Автор рисунка: Stinkehund
Просьба Старые друзья

Доверие

— Знаете, не сказать, что я против нашего перевода, — произнёс Дейвион, идя вместе с товарищами по улицам Кентерлота. — я просто не вижу в нем смысла.

— Селестия попросила нас проконтролировать укрепление Кристальной империи, а заодно и обеспечить безопасность проведение ежегодной ярмарки, — устало ответила Ланая. – Парни, я всё понимаю, звучит глупо, но и вы поймите, мы сейчас очень сильно зависим от Селестии…

— Как и она от нас, — ехидно подметил Джаггернаут.

— Да, как и она от нас, — согласилась единорожка, после чего продолжила. – И только Селестия в данный момент может поддержать нас в войне с Остарионом. Так что давайте всё же не будет лишний раз мутить воду.

— Я согласен с Ланаей. – кивнул Кунка. – В конце концов, возможно, это даже будет весело.

Кристальная империя сильно преобразилась после нападения Остариона на Кентерлот. Именно она предоставила Селестии и Луне большую часть своей стражи при контратаке принцесс, и именно она приняла большую часть беженцев из столицы. Самые разные пони, покинувшие свой родной город, прибыли сюда ради шанса на безопасную жизнь. Местные относились к ним по разному: с одной стороны, им было жалко кантерлотцев, переживших ужас нападения на их город, но с другой стороны, значительной частью этих беженцев были аристократы, просто бросивших свой город.

Так или иначе, империя приняла всех. Но, не просто так…

— Как ты мог призвать в армию беженцев?! – выкрикнула Твайлайт в лицо Шайнинг Армору. – Они же бежали к тебе за помощью, а ты собираешься отправить их на войну?

— Послушай, я всё понимаю, — белоснежный единорог старался сохранить уверенность в голосе при общении с сестрой. – Но это действительо необходимо. И потом, это общий призыв, жители нашего города так же получили повестки.

Ему раньше не приходилось видеть Твайлайт в таком состоянии. Даже в тот день, когда она пришла в Кентерлот, обвиняя его в том, что он не сообщил ей о свадьбе, его сестра казалась радушнее. Сейчас же фиолетовый аликорн готова была прожечь его взглядом.

Неожиданно на помощь Шайнинг Армору пришла Кейденс.

— Твайлайт, послушай, — спокойно проговорила принцесса любви. – Ты же знаешь, что сейчас мы столкнулись с абсолютно новым для нас врагом. Он объединяет в себе силу, равную Сомбре, и имеющий армию, как и Кризалис. И что-то подсказывает мне, что нам не удастся в этот раз выкрутиться с помощью магии любви, или кристального сердца. Я и сама не хочу этого признавать, но нам действительно нужна собственная армия, что бы мы могли противостоять ему.

— Но ведь эти беженцы… — начала говорить Твайлайт, но Шайнинг её тут же перебил.

— Ищут спасения от войны, мы это прекрасно понимаем. Селестия и сама не хотела подписывать этот приказ, да вот только иного выхода не было.

Твайлайт нечего было на это ответить. То, что Кейденс, и даже принцесса Селестия, встали на сторону её брата, и одобрили такой шаг, было для аликорна потрясением.

Внезапно, перед лицом Шайнинг Армора во вспышке света появился свиток с королевской печатью. Не долго думая, единорог сломал печать и развернул свиток. Пробежавшись по его содержимому, он магией передал свиток своей жене. Быстро прочитав королевское послание, принцесса любви переглянулась со своим мужем, после чего они оба встали с места.

— Твайлайт, прости нас, но нам нужно отлучиться, — с горечью в голосе сказал Шайнинг Армор.

— Зачем, что там написано?

— Я не могу сейчас тебе этого сказать, но скоро Селестия сама тебе обо всём сообщит.

После этих слов, единорог с аликорном начали подготавливать телепортирующие заклинания.

— Нам действительно очень жаль, Твайлайт.

Фиолетовый аликорн тяжело посмотрела на брата и свою невестку, после чего вышла из королевских покоев, и медленно пошла по коридору замка.

В их словах действительно был смысл, она понимала это, но всё же… Это было так несправедливо. Меньше всего принцессе дружбы сейчас хотелось, чтобы пони, у которых только появился шанс, надежда, избежать войны, отправились на поле боя, рискуя собственной жизнью. Всё это было так неправильно, так несправедливо. Пони — мирный народ, и они даже подумать не могли, что когда-нибудь им придётся взять оружие.

Твайлайт не удержалась, и пустила слезу, которую тут же смахнула копытом, быстро осмотревшись по сторонам. Она должна была быть сильной, особенно сейчас. И именно сейчас Твайлайт чувствовала себя настолько беспомощной.

«Если бы только нам не пришлось пожертвовать элементы гармонии», — с грустью подумала принцесса дружбы, проходя мимо балкона замка, с которого были слышны какие-то голоса.

— … на верную смерть!

— … отсиживаться в своих замках!

— … предали! – краем уха услышала принцесса дружбы, что и вывело её из раздумий.

Выйдя на балкон, перед Твайлайт открылась страшная картина. Под замком образовалась целая толпа бушующих пони, среди которых сразу бросались в глаза несколько личностей, кричащие оскорбления в адрес Принцесс и Шейнинг Армора. Аликорн попыталась получше разглядеть их, но почти после каждого выкрика, они быстро исчезали в толпе, и появлялись в совершенно другом месте, из-за чего отследить их было практически невозможно.

Между тем, атмосфера всё накалялась и накалялась. Городская стража пыталась не подпускать пони слишком близко к замку, но толпе было уже всё равно. Вдобавок ко всему прочему, вокруг уже бунтующих пони стало появляться всё больше и больше пони, завлечённые громкими лозунгами подстрекателей.

— Твайлайт! – за спиной девушки раздался знакомый голос.

Обернувшись, принцесса дружбы увидела запыхавшегося Флеша Сентри.

За всё то время, что Твайлайт провела в кристальной империи, она очень сильно сдружилась с начинающим стражником, из-за чего он давно перестал официально обращаться к Твайлайт, за исключением тех случаев, когда его обязывала служба.

— Что такое, Флеш, кто все эти пони внизу? – спросила принцесса дружбы.

— Я не знаю, — тяжело дыша, произнёс пегас. — Они появились просто из неоткуда, почти сразу же заполонив всю территорию под замком. Мы пытались их разогнать, но их слишком много. Твайлайт, где принцесса Ми Амора Кэденза и Шайнинг Армор, они должны обратиться к протестующим, иначе всё это плохо закончится.

Прислушавшись к нарастающему шуму внизу, девушка поняла, что стражник прав. Быстро оценив ситуацию, принцесса дружбы приняла единственное правильное решение.

Спрыгнув с балкона, Твайлайт облетела толпу пони, и убедившись, что её заметили, спланировала вниз, приземлившись между стражниками и толпой кристальных пони.

Среди митингующих повисла тишина, нарушаемая лишь некоторыми перешёптываниями между жителей империи.

— Я, принцесса Твайлайт Спаркл, избранная самой Селестией, говорю от лица принцессы Ми Амора Кедензы и Шайнинг Армора. Почему вы собрались здесь, и чего хотите? – произнесла фиолеовый аликорн кентерлотским голосом, обращаясь к пони.

«О, Селестия, что я несу?!» — панически пробежало в голове девушки. После этих слов, все, абсолютно все взгляды на площади были направлены на неё. В какой-то момент, она поняла, почему Флаттершай боится выступать перед толпой.

Однако, к удивлению самой Твайлайт, это произвело огромное впечатление на митингующих. Она ожидала, что сейчас на неё набросятся все эти пони, требуя её брата и невестку, но кажется, они были готовы вести диалог.

Толпа расступилась, и из неё вышел жёлтый единорог с кьютимаркой в виде пяти белых звёзд. Он явно не был жителем Кристальной империи, что можно было понять по его шерсти.

— Меня зовут Стар Ворд, я представляю собравшихся тут пони. Мы требуем, что бы принцесса Кейденс отменила последний закон, который ввёл ваш брат.

После его слов, в толпе опять послышались гневные выкрики, адресованные отнюдь не жёлтому единорогу.

— Они хотят забрать моего сына!

— Моя семья не сможет без меня!

— Мы хотим мирной жизни!

— Почему королевская стража не может справиться с этим?

Твайлайт хотела было что-то ответить, как вдруг заметила земнопони в латах, наблюдавшего за всем этим с крыши одного из зданий, находящихся рядом. Знакомое лицо, и сам факт того, что она не одна, придал девушке уверенности. Внезаптно, она вспомнила Кентерлот, своего отца, скелетов, которых легко одолел Дейвион. После этого, у принцессы дружбы моментально созрел план.

Она больше слушала выкриков толпы, набирающих силу, а стала высматривать в этой самой толпе не кристальных пони. Увидев нескольких, Твайлайт сделала резкий взмах крыльями, подлетев на несколько метров, после чего после чего озарила толпу магическим светом. Эффект не заставил себя ждать. Митингующие вновь замолчали, ожидая следующего шага от принцессы. Зависнув в воздухе, Твайлайт вновь обратилась к пони, но в этот раз, без сотрясающего воздух кентерлотого голоса.

— Вы хотите защитить свои семьи?

Этот вопрос немного ошарашил протестующих. После небольшого замешательства, пони начали кивать головами, и давать положительные ответы.

— Но как вы собираетесь это сделать? Что вы будите делать, если наш новый враг войдёт в Кристальную империю, а кристальное сердце не сможет вас защитить?

Этот вопрос окончательно выбил собравшихся на площади пони из колеи. По всей толпе слышались перешёптывания, и было ясно, что никто не способен дать ответа, в котором сам был бы уверен.

«Отлично, пора заканчивать этот сыр бор» — пронеслось в голове кобылки.

— Сейчас, над Кристальной империей нависла новая угроза, как и над всей Эквестрией. Угроза, с который мы сможем спариться только вместе. Мой брат объявил этот призыв вовсе не для того что бы спрятаться за вашими спинами, а для того, что бы научить вас защищать себя, и свою семью. Для того, что бы объединить вас, и повести за собой. Вы смогли одолеть Сомбру с помощью Кейденс и Шайнинг Армора, сможете и сейчас! Слава принцессе Кейденс!

— Слава принцессе Кейденс! – ликующе закричали кристальные пони.

Бунт был подавлен.

Ещё несколько минут Твайлайт наблюдала за тем, как радуются кристальные пони, распространяя уверенность даже не бежавших из Кентерлота пони. Они больше не хотели прятаться за спины принцесс, и хотя их всё ещё и терзали сомнения по поводу этого нового закона, они были готовы защищать свою родину, встав под знамёна Эквестрии и Кристальной империи.

Постепенно, пони стали расходиться. Когда площадь опустела, стражники, стоящие плотной стеной за Твайлайт, смогли вздохнуть с облегчением.

— О, хвала Селестии вы оказались рядом, ваше высочество, — обратился к аликорну один из стражников. – Мы не могли больше их сдерживать, а если бы они узнали, что принцесса Кейденс забрала кристальное Сердце, это была бы катастрофа!

— Принцесса Кейденс сделала что? – шокировано переспросила Твайлайт, проходя сквозь расступившихся стражников.

— Она делает это уже три дня, — подтвердил спустившийся вниз Флэш. – Забирает его на пару часов, предварительно оградив его плотным кольцом стражи, после чего возвращает его. Ходят слухи, что это приказ самой Селестии. Тем не мение, почти никто в городе не знает об этом.

Второй раз за день, девушка была потрясена своим братом и невесткой.

«Но… зачем оно им?» — не могла понять Твайлайт.

Рейнбоу Деш неспешно надевала на себя рыцарские латы, выданы ей кристальными пони. За небольшими воротами были слышны радостные крики жителей империи, предвкушающих очередной турнир, в котором участвовала голубая пегаска. Ухмыльнувшись, Дэш прицепила к латам копьё, и пробормотав: «Пора показать им мою крутость» — открыла ворота. Атмосфера рыцарского турнира ударила по ней новой волной. Сидящие на трибунах пони, заметив первого участника, начали восторженно кричать и топать копытами по трибунам. Если бы последние не были защищены магией – деревянные доски бы точно не выдержали всего энтузиазма местных жителей. Помахав зрителям копытом, пегаска заинтересованно посмотрела на противоположные ворота, из которых уже выходил её оппонент. Это был массивный земнопони, с оранжевой, не блестящей шерстью, и просто горящими глазами. Встретившись с Рейнбоу Дэш взглядом, он улыбнувшись кивнул головой, приветствуя её, после чего встал в стойку, готовясь к самому поединку. То же сделала и носительница элемента верности. Зрители утихли. Все ждали сигнала. Через несколько секунд зелёная пони в костюме шута взяла в копыта рог и что есть силы дунула в него, объявляя начало состязания. В ту же секунду пегаска и земнопони сорвались с места, устремившись друг на друга. Толпа затаила дыхание, заворожено смотря за тем, как рыцари стремительно приближаются друг к другу. Спустя пару секунд раздался звук удара. Земнопони, получив удар прямиком по доспеху, потерял равновесие, и кубарем покатился по земле, в то время как Дэш легко уклонилась от его копья. Они лишь немного шаркнуло её доспех с краю, не нанося никаких повреждений.

— И победителем становится Рейнбоу Дэш! – объявил кристальный единорог, являющийся организатором и параллельно главным судьёй турнира.

Зрители оглушительно закричали, и начали восторженно выкрикивать имя голубой пегаски. Бросив копьё на землю, Дэш радостно взлетела в воздух, и, пролетев полный круг над стадионом, попутно махая копытами зрителям, стремительно залетела в ворота, из которых вышла минутой ранее.

Довольная собой, Дэш скинула рыцарские латы, и передала их оружейнику, услужливо стоявшему около манекенов с другими доспехами.

— Хм, ни одной вмятины? – удивлённо пробормотал земнопони, осматривая возвращённое снаряжение. – Отличный результат. По правде говоря, я думал, что мне придётся опять их чинить.

— Ха, противник оказался неплохой, но до моего уровня ему далеко! – самодовольно сказала пегаска.

— Как и до твоей скромности, — донеслось со стороны выхода.

Повернув голову, Рейнбоу Дэш заметила стоящую в дверях ЭпплДжек, ожидающую подругу. Попрощавшись с оружейником, всё ещё разглядывающим оставшиеся части доспеха, пегаска вышла на улицу вместе с пони-фермершой.

Ярмарка шла полным ходом. В этот раз кристальные пони сами взялись за организацию своего любимого праздника, и Рейнбоу была вынуждена отдать им должное – они превосходно справились. Как будто бы и не было тех тысячи лет, что они провели в заклинании Сомбры. Лавочники с жаром рекламировали свои товары, повсюду были видны улыбающиеся лица, и что самое главное – ни Рейнбоу Дэш, ни ЭпплДжек не приходилось отвлекать местных жителей от фальшивого кристального сердца, поэтому подруги могли просто насладиться праздником.

Двигаясь вдоль рядов с лавками, пегаска неожиданно заметила знакомого единорога, яростно спорящего с продавцом выпечки.

— Чёрт тебя дери! Это же чистое золото, видишь?! Тут все расплачиваются золотыми монетами, чем я хуже?!

— Сэр, если вы ещё раз сунете мне под нос свои фальшивые деньги, я доложу об этом страже!

— Какие к чёрту фальшивые?! Я потом и кровью добывал каждый золотой в этом кошельке! И ты хочешь мне сказать, что теперь я не могу купить на них даже кусок хлеба?

— Предупреждаю последний раз: уходи или пожалеешь! – перешёл на крик лавочник.

Кунка ещё несколько секунд сверлил взглядом продавца, после чего что-то проговорил себе под нос, и отошёл от лавки. Тяжело вздохнув, адмирал хотел было отправиться дальше, как вдруг случайно заметил наблюдавших за ним пегаса и земнопони.

— ЭпплДжек, Рейнбоу Дэш, рад вас видеть, — улыбнувшись сказал единорог.

— Привет Кунка, — кивнула головой пони в шляпе. – Не ожидала вас тут увидеть.

— Личная просьба принцессы. Меня и моих друзей попросили обеспечить безопасность некоторых объектов.

— Кондитерской? – усмехнулась Рейнбоу Дэш, кивая головой в сторону продовца, с которым минуту назад спорил Кунка.

— Хе-хе, — оценил шутку адмирал. – Ну, почти. Принцесса рассказывала мне о вас, так что, думаю, вам можно довериться. Пройдёмся?

Но стоило им только продолжить путь, как мимо них стремительно пронёсся фиолетовый земнопони невысокого роста, попутно толкнув Кунку, отчего адмирал почти едва не упал на землю. Быстро поняв, что же именно с ним произошло, единорог начал похлопывать себя по камзолу.

— Хех, парень, лучше бы ты этого не делал, — ухмыляясь произнёс моряк, не обнаружив своего кошелька.

Рог Кунки засветился, и единарог стал пристально наблюдать за бегущим впереди него вором. Улыбка на лице адмирала становилась всё шире и шире, но вдруг, земнопони резко повернул влево. Через мгновение, в метре от него ударил огромный гейзер, привлёкший внимание всех пони в округе.

— Чёрт! – выкрикнул Кунка, после чего бросился в погоню.

Шокированные ЭпплДжек и Рейнбоу Дэш переглянулись, и побежали за адмиралом.

— Что случилось, что он сделал? – спросила пегаска, быстро догнав единорога с помощью крыльев.

— Обокрал меня! – ответил бегущий моряк, даже не оглянувшись в сторону элемента верности. – Чёрт, ненавижу, когда так случается.

— Крадут деньги?

— Промахиваюсь гейзером.

Ускорив темп, трое пони ловко маневрировали между случайными прохожими, но всё же не могли поймать уходящего вора. Кунка пытался сотворить своё заклинание метки, но земнопони был не достаточно близко, и то и дело пропадал из виду, быстро ныряя лавки кристальных пони, представляющих собой небольшие шатры или постройки, и выходя с другой стороны. Рейнбоу Дэш лишь пару раз смогла догнать его, но вор был слишком проворным, чтобы пегаска смогла схватить его, или хотя бы замедлить.

Постепенно, Кунка начал уставать. Он обладал хорошей выносливостью, и мог спокойно вести продолжительные бои на мечах, но так долго преследовать свою цель бегом ему ещё не приходилось. Да и в этом не было необходимости. Чаще всего враги, пытавшиеся убежать от адмирала, сами возвращались к нему. Но сейчас было совсем по-другому. Он чувствовал, как его дыхание начинает сбиваться, а ноги болезненно замедляться.

Кунка уже собирался остановиться, чтобы на оставшиеся силы использовать ещё одно заклинание гейзера, как вдруг к погоне присоединилось ещё один участник.

Из-за небольшого облака, парившего вблизи от ярмарки, вылетел чёрно-красный грифон в кольчужном жилете. Прижав крылья к себе, он спланировал вниз, подобно ястребу, сбив вора с ног. Прокатившись по земле несколько метров, фиолетовый земнопони случайно выронил кошелёк, который до этого держал в зубах. Попытавшись его вернуть, он встретил лишь копыто адмирала, промелькнувшее в миллиметре от его головы. Поняв, что он провалился, пони быстро вскочил на ноги, и бросился прочь, практически моментально скрываясь в толпе пони.

Подняв кошель с земли, грифон пару раз подбросил его, после чего передал адмиралу, уже тянувшегося к своим деньгам.

— Вам нужно быть осторожнее, уважаемый, — улыбаясь, сказал грифон. – Судя по весу, у вас почти что украли пару тысяч битов.

— Благодарю, — кивнул головой Кунка. – Вы очень вовремя, и главное, очень эффектно появились. Как вас зовут?

— Максимус. А вы, если я не ошибаюсь, адмирал Кунка?

— Твоя слава обгоняет тебя, морячок, — присвистнув, произнесла ЭпплДжек.

— Уже почти во всей Эквестрии знают о появившейся четвёрке героев, спасших Кентерлот, но имя адмирала я слышу чаще всего, — чёрно-красный грифон явно хотел польстить единорогу.

— Вот как? Что ж, полагаю, это всё благодаря моему героизму во время защиты Кантерлота, — гордо выпятив грудь произнёс единорог под непонимающие взгляды Рейнбоу Дэш и ЭпплДжек.

— Не сомневаюсь, — произнёс грифон, — А знаете что, Кунка? Вы хороший единорог. Если вам потребуется помощь, можете спокойно обращаться ко мне. Я буду в южной части ярмарки.

Попрощавшись, грифон взлетел в воздух, и полетел к виноградникам кристальной империи.

Адмирал ещё некоторое время провожал его взглядом, после чего посмотрел на висевшие на улице часы, и повернулся к сопровождавшим его кобылкам.

— Дамы, не откажите ли вы мне в одной просьбе?

— А что за просьба? – спросила радужная пегаска.

— Помочь мне с Юренро вычислить тех, кто определённо пытается сорвать эту чудесную ярмарку.

Не долго думая, ЭпплДжек протянула единорогу копыто, бойко сказала.

— Мы согласны, партнёр.

Рассмеявшись, адмирал пожал протянутое копыто, и увлёк обеих девушек за собой.

Ледяные ветра штормом обрушились на северные земли. Мороз льдом сковывал землю, замораживал воду в воздухе, уничтожал всё, до чего мог дотянуться. Сейчас для любого существа, не успевшего быстро найти укрытие, пребывание на улице означало смерть. Но, даже не смотря на это, в северных землях горел небольшой огонёк жизни, укрытый магическим щитом от ледяного духа. И духу это не нравилось.

— И так, к сожалению, нам придётся на некоторое время прервать нашу экспедицию из-за того, что происходит за пределами лагеря, — вещал с трибуны пожилой единорог в очках, окружённый несколькими пони и рядом грифонов.

— Профессор, как думаете, сколько мы ещё сможем находиться тут? – спросил один из пегасов в научном халате.

— Хороший вопрос. – Кивнул головой единорог. – Мы находимся тут уже четыре месяца, но нам удалось сэкономить довольно большую часть провианта. Если не брать в расчёт то количество припасов, которое нам потребуется на обратную дорогу домой, то мы сможем протянуть ещё полтора месяца. Однако, если шторм не утихнет, то мы эвакуируем лагерь уже через десять дней, и отправимся обратно в Эквестрию и королевство Грифонов.

— Господин Манос, со всем уважением, я считаю, что нам уже пора возвращаться, — подал голос один из грифонов, сидевший в первом ряду. – Как ответственный за безопасность лагеря, я считаю, что дальнейший риск не оправдан. Мы достаточно узнали об этих землях, и…

Не успел грифон договорить, как постройка вздрогнула от мощного толчка. Магические светильники погасли, погружая аудиторию во тьму.

— Селестия, что это было? – шокировано произнёс кто-то из пони.

— Чёрт, неужели дозорные сломали один из кристаллов?! – выкрикнул глава охраны. – У нас каждый на счету, а без них мы…

Неожиданно, двери постройки отворились, привлекая к себе внимание всех, кто был внутри. В дверях стоял пепельно-серый единорог с огромной бородой, смотрящий на присутствующих пустыми глазами. За его спиной бушевала метель, но как ни странно, в самом помещении холоднее не становилось. Среди пони послышались робкие шептания, а некоторые из грифонов схватились за арбалеты, и направили их на единорога, что вызвало у него лишь усмешку. Его рог засветился, и тут же в здание ворвались потоки ледяного воздуха, насквозь пропитанные чёрной магией.


Перед Остарионом упали несколько книг. Удивлённо посмотрев на Старсвирла, король мёртвых поднял одну из них телекинезом, и преподнес к себе.

— Эквестрийско-грифонская экспедиция, том четвёртый, — прочёл на обложке призрачный аликорн, после чего открыл книгу на случайной странице.

Чем дальше читал Остарион, тем больше становилась улыбка на его лице.