Автор рисунка: MurDareik
1. Одичавший пегас

Вступление

— Есть тут одна деревенька неподалёку – Понивилль. Вот на неё мы и нападём.

Снэйк, конечно, тот ещё мастер швыряться обещаниями, но такого от него не ожидал никто. Даже Малыш, мрачный и угрюмый, прекратил жевать драгоценности. Все драконы уставились на лидера.

— Что? – как будто не понял Снэйк. – Разве есть какие-то вопросы?

Судя по удивлённым мордам, вопросов было хоть отбавляй. Но столь странное заявление выбило всех из колеи – настолько, что кроме невнятных звуков, никто ничего не произнёс. Какое-то время висело неловкое молчание. Завывал ветер, глубоко в недрах вулкана гудела магма. Изредка слышался грозный рык кого-нибудь из взрослых, или визг малышни, купающейся в лаве. Звуки отражались от скалистых стенок кальдеры, создавая эхо, а вместе с ним – ощущение пустоты и одиночества.

— Понивилль — это тот, в котором живут пони? — спросил кто-то из Банды.

— Нет, чёрт возьми, это город, населённый улитками! Конечно, там живут пони, иначе с чего бы его так назвали?

— А не слишком ли это мелкая цель? – подал голос дракон тигровой расцветки, которого звали Раптор. – Тем более, для первого рейда. Может, выбрать что-нибудь посолиднее?

Единственная в отряде девушка (по имени Лава) согласилась:

— Смешно будет, если нашего Снэйка запомнят как разорителя муравейников. А ведь в мечтах он, по меньшей мере, штурмует врата Тартара.

— Ага, — кивнул Смоуки, — при Дууме такого не было.

— Тихо всем! — рявкнул Снэйк, чувствуя, что теряет контроль. – Что было при Дууме, при нём и осталось. Я здесь главный, и я решаю, что мы будем делать. Если я решу, например, атаковать города минотавров, то мы так и поступим. А пока слушайте, что я вам скажу. Забудьте про Дуума.

При этих его словах, все, будто сговорившись, посмотрели на взрослых. Те держались обособленно, и не очень-то часто общались с подростками. У них шла своя жизнь: размеренная, ленивая, спокойная – ведь драконы живут тысячелетиями, и спешить им некуда. Кто-то жевал драгоценности, кто-то присматривал за детьми, а иные просто лежали на спине, пуская дымные кольца. Среди них Дуум казался маленьким, совсем ещё юным. Но, тем не менее, он уже покрылся "взрослыми" шипами, да и рейды в последнее время ему стали надоедать. Что поделать – он вырос.

— Слушайте, что я вам скажу, — продолжил Снэйк, и взгляды членов Банды вновь устремились на него. – Дуум никогда не нападал на поселения пони не потому, что считал это слишком лёгким, а наоборот.

Драконы фыркнули. Смоуки – самый мелкий из всех – показушно захохотал. Не улыбнулись лишь Глэм, Малыш да Бастер. Первый – потому что был достаточно умён; второй – из-за того, что опять принялся грызть камни. А вот у Бастера была своя причина мрачнеть при любом случае, когда произносили слово "пони". Вполне себе серьёзная причина.

— Хватит ржать! – заорал Снэйк, и все хохотавшие умолкли. – Вы что, думаете, раз пони выглядят такими милашками, то они не могут постоять за себя? Вы всерьёз так думаете? Так вот знайте, что вы ещё мелкота, и ни черта на свете не повидали. Эти создания не просто опасны, они обладают сильнейшей в Эквестрии магией!..

Все снова заржали. Все, кроме уже названной троицы. Кто-то из близнецов – то ли Дарк, то ли Рокк, пёс их разберёт – держась за живот от смеха, пихнул Бастера в бок:

— А ведь у нас есть свой собственный пони! Верно, Бастер? Ну-ка, покажи нам сильнейшую в Эквестрии магию!..

— А ну заткнись, — процедил сквозь зубы Бастер.

Все остальные умолкли. Один лишь близнец продолжал хохотать, явно довольный собственной шуткой. То, что он стал центром внимания, его мало заботило.

— Но ведь это же правда! Ты – пони, наше сильнейшее оружие и...

— Я – дракон! – зарычал Бастер, и врезал близнецу копытом в нос. – Дракон, твою мать!

Он бросился в драку, но подоспевший Раптор прижал его к себе:

— Тихо, братишка. Конечно же ты дракон, вот только хватит с него и одного выбитого зуба.

— Уже и пошутить нельзя, — угрюмо проворчал близнец. – Пони недоделанный.

Бастер ещё раз дёрнулся, но полосатые лапы Раптора держали крепко. Он попытался успокоиться. Всё верно, перед рейдом лучше не устраивать разборок. Как-нибудь потом, в другой раз.

Воспользовавшись очередным молчанием, вперёд выступил Глэм – тощий белый дракон с длинными усами. Если не считать громилу-Малыша и покинувшего их Дуума, он был старшим в Банде. И, по всеобщему мнению, самым умным.

— Снэйк, рейд на Понивилль – далеко не лучшая твоя идея. Я с куда большей радостью устремился бы в глубины Тартара, чем нападал на этих безобидных с виду существ.

Все ещё раз дружно посмотрели на Бастера, отчего тот присел, хищно распушив крылья. Потом Глэм затянул длинную лекцию из истории драконов. Наматывая белый ус на палец, он поведал, что в стародавние времена драконы и пони часто воевали друг с другом. Первые владели силой, но вторые имели громадный магический потенциал. Силы, фактически, равные.

К счастью, интересы тех и других, почти нигде не пересекались. Пони любили светлые луга, солнечные долины и вообще уютные места, когда драконам подавай пещеры, кратеры вулканов и скалы – по сути, воевать-то им было не из-за чего. Согласились на перемирие.

— Мы не трогаем их, а они не вмешиваются в наши дела, — красноречиво говорил Глэм, расхаживая туда-сюда. – Пони – действительно страшная сила, если их потревожить, поэтому-то старики всегда говорили: не суйтесь на их земли. Не суйтесь, и дольше проживёте. Не хватало нам ещё полноценной войны или чьей-нибудь смерти. Иногда лучше благоразумно отступить, чем лезть в пекло. Так считали наши отцы и деды, так же считаю и я. К тому же...

Все с упоением слушали Глэма, благо говорить он умел. Все, кроме Бастера.

"Пони! — злился он про себя. – Этот наглец посмел назвать меня пони! Надо будет остаться с ним наедине и выбить из него всю дурь. Поступить, как поступают драконы в таких случаях".

Вдали визжали дети. Малышня! Бастер смотрел, как особо резвый дракончик вылезает из лавы, и та застывает прямо на нём, отваливаясь чёрными кусками. Смотрел и завидовал. Да, пускай он не такой как все. Пускай ему не суждено искупаться в кратере вулкана, пускай он не способен ощутить вкус драгоценного камня – да, тут Бастер ущербен. Но ведь он дракон! И он участвовал во всех рейдах Банды, в отличие от тех же близнецов. Пусть у него нет пальцев на лапах, крылья покрыты перьями, а рост так никогда уже и не изменится (он был самым маленьким в группе, если не считать трусишку Смоуки, но вряд ли тот останется коротышкой навечно) – всё равно Бастер считал себя драконом. Ведь он может за себя постоять. И постоять за Банду. А если потребуется – и умереть за Банду.

"Я пойду за ними куда угодно, потому что я дракон, – говорил он про себя. – Если нужен будет рейд на Понивилль, плевать, пойду в рейд на Понивилль. И сдохну, если так будет надо".

Тем временем, Глэм наконец-то закончил свою речь. Остальные драконы молчали, не зная, то ли им теперь опасаться пони, то ли уважать. Скорее, нечто среднее.

Но Снэйк, как всегда, всё испортил:

— Отличная лекция, зануда. Теперь, надеюсь, всем ясно, что я не "муравейники разорять" собираюсь, а делать что-то куда более серьёзное. И опасное.

— Но это может послужить началом войны! – возразила Лава.

— А разве нас это когда-то останавливало? Война так война. Или ты трусишь? Тем более, я не собираюсь никого убивать. Всего-то чуток поразвлечься: спалить пару домиков, уничтожить посевы – так, милые игры, не больше. Ну так что, кто со мной?

— Я с тобой, — выступил вперёд Бастер.

Снэйк посмотрел ему в глаза. И тут Бастер понял, что лидер отнюдь не считает пони чем-то опасным. Все эти легенды, которые только что поведал Глэм, лишь сказки для стариков, не более. А перемирие было всего-навсего дипломатической хитростью, чтобы пони одержали верх над драконами. Так считает Снэйк. Ведь вот оно, доказательство, стоит прямо перед ним. Пони-пегас, считающий себя драконом. Опасный? Вполне. В случае чего, может дать копытом в глаз. Но вот сильнейший маг – нет, это уже перебор.

Бастер оглянулся на Банду, рассерженный тем, что увидел во взгляде Снэйка:

— Ну что, неужели вы такие трусы? Давайте, это будет весело! И легко! К обеду управимся!

Остальные согласились. Они давно не ходили в рейды, и это был первый, со времён прежней стоянки и предводительства Дуума. Хлопая крыльями, драконы, один за другим, взмыли в воздух, оставляя дно кальдеры далеко внизу. Под уже подзабытый боевой клич, они описали круг, пролетели сквозь облако вулканического дыма, и ринулись в сторону Понивилля.