Автор рисунка: Stinkehund
Потерянные Доверие

Просьба

Спорим вы не думали, что глава появится так быстро)
В следующих главах события начнут постепенно накаляться

Обессиленный Джаггернаут лежал на траве, смотря на проплывающие над ним облака на оранжевом небе. Всё тело переполняла ужасная боль, парализуя воина с острова Масок. Где-то в закоулках его сознания Юрнеро мучила мысль – Почему он это сделал? Почему он пошёл на это? Неужели он не мог избежать такой участи. Но всё же Джаггернаут понимал, что всё сделал правильно. Он поступил осознано, пошёл на это ради команды. Ему просто не хватило сил…

Сквозь звон в ушах пегас слышал чей-то голос, который требовал, чтобы Юрнеро поднялся и продолжил. В этом голосе слышалось нетерпение, возможно даже злость, но сейчас это было уже не важно. Юрнеро просто не мог двигаться.

— Неужели, это конец? – хриплым голосом проговорил пегас в маске.

Ранее в этот же день

Новость о загадочном сооружении, построенном в Кентерлоте, быстро облетела Эквестрию, совпав с починкой городского вокзала. Узнав, что путь в столицу снова открыт, а сам город защищён войсками и магическими вышками, многие пони решили помочь Кентерлоту. Кто-то ехал навестить членов семьи, кто-то записаться в ряды стражи или городских строителей, кто-то просто хотел быть волонтёром. Однако, среди всех приехавших нашлась небольшая компания из четырёх пони, преследующих лишь свои интересы. В отличие от большинства, они пришли в город самостоятельно, везя за собой четыре закрытых повозки. Удачно обойдя городские патрули, пони быстро нашли адмирала Кунку, уже успевшего заработать себе репутацию в Эквестрии. После небольшого разговора, четвёрка друзей решила изложить единорогу свой план. Чем больше адмирал слушал их, тем сильнее он улыбался. В какой-то момент, Кунка перебил рассказчиков, пообещав им свою помощь в их деле. В тот же день, в Эквестрии открылась первая таверна «Танцующий мустанг» на свежем воздухе. Уже через несколько часов, четверо друзей обогатились на несколько сотен битов, разливая алкоголь пришедшим отдохнуть посетителям, среди которых был и сам адмирал, вместе с драконьим рыцарем.

— Ну что ж, — сказал Дейвион, отпивая от кружки. – Это конечно не то пойло, что варит Мангикс, но может оно и к лучшему. Чтобы опьянеть от такого сидра, его нужно пить бочками, что местные явно не будут делать.

— Но согласись, это лучше, чем ничего, — кивнул Кунка, осушив свой стакан с каким-то зеленоватым напитком. – Ах, вот это уже покрепче.

— А что ты пьёшь?

— Название не запомнил, но чем-то напоминает ром. Кстати, а почему ты не пригласил Юрнеро и Ланаю выпить с нами? — спросил единорог. – Нам и так наливают бесплатно, за оказанную мной помощь.

— Ланая что-то обсуждала вместе с Селестией, ей было некогда, а Юрнеро учится летать, — ответил земнопони, после чего опять отпил. – Да и потом, ты же знаешь его. Взял бы кружку, ушёл бы чёрт знает куда, и только потом бы выпил.

— Да, его бзик на маску, — усмехнулся адмирал. – Кстати, когда я утром видел его, он уже тренировался. Неужели ещё не закончил?

— Думаю что сейчас он точно свободен, — сказал рыцарь, посмотрев на стоящие на барной стойке часы. – Уже семь часов вечера.

— Семь? – удивлённо спросил Кунка. – Чёрт, я так увлёкся этим заведением, что забыл о времени. Значит так, дракоша, допивай сидр и пошли за нашим летуном, через час нам нужно быть в замке. Селестия хочет отправить нас в Кристальную империю.

Флаттершай неспешно летала по Кентерлоту. Сегодня закончилась её первая неделя медсестры в городской больнице, и уставшая пегаска просто жаждала побыстрее попасть в свои покои, отведённые ей принцессой Селестией.

Не смотря на то, что у неё уже был опыт во врачевании, и, порой, она сталкивалась с действительно сложными ранами у своих питомцев, она даже не представляла, какие ужасы увидит в этом городе. Узнав о том, что она уже не новичок, врачи бросили беззащитную пегаску в самое пекло: открытые переломы, гниющие раны, бредящие пациенты – все они рухнули на плечи элемента доброты. Но, не смотря на это, Флаттершай смогла справиться не только с тяжелой работой, но и с самой собой. В первый же день хотелось бросить всё, убежать, спрятаться, уйти как можно дальше от того проклятого места… но она осталась. Помогать нуждающимся был её долг. Однако не только это сыграло роль в выборе пегаски. В первый же день она услышала о каком-то легендарном докторе, буквально спасшим единственную уцелевшую больницу. Врачи, пациенты, медсёстры – все говорили о нём. Рассказы были самыми разными, но в одном они все совпадали – тем самым доктором был один из пришельцев, которых она вместе с подругами нашла в вечно диком лесу. Пегас в маске.

Он, как и остальные герои, жил в замке принцесс, только в отличии от носителей элементов, которых Селестия расположила в башнях замка, Юрнеро с остальными жил в гостевых номерах.

Жёлтой пегаске безумно хотелось узнать его секрет по изготовлению вардов, так как к сожалению он ушёл из больницы, не успев, или не захотев, ничего рассказать о своих тотемах врачам. Но в тоже время Флаттершай понимала, что сама она вряд ли сможет не то что убедить Джаггернаута поделиться своим секретом, спросить его о нём. Один только его взгляд из под маски пугал носительницу элемента доброты до такой степени, что она моментально забывала слова. Во время их первой встречи она смогла совладать с собой только благодаря подругам, находившимся в этот момент около неё, и остальным героям, которых Юрнеро определённо считал своими друзьями.

«Его друзья!» — осенило Флаттершай, отчего она радостно улыбнулась. – «Они точно помогут мне».

После этих мыслей пегаска собиралась быстрее полететь в замок, как вдруг услышала голоса двух пони, о которых она только что вспоминала.

— … уже не уклониться, понимаешь? – говорил Дейвион. – Я не спорю, это был очень хороший топор, но для меня он практически бесполезен. Знаешь что я собирался прикупить у того торговца?

— Тот самый меч? – ухмыльнулся Кунка. – не спорю, он был бы очень полезен. Жаль что его украли. Опять.

— Да. Кстати, а что ты там присмотрел? – грустно кивнул рыцарь, после чего случайно увидел подлетающую к ним пегаску. – О, здравствуйте Флаттершай. Куда направляетесь?

— Здравствуйте, Дейвион, — чуть было не растерявшись ответила пегаска. – Я как раз искала вас с Кункой.

— О, если это касательно переезда, то не волнуйтесь, — произнёс адмирал. – Мы сейчас идём за Юрнеро, после чего сразу прибудем в замок.

— Вы идёте за Юрнеро? – Флаттершай не верила своей удаче. – А можно мне с вами?

— Конечно, — согласился Дейвион, после чего спросил. – Вам что-то нужно от него?

— Вообще-то да, я очень хотела бы научится у него изготовлять тотемы, которые он использовал в больнице, — стесняясь, произнесла пегаска.

Единорог с земнопоним переглянулись, после чего одновременно оглушительно рассмеялись. Не ожидая такой реакции, Флаттершай поёжилась. Её уверенность в помощи героев моментально улетучилась, отчего ей сразу захотелось убежать. И она бы это сделала, если бы не копыто адмирала, вовремя перегородившее ей дорогу.

— Простите, моя дорогая, мы не хотели вас обидеть, — всё ещё немного хихикая, сказал Кунка. – Просто ваша просьба… как бы это сказать… невыполнима.

— Почему?

— Юрнеро не из тех, кто раскрывает секреты. Да и потом, некоторые члены Альянса уже пытались научиться этому. Только один колдун преуспел в этом, остальные же бросали это дело не научившись даже азам.

— Что за колдун?

— Сейчас это не важно. Но, если же вы всё же хотите попробовать , мы можем вас проводить к нему. — предложил драконий рыцарь.

Немного подумав, Флаттершай всё же решила попробовать. Ей было страшно, но мысль о волшебном варде, способном спасти десятки жизней, придавала ей уверенности.

После этого пегаска последовала за героями, идущими в противоположную от замка сторону. Они что-то оживлённо обсуждали, но носительница элемента доброты в упор не могла понят что. В их речи регулярно упоминалась какие-то имена, фонтаны, и различные имена. Порой они начинали обсуждать несвершившиеся покупки у какого-то лавочника, но название товаров были более чем странные.

Несмотря на любопытство, Флаттершай не решалась перебить кого-то из её спутников, так что просто продолжала идти за ними, попутно осматриваясь по сторонам.

Благодаря своим подругам, пегаска довольно хорошо изучила город во время их поездок в Кентерлот. Пусть город всё ещё был частично разрушен, пони быстро смогли вернуться к своему привычному образу жизни. А после того, как большинство снобов уехало из столицы, город стал казаться разросшимся Понивилем. Местные были крайне доброжелательны друг с другом, исчез тот холод, присущий жителям крупных мегаполисов. Каждый был самим собой.

Проходя мимо очередного патруля стражи, доброжелательно поздоровавшихся с троицей, пегаска наконец поняла, куда ведут её друзья.

Разрушенный стадион Кентерлота, напоминающий собой Колизеи пегасов, был переполнен тренировочными облаками, среди которых летала Рейнбоу Дэш, что-то крича вниз. Сев на ближайшее к себе облако, радужная пегаска посмотрела вниз, после чего ловко спарила вниз.

— Неужели они до сих пор не закончили? — удивился Дейвион.

— Тренировка Джаггернаута, что уж тут поделать, — улыбаясь, сказал адмирал.

С этими словами троица зашла в стадион. Пройдя по пыльным и пустым коридорам, до которых ещё не добрались строительные бригады, они наконец-то вышли на поле, на котором обессилено лежал Джаггернаут.

— Нет, Юрнеро, это ещё не конец! – кричала Рейнбоу Дэшь. – Кунка вместе с принцессой Селестией поставили передо мной задачу сделать из тебя настоящего летуна, и клянусь своими крыльями, я это сделаю.

Однако крики пегаски не дали абсолютно никакого эффекта. Джаггернаут лишь продолжил лежать на траве.

— Давай же, Юрнеро! – подбадривающе выкрикнул Кунка, подходя к своему лежачему другу. – Я слышал, что у вас на острове была такая поговорка: «убивай себя на тренировках, чтобы не умереть в бою».

— Она не означает «убей себя на тренировке, чтобы не дожить до боя», — хриплым голосом ответил пегас в маске.

— Сам виноват, надо было начинать раньше, — улыбаясь, сказал адмирал, после чего повернулся к Рейнбоу Дэш. – Как успехи?

— Ну, для того, кто совсем недавно обзавёлся крыльями, довольно неплохо, — пожала плечами радужная пегаска. – У него хорошие мышцы, даже лучше чем у Сорина. Вообщем, дайте мне несколько дней, и я приготовлю вам кандидата в Вондерболты.

— Нам нужен не спортсмен, нам нужен воин, — немного угрюмо произнёс Дейвион. – Трюками Остариона не победить.

— Ты так говоришь, потому что ещё не видел, что это за «спортсмены», — усмехнувшись ответила Дэш.

Пока адмирал с рыцарем говорили с пегаской, Юрнеро попытался встать. Не смотря на то, что в течении всего дня он тренировал исключительно крылья, ноги всё равно слушались с трудом. Подняться на ноги всё-таки получилось, но стоило сделать Джаггернауту шаг, как его тело вновь решило, что ещё не належалось на траве стадиона. От падения пегаса спасла лишь Флаттершай, вовремя подхватившая его.

— Спасибо, — уставшим голосом произнёс Юрнеро.

— Не за что, — смущённо улыбнулась носительница элемента доброты.

Устало вздохнув, Джаггернаут всё же решил сесть, поняв, что самостоятельно двигаться он ещё не в состоянии.

— Принеси мне содержимое вон той сумки, — сказал он, кивая в сторону трибун.

Повернув голову, Флаттершай заметила дорожные сумки пегаса. Осторожно отпустив Юрнеро, она быстро подлетела к ним, и открыв, заворожено вздохнула.

Там лежал тот самый вард, о котором рассказывала большая часть больницы. Осторожно взяв его в копыта, она вновь подлетела к пегасу в маске.

— Благодарю, — кивнул Джаггернаут, после чего тихо произнёс заученные им тексты с острова Масок.

Над вардом загорелся зелёный огонёк, окутывая пегаса зеленоватым свечением. Почувствовав, как терзающая его боль начинает ослабевать, пегас облегчённо вздохнул.

— Эмм, Юренро, — едва ли не шепотом обратилась Флаттершай к воину.

— Да?

— Эмм, не могли бы вы… научить меня как делать эти тотемы? – зажмурившись, попросила пегаска.

Джаггернаут молча повернулся к жёлтой пегаске. Он ничего не говорил, лишь тихо наблюдал за ней сквозь прорези своей маски. Это молчание привлекло внимание остальных пони, уже закончивших свой разговор. Все ждали ответа Юрнеро.

— Нет.

— Но… — попыталась что-то сказать Флаттершай.

— Я сказал нет, — грубо ответил пегас. – Этому искусству, я обучался два года, пока у меня не получился, едва тлеющий огонёк зелёного пламени. Чтобы изготовить подобный вард, нужно много практики. Много тренировок. А это значит — много времени, которого у меня нет.

— Х-хорошо, — тихо прошептала Флаттершай, после чего взлетела, и быстро покинула стадион.

Как только пегас в маске отвернулся от улетающей Флаттершай, он увидел перед собой хмурящуюся Рейнбоу Дэш.

— Ты мог бы помочь ей, бы в благодарность за мои старания.

— Я благодарен тебе за твою помощь, — кивнул Джаггернаут. – Но если я возьмусь за её обучение, у нас не останется времени на мои тренировки. Из-за этого будет меньше шансов противостоять нашим врагам.

Рейнбоу Дэш и Юрнеро ещё некоторое время, молча, смотрели друг на друга, после чего пегаска отвернулась, и уже собиралась взлететь, как к ней подбежал Кунка.

— Так ты берёшься? – спросил он.

— Раз уж я пообещала, да, — с горечью ответила радужная пегаска, после чего полетела вслед за своей подругой.

Рубик задумчиво ходил в своей палатке, поглядывая на небольшой синий кристалл. Порой он останавливался, заглядывая в одну из множества открытых книг, лежащих на том же столе, что и кристалл, использовал на нём различные заклинания. Иногда он выносил его на улицу, и вставая на груду костей, оставшуюся после разрушения замка Остариона, проводил им по воздуху, пытаясь найти какие-то следы.

Останки костяного замка Остариона тихо трещали под ногами путника в дорожном пыльнике, осторожно поднимающегося на вершину горы, где располагалась небольшая палатка его нанимателя. Сейчас ему больше всего хотелось побыстрее отдать небольшой свёрток и получить свою награду. Содержимое посылки нелегко ему досталось, поэтому он рассчитывал на большой гонорар, тянущий как минимум на тысячу золотых.

«Не приведи Всевышний, если он решит поторговаться», — устало подумал про себя наёмник. – «Точно дам лопатой по бошке».

Наконец, вершина была достигнута. Глубоко вздохнув, путник приоткрыл полог палатки, оглядывая её содержимое.

Внутри она была намного больше, чем выглядела снаружи, и тянула как минимум на небольшой шатёр. По всему периметру были расставлены различные столы, на которых лежали магические кристаллы, светящиеся разным цветом, вокруг которых задумчиво ходил волшебник в зелёной мантии и маске, скрывающей всё его лицо. Маг то и дело брал один из кристаллов в руки, и подносил к лицу, старательно разглядывая, после чего быстро отпускал, и что-то записывал в большую книгу, стоящую на подставке в центре шатра.

— Да, это определённо не наш мир. Может быть, они за стеной? Нет, у того измерения специфическая магия, я бы сразу её узнал, — бормотал волшебник себе под нос.

— Кхе-кхе, — путник решил не задерживаться на улице, и привлёк к себе внимание.

— Оу, это ты! – радостно произнёс Рубик, заметив пришедшего. – Заходи.

— Угу, — немного угрюмо ответил наёмник, проходя внутрь.

Не говоря больше ни слова, искатель снял с себя сумку, доставая из неё свёрток, который волшебник едва ли не вырвал у того из рук. Быстро вскрыв его, Рубик осторожно достал из него каменную скрижаль, завороженно смотря на неё. Встряхнув головой, маг взял свой посох и провёл им над текстом, написанным на табличках. Скрижаль охватило зеленоватое свечение, тянущееся дымкой в голову Рубика.

— Хм, как интересно, — задумчиво произнёс маг. – Как необычно, и как…

— Дорого, — прервал начинающуюся тираду наёмник. – Ты бы знал, через что пришлось пройти мне с моими братками, что бы мы достали эту проклятую табличку.

— Ха-ха, конечно, я всё понимаю, — смеясь, произнёс Рубик. – Твои интересы в этом дели исключительно материальны.

С этими словами волшебник подхватил увесистый кошель полем телекинеза, и отдал его путнику.

«Наконец-то» — устало подумал про себя житель ущелья Теней, пытаясь определить примерный вес его награды, — «Сегодня гуляем с парнями, а потом…».

— Не спеши уходить, у меня к тебе есть ещё одно поручение, — окликнул уже идущего в сторону выхода искателя.

«… всё таки бьём его по голове», — раздражённо пронеслось в голове наёмника.

— Слушай, Рубик, — постаравшись изобразить радушность ответил геомансер. – Мы с братанами, конечно, были бы рады ещё немного на тебя поработать, но каждый из нас сейчас хочет только одного – отдохнуть.

— Не волнуйся, это не срочно, но выполнить нужно обязательно.

— Эхх, — безысходно вздохнул искатель. – Я слушаю.

— Благодаря скрижали, которую ты принёс, я значительно продвинулся в ходе моего расследования. Результаты обнадёживающие, но если я хочу пройти дальше, мне потребуется одна вещь.

— Не тяни кота за хвост.

— Мне нужен посох моего отца.

В шатре нависло неловкое молчание.

— Ты шутишь, — не веря своим мохнатым ушам сказал наёмник.

— Сейчас. Он находится у того, кого ты называешь Шейкером.

— Нет! – воскликнул геомансер. – Я не самоубийца!

Рубик тихо рассмеялся, после чего с помощью телекинеза поднёс к себе небольшую сумку. Немного покопавшись в ней, он достал оттуда черный капюшон с маской в форме черепа, и странный механизм, напоминающей внешне брошь.

— Посох мне нужен для того, чтобы подстраховать себя для эксперементов с магией титанов,- сказал колдун. — Для этого тебе пригодятся эти артефакты. Не волнуйся, в случае успеха ты можешь оставить их себе, главное — принеси мне посох.

— Я все равно не уверен в этом, Рубик. Я же сталкер, а не убийца из переулка.

— Я ничего не говорил про убийство, я лишь сказал, что мне нужен этот посох. Как его добывать — решать тебе.

Геомансер в течении минуты задумчиво смотрел на артефакты, после чего ответил.

— Ладно, согласен.

Быстро схватив свой гонорар, наёмник вышел из шатра.

«Люблю надежных работников». – подумал про себя волшебник, возвращаясь к работе, как вдруг полог шатра вновь приоткрылся.

— И ещё, Рубик, — улыбаясь, окликнул Мипо колдуна. – Если тебе вдруг ещё потребуются мои кристаллы – просто попроси.

— Обязательно.