Автор рисунка: MurDareik
Глава 2. Легенда.(От имени Дэни)

Глава 1. Один старый, один новый друг.(От имени Дэни)

Был тёплый июньский день. Солнце припекало. Ветер полз по зеленым листьям, от чего они хихикали от удовольствия. Голубое небо распростерлось над моей головой, огромные белые пушистые облака плыли по нему медленно. Нельзя сказать, что они имели какую-то форму, огромные исполины плыли, оставаясь все тех же размеров, ничуть не изменяясь. Моя грива и хвост впились в траву, и как бы сплелись с нею. Я ощущал себя частью этого холма. Наверху продолжали хихикать листья, хотя деревьев там было лишь несколько. Холм обдувался с другой стороны, так что с моей было абсолютно безветренно, лишь изредка тот или иной шальной поток спускался и по моей части холма. В те моменты трава легонько нагибалась, будто бы песнь, что нес ветер, была слишком тяжела для неё , и под мелодичной нагрузкой, трава наклонялась, чтобы чуть-чуть пожаловаться земле. «Листья жалуются деревьям, трава земле, а кому же жалуются облака,- подумал я,- ведь ветер на них действует в разы больше чем на листья или на траву. Возможно, что облака и придумывают эту песню, чтобы ветер нес их в другие края, края, которых они еще не видели и хотят повидать».

Но блаженство не могло продолжаться вечно, я вспомнил об утреннем поручении, что мне велели сделать.

Впрочем, надо бы рассказать чуть-чуть обо мне. Я родился в далеком городке, не могу сказать, что плохом, но действительно далёком. В моём городке когда-то была площадка для воздушных шаров, еще моя бабушка — знатная путешественница, рассказывала мне, как в её детстве она не раз летала в Кентерлот. Она успела побывать и в Кристальной империи, и в Понивилле, когда он только начинал своё существование. Так вот, вернемся же ко мне. Я уже успел окончить школу для жеребят. Мой городок был, в основном, аграрный, мои родители- фермеры. Никто здесь особо не любил не приключений, ни книг о них, были, конечно, и исключения, например, о ком я уже успел упомянуть — моя бабушка. Я бы и сам уехал странствовать, но меня тянуло к издательскому делу. Я желал стать журналистом, впрочем, в нашем городке и газеты-то не было. Поговаривали, что раньше была какая-то школьная газета, но и та со временем закрылась. Жить тут мне было крайне нелегко, а все потому, что родился я очень слабым жеребенком. Мои кости хрупки, я не выношу больших нагрузок. Я что-то вроде белой вороны в моем городе. Мои родители- несчастные люди, в то время как у всех семей давно было по 4-5 здоровых пони, у моих же родителей был только один, и тот я. Я считался во всем городе чем-то вроде дурной овцы. Здесь уважение завоевывал не тот, кто делал что-то, что достойно уважения, а тот, кто выращивал самое большие овощи и фрукты. Увы, но в последнее время, былая слава моей семьи стала угасать, в связи с тем, что мои родители стареют, и силы покидают их, а у меня с процессом взросления новых особо не прибавляется. В прочем, я не могу жаловаться на одно. Я действительно имел талант к долгим прогулкам, они меня не утомляли, мои копыта часто уносили меня далеко-далеко, но шел я обычно медленно, скорее бродил. Что касается моей кьютимарки, так вот, поговаривали, что её и вовсе не будет, да, я уже закончил школу, а её так и не было.

И вот, настало время возвращаться домой. Утром родители велели сделать мне кое-какую работу, но я перенес это на послеобеденное время. И вот, как вы могли догадаться, подходило время обеда. Я перешел через холм, и вот уже были видны соломенные верхушки домов. Первым в глаза бросался амбар «Пришлый пони», место, где можно было и вдоволь наестся, и найти ночлег. Был будний день, но там было очень оживленно. «По видимому, кто-то приехал,- подумал я,- жаль, что нет времени заглянуть». Улица была прямая, без особых поворотов, по бокам были двухэтажные домишки с соломенными крышами. Позади каждого домика был огород. Пони в этом городе действительно имели талант к размещению огородов. Бывало, их умещали на самые маленькие клочки земли. И вот, я подошел к своему домику. Он ни чем не отличался от других, разве что краска кое-где облупилась.

-Мама, ты дома?,- окликнул я Маму

-Да, Дэни,я дома

-Что ты там просила сделать, Мам

-Ничего уже, я все сама сделала, ты слышал, приехал Вил, я думала, ты будешь рад с ним повидаться , он сейчас в «пришлом пони»

«Вот чего там было столько народу, Большого Тони все любили, он был моим лучшим другом с самого раннего детства, год назад он уехал в Кентерлот, там чем-то занимается, вроде даже преуспевал»

-Спасибо, мама тебе точно ничего не нужно?

Мама спустилась по лестнице

-Нет, Дэни, мне ничего не нужно.

Возможно, вам будет интересно то, насколько я не похож на мою маму. Это была вполне нормального телосложения пони, такая, какими бывают все пони в её возрасте. Её грива светло каштанового цвета потускнела в последнее время. Она старела. Её шкура, оранжевого цвета тыквы кое-где покрылась морщинами. Её кьютимарка изображала тыкву. Она никогда не рассказывала о том, как получила её, знаю только из рассказов бабушки, что она тогда была еще маленькой пони, гораздо младше меня. Но не в этом надо искать различия между нами. Даже старой, она была крепче по своему телосложению, чем я, у меня была бежевая шкура, и только грива была такого же цвета, как и у мамы.

-Где папа?,- спросил я, думая о абсолютно других вещах.

-Копается в саду,- ответила мама,- может, хочешь перекусить?

-Передавай привет папе,- сказал я уже выскакивая в дверь, нет, мам, я не голоден.

Я бежал к «пришлому пони», прошло уже несколько часов после обеда, солнце уже касалось соломенных верхушек домов. Было красиво, но у меня не было времени любоваться окружающим миром, я думал лишь о Виле, о том, как он изменился, остался ли он таким же толстым, или похудел. Сколько вопросов у меня накопилось к нему.

Когда я добежал до таверны, небо было темно-синим, в окнах уже начал гореть свет.

Я зашел в таверну и увидел группу пони, что скопились вокруг чего-то. Я редко пробивался в такие круги, так как обычно все глазели на большие тыквы, или еще на что-то. Но сейчас был особенный случай, и я это знал. Я пробился в центр круга, все скопились вокруг одного четырехместного столика. За ним сидели Вил и большая Зебра в коричневом плаще.

Вил сразу заметил меня.

-Дэни, ты ли это?,- спросил Вил, улыбаясь.

-Привет, жирдяй,- сказал я, смеясь.

-Как же я скучал по тебе, ты еще больше исхудал, тощий ты засранец,- сказал он, поднимаясь, чтобы поздороваться.

Мы крепко обнялись. Он отошел от меня на метр, что позволило мне разглядеть его. Это был пони с желтой шкурой, весьма плотного телосложения. Его кьютимарка представляла собой рисунок нескольких деревьев и символизировала лес. С детства он очень любил лес, подле которого мы жили. Он часто уходил туда на ночевки, но не заходил далеко. В лесу была черта, после которой начиналась опасная часть. И даже пони, кьютимарка которого- лес, не осмеливался зайти за черту.

Его красная грива была весьма короткой.

Через пару мгновений, он представил мне зебру.

-Это Зэрдэкс, знакомься Дэни,- сказал он.

Зебра привстала.

-Приятно познакомится, я наслышан о вас, Дэни,- сказала зебра, встав, чтобы подать мне копыто.

-Мне тоже приятно, но я, увы, вижу вас впервые, и прошу, давайте перейдем на ты,- сказал я, улыбаясь.

Зебра улыбнулась.

-Разумеется, я и сам хотел предложить, а услышать обо мне вы еще успеете, у нас целая ночь впереди!

Он подошел к Вилу и спросил, нет ли более укромного места, где мы втроем могли бы поговорить.

Вил кивнул.

-Сейчас устроим,- сказал Вил,- Луи, ты не мог бы открыть для нас одну из комнат, три друга хотят предаться воспоминаниям наедине.

-Конечно, конечно, — сказал Луи. Он был барменом.

Мы прошли в коридор, по бокам было много дверей. Луи открыл нам одну из них.

-Прошу, входите.

Комната была хорошо освещена, посредине был стол, по бокам четыре стула.

— Спасибо, Луи, принеси нам, пожалуйста, бутылку сидра и пару стаканов.

-Конечно, конечно,- сказал Луи и скрылся во мраке коридора.

Зэрдэкс сел за стол, Вильям сел напротив, я занял третий стул.

-Все-таки, приятнее, когда не так шумно,- сказал Вильям.

-Согласен,- буркнул Зэрдэкс,- но как-то скучно, надо поскорее глотнуть сидру, если он действительно такой, о каком ты рассказывал, то нам не придется скучать.

-Сидр этот, лучше любого другого, а скучать нам, в любом случае, не придется!,- сказал Вильям, воодушевившись . Вот недавно я слышал беседу двух стражников…

Вильям всегда хотел стать стражником, но не хотел служить в Кэнтерлоте, он хотел быть где-нибудь подальше, где действительно стражники что-то делают, а не просто следят за тем, достаточно ли у них блестят доспехи, или нет.

Зашел Луи и положил бутылку сидра и три кружки на стол, Зэрдэкс кинул золотую монету, рядом с бутылкой. Луи, откланявшись, вышел.