Автор рисунка: Siansaar
Новые союзники Просьба

Потерянные

Ну, как-то так.
Я понимаю, что довольно сильно задерживаю проду, но сейчас у меня действительно много дел. Так или иначе, постараюсь писать почаще, но ничего не обещаю

Громобой раздражённо посмотрел на двухэтажное здание, стоящее на деревянных столбах, посреди морского берега. Из окон лился свет, а из самого здания доносилась громкая музыка и хор невнятных, пьяных голосов.

— И как они не устают? – пробормотал паладин Всевышнего, глядя на звёздное небо. – Уже давно наступила ночь. Ладно, надеюсь, он там.

Вдохнув поглубже, паладин вошёл в таверну, мысленно вознося молитву своему богу.

Громобою никогда не нравились такие места. Всю свою жизнь он посвятил Всевышнему, и подобные заведения считал домами греха и разврата. Во время своих военных походов, в «освобождённых» городах, он зачастую наведывался в кабаки и таверны, но отнюдь не для того, что бы выпить с местным населением по кружечки пива. Но, когда началась война с Остарионом, и был сформирован Альянс, паладину пришлось пойти на некоторые уступки, как и всем героям союза.

Но, как только нога паладина переступила порог заведения, атмосфера пьяной гулянки ударила по нему с новой силой. По всему помещению стояли длинные столы со скамейками, полными пьяно кричащими солдатами, пьющими алкоголь и закусывающими мясными блюдами. У противоположной от входа стены стояла огромна барная стойка, забитая бутылками, кувшинами и бочками с кранами. С одной стороны помещения стояли несколько музыкантов, играющих какую-то мелодию, причём умение они явно заменяли старанием, в то время как с другой была лестница на второй этаж. Но самой яркой «декорацией» зала была троица героев, состоящая из Имира, Ригварла и Мангикса, танцующей на центральном столе, в окружении большей части таверны, поющею какую-то песню.

Разозлённый от увиденного, Громобой начал было поднимать свой молот, но был тут же остановлен каким-то оглоди, стоящем у двери.

— В таверне оружие запрещено, — басом проговорил он, хмуро смотря на паладина, отвечающего ему взаимностью.

Громобой хотел было возразить, но немного подумав, всё же отдал молот в руки вышибалы.

— Получишь назад на выходе, — уже чуть более дружелюбно сказал тот, убирая молот в железный ящик, запирая его на замок.

Краем глаза, паладин успел заметить знакомый двуручник.

— Где Свен? – немного раздраженно спросил служитель Всевышнего.

Оглоди лишь молча указал пальцем на один из немногих круглых столиков, стоящих около окна. За одним из них действительно сидел мускулистый рыцарь в синей броне, держащим в левой руке кружку с плескающимся в ней напитком. Он, так же как и все, был увлечён песней и наблюдением за танцующими героями на столе, поэтому не заметил появление Громобоя. На столе, за которым сидел, воин лежал знакомый шлем.

Громобой, стараясь не привлекать ненужного внимания, подошёл к рыцарю. Тот, уже видимо успев принять на грудь, до последнего не замечал паладина, подпевая хору.

— … за трёх великих храбрецооов! – последнюю букву он растянул вместе со всей таверной, после чего синхронно с остальными «певцами», отхлебнул от своей кружки.

— В честь чего праздник? – спросил паладин Всевышнего, подсаживаясь за столик.

Громобой решил начать издалека, к тому же, ему самому было интересна причина такого бурного торжества, в котором приняли участие даже его бойцы, хотя и не одобрял его.

— А, это ты, — наконец заметив друга, Свен отставил кружку и, поднявшись с места, обратился к остальным завсегдатаям. – Господа! У нас тут непросвещенный! Расскажите ему о подвиге наших друзей!

Кабак дружно взревел, приветствуя паладина, после чего выпившие войны начали на перебой рассказывать.

— Фонтан Аверно!

— Теперь наш!

— Весь род положили!

— Как и всю армию!

— Вместе с их лордом!

— Что?! – эта новость действительно удивила Громобоя.

Он знал, что пятерым героям из Альянса доверили нападение на границы Аверно, одних из ближайших союзников короля скелетов, но речь шла лишь о контроле наземных путей, никто и подумать не мог об уничтожении Аверно, этот род был слишком силён.

Заметив сомнения во взгляде паладина, Хмелевар поставил свою бочку на стол, после чего спрыгнул вместе с Имиром и Ригварлом к барной стойке. Пьяно икнув, Мангикс зашёл за неё и, немного покопавшись в вещах, достал трофейный меч, от которого ещё исходил туман фонтана. Подняв его на обозрение всем, троица получила новую волну оваций и пьяных тостов в свою честь.

— Удивительно, — вздохнул ревнитель веры.

— Согласен, — кивнул Свен. – Верно говорят, «пьяному море по колено». Но что-то мне подсказывает, что ты сюда не просто так пришёл.

— Это так. Я хотел узнать, как продвигаются поиски наших товарищей.

— Ты про…

— Юрнеро, Ланаю, Кунку и Дейвиона. Да, я про них.

Свен заметно помрачнел. Ему не хотелось говорить о грустном, но выбора не было.

— Мы уже неделю копаемся в этих костях, но так и ничего не нашли. Если бы Остарион и обратил бы их в скелетов, то от них по крайне мере бы осталось их снаряжение, но его тоже нет.

— Значит, пока ничего нет, — тяжело произнёс Громобой.

— Ну, как сказать… кое-что всё же нашли. Вернее, нашёл.

— Ты?

— Рубик, — покачал головой рыцарь. – Он говорит, что засёк следы какой-то древней магии. Сказал, что может выяснить, что это, но для этого ему нужно уединение.

— Не понял, — разозлился паладин. – Он что, хочет что бы мы свернули поиски?

— Да. Так что решай, довериться этому магу, или продолжить копать, выбор за тобой.

Громобой задумчиво посмотрел в кружку, которую ему принесли во время их разговора со Свеном. С одной стороны, тридцать человек, среди которых были опытные маги поисковики, но до сих пор ведущих безрезультатные поиски, а с другой Рубик, нашедший одну единственную зацепку. Возможно сейчас, от его решения зависела судьба четверых героев Альянса, одолевших Остариона.

— Хорошо, — с грустью сказал Громобой. – Передай ему, что он может начинать, я отзову своих людей.

Когда паладин уже собирался уходить, шумная гулянка приняла неожиданный поворот.

— А чей именно этот трофей? – пьяно спросил один из посетителей у героев, держащих меч.

Таверна неожиданно затихла. Всем хотелось узнать, кто же именно завалил Абаддона. Даже самой троице.

— Ну, конечно же мой, — усмехаясь сказал Имир, выхватывая меч из рук Хмелевара. – Пока мои друзья отвлекали на себя личную гвардию Абаддона, я лично сразился с этим всадником! От моего великого удара он вылетел прямиком из седла, приземлившись у меня перед ногами!

Только посетители хотели было начать говорить тосты, как Ригварл выбил меч из рук напарника.

— Да ты ж был пьян в стельку, и ничего не помнишь, Бивень! – рассмеялся бывший вышибала, после чего принялся рассказывать свою версию. – В ночь перед нападением вы с Мангиксом решили вдвоём навалять Абаддону. Когда я подоспел, вы уже готовы были сдаться ему! Но я не растерялся! Последнее, что увидел этот дурак была моя булава, разбившая его шлем!

В этот раз, выпившие войны уже не спешили поднимать кружки. Они чувствовали, что это ещё не конец.

— Парни, — засмеялся Хмелевар, выхватывая меч обратно. – Я вас конечно люблю, но в данный момент вы не правы! Когда я пришёл к Абаддону…

Договорить Мангиксу не дали. Таск с Ригварлом одновременно набросились на друга, ставшего в пьяном угаре для них врагом, с целью отобрать свой трофей.

— Драка! – крикнул кто-то из таверны, после чего началась великая битва.

— Попробуем их разнять, Свен? – спросил Громобой, уклоняясь от летящих в его сторону кружек, попутно накладывая на себя божественный щит.

— Разнять? – рассмеялся рыцарь.– Я собирался посмотреть на это зрелище!

— Свен, ради Всевышнего...

— Ладно, ладно. Только не начинай опять мне тут проповедь читать...

После этих слов, Свен встал из-за стола и слегка пошатываясь, но всё же уверенно подошёл к дерущейся троице.

— Так, парни! — Крикнул мятежный рыцарь, расталкивая толпу перед собой. — Заканчивайте концерт, зрителям не нравится...

Однако, у дерущихся было своё мнение на этот счёт. Когда среди дерущихся показался Ригварл, он обильно высморкался в рыцаря, выводя того из себя. Рыцарь с криком подбежал к обидчику, и уже собирался отомстить ему с помощью своей перчатки, как в приоткрытый от злости рот влилась какая-то обжигающая горло жидкость. В глазах у Свена тут же помутнело, из-за чего его удар по бывшему вышибале прошёлся мимо. Сквозь пелену на глазах Свен увидел смеющегося Хмелевара, держащего свой бочонок, к которому тут же присосался. Рыцарь уже собирался атаковать его, как могучий удар Имира выбил закованное броню тело рыцаря из таверны через окно, попутно захватывая с собой Громобоя, не успевшего уйти с линии полёта. Всё что смог сделать паладин Всевышнего — это схватить в полёте шлем своего друга, после чего они дружно упали в воду.

Выбравшись на берег, двое друзей посмотрели на едва ли не качающиеся здание, в котором вовсю бушевала драка. Переглянувшись, паладин отдал Свену его шлем, который последний тут же надел. Они поняли друг друга с полуслова. Броня рыцаря стала краснеть, а из отверстий для глаз полился яркий свет, в то время, пока Громобой исцелял Свена от удара Имира. Под дружный крик, дуэт ворвался обратно в таверну, ведомый праведным гневом.

...

— Неплохо, — задумчиво произнёс Дейвион.

— Очень даже неплохо, — согласился с ним Кунка. – Но, сработает ли?

— Думаю, скоро мы это узнаем, — сказал Джаггернаут.

Трое героев стояли около огромного каменного монолита, над которым работали несколько земнопони и единорогов. Пока первые старательно вытачивали на поверхности магические руны, вторые заряжали их магической энергией. Около обеих групп стояла Ланая, следя за работой и раздавая указания.

Единорожка сильно нервничала. Ей приходилось открывать ещё один секрет Великого Храма – создание охранных вышек, причём по собственной инициативе, за что она не могла себя простить. В любой другой ситуации она бы ни за что не пошла на такой шаг, но сейчас это было необходимо. Но, даже не смотря на это, она понимала, что ни один стражник Храма её не простит. Возможно, кто-то поймёт, но не простит. Если она выживет в этом мире и сможет вернуться обратно, её судьба будет предрешена.

Встряхнув головой, единорожка попыталась выкинуть тревожные мысли и сосредоточиться на деле. Строительство первой вышки подходило к концу, и сейчас наступала её очередь браться за дело. Убедившись, что последние приготовления завершены и все руны наложены правильно, чародейка отозвала рабочих от монолита, и встала рядом с ним, готовя заклинание. Её рог засветился ярким фиолетовым светом, в то время как вышку окутало поле телекинеза и подняло в воздух на несколько метров. После этого рог Ланаи охватил второй слой магии, из которого вылетали голубоватые молнии, ударяющие прямиком в руны.

Всё это продолжалось почти минуту. Наконец, когда вышка зарядилась достаточным количеством магии, Ланая остановила заклинание и отошла назад, вытирая подступивший ко лбу пот. Каменный монолит спокойно парил вы метре над землей, и судя по всему, падать не собирался.

— Осталась последняя часть, — сказала пси-маг, обращаясь к строителям. – Несите волков и поставьте их в нескольких метрах от вышки. После этого пусть земнопони спрячутся в переулках, а единороги перекроют их магическими барьерами.

Получив указания, пони принялись за их исполнения. Два единорога подошли к большой телеге, и вытащили телекинезом из неё железную клетку, в которой сидели два древесных волка, лающих и пытающихся прокусить прутья своей темницы. Поставив опасный груз, единороги отошли от клетки на несколько шагов, и перекрыли барьерами расстояние между домами, создавая закрытое пространство, внутри которого были лишь волки, Ланая и разделяющая их вышка. Глубоко вздохнув, единорожка открыла телекинезом клетку, из которой тут же вырвались дикие хищники. Увидев свою добычу, они бросились в сторону Ланаи, прямиком навстречу парящему монолиту. Но стоило им пробежать пару метров, как их верхушки вышки вылетело два синих сгустка энергии, устремившись на волков. Спустя пару секунд всё было кончено. Стоило сгусткам достичь своей цели, как они взрывались мощным синим пламенем, в момент испепеляя волков.

Магические барьеры пали, и из переулков вышли радостные пони, поздравляющие Ланаю и друг друга с прекрасной работой.

— Отличная работа, чародейка, — сказал Юрнеро, подходя к единорожке в восточных одеждах. – Значит, теперь всю Эквестрию будут защищать эти вышки?

— Да. Они хорошо проявили себя во время битвы при двух фонтанах, думаю, что хорошо проявят себя и тут.

— Ты же не будешь каждую такую громадину заряжать сама? – спросил драконий рыцарь.

— Нет, Селестия уже подготовила для меня несколько сильных магов, что бы я передала им способ проведения последнего этапа, — ответила Ланая, доставая телекинезом голубой кинжал. – Ладно, мне пора в замок. Нужно доложить принцессе о результате.

После этих слов, Ланая исчезла в облаке кинжала телепортации .

Именно ей доверили трофейное оружие Лиона, посчитав, что кинжал максимально эффективно дополнит её навыки.

Как только чародейка ушла докладывать принцессе, оставшаяся троица героев молча пошла по городу, в котором вовсю работали разные отряды рабочих, восстанавливая Кентерлот после нападения. Повсюду были слышны удары молотков, звуки пилы, в небе то и дело пролетали тележки с запряженными в них пегасами, в которых лежали различные стройматериалы. Приказ о начале восстановления принцесса Селестия отдала всего лишь день назад, а работа уже кипела полным ходом, вовлекая в себя всё больше и больше новых пони. Хотя не все поддались этой волне энтузиазма. Различные представители аристократии, ссылаясь на свои титулы, просто уехали из города, прихватит с собой всё, что могли погрузить на поводья, планируя вернуться только к окончанию строительных работ. В наказание, принцесса приказала жителям разбирать дома предательски сбежавших пони, которым когда-то она сама даровала должности и титулы в обмен на верность стране. Под снос пошли целые кварталы.

— Неделя, — неожиданно нарушил царящую между героями тишину Дейвион. – Поверить не могу, мы находимся тут уже целую неделю. Знаете, наверное, я только сейчас осознал всю серьезность и одновременно всю абсурдность нашего положения.

— Тебя это смущает? – спросил Юрнеро.

— Нет, просто… Я не знаю. Мне не нравится это затишье. Вспомните наш первый день. Остарион напал на столицу Эквестрии через несколько часов после своего появления, а сейчас? Он готовиться. Пока не знаю к чему, но когда он закончит, Кентерлот покажется нам детской игрой.

— Эй, не знаю как ты, Дракоша, а я каждый день тренируюсь! – воскликнул адмирал. – В этом мире, моя магия вышла на новый уровень.

— Продемонстрируй, — заинтересованно сказал Джаггернаут.

Улыбнувшись, Кунка показал копытам на идущих впереди них земнопони, везущих за собой довольно большую телегу, нагруженную какими-то ящиками. Остановив друзей, Кунка прикрыл глаза, а его рог на секунду охватило голубоватое свечение. В тот же миг, на мостовой под идущими жеребцами появился красный крест, с тянущимся за телегой следом из коротких красных линий. Земнопони продолжали идти, болтая о чём-то своём, не заметив заклинание адмирала. Однако, стоило им завернуть за ближайшее здание, как Кунка загадочно улыбнулся, и слегка топнул копытом по земле. В ту же секунду телега, вместе с запряженными в неё жеребцами вернулась в то самое место, где была в момент использования заклинания Кунки. Сказать, что земнопони были удивлены, означало скромно промолчать.

Троих героев охватил дружный смех.

— Чёрт, мне это не когда не надоест, — улыбаясь, проговорил Кунка. — Так же я усилил свои торренты, но что-то мне подсказывает, что применять их в строящемся городе – не лучшая идея. Кстати, Юренро, а как твои тренировки? Ты же вроде тоже времени зря не терял.

— Успех есть, — ответил пегас. – Теперь я контролирую это тело так же хорошо, как и моё настоящее.

— Да ну, — усмехнулся драконий рыцарь. – Тогда я бросаю тебе вызов.

Джаггернаут уже потянулся к Яше, но земнопони его прервал.

— Нет, не это, — сказал Дейвион, после чего кинул на одинокую тучку, летящую над городом. – До этого облака. На перегонки.

— Не понял.

— Ты же пегас! Сейчас я перевоплощусь, и мы проверим, сможешь ли ты обогнать дракона.

— Стоп, ты имел ввиду, — начало доходить до Джаггернаута. – Оуу…

— Только не говори мне, что ты до сих пор не умеешь летать, — с надеждой произнёс Кунка.

— Я был занят тренировкой с мечом. И потом, я могу планировать.

На пару секунд, между героями вновь воцарило молчание. В этот раз, его прервал Кунка, неожиданно перейдя на крик.

— Юрнеро, ты спятил?! Напоминаю, помимо тебя, Остарион так же обзавелся крыльями! Кто знает, возможно Мортред тоже! Дейвион не сможет в одиночку противостоять им, а если они получат превосходство в воздухе...

— Кунка, успокойся! – крикнул закованный в латы земнопони, оттолкнув разошедшегося адмирала от Джаггернаута.

К счастью, голос друга произвёл на Кунку отрезвляющий эффект. Встряхнув головой, синий единорог с сожалением посмотрел на пегаса.

— Прости, мне не следовало…

— Нет, ты прав, — помотал головой Юренро. – Ты абсолютно прав. Я сегодня же приступлю к тренировкам.

— Хорошо, — вздохнул Кунка, после чего хитро улыбнулся. – И я даже знаю того, кто сможет помочь тебе в этом деле.

Тёмно-серая земнопони нарезала круги по древней дворцовой библиотеке, нетерпеливо поглядывая на оранжевого единорога, сидящего в окружении рун над браслетом, напоминающим собой скорпиона. Колдун шептал свои заклинания уже несколько минут, никак не реагируя на присутствие девушки, словно её и не было. Мортред уже пыталась привлечь его внимание, но ни одна попытка не увенчалась успехом.

«Чёрт, ну почему Лион умер?», — грустно думала про себя убийца, — «Он гораздо быстрее разобрался бы с этим. Дэмног конечно не глупее, но его методы! Я же всего лишь…».

— Я закончил, — сказал Варлок, поднимаясь с места и стирая руны.

— Наконец-то, — с облегчением вздохнула земнопони. – Ты узнал, что это за голос?

— Да, узнал. Ты была права, в этом наручнике действительно сидит демон, причём не слабее чем мои, — единорог с улыбкой погладил свой посох, с которым старался не расставаться. – Я заметил в нём следы третьего круга ада, что просто не может меня не удивлять.

— Знать бы, что это значит, — раздражённо сказала Мортред. – Я не изучала демонов.

— А это значит, что это один из тех демонов, с которыми можно заключить сделку. Но любой уважающий себя демонолог знает, что такие демоны относятся к разряду призываемых, они не могут быть заключены, ни в какой предмет.

Убийца ордена Сестёр Вуали удивлённо посмотрела на Сатаник. Теперь было понятно, что же это был за голос, не дающий ей спать по ночам своими выкриками про тьму и силу. Мортред никогда бы не подумала, что артефакт, дарованный ей главами её ордена, каким-то образом связан с демонами.

— А что это за сила? – спросила земнопони, подходя к браслету.

— Я точно не знаю, но могу тебе гарантировать одну вещь, — ответил единорог в мантии, быстро хватая Сатаник полем телекинеза, поднося его к глазам убийцы. – На несколько секунд, ты получишь огромную, практически бесконечную мощь… в обмен на твою душу.

Мортред уже тянулась к заветному артефакту, но после слов мага быстро остановилась.

Внезапно, ей всё стало ясно. Ей стало ясно, почему именно ей орден доверил свою главную реликвию, и что же именно означал последний заказ, данный ей.

Земнопони сглотнула. Она была готова пойти на то, что требовал от неё её орден, но всё же должна была убедиться в одной вещи.

— А с помощью этой силы, я смогу…

— Убить бессмертного? – перебил Мортред Дэмног.

Убийца шокировано посмотрела на Варлока.

— Можешь не спрашивать, как я догадался, это и так ясно, — единорог телекинезом положил Сатаник в седельные сумки Мортред, после чего вновь принялся стирать начерченные на полу пиктограммы. – Что же касается твоего вопроса, то тут одновременно и да, и нет. Тебе хватит сил убить что угодно, но ты не сможешь предотвратить воскрешение Остариона. Да и потом, тебе просто не хватит времени, демон потребует свою плату практически сразу после того, как даст тебе силу.

— Ты так легко об этом говоришь, — холодным голосом произнесла Мортред.

— Я работаю на Остариона гораздо дольше тебя, — спокойно ответил Дэмног. – Да и мои обстоятельства моего присоединения к нему сильно отличаются от твоих. Так что знай, ты не первая… и не последняя.

— А вот тут, я готова с тобой поспорить, — угрожающе прошептала убийца, после чего в мгновение ока оказалась у Варлока за спиной, и, сделав взмах копытом, поднесла клинок, крепящийся к её накопытнику, к горлу единорога.

Это оружие, Мортред нашла совершенно случайно, когда исследовала подземелья замка единорогов. В одной из комнат, земнопони обнаружила спрятанный среди книжных полок рычаг, открывающий вход в какой-то тренировочный зал. В нём находились потрёпанные чучела пони, разваливающиеся едва ли не от одного прикосновения, полки с различными склянками, содержимое которых было помечено черепком на этикетке, а так же небольшой стеллаж с оружием. Последняя часть интерьера больше всего привлекла внимание убийцы. Среди различных кинжалов и небольших арбалетов, на нём находился прекрасно сохранившийся клинок, крепящийся к накопытнику небольшим механизмом, позволяющем быстро убрать клинок в бок, прислонив его к ноге, для возможности передвигаться на всех четырёх ногах, и так же быстро достать его, что бы быстро нанести удар.

Теперь, это оружие служило Мортред, и было готово вонзиться в любого, в кого направит его убийца.

— Мортред, советую запомнить одну вещь, — на удивление спокойно сказал Варлок, после чего слегка приподнял свой посох, и ударил им об каменный пол.

В ту же секунду, на полу появилась огромная пиктограмма призыва, и из неё появилось два огромных демона. Земнопони едва успела отпрыгнуть от двух ударов демонических лап, от которых чувствовался жар адского пламени.

— Если хочешь жить, не стоит меня злить, — уже угрожающе произнёс Варлок, стоя за спинами двух своих верных слуг.

Мортред хотела была что-то сказать, но на секунду задумавшись, злобно посмотрела на Варлока, после чего сложила клинок, и вышла в коридор, громко топая по копытами по каменному полу.

Варлок улыбнулся, после чего вновь ударил посохом, возвращая демонов обратно.