав прыжок в сторону, усиленный резким взмахом крыльев, он легко уклонился от пламени, и в таком же прыжке, но уже в сторону Дейвиона, бросился в атаку.

Деш чувствовала, что обязана остановить их, пока они не убили друг друга. Не долго думая, она стремительно взлетела вверх, набирая высоту для Радужного удара.

Ранее в этот же час.

— Вот хорошее место, — сказал Джаггернаут, спускаясь в небольшой овраг. – Тут местные _ нас не заметят.

— А ты хорошо придумал с тренировочным боем, Юрнеро, — одобрительно кивнул земнопони в латах. – Если нам придётся столкнуться с Остарионом в этом мире, то нужно приспособиться к нашим новым телам, или бой не выиграть.

Друзья встали напротив друг друга, доставая оружие.

Обнажив меч, Дейвион снял шлем, и с помощью зубов закрепил рукоятку в углублении на металлическом нарукавнике с помощью небольших ремешков, крепящихся крестообразным способом. Драконий рыцарь прекрасно помнил, как получил это нововведение в своей броне.

Ещё до войны, даже до того, как он стал полукровной, ему предстояло сражаться с одной виверной, терроризирующую его родной дом. Когда он встретился с ней, тварь почти сразу же прокусила ему правую кисть. Из-за раны Дейвион не смог держать меч, и ему пришлось сражаться со зверем, используя лишь щит. Его спасло лишь вовремя подошедшее подкрепление, сумевшее отпугнуть зверя и ранить его в крыло. Однако рыцарь не собирался останавливаться на достигнутом, ему нужно было убить зверя, тем более что не способная летать виверна была куда менее опасным противником. Залечивать руку человеку было гораздо дольше, чем залечивать виверне своё крыло, и молодой Дейвион понимал это. Когда он вернулся домой, то отдал кузнецу сломанную часть доспеха, попросив у него некоторое улучшение. Сперва кузнец сильно удивился заказу, но, не смотря на это, взялся за работу. На следующий день нарукавник был готов. Когда рыцарь вновь встретился со зверем, он вновь был вооружен своим мечём, надёжно креплёным к доспеху на руке. И в этот раз бой закончился окончательной победой Дейвиона.

Сейчас же драконий рыцарь был несказанно рад тому, что сохранил свой старый доспех.

Однако у Юрнеро, в отличие от его напарника, сразу возникли трудности со своим оружием. Из-за отсутствия пальцев он никак не мог удержать Яшу в копыте.

— Я видел, как местные удерживают предметы_с помощью рта, или вот так сгибая копыто, — Дейвион показательно пошевелил суставами у копыта. – Это похоже на то, как мы сгибаем кисть.

Джаггернаут молча посмотрел на рыцаря, после чего попытался так же взять меч. Яша на удивление хорошо держалась в таком положении, но всё же это было крайне неудобно.

— Так не пойдёт, — помотал головой Юрнеро. – Даже если я смогу парировать удары из такого положения, то атаковать элементарным выпадом _ будет уже невозможно. Другой вариант _ тоже не подходит: я не собираюсь снимать маску, только что бы взять оружие.

— У тебя есть другие варианты?

— Я ещё хотел кое-что опробовать в лесу , — Джаггернаут задумчиво посмотрел на свою спину.

Недолго думая он скинул плащ, и распахнул крылья. Взяв катану в оба копыта, он уже собирался упасть, но резкий взмах крыльями удержал его в стоячем положении. Теперь Юрнеро мог уверенно стоять на двух ногах, удерживая равновесие с помощью расправленных крыльев. Для практики самурай сделал насколько взмахов оружием, и небольшой выпад вперёд, придавая себе ускорение быстрым взмахом крыльев. Держа Яшу в обоих копытах, Юрнеро наконец нашёл максимально удобную для себя стойку. По крайне мере на столько, на сколько это было возможно.

— А вот теперь начнём наш бой, — произнёс земнопони, смотря на пегаса в маске.

— Джагернаааааут!

Кунка неспешно прогуливался по рынку Понивился, осматривая прилавки местных торговцев. Он предпочёл добывать информацию о новом месте и его жителях самым простым для него методом – исследованием повседневной жизни местных. Адмиралу уже приходилось дважды несколько раз попадать в абсолютно новое для него место, так что опыт у морского волка был. Этот раз Адмирал считал своим счастливым – пони не только не нападали на него, но и говорили на его родном языке, что не могло не радовать.

Отовсюду слышались голоса торговцев, рекламирующих свой товар, и споры покупателей, пытающихся сбить цену. Эта атмосфера была привычна Кунке, он не редко ходил со своим коком по подобным местам, ища продовольствие для команды. Неожиданно синий единорог увидел знакомое лицо, копошащееся около двух тележек с саженцами деревьев.

— Чёрт, да где же он? – ворчала ЭпплДжек, ища кого-то в толпе. — Не приведи Селестия узнаю, что он баре у Берри Панч, от я ему устрою…

— Вы кого-топ потеряли, моя дорогая? – подал голос Кунка, подходя к земнопони в шляпе.

— Кунка? – ЭпплДжек повернула голову в сторону единорога. – Да, я жду своего брата. А что вы тут делаете? Я думала, что вы с друзьями.

— Мы решили разойтись. Понимаете, возможно, нам придётся остаться в этом городе ненадолго, так что я решил осмотреть окрестности.

Кунка старался максимально точно подбирать слова. Сейчас, когда неожиданно появившиеся члены его отряда пошатнули его легенду, ему нужно было быть максимально честным с этой пони, да и со всеми жителями этого города, но при этом не выдавать своих истинных целей. В противном же случае Адмирал рисковал потерять остатки доверия перед местной жительницей, как и её возможную помощь. Если бы город был больше, то он, как и его отряд, ещё мог бы позволить себе такую роскошь, но в таком маленьком поселении как Понивиль новости расходятся очень быстро. Недоверие со стороны жителей этого мира точно бы не поспособствовало поиску Остариона.

Но к счастью ЭпплДжек вновь начинала теплеть по отношению к адмиралу, поверив его словам.

— Ясно, — понимающе кивнула фермерша. – Если так, то, может быть, вы видели моего брата? Он высокого роста, примерно как вы, красного цвета, а на крупе кьютимарка в виде разрезаного зелёного яблока.

«Так вот как называются эти символы!» — усмехнулся про себя единорог.

— Нет, такого точно не видел, — покачал головой адмирал. – А зачем он вам?

— С тележками помочь, — ЭпплДжек кивнула головой на две телеги около неё, до отказа забитыми саженцами каких-т деревьев. – Это новый сорт, я уже несколько недель мечтала посадить его у себя на ферме. Только сегодня выкупила их у торговцев. Да вот, к сожалению, они везли их на двух тележках. Ладно бы их прикрепить друг за другом можно было, я сама бы увезла, так ведь нет. А Биг Маг…

— Стоп стоп, — Кунка перебил фермершу. – То есть все, что вам нужно, это ещё один пони?

— Не просто пони, адмирал. Эти телеги весят куда больше, чем кажутся, так что нужен кто-то достаточно сильный для этой работы.

— Хм, может быть, я могу помочь? – спросил Кунка.

— Эмм, простите, адмирал, но кажется я достаточно точно выразилась, что мне нужен кто-то физически сильный. А за единорогами это качество не наблюдается.

Для Кунки подобные слова звучали как вызов, который он просто не мог не принять. Не слушая собеседницу, адмирал молча подошёл к телеги и самостоятельно запряг себя в неё.

— Поверьте, Кунка, лучше этого не делать, — покачала головой ЭпплДжек. — Моя подруга Рарити уже пыталась как-то поработать у меня на ферме. Ничего хорошего из этого не вышло.

Единорог лишь с усмешкой посмотрел на фермершу, после чего молча потянул телегу за собой. Она действительно была довольно тяжёлой, но за годы службы во флоте Кунка заработал отличное телосложение и большую физическую силу. Он демонстративно прошёлся вокруг шокированной ЭпплДжек, после чего остановился перед её лицом с видом победителя.

— Ну что, моя дорогая, — усмехнулся единорог. – Показывайте дорогу.

ЭпплДжек ещё пару секунд молча смотрела на адмирала, после чего встрепенулась, и быстро, запрягшись в телегу, пошла в сторону своей фермы, ведя за собой Кунку, лукаво улыбающегося ей.

...

Твайлайт неугомонно металась по библиотеке, доставая одну книгу за другой. Ещё никогда ей не попадались такие ярые любители литературы, как Ланая: единорожка в восточных одеждах уже заканчивала девятую книгу по истории, не смотря на то, что находилась в библиотеке всего полчаса! Она читала с невероятной скоростью, не задерживаясь на одной странице больше чем на пару секунд. Когда Твайлайт увидела это, она поначалу сильно удивилась, и даже немного разозлилась на посетительницу за её пренебрежительное отношение, но когда та за пару минут рассказала ей теорию о появлении первых аликорнов, указанную во втором томе «Истории Эквестрии», её удивлению не было предела. Она попыталась выпытать у Ланаи секрет такой скорости, но та наотрез отказывалась раскрывать его, и лишь просила принести ей очередную книгу. Но так как лучший помощник Твайлайт, Спайк, отсутствовал в Понивиле, по просьбе Зекоры, молодому аликорну было очень найти нужную посетительнице книгу. Как назло, Ланая не просила просто следующий том, она заказывала какую-нибудь иную книгу, вроде «мифов древней Эквестрии» или «Загадки мироздания звёзд», что бы лучше узнать прочитанный материал. И что самое интересное, все книги, которые запрашивала единорожка, были целиком и полностью посвящены истории, географии, практической магии, и другим научным темам. Среди них не было ни одного романа, написанного лишь с целью убийства времени.

— И так, — произнесла пси маг, откладывая ещё одну книгу в сторону. – Можно мне теперь что-нибудь про теорию Великого Магического Взрыва?

— Но ты же всего две минуты назад попросила меня найти тебе об основателях Кристальной Империи! – немного запыхаясь, произнесла Твайлайт.

— Да, я помню, — кивнула головой единорожка.

Твайлай уже собиралась начать искать книгу о запрошенном материале, как вдруг, на улице послышался какой-то шум. Через пару секунд, дверь в библиотеку распахнулась, и в помещение вошёл королевский гвардеец-пегас. Он тяжело дышал и почти не мог стоять на ногах, а его золотая броня вся была в следах засохшей крови.

— Ваше величество, — тяжело проговорил он. — Кентерлот… Кентерлот захвачен.

Лион молча шёл по разрушенному залу дворца, осматривая плоды своих стараний.

Весь пол был покрыт огромными трещинами, из которых торчали каменные шипы, с насаженными на них телами дворцовой стражи и простых пони. Кровь ручьями вытекала из их разорванных тел, образуя огромную лужу, покрывающую весь зал.

— Неплохо, — улыбнулся себе Демног. — Обилие магии в этом мире действительно помогает в заклинаниях. Ладно, пора возвращаться к Остариону.

Оберувшись, колдун сделал несколько шагов в сторону выхода, но внезапно остановился, услышав слабый хрип за шипами. Сразу же послышалось какое-то шипение, доносящиеся со стороны тех же шипов.

— Тише, иначе он заметит нас, — взмолилась молодая единорожка, держащая на одном копыте раненого гвардейца, и, прижимая другим маленького жеребёнка, молча плачущего в шерстку матери.

От страха, сердце кобылки бешено билось в груди, заглушая остальные звуки. Она была живой свидетельницей той бойни, которую устроил единорог в зале, с ужасной рукой вместо копыта. Она своими глазами видела, как он разбрасывал стражу своими заклинаниями, и смертельными лучами, исходящими из этой пальцев этой самой руки. Она сама чудом избежала смерти: когда единорог только ворвался в зал, его первое же заклинание убило нескольких гвардейцев, но спрятало её вместе с сыном от глаз этого монстра. К сожалению, её мужу, которого она пришла навестить вместе с сыном, повезло гораздо меньше, заклинание частично задело его, разбив ему его доспех на ноге, и пробив копыто. От боли, он потерял сознание, но продолжал хрипеть при каждой попытке вздохнуть.

От увиденного, единорожка почти потеряла рассудок, но удержалась от безумия благодаря своему материнскому инстинкту. Она должна была защитить своего сына, что она сейчас и пыталась сделать.

Неожиданно, с обратной стороны шипов послышался какой-то хлопок. После него, наступила гробовая тишина.

Преодолевая страх, единорожка немного выглянула из-за укрытия. На том месте, где по звукам только что стоял единорог, никого не было.

— Он ушёл, — улыбаясь, прошептала кобылка своему мужу. – Он наконец-то…

— Ушёл? – за её спиной раздался зловещий голос.

От страха, кобылка резко повернулась на звук.

В двух шагах от неё стоял Лион, молча сверля взглядом единственных выживших. Он не мог поверить, что допустил такую оплошность. Кобылка попыталась что-то сделать, но демног тут же ударил её копытом в грудь и прижал к шипам, после чего улыбнулся, и открыл рот. Единорожка почувствовала ужасно неприятное чувство, словно её силы просто испаряются. На неё тут же накатила волна слабости, и она уже не видела, как демонический колдун допивает остатки её магии. Закончив трапезу, Лион вновь отошёл на два шага и направил на выжившую семью свой рог, но неожиданно остановился, словно размышляя о чём-то. Спустя пару секунд, Лион вновь улыбнулся своим жертвам, и направил на них свою демоническую руку.

-Умрите от моей руки, — с усмешкой сказал колдун.

— Нет, пожалуйста… — взмолилась единорожка.

Рассмеявшись, колдун выпустил из пальцев сразу три луча, ударившие в членов семьи.

На этом, их жизнь прекратилась. От мощи магического удара, их тела разорвало на кровавые куски.

Лион ещё раз рассмеялся. Раньше, что бы провернуть подобный трюк, ему был нужен магический скипетр великого Аганима, или другой, не менее сильный источник магии. Но в этом мире, в котором магия едва ли плавала в воздухе, он избавился от этой необходимости.

Неожиданно, руку колдуна свела страшная судорога. От боли, Лион вскрикнул, и упал на пол.

— Ничего, — сквозь слёзы боли проговорил он. – В первый раз, было практически так же… Надо будет потренироваться.

Прилагая титанические усилия, Лион встал на ноги, и двинулся в сторону тронного зала. Он не хотел лишний раз злить Остариона.

— Что? – рог Твайлайт погас, и множество книг, до этого удерживаемые в воздухе телекинезом, упали на пол.

Фиолетовый аликорн непонимающе смотрела на вошедшего гвардейца, сообщившего ей об этой новости. Она не могла поверить в услышанное. У Ланаи же эта новость вызвала сильный интерес. Прикрывшись книгой, она прислушалась к разговору.

-Как это могло произойти? Что с принцессой Селестией и принцессой Луной?

— Мы не знаем, — ответил пегас. – Когда произошло нападение, принцессы были в Кристальной империи. Капитан стражи так же послал к ним гонца, надеюсь, он успешно добрался.

— Хорошо, я соберу остальных носителей элементов, и мы сразу выдвинемся в Кристальную империю, — немного успокоилась Твайлайт, но тут же задала новый вопрос. – Но кто это сделал? Кто напал на нас?

«Сейчас всё станет ясно» — подумала про себя Ланая, непроизвольно наклонившись в сторону стражника, в ожидании ответа.

— Мы не знаем. Они выглядели как мёртвые единороги, — начал говорить стражник с дрожащим голосом. – Они шли на нас безумной толпой, постоянно атакуя заклинаниями. Их лидером был аликорн по имени Остарион.

Этого было достаточно. Отбросив книгу, Ланая побежала в город, на поиски остальных членов отряда, что бы сообщить им об услышанном. Отведенный ею час на поиски информации ещё не истёк, так что искать их на площади было глупо.

Внезапно, колдунья услышала звук взрыва, и сразу же увидела огромную волну радуги, бегущую по небесам со стороны вечнодикого леса.

Не долго думая, единорожка свернула на дорогу, по которой совсем недавно Юрнеро с Дейвионом ушли тренироваться.

Земнопони в латах и пегас в маске тихо лежали на разных сторонах оврага, отброшенные неожиданным взрывом. От звуковой волны, созданной радужным ударом, у обоих заложило уши, и сейчас ошарашенные герои глупо смотрели на что-то кричащую им Рейнбоу Деш, подбегающую то к одному дуэлянту, то к другому.

Тяжело дыша, Дейвион попытался подняться на ноги, но был остановлен копытом пегаски.

— Как ты это сделал?! – рыцарь наконец-то смог разобрать крики Рейнбоу.

— Что сделал?

— Не прикидывайся! – ещё громче выкрикнула Деш. – Я видела, как ты дышал огнём! Как ты это сделал?

Дейвион молча смотрел на пегаску, не зная, что ей ответить. В его родном мире мало кто знал о его способностях, так как подобного рода превращения сильно пугали простых людей. Они сразу начинали считать его порождением тьмы, и брались за оружие, пытаясь изгнать его со своей земли. Лишь Альянс, и единицы исключений, принимали его дар.

«Но это иной мир» — подумал про себя рыцарь, — «Возможно, тут всё иначе. Хотя с другой стороны, если я ошибаюсь, то мы точно не сможем остановиться в этом городе. Что же делать?».

Однако долго думать Дейвиону не пришлось, так как оклемавшийся Юрнеро взял решение сложившийся проблемы на себя. Воспользовавшись тем, что голубая пегаска отвлеклась на его друга, Джаггернаут молча подкрался к ней со спины, и нанёс точный удар рукояткой Яши по голове Рейнбоу Дэш, от которого последняя моментально потеряла сознание.

— И так, — начал Юрнеро. – Что будем с ней делать?

— Ты меня об этом спрашиваешь?! – в гневе закричал драконий рыцарь. – Ты только что вместо решения одной проблемы создал две! Зачем ты её вырубил?!

— Продолжать разговор было рискованно. Кунка старается расположить к нам местных , а ты второй раз практически сводишь на нет всю его работу.

— Неужели? – ехидно спросил Дейвион. – Хорошо, ты прервал неудобный разговор, молодец. Но что ты будешь делать, когда она очнётся? Да и вообще, что ты будешь сейчас делать с телом?

Настпило неловкое молчание. Юрнеро действительно не представлял, как выйти из положения. Все идеи, которые приходили к нему на ум только усугубили бы ситуацию.

И вновь помощь пришла оттуда, откуда её никак не ждали.

— Дейвион, Юрнеро, собирайтесь, — выкрикнула друзьям Ланая, стоявшая на краю оврага. – Я знаю где искать Остариона.

Рыцарь с Джаггернаутом молча переглянулись. Они понимали, что встреча с королём скелетов неизбежна, но они не ожидали, что она произойдёт так рано.

— Каков наш план? – спросил Юрнеро.

— Сейчас идём в город за Кункой. Потом ты…

— В этом нет нужды, моя дорогая Ланая, — произнёс подбегающий адмирал. – Я тоже увидел тот взрыв.

Синий единорог серьёзно посмотрел на чародейку, всем своим видом показывая свою готовность к битве.

— Хорошо, — кивнула Ланая. – Юренро, выбирайся из оврага, и эту пегаску тоже вытащи. Дейвион, ты можешь принять форму дракона?

— Пегаску? – непонимающе спросил Адмирал, после чего бросил взгляд на лежащую без сознания Рейнбоу Деш. – Какого чёрта вы тут устроили?!

— Не сейчас, Кунка, — Юрнеро остановил единорога, попутно беря пегаску в копыта, и выпрыгивая из ямы с помощью резкого взмаха крыльев.

Как только в овраге появилось достаточно места, Дейвион озарился огненной вспышкой, после чего на его месте появился чёрный дракон, хмуро смотрящий на команду.

— Хорошо, — произнесла чародейка. – Ты отвезёшь нас в Кентерлот.

— Что?! – взревел дракон под смех адмирала.

— Пойми, в этом мире ты намного больше, чем в нашем, — пояснила единорожка. – Мы спокойно поместимся на твоей спине.

— Даже если так, во время полёта вы не сможете удержаться на мне, — помотал головой Дейвион. – Я бы понёс вас в лапах, только двух. А как быть с третьим?

— Постой постой, — отсмеявшись, сказал Кунка. – У меня появилась отличная идея!

...

Глаза Юренро понемногу привыкали к темноте. Он уже мог различать огромные белые столбы, вплотную прилегающие друг к другу, образовывая вокруг него сплошную стену. Он чувствовал холод и влагу в округе, пропитывающую его шерсть насквозь. Снаружи его темницы были слышны разговоры его друзей, наверняка обсуждающие его положение. К сожалению, а возможно и к счастью, он не мог разобрать, что именно они говорят, но Кунка определённо говорил насмешливым голосом, в то время как у Ланаи слышались спокойные, или даже грустные нотки. Она могла сейчас быть на его месте, но почему-то, мучился именно он. Спасала лишь выучка острова масок и медитация, которой он сейчас решил заняться. Это было всяко лучше, чем просто жаловаться на свою судьбу.

Однако мысли о предстоящем сражении не давали ему сосредоточиться. Когда они шли за Остарионом в своём родном мире, у них был чётко выработанный план как покончить с королём скелетов, но в этом мире многое было по-другому, и уверенность в победе понемногу покидала Джаггернаута.

Снаружи вновь послышались смешки Кунки, главного виновника в его положении.

— Сволочь, — тихо прошептал пегас.

— Поверить не могу, что он согласился! – кричал адмирал чародейке, лёжа в лапе Дейвиона, летящего в сторону города.

— Поверить не могу, что ты вообще предложил это, — осуждающе прокричала Ланая, лежащая в другой лапе их друга. – Дейвион, лети к водопаду над городом, там мы сможем подготовиться к атаке.

Чёрный дракон молча кивнул, после чего чаще замахал крыльями, набирая высоту. Спустя несколько минут он достиг указанной цели, осторожно опускаясь на берег горной реки, из которого открывался хороший обзор на столицу Эквестрии. Бережно отпустив Кунку и Ланаю из лап, Дейвион лёг брюхо, положив голову на землю. После этого, дракон осторожно открыл пасть, из которой вышел мокрый, и очень злой Джаггернаут. Через секунду, дракон утонул в огне, из которого тут же вышел земнопони.

— Ни. Слова, — угрожающе произнёс Юрнеро, проходя мимо Дейвиона и Кунки.

Адмирал с драконим рыцарем серьёзно посмотрели на пегаса, после чего молча подошли к водопаду, где уже стояла Ланая.

Их взору открылась грустная картина павшего города. Белокаменные стены города были разрушены в нескольких местах. Улицы были завалены телами пони самых разных видов, около которых сейчас бродили отряды скелетов единорогов, патрулируя местность. Взрывы изуродовали некогда величественные башни, где сейчас, так же как и на улицах, располагались бастионы костяных стражей. Лишь замок каким-то чудом избежал разрушения, но предполагать, что он стал убежищем для выживших, было глупо, так как след из тел жителей вёл прямиком к открытым воротам, из которых армия короля вывозила на телегах трупы и складывала их на землю в ряды, подготавливая к перерождению в новых рекрутов.

— Знакомая картина, не правда ли? – спросил Дейвион Ланаю.

— Всё в стиле Остариона, — кивнула чародейка. — И так, будем придерживаться нашего старого плана?

— Да, всё равно другого нет, — согласился адмирал. – Вот только, у нас есть одна проблема. В прошлой битве нас прикрывал целый альянс, так что все силы можно было сосредоточить на Остарионе. Но сейчас, Альянса нет, а армия этой костяшки есть. Что будем делать?

— Распределение сил, — выкрикнул Юрнеро, умываясь водой из реки. – Кто-то из нас _ будет сдерживать скелетов, а остальные _ займутся Остарионом.

Друзья переглянулись между собой. В словах Джаггернаута был смысл.

— Но постой, — произнёс Дейвион. – Тогда у него появится численное превосходство. Мортред, Лион, Демног – они все наверняка там.

— Сомневаюсь, — задумчиво произнесла единорожка. — Скорее всего, Остарион взял с собой на захват города только одного или двух из его приближённых. Остальные где-то далеко.

— Почему ты так реши… — начал было Кунка, но внезапный взрыв прервал его вопрос.

На Кентерлот летело несколько колесниц запряжённых пегасами, в которых сидели единороги, обстреливая армию Остариона боевыми заклинаниями. Впереди всех летело два аликорна, защищающие свои войска вражеских заклинаний. Все участники битвы были одеты в золотые доспехи, за исключением тёмно-синего аликорна, носившего металлическую броню.

— Господа, думаю сейчас самое подходящее время для атаки, — бойко выкрикнул Кунка, выхватив свой меч из ножен полем телекинеза.

Залезайте мне в лапы! — сказал Дейвион, уже превратившийся в дракона.

Кунка и Ланая быстро вскочили на лапы, в которых дракон вёз их всю дорогу. Все выразительно посмотрели на Джагернаута.

— Нет, — покачал головой Юрнеро, расправляя свои крылья. – Я пегас _ смогу спланировать вниз.

— А если нет? – спросил дракон.

— Поймаешь меня. Не проглоти, — с этими словами Юрнеро разбежался, и прыгнул с обрыва, ловя потоки ветра.

Следом за ним взлетел Дейвион, резким виражом опустившийся под летящего пегаса, что бы ни сбить его ветром от крыльев.

...

Призрачный аликорн прогуливался по тронному залу, рассматривая стеклянные витражи, на которых были изображены самые важные события в Эквестрии. Ему нравилось лицезреть историю павших перед ним городов, прежде чем разрушать их и перестраивать на свой манер. Сейчас он был доволен своей добычей – если верить изображениям на витражах, в этом городе обитали довольно могущественные маги. Но сами же картинки казались королю слишком слащавыми, поэтому он с удовольствием разбивал их своим любимым заклинанием.

Остановившись на витраже с каким-то козлоподобным змеем и шестёркой пони под ним, он услышал шаги, доносящиеся со стороны входа.

— И так, Лион, как продвигается зачистка замка? – спросил Остарион подошедшего к нему единорога.

— Почти закончена. Осталось только одно помещение.

— Хм, и почему же ты сперва не проверил его, прежде чем идти ко мне на доклад? – улыбаясь спросил Остарион.

После удачного взятия первого города, у короля мёртвых было прекрасное настроение. Он уже начинал верить в то, что план Варлока сработает, и через несколько недель он вернётся в свой родной мир с новой армией, намного превосходящей по силе старую.

Лион сразу заметил это, поэтому решил позволить себе лишние привольности.

— Этим помещением является библиотека. Там точно прячутся выжившие, я слышал их перешёптывание, но бить не рискнул. Ваше величество, там содержится огромный объём знаний, которые возможно смогут помочь нам в дальнейших походах. Я уверен, Дэмног с радостью бы их изучил. Но мои заклинания несомненно бы разнесли половину стеллажей, или даже больше…

— Иным словами, — прервал его Остарион. – Ты хочешь, что бы я занялся ими сам?

— Если вас это не затруднит, — поклонился Лион.

Сейчас, Лиону было противно каждое его действие, но соблазн узнать новые боевые заклинания толкал его на эти поступки. Он не хотел прислуживать королю мёртвых, и даже знал один способ, как покончить с Остарионом, но сейчас ему не хватало сил. Он желал изучить новые, мощные заклинания, с помощью которых смог бы покончить с королём, и отплатить ему за своё унижение в прошлом.

— Хм, — задумался аликорн. – Знаешь, я ведь так и не смог использовать рапиру при взятии замка, стражи слишком быстро умирали. Пора бы уже использовать это оружие.

Достав телекинезом своё оружие, Остарион собрался уже идти, как вдруг в зал влетел магический снаряд, взорвавшийся перед ногами аликорна.

— Каково чёрта?! – взревел Остарион, отпрыгнув от взрыва.

Не медля не секунды, призрачный аликорн вместе с дэмонологом подбежали к окну, из которого доносились звуки битвы.

Увидев в небе боевые колесницы, обстреливающие его город, Остарион лишь рассмеялся.

— Наконец-то! – выкрикнул он. – Я же думал, что их гонцы никогда не приведут подмогу.

— Вы позволили им отправить гонцов? – выкрикнул оглушённый от заклинания Варлок.

— Чем больше мы положим сейчас, тем проще нам будет потом, — с усмешкой ответил король призраков.

Он уже собирался вылететь на улицу, как вдруг в его тело ударил огромный луч золотого цвета, выпущенный из рога белого аликорна, влетающего в окно тронного зала. За ним тут же влетел другой, тёмно синего цвета. Оба аликорна были определённо женского пола, как определил Лион. Одна из них была вооружена алебардой, с золотой гравировкой, другая же, тёмно-синяя, имела при себе чёрную косу.

Как только действие луча прошло, на месте Остариона лежали лишь обугленные кусочки его доспехов.

— Теперь ты, — со злостью сказала Селестия, поворачиваясь к Лиону.

Обе сестры занесли своё оружие для удара, но за долю секунды до самой атаки, Лион телепортировался к ним за спину, и встал около останков своего короля.

Неожиданно для аликорнов, по залу прокатился надменный смех, после чего лежащие на полу доспехи и меч окутал зеленоватый туман, приводящий их в движение, и собирающий в одной точке. Через секунду, туман резко уплотнился, и из него вышел Остарион, в своём боевом облачении.

— Что? – непонимающе прошептала Луна. – Как?!

— Вы видимо и есть правители этого мира, — с ухмылкой спросил призрачный аликорн. – Что ж, это даже хорошо, что вы обе пришли сюда. Мне не придётся разыскивать вас по всему этому миру.

После этих слов, Остарион резким рывком бросился на Селестию, навязав ей ближний бой. Рапира короля призраков наносила всё новые и новые удары белоснежному аликорну, ловко блокирующему все атаки алебардой. Луна уже собиралась помочь сестре, как вдруг перед ней возник разлом, из которого на неё стремительно надвигались каменные шипы. Успев уклониться от них, принцесса ночи повернулась к ухмыляющемуся Лиону.

— Я твой противник.

После этого, Лион выстрелил в аликорна заклинанием Хекса, намереваясь как можно быстрее закончить этот бой. К его удивлению, заклинание не принесло никакого эффекта, просто разбившись о невидимое поле вокруг Луны.

— Магический щит, — ухмыльнулась она единорогу, бросившись в атаку.

Лион попытался вновь использовать телепорт, но с ужасом заметил, что тот до сих пор не накопил энергию для следующего прыжка. Он попытался вновь атаковать Луну шипами, но он была слишком близко, и не дала закончить Лиону заклинание, атакуя его косой.

Удар должен был отрубить единорогу голову, но тот перехватил лезвие демонической рукой, сжав его, и попытавшись отодвинуть от себя не смотря на старания принцессы ночи. К своим физическим усилиям, единорог подключил магические. Его рог засветился сероватым цветом, и рукоятку косы обволокло ещё одно поле телекинеза, ложащиеся поверх заклинания Луны. Лезвие начало медленно отдаляться от головы колдуна. Увидев это, принцесса ночи начала подготавливать атакующие заклинание, целясь рогом, который уже обволакивало двойной слой магической энергии, в грудь единорога.

Неожиданно в зале раздался громкий треск, после чего послышался крик Луны.

Пока принцесса ночи колдовала новое заклинание, Лион отодвинул косу достаточно далеко, после чего вытянул указательный палец демонической руки из которого тут же вылетел луч демонической энергии, пробивая щит Луны.

Хотя щит поглотил большую часть удара, оставшейся магии всё равно хватило, что бы пробить доспех и ранить аликорна. На месте грудной пластины Луны сейчас висел покорёженный косок металла, слегка прикрывая разорванную и обугленную плоть.

После этого, тёмно-синий аликорн тихо упала на пол, с пустыми глазами.

— ЛУНА! – отчаянно закричала Селестия, видевшая всё это боковым зрением.

Этой секунды промедления хватило Остариону, что бы нанести ещё один удар, расколовший алебарду на две части. Призрачный аликорн уже собирался добить принцессу дня, как вдруг что-то сильно ударило его в бок, отбросив на пару шагов.

— ГРАААААА! – закричал Юрнеро, оттесняя Остариона от Селестии многочисленными атаками.

Меч пегаса наносил удары с такой скоростью, что призрачный аликорн с трудом успевал отражать их рапирой. Увидевший это Лион уже собирался помочь Остариону, как вдруг в одном из разбитых витражей появилось чёрная морда дракона.

— Остарион тут, — выкрикнул ящер, после чего поднёс к окуну лапу с единорожкий, бросившейся в атаку на Лиона.

— Помогите гвардейцам внизу, мы и сами справимся, — сказала Ланая Дейвиону, после чего наложила на себя магический барьер, вовремя отразивший Дагон, который пепельный единорог в панике направил на появившуюся пси-волшебницу.

— Хорошо, — кивнул головой дракон, и полетел вниз, опуская Кунку к колесницам с единорогами, сдерживающим натиск скелетов.

Как только адмирал приземлился, он бросился на бегущих в его сторону орду костяных воинов, атакуя ближайшего из них своим мечом. Удар пришёлся прямиком по черепу, раскалывая его на части. Послышался всплеск воды, после чего остальные скелеты, стоящие впереди Кунки, начали падать на землю от полученного удара, создавая брешь в волне противников.

Сам же Дейвион полетел в строну гвардейцев-пегасов, атакующих скелетов на улицах с воздуха. Пролетая над узкими переулками, Дейвион разил армию Остариона ледяными потоками, замораживая и убивая скелетов.

Селестия, воспользовавшись замешательством Остариона и демонолога, схватила телекинезом остриё разбившейся алебарды, и метнула им в Лиона. Лезвие пробило грудь единорога, и потянуло тело за собой, пригвоздив колдуна к стене. По белому острию потекла алая кровь пепельного единорога.

Остарон остался один против троих.

Выждав момент, он наконец смог отбросить Джаггернаута резким выпадом меча, и уже собирался перейти в наступление, как вдруг произошло то, чего никто из присутствующих в зале не ожидал.

Остарион неожиданно почувствовал, как его магия стала покидать его. Удерживать меч телекинезом становилось всё сложнее и сложнее, он буквально чувствовал, как его бессмертие медленно уходит от него.

— Ты сейчас не на своей земле… выродок… — хрипло проговорил Лион, заканчивая пить ману призрачного аликорна.

— Ах ты предатель! – яростно выкрикнул Остарион, поднимая рапиру над головой единорога.

— Умри от моей руки… — прошептал демонолог, после чего направил руку на короля, и выстрелил золотой молнией, попадая Остариону в голову.

— Моя ярость...Вернёт меня... — С ухмылкой произёс Лион,издав последний вздох, и безжизненно повис на лезвии, брошенным в него Селестией.

От полученного магического удара, Остарион упал на пол, не в силах подняться. Из последних сил, он достал из-под своего доспеха обгоревший по краям свиток телепортации. Шокированные поступком Лиона Ланая и Юренро не сразу заметили появившиеся поле вокруг короля призраков.

— Он уходит! – выкрикнула единорожка, выстреливая из рога вместе с Селестией магическим зарядом.

Обоим не хватило лишь каких-то сотых секунд. Заклинания ударили в пустое место, где мгновение назад лежал Остарион.

— Ну что за трус! – яростно закричал Юрнеро, мысленно проклиная себя.

Неожиданно, Селестия услышала тяжёлое дыхание Луны, пытающейся подняться на ноги. Подскочив к сестре, принцесса дня принялась залечивать её раны. Предварительно отбросив разбитый доспех. Пока она это делала, Луна медленно подняла голову, и посмотрела на Юрнеро с Ланаей.

— Кто… Кто вы? – спросила принцесса ночи, прежде чем вновь потерять сознание.