Автор рисунка: Stinkehund
Падение Потерянные

Новые союзники

К сожалению, в данной главе преобладают Диалоги, но по другому у меня просто не получилось, сюжет требует. Постараюсь исправить это в слудующей главе.
Если кто-то не играл в Dota 2, и вам не понятно, что такое "вард", то вот ссылка на Джаггернаута, http://dota2.gamepedia.com/Juggernaut/ru, читайте его вторую способность.

Твайлайт тихо шла по каменной мостовой Кентерлота, оглядываясь по сторонам. Картина разрушенного города давила на фиолетового аликорна, но Твайлайт держалась. Она лишь молча двигалась дальше. В какой-то момент захотелось бросить всё, и побежать навстречу своей цели, чтобы наконец узнать ответ на мучивший её вопрос, но что-то останавливало молодую принцессу. И этим чем-то был страх. Страх подтвердить свои самые худшие опасения. Её подруги предложили свою помощь, но сейчас Твайлайт знала, что должна узнать всё сама.

Неосторожно споткнувшись обо что-то, бывшая единорожка едва не упала, но смогла удержать равновесие. Оглянувшись, Твайлайт заметила обугленные остатки скелета, лежащие прямиком на мостовой. Оглядевшись по сторонам, принцесса дружбы увидела, что чёрные от огня кости лежат почти по всей улице. К горлу подступил рвотный порыв, но Твайлайт чудом сдержалась.

«Уже близко» — Думала она, смотря на поворот в знакомый ей переулок. – «Просто старайся не смотреть вниз».

Оставшуюся часть пути была как в тумане. Твайлайт чувствовала, как её копыта касались того, что когда-то было жителями её родного города, но это не останавливало, а лишь ускоряло её ход.

И, наконец, она достигла своей цели.

Перед Твайлайт стоял её родной дом, в котором она провела всё своё детство, до поступления в академию для одарённых единорогов. Сколько счастливых воспоминаний навевало это место, и сколько боли приносило его текущие состояние. Крыша покорёжена взрывом, одна стена была проломлена от какого-то удара, показывая разрушенную мебель внутри. Её детская комната, в которой она читала свои первые книги, и играла в игры со старшим братом, сейчас представляла собой лишь гору камней.

Сил сдерживаться больше не было. По лицу Твайлайт потекли слёзы.

— Почему, — тихо спрашивала себя фиолетовый аликорн, прежде чем закричать в голос. – За что?! Кто, кто мог такое сделать?!

Неожиданно сзади рыдающей волшебницы послышались чьи-то шаги. Они были очень громкие, явно принадлежали кому-то закованному в тяжёлую броню. Твайлайт насторожилась. Это точно был не стража, их броня слишком лёгкая, да и сами бы они сразу окликнули свою принцессу.

Меж тем, шаги явно приближались. Было слышно как они наступают на кости, проламывая их.

Приготовив боевое заклинание, Твайлайт резко обернулась и направила рог в сторону источника звука.

— Грустная картина, не правда ли? – спокойным голосом спросил Дейвион, — Я не знаю, над кем ты сейчас скорбела, но мне кажется, что ты слишком рано их хоронишь. Ты даже не осмотрела дом.

— Вы? – не на шутку удивилась аликорн, — Что вы тут делаете, Дейвион?

— Работаю, — так же спокойно ответил драконий рыцарь, после чего несколько раз ударил щитом металлический фонарный столб, стоящий рядом с ним.

Громкий звук заставил Твайлайт зажмуриться, после чего она вновь недоумевая посмотрела на земнопони.

Он молча стоял на месте, оглядываясь по сторонам. Он уже собирался подойти к аликорну, как вдруг услышал знакомый звук, который ждал всё это время.

— Что вы сделали? – спросила Твайлайт, оборачиваясь на громкий стук по мостовой, приближающийся к ней.

Из-за угла выбежало несколько скелетов единорогов, оглядываясь по сторонам. Увидев свою цель в лице Твайлайт, они устремились к ней, готовя заклинания, которые сохранил в их головах призрачный аликорн, прежде чем подымать из могил.

— Кто это? – закричала Твайлайт, подготавливая ответное заклинание. Но не успел её рог засиять фиолетовым мерцанием, как Дейвион выпрыгнул перед её лицом и окатил бегущих скелетов волной сильного пламени, убивая слуг Остариона окончательно.

— Скелеты. Маги скелеты, если быть более точным, — отдышавшись, сказал земнопони. Частое применение своих драконьих сил вымотало рыцаря.

Аликорн шокировано посмотрела на Дейвиона, который тем временем снял шлем, что бы перевести дух.

Увидев лицо рыцаря, Твайлайт словно поразила молния. Она не могла оторвать взгляда от него, всматривалась, изучала каждую его деталь. В какой-то момент принцесса дружбы поняла, что никогда не сможет забыть лица этого «пришельца».

Столь пристальное внимание не ускользнуло от Дейвиона. От этого драконий рыцарь слегка занервничал. Ему сразу вспомнились слова Джаггернаута касательно их прикрытия.

Тишину нарушили звуки падающих камней из дома Твайлайт. Рыцарь быстро положил шлем на землю и взял в зубы свой меч. Во время его патрулирования города ему уже пришлось несколько раз сражаться подобным образом, когда скелеты настигали его врасплох и он не успевал прикрепить меч к доспеху. Рог Твайлайт обволокло фиолетовое сияние, а из кончика посыпались искры. Оба пони повернули свои головы в сторону дома.

Небольшая куча обломков на кухне зашевелилась, а после сильного толчка рассыпалась по всему полу, представляя взору открытую крышку погреба из-за которой осторожно выглянула пара глаз.

— Твайлайт? – удивлённо спросила белая единорожка, выходя из-за укрытия.

— Мама? – прошептала Твайлайт.

После этого мать и дочь бросились друг к другу в объятья. Слёзы не прекращая теклись из глаз обеих кобылок. После всего увиденного для них не было счастья больше, чем увидеть лицо родного пони, знать, что он жив, что он с тобой. Сейчас время для них остановилось.

Дейвион засунул меч в ножны, убедившись в отсутствии опасности. Рыцарь молча смотрел на воссоединение семьи. Он не участвовал в нём, но словно сам чувствовал счастье, исходящее от двух кобылок. От этого грудь рыцаря наполняло тепло, но в отличие от всех тех лет, которые он провёл на войне, это тепло не принадлежало драконьему пламени.

Наконец слёзы кончились и Твайлайт с матерью отстранились друг от друга.

— А что с папой? – спросила аликорн. – Он в порядке?

— Он жив, но ранен, — с грустью сказала белая единорожка. – Я оказала первую помощь, но боюсь, ему нужен настоящий врач.

— Направляйтесь в ближайшую больницу, она единственная сейчас работает, — произнёс Дейвион, подходя к погребу.

Заглянув в него, он увидел синего единорга, лежавшего в углу. На его передней ноге была кровоточащая рана, забинтованная довольно неумелым образом. Покачав головой, земнопони спустился к единоргу и помог ему подняться наружу.

— Когда окажитесь внутри, не пытайтесь позвать врачей, раненых слишком много, ваш муж может не дотянуть до прихода помощи, — продолжил драконий рыцарь, обращаясь к матери Твайлайт. – Лучший способ помочь ему — это найти моего друга, Юрнеро. Он оранжевый пегас, всё время носит маску и меч, не ошибётесь. Если не сможете найти его, ищите зелёный туман и сядьте с мужем около него, или небольшого тотема, от которого он исходит.

— Зелёный туман? Тотем? – непонимающе спросила Твайлайт. – Это какое-то колдовство зебр?

— Нет, но это одна из самых сильных целительных магий. Он спасала сотни раненых во время боёв, спасёт и твоего отца сейчас.

Твайлайт хотела было ещё что-то спросить, но случайно брошенный взгляд на отца заставил её передумать. Она понимала, что надо торопиться. Встав рядом с родителями, аликорн подняла свой рог и исчезла во вспышки телепортации.

Дейвион хотел было надеть обратно свой шлем, но вдруг заметил в разрешенной стеле ванную, с чудом уцелевшим зеркалом. Подумав, что он до сих пор не видел своего нового лица, земнопони подошёл к нему и взглянув в отражающую поверхность. Теперь ему стало ясно, что привлекло внимание принцессы, разглядывающую его пару минут назад.

Частые трансформации и применение своих сил изменили Дейвиона. Его зрачки стали вертикальными, а сквозь кожу на лице проступали небольшие чешуйки.

 — Видел бы меня сейчас Кунка. Да уж, теперь точно Дракоша. — усмехнулся рыцарь, надевая шлем.

...

— Готово! — крикнул Юрнеро, откладывая только что сделанный вард в сторону. Его тут же забрала голубая единорожка, с КьютиМаркой в виде шприца с голубой жидкостью, после чего кивнула пегасу и побежала устанавливать чудо с острова Масок в палате с ранеными.

Когда он добивал уцелевших скелетов вместе с Кункой и Дейвионом, то случайно наткнулся на здание больницы, из которого шёл свет и доносились жалобные стоны раненых. Трое героев не задумываясь вошли внутрь. Картина, представленная им, наводила ужас: живая стена из уцелевших пони медленно тянулась к узким коридорам, по которым бегали врачи, пытаясь помочь как можно большему количеству пострадавших. Практически все они были с ног до головы покрыты пятнами засохшей крови, напоминая жрецов Бескожих Близницов. Но самым страшным было то, что количество тяжелораненых стремительно увеличивалось, но никто не хотел ждать, пока вылечат других. Назревал бунт, который мог перерасти в настоящую бойню. Этого Юренро допустить не мог. Он единственный мог это предотвратить, и его друзья знали это.

— Действуй, — с этими словами Кунка похлопал пегаса по плечу, после чего удалился вместе с драконьим рыцарем.

Заготовленные заранее варды разлетелись в мгновение ока. Как только пони поняли, что зелёное свечение, исходящие из тотемов загадочного пегаса, несёт в себе исцеление, вся толпа пони перекинулась с врачей на него.

Уже через несколько минут здание больницы покинули десятки здоровых пони.

Когда раненых оказалось достаточное количество, чтобы медики сами смогли помочь им, Юренро собирался уйти, считая свою работу выполненной, но новость о том, что это единственный уцелевший медпункт в городе, заставила его пересмотреть своё решение.

«По крайне мере, теперь я смогу делать своё дело в тишине» — подумал пегас.

Как же он ошибался.

Розовая земнопони нашла его через пару минут после того, как он принялся делать первый вард.

— Оу, это снова вы! Я так рада вас видеть! Вы тоже приехали сюда, чтобы поддержать этих пони? Я приехала сюда именно для этого! Когда я впервые услышала про захват Кентерлота, я ооочень расстроилась, но моё Пинки Чутьё подсказало мне что бояться нечего. А когда я услышала, что город освободили, я так обрадовалась....

— Слушай, розовая... — не выдержал Юрнеро.

— Пинки.

— Пинки, тебе не кажется, что ситуация более серьёзная?

— Ой...Прости. Просто увидела знакомое лицо... маску, и меня понесло. Конечно же я всё понимаю, я же не какая-нибудь злая и бесчувственная пони, — после этих слов, пони тихонько опустила голову.

Обрадовавшись тому, что розовая пони наконец-то замолчала, Юрнеро принялся делать следующий вард.

Однако тишина длилась не долго. На протяжении всего процесса создания тотема Пинки не прекращала задавать свои бесконечные вопросы, периодически выхватывая какую-нибудь деталь из копыт Джаггернаута. Терпение пегаса лопнуло в тот момент, когда он перешёл к заключительной и самой важной части — заклинания. Когда Юрнеро начал читать знакомый заговор, а огонь на верхушки варда менять свой цвет на зелёный, розовая земнопони видимо решила, что пегас напевает какую-то песню, и начала старательно подпевать. Не успел Юрнеро опомниться, как маленький огонёк превратился в пылающее пламя, ударившее Джаггернаута в маску, сильно опаляя ту. Огонь быстро перекинулся на сам тотем, в мгновение ока сжигая старания пегаса.

Пару секунд оба пони молча смотрели на обугленные останки варда.

Первой очнулась Пинки Пай. Она тихо попятилась к дверному проёму, не сводя глаз с Джаггернаута. Но почувствовав дрожь в хвосте, розовая пони быстро выскочила из комнаты, уклоняясь от брошенного в неё тотема.

Юрнеро тяжело вздохнул, после чего решил сделать перерыв. Выйдя из своей мастерской, он хотел было пойти в вестибюль, но неожиданно ударился обо что-то маской. Подняв голову, он увидел потирающую свой рог Твайлайт.

— Осторожнее, принцесса.

— О, Юрнеро, вас-то я и ищу, — обрадовано произнесла аликорн.

— Вам нужна моя помощь?

— О, нет, уже нет. Сперва я хотела вас найти, чтобы вы помогли моему отцу…

— Если он ранен, пусть направляется к одному из моих тотемов.

— Я знаю, мы уже нашли один. Отцу гораздо лучше, спасибо вам.

— Если ему лучше, зачем вы искали меня? – спросил Юрнеро.

— Я хотела спросить, как вы тут оказались?

Прежде чем ответить, Юрнеро взглянул на тикающие на стене часы.

«Полвосьмого» — подумал про себя Джаггернаут — «Пора».

— Прошу прощения, Твайлайт, но сейчас я должен идти на военный совет. После него я отвечу на все ваши вопросы.

— Военный совет? – удивилась аликорн.

— Да. Принцесса Селестия сказала, что ожидает моего присутствия на нём. Вас тоже.

— Меня?

— Вы же принцесса.

После этих слов, Юрнеро достал из седельной сумки один из свитков телепортации, активируя заклинание. Под ногами засиял магический символ, перенося Джаггернаута во дворец.

— Стойте, — выкрикнула принцесса дружбы. – Но когда я должна там быть?

— Сейчас, — ответил исчезающий Джаггернаут.

Кунка сидел в военном зале, ожидая остальных членов собрания. Помещение представляло собой большую комнату, в центре которой стояла масштабная карта Эквестрии, вокруг которой стояли стулья для членов совета. На стенах висели различные гербы, потолок освещался магическим шариком.

Дверь зала приоткрылась, и в него вошла принцесса Селестия в сопровождении Ланаи и Дискорда.

— … после этого, мы решили взять замок Остариона штурмом, но не учли наличие древних скрижалей, которые и перенесли его, и его ближайшую свиту сюда. А вместе с ними, и нас самих. Остальное, вы знаете, — закончила свой рассказ единорожка.

— Спасибо, Ланая, теперь мне многое стало понятно, — кивнула мрачная Селестия.

— Принцесса, как ваша сестра? – спросил Кунка.

— Она выживет, — ответил за аликорна Дискорд. – Мы никогда раньше не видели таких ран, но всё же смогли их залечить.

Кунка хотел ещё что-то спросить, как вдруг услышал знакомый грохот лат, доносящийся из коридора.

Через пару секунд, в зал вошёл Дейвион с Джаггернаутом.

— Ух ты, так пришельцев больше чем двое? – усмехнулся Дискорд, рассматривая маску Юрнеро. – Дай угадаю… ты Джаггернаут, а ты Дейвион?

Мечники дружно переглянулись, после чего посмотрели на Кунку с Ланаей. Как ни странно, у них был не менее удивлённый вид.

— Откуда вы знаете их имена, я вам их не говорила, — спросила Ланая.

— Знаю, что не рассказывали. О них хорошо отзывался мой… коллега.

— Коллега? – приподняла бровь Селестия.

— Да,не важно.Не хочется мне об этом рассказывать.

 — Мы отклонились от темы, — подал голос Юренро. – Я передал приглашение принцессе Твайлайт, может, пока начнём без неё?

— Нет, я жду ещё двоих пони, — сказала Селестия. – Позвольте я пока всё подготовлю.

После этих слов, принцесса солнца, всё ещё одетая в свою золотую броню, наклонилась над картой, и коснулась её светящимся рогом. Изображение Эквестрии начало двигаться: над горами появились небольшие тучи, побежали реки, словно в реальности, на море появились небольшие макеты военных и торговых кораблей, тихо плывущих по воде. Облака начали скапливаться в большой комок, из которого в процессе появился Клаудсдеил, парящий недалеко от Понивиля. Изображение Кентерлота тоже изменилось. Вместо величественного белого города, на его месте теперь были какие-то руины, лишь с несколькими уцелевшими зданиями. Земля над макетом разделилась небольшими красными полосами, над которыми появились светящиеся надписи вроде: Сталионград, Копытское Море, Старсвирлов пролив.

— Удобно, — присвистнул Дейвион.

— Я уже давно не пользовалась этим заклинанием, — вздохнула Селестия. – Как и этим местом. Мы с сестрой надеялись, что нам больше никогда не придётся вновь созывать военный совет…

Дверь зала вновь со скрипом отворилась.

— Извините за опоздание, ваше высочество, — произнёс белоснежный единорог с синей гривой.

Вслед за ним вошла аликорн светло розового цвета, а за ней Твайлайт.

— Не волнуйтесь, мы ещё не начали. Господа, позвольте вам представить Шайнинг Армора и принцессу Миа Мора Кэденсу, правителей Кристальной Империи. С принцессой Твайлайт Спракл, вы, как я понимаю, уже знакомы, — Селестия обвела копытом вошедших в зал.

— Селестия, скажите, кто это, — Кейденс посмотрела на четвёрку героев, — и что тут делает Дискорд?

— Экстренные ситуации требуют экстренных мер, – ответила принцесса солнца, смотря в сторону Дискорда, после чего обернулась к сидящим героям. – Это наши новые, и возможно ближайшие союзники. Если бы не их вмешательство, Кентерлот бы пал, а вместе с ним, я и Луна.

Шайнинг Армор с удивлением посмотрел на отряд Альянса, после чего сел за стол, на котором была расположена замагиченная карта. Его примеру последовали остальные пони. Дискорд же предпочёл парить в воздухе, надев на голову появившуюся из воздуха каску, и напустив на себя серьёзный вид.

— Думаю, можно начинать, — кивнула Ланая.

— Согласна, — ответила правительница Эквестрии. – И так, сегодня, Эквестрия столкнулась с новой опасностью. Кунка, расскажите в сложившуюся ситуацию в крации.

— Благодарю, — синий единорог встал на ноги. – Наш противник, это король скелетов, Остраион. Он многовековым опытом ведения битв, но что самое страшное, его армия – это восставшие мертвецы.

Адмирал сделал паузу, в ожидании вопросов. Однако все молчали. Каждый из собравшихся в зале лично видел остатки армии скелетов, а некоторые и сражались с ними в живую.

— Он уже пытался захватить наш родной мир, и почти добился успеха. Долгое время, он лишь сидел в своём королевстве, изредка нападая на соседние с ним поселения. Но однажды, он активизировался: его армия отправилась сразу в несколько направлений, атакуя сперва небольшие поселения, а потом уже и крупные города. Уже в первую неделю войны пало четыре государства, став пополнением его армии.

— Если он так силён, как вы смогли его остановить? – спросила Твайлайт.

— Мы создали Альянс, — сказала Ланая. – Великие страны, независимые города, могучие ордена рыцарей, магические академии, монахи, даже духи и боги — все решили объединить свои усилия перед надвигающейся опасностью. Вчерашние враги стали союзниками, а Герои, — единорожка показала на себя и своих напарников. – Как нас называли остальные жители планеты, стали во главе этого войска. Но, к сожалению, кто-то решил принять сторону Остариона: Оглоди и кентавры почти сразу же заключили союз с Остарионом. Многие группировки ассасинов поддержали короля сразу после того, как он захватил орден Сестёр Вуали. И на этом, список его союзников не заканчивается.

— Я не против союза с другими странами, — скептически сказал Шайнинг Армор. – Но лично моё мнение такого: нужно нанести Остариону решающий удар прямо сейчас.

— А ты знаешь, где он находится? – неожиданно спросил Юренро, до этого момента, не отводящего взгляда с карты.

— Нет, но его армия должна быть где-то неподалёку. Телепортироваться самому, это одно, а телепортировать целое войско, это совсем другое. Тут даже аликорны бессильны.

— Он не использовал телепорт, — покачал головой Кунка. – Он использовал портал.

— Но это невозможно, — сказала Твайлтайт. – В Эквестрии всего один потрал, в Кристальной Империи, но он сейчас закрыт.

— Он, а точнее, кто-то из двух его магов, создал собственный потрал, это его обычная тактика, — спокойно произнёс земнопони в латах.

— Ахахахахаха, — неожиданно залился смехом Дискорд.

Селестия злобно посмотрела на Дискорда, пока Твайлайт вместе с Шайнинг Армором и Кейденс что-то напряжённо обсуждали между собой. Никто из героев не понимал, чем вызван этот неконтролируемый смех, и такую настороженность со стороны остальных членов совета.

– Создать собственный, нематериальный портал? – наконец-то отсмеявшись сказал Дискорд. — Я думал, что только я на такое способен!

— Вы уверены, что Остарион использовал именно портал? – спросила Селестия, оборачиваясь к четвёрке героев. – Кто-то из его магов действительно способен на такое?

— Да, и мы даже догадываемся, кто именно, — кивнула головой Ланая.

— Значит, наши дела хуже, чем я думала, — сказала белоснежный аликорн, скрестив копыта у подбородка.

— Понимаете, в нашем мире, лишь единицам удавалось создать портал. Многие из этих единиц работали над ним долгие годы, например…

— Старсвирл Борадатый? – перебила принцессу дружбы Ланая.

— Да, а откуда ты… а точно, мои книги.

— Ваше высочество, Шайнинг Армор, Дискорд, — Кунка привлёк к себе внимание всех собравшихся в зале. – Сейчас, Остарион действительно ослаблен. Он потерял армию вторжения, и всё же не смог захватить город, что бы пополнить её. Сейчас, он будет искать способы увеличить своё войско, и нашей главной задачей является не дать ему этого сделать.

— Да, но как? – спросила Кейденс. – Если у него есть маг, способный легко создавать порталы в любую точку, то он сможет нападать по всей Эквестрии! Мы не сможем следить за каждой маленькой деревней, не уменьшая защиту наших главных городов.

— Простите, а сколько бойцов в вашей армии? – спросил Дейвион.

— Двенадцать тысяч.

Команда героев дружно сделала тяжёлый вздох, давая Эквестрийской половине понять всю горечь их текущего положения.

— Ладно, не важно, — с грустью сказал Ланая. – У меня есть план....