Сопротивление не оптимально

Что делать Искуственному Интеллекту, когда он подходит к пределу своих возможностей? Выполнить какие-либо завершающие действия и выключиться; или, если есть возможность, спросить совета у создателей. Для СелестИИ не подходит ни один из вариантов.

В память о днях минувших

Дорогая Принцесса Селестия. Простите, я давно вам не писала. Последнее время всё из копыт валится. Спайк считает, что я должна обратиться к врачу, но...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Один из семидесяти

У Лайтнинг Болт есть одна тайна: её едва ли можно назвать обычной кобылой. Но опять же - её нельзя назвать и жеребцом. И с помощью своих новых друзей из Понивилля она, возможно, сумеет преодолеть свою нервозность и, может быть, даже расслабиться и не запираться от других. Хотя бы немного.

Рэйнбоу Дэш Дерпи Хувз Другие пони

Доктор и Лира.

Лира пробирается в кантерлотский замок с целью украсть что-то, но что? И почему теперь у Хувза будут неприятности? Все вы узнаете и поймете здесь!! В рассказе "Доктор и Лира". Погони, потери и много бега обещаются.

Лира Доктор Хувз

Долг и Мечта

Без мечты можно воевать. Жить без мечты невозможно.

ОС - пони Человеки

Затмение

То,как все было от лица Принцессы Ночи...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Фанфики – это сплошное разочарование

В Понивилле начинался более-менее обычный день, как всё вдруг затрещало по швам. Поведение пони резко изменилось в худшую сторону. Начали появляться доселе невиданные в Эквестрии монстры. И стали происходить события, способные на всю жизнь травмировать любого пони. Твайлайт потрясена. Её подруги увязли в собственных сюрреалистичных кошмарах. А единственная, кто может спасти положение - это… Пинкамина Диана Пай?!

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Кэррот Топ

Крылья

Виньетка-зарисовочка, когда-то выложил в пони-писалтелях, теперь переложу сюда. Шучу-издеваюсь над Рэрити. Жанр — юмор.

Рэрити

Живой

Мой первый фик. Я просто посмотрела сегодня в окно и захотелось чего-то лёгкого, солнечного...Вот, постаралась сделать этот фанфик наиболее лёгким и солнечным.

ОС - пони

Обыкновенное чудо

О том, как в поезде, рассекающем заснеженные долины Эквестрии, произошло самое обыкновенное чудо.

ОС - пони Чейнджлинги

Автор рисунка: MurDareik
Глава вторая "Истинное лицо пустоши"

Глава первая. "Моё предназначение".


Война… Война никогда не меняется. Дискорд выпендривался и строил свои порядки в Эквестрии, до тех пор, пока сестрички-аликорны не заточили его в камень на долгое время. Затем, спустя несколько лет, сёстры поссорились из-за власти, вследствие чего младшая сестра была отправлена на луну и находилась там ровно тысячу лет. Кризалис – королева перевёртышей была силой вышвырнута из Кэнтерлота, попытка захватить власть над Эквестрией ей дорого обошлась! Король Сомбра дважды был свержен великой и могучей силой дружбы и единства! Но война ли это? Скорее противостояние, противостояние двух сторон – добра и зла. И пусть в Эквестрии и НЕ БЫЛО жестокой, масштабной войны между пони, война всё равно никогда не меняется…

Магию сменили технологии. Правильно, зачем напрягаться? Когда за вас всё может сделать машина! Лень – двигатель прогресса. Из-за технологий магия единорогов стала частично утраченной. Теперь, максимум что они могут – владеть телекинезом. А в остальном полная жопа.

Честно говоря, с ресурсами в Эквестрии было то же положение, что и описано выше. И вот пони задумались: «Нужно выживать», после чего каким-то чудным образом разделились на группы и начали войну. И нафиг идеалы дружбы! Эгоизм пробудился в их сердцах! Потоки ненависти, жажда крови! Так внезапно. Кушать нечего, стирать нечем, ресурсов нет! Давайте убивать друг друга!

Обстановка накалялась. Селестия была в депрессии, она пыталась что-нибудь придумать. Пони очерствели, они стали ЖЕСТОКИМИ, потому что не могут поделить ресурсы в стране, которой она правит. Что же делать? Эврика! Давайте поступим так: Соберём самых добрых пони в одну толпу из тех, что не поддались эгоизму и агрессии. Возьмём этих милых пони, которые не забыли идеалы дружбы и всё ещё находятся на стороне Селестии, а затем поместим их в стойла. А тех, что стали злыми и жестокими – сожжём! Ведь они тьма, а мы свет! Мы достойны, жить! Они не достойны!

А что делать с Принцессой Луной и Дискордом? С Твайлайт, Каденс? Нужно превратить их в статуи, чтобы пекло их не задело. И когда-нибудь они вновь пробудятся для великой цели – вывести пони из убежищ. Из тех самых, в которых они жили поколениями тысячу лет! Они начнут всё сначала и сделают Эквестрию прежней, доброй и толерантной страной цветных лошадок. Ведь они и ДОЛЖНЫ быть такими!

Собрав всю свою ЛЮБОВЬ и ТОЛЕРАНТНОСТЬ в копыто, Принцесса Селестия СОЖГЛА Эквестрию дотла! Плохих пони, а заодно и себя. Погибла. Как иначе? Магическая атака была слишком сильна и неуправляема. Но это было эффективно. Почти эффективно, ибо некоторые из этих НЕДОБРОКАЧЕСТВЕННЫХ пони выжили. Начали строить свои городки, и выживать в пустошах. И они не знали, что в это время под землёй, в механических стойлах тихо и мирно, чувствуя себя в безопасности, живут другие пони. Избранные Селестией. Смотрителям этих убежищ было велено не говорить будущим поколениям об этой жестокой войне.

Меня зовут Большой Пи. И пусть моё имя мужского пола – я кобылка! Друзья зовут меня просто Пи. Или полный Пи. Неважно. Я родилась в стойле 667, здесь я скорее и умру. И знаете, меня это нисколько не огорчает. Мне нравится эта жизнь! Здесь пони живут хорошо, в мире и дружбе. Если бы было иначе, они бы меня просто не стерпели. Почему? Дело в том, что я очень неуклюжая и неудачливая. Стоит мне только махнуть хвостом — в соседней комнате взорвётся очередной компьютер, или какой-нибудь другой прибор. И я клянусь своим хвостом, я не нарочно! Но всё равно так получается. Поэтому относятся ко мне осторожно, но дружелюбно. Я так боялась, что мой Пипбой взорвётся, как только я одену его на копыто! Но день рожденья прошёл хорошо, к счастью никто не пострадал. И вот сейчас, мне 16 лет. Я уже взрослая, и должна сдать К.О.З.У. на все сто! Это такой экзамен, после которого нам штампуют кьютимарки. Везунчики те, кто получают кьютимарку без этого экзамена. Но это большая редкость. Потому что в убежище скучно и нечего делать. А этим пони всегда есть чем заняться, они любят свою работу. У меня нет метки, как и у большинства моих сверстников. Только у моей лучшей подруги Элайзы есть кьютимарка, её особый талант – печь кексики. И они обалденные, честное слово!

(Для тех, кто не в курсе, К.О.З.А. – квалификационно оценочный задачник администрации. G.O.A.T. — Generalized Occupational Aptitude Test).

Настало время сдавать К.О.З.У. Взволнована ли я? Нет. Ни капельки. Как обычно получу призвание, которое никому тут и не нужно. Точно так же, как и остальные. В убежище хоть и хорошо, но скучновато и мало работы. Моя мама всегда считала, что я рождена для великой цели, и я так считала из её убеждений. До того, пока не выросла и не поняла, что моя жизнь бессмысленна. И я так рада этому! Не нужно напрягать мозги, заморачиваться «Каково моё предназначение?» Всё предельно просто! Живи и всё тут. Никогда не понимала тех пони, которые ноют мол «В жизни нет смысла». Лучше бы радовались, что на них ничего не возложено.

По дороге на экзамен меня встретила Элайза, вот кто действительно волнуется за меня! Я была крайне удивлена, осознав это. Для меня сдать этот экзамен всё равно, что зевнуть или вздохнуть кислороду. О нет! Я перешла на сознательное дыхание! О боже, ненавижу это! Теперь вся голова забита сознательным дыханием. Хорошо, что я не собралась спать, мне сложно уснуть, когда это происходит.

— Ох, милая моя! Мне не терпится узнать, кто ты по специальности! – радостно выкрикнула Элайза. Меня всегда поражало её искреннее поведение. Да и внешний вид, она была всегда опрятной. Её белая шёрстка была гладкой и чистой. Красная кудрявая грива, блестящая и такая яркая, насыщенная. Большие зелёные глаза и кьютимарка с кексиком. Большие крылья с острыми перьями, чисто-белые. Им она уделяла много внимания. Красота – её второе я. В отличие от меня… На её фоне я смотрелась не очень хорошо. Я неаккуратная и не особо много времени уделяю внешнему виду. Я часто копаюсь в кладовке с различными ящиками и старыми вещами, которые принадлежали нашим предкам. Половину из них я даже не знаю, как использовать. Эти вещи такие пыльные… Мне повезло, что моя шёрстка тёмно-серая, и на ней не видно пыли. Выдаёт мою небрежность только сиреневая грива. Она ломкая, взбудораженная и не поддаётся укладке. Да и с расой мне не очень повезло, лично я так считаю. Я земная, завидую единорогам и пегасам. И вообще, пусть я и выгляжу неряшливо, но Элайза приняла меня такой, какая я есть. Она мой лучший друг здесь. Я ей благодарна.

— Да брось. – ответила я. – В этом экзамене нет ничего особенного. Обыденность, да и только.

— Не скажи… – кобылка надменно улыбнулась. – Это важная часть твоей жизни, вдруг ты получишь доступ к нижнему уровню стойла? От тебя могут зависеть жизни других пони! Разве это не прекрасно? – тут я не очень поняла её. Нет, она изъясняла всё предельно просто, но моё сознательное дыхание. О Богини! Как же я ненавижу это! За что!? Мой мозг хватит надо мной издеваться! Я отвлеклась на сознательное дыхание, мне было уже всё равно, что говорит моя подруга. Я просто смотрела в пол и дышала, дышала… Чёрт!

— С тобой всё в порядке? – поинтересовалась Элайза.

— Д-да. Всё хорошо. – я постаралась улыбнуться и отвлечься.

— Кажется, ты волнуешься. – она посмотрела на меня слегка обеспокоенно, но в её глазах горел огонь. Огонь радости и гордости за меня. Как это глупо…

Я вошла в кабинет, полный моих сверстников. Проектор отображал картинку, со знакомым всем персонажем пипбоя, который меня всегда раздражал — жеребец, и на данной эмблеме он скакал верхом на козе. Я прикрыла рот копытом и постаралась не засмеяться, это выглядело как совокупление.

— Вижу все в сборе. – сказал Ратиль. Он здесь принимает тест, потому что не сдал его в своё время. Симпатичный жеребец, правда, в годах уже.

— У каждого из вас есть свой особый талант, но его сложно проявить в наших условиях. В убежище далеко не разгуляешься, именно поэтому была изобретена эта машина! – гордо сказал Ратиль и показал на машину, предназначенную для штамповки кьютимарок. – Но прежде, вы должны сдать тест, через который мы определим ваш возможный талант.

Откровенно скажу, вопросы в этом тесте были просто тупейшими!

«Вас застали голой в вашей комнате. Ваши действия»?

Вопрос меня выбил из колеи. Да, я понимаю, что форма убежища весьма удобна, но пони не носят одежды! Или носят? У нас носят. А должны ли вообще? Кто это придумал? Пфф… Я пропускаю этот вопрос.

«Вы нашли маленького жеребёнка, у него краденая вещь. Ваши действия»?

Отведу его в безопасное место и надаю по крупу за краденое.

«На вашем друге растут грибы, он поражён радиацией. Ваши действия»?

Наверное, я буду стоять, тормозить, в недоумении смотреть на своего друга, как и на этот чёртов вопрос.

«Житель убежища попросил вас убить другого жителя убежища. Ваши действия»?

Тут меня перекосило. Впервые в жизни мне встретилось незнакомое слово «убить». Я никогда не слышала этого слова, и понятие не имею что это. Я решила обратиться к другим участникам теста, но меня быстро прижучил Ратиль. Он сказал строгим надзирательным голосом: «Не подглядывать»!

Мне пришлось написать о том, что я не знаю этого слова.

И, наконец, заключительный идиотский вопрос:

«Кто самый главный в убежище? Пони, которому, мы обязаны всей жизнью! Без него мы бы не выжили! Самый мудрый, самый превосходный, самый сильный…».

И так далее. Пожалуй, этот вопрос был самым длинным во всём тесте! Но вопрос был лёгким, так как в нём было несколько вариантов ответов:
1) Смотритель.
2) Смотритель.
3) Смотритель.

Без раздумья выбрала первый. Что же, тест окончен? Настало время получить результаты. Я подошла к Ратилю первой. Он посмотрел на мой листочек с ответами, его глаза округлились, он вспотел и сказал:

— И-и-инженер. Инженер отопительного отдела. Что!? Самого взрывоопасного отдела!?

Он выглядел взволновано. Он смотрел на листок и дрожал, затем посмотрел на меня.

— Пи, может быть. Сменим тебе профессию? Я уверен, эта тебе не подходит!

Мне было всё равно, так что я согласилась и кивнула. Он начал перечислять профессии:

— Повар. НЕТ! Только не повар! Доктор? Ох, нет! О чём я только думаю. Нет, нет, нет, нет, нет, нет, не то, нет…

Да, тест я не сдала. Он не выбрал для меня никакой подходящей профессии. И я ничего не смогла выбрать! Только я предлагала ему что либо, он резко отвечал «НЕТ»! И теперь я должна лежать тут, в отсеке со старыми вещями и плакать? Это вообще справедливо? Изначально этот тест для меня ничего не значил. Потому что я была уверена, что сдам. Все сдают, и я сдам! Но я не сдала, так и не получила кьютимарку. Я бесполезна. Ох, безнадёжна. От меня одни проблемы!

Я всегда радовалась тому, что на мне нет обязательств, что я не рождена для какой-то великой цели. Но сейчас я чувствую себя паршиво. Что я сделала не так?

Со злости я долбанула копытом по трубе и услышала в соседнем отсеке громкий крик:

— Большой Пи!!! Какого сена!?

Видимо опять что-то взорвалось. Неважно. Мне уже было всё равно. Я даже не хотела бежать туда и получать звездюлей. Не хотела извиняться. Я чувствовала себя настолько плохо, что считала, что это передо мной сейчас должны извиняться! За то, что назвали меня бесполезной. Смириться? Сколько можно мириться с этим? Но видимо придётся!

Я горько заплакала, закрыла лицо копытами и сжалась в комочек. Я чувствовала боль в моём сердце, такую ноющую, тяжкую и жгучую! Ах. Она сжигала меня изнутри. Мне просто хотелось уснуть и не проснуться. Ещё никогда я не думала, что какой-то глупый экзамен выбьет меня из колеи!

Тут я почувствовала нежное прикосновение. Меня гладит кто-то по голове. Я открыла глаза и увидела Элайзу, которая принесла мне несколько кексиков в целлофановом пакетике. На миг боль в сердце угасла. И я почувствовала тепло друга. Такого близкого и родного друга. Она всегда рядом, всегда поддержит. Пожалеет и поймёт. Даже когда умерла моя мать, от отравления, Элайза меня успокоила и была всегда рядом, долгое время. Не давала мне грустить. Отвлекала меня от дурных мыслей. И сейчас, успокаивает меня и жалеет. Спасибо тебе Элайза.

Я была спокойна с Элайзой. Мы мило беседовали. Я даже не представляла, что в это время, на меня уже строят планы. И они не утешительные, но я просто этого не знала.

— Она опасна! – сказал синий жеребец с белой гривой – Ганс. – Сколько приборов, сколько блоков питания, сколько полезных устройств! Сколько она угрохала всего!? Да их тысячи! Стоит ей пройти мимо, как у нас то компьютер взорвётся, то свет погаснет, то вентиляция заглохнет! Я удивлён, как у нас ещё атомный энергоблок не взорвался, который отвечает за всё электричество в хранилище!

— Согласен! Она проклята! – опёрся на кресло один из жеребцов. – Мне чуть голову не сожгло в шахте, когда она случайно крупом нажала на «прожиг отходов». Я всегда считал, что моя работа — складывать мусор, самая безопасная!

— Я согласна, нам нужно срочно её изолировать от остальных пони. И желательно подальше! – сказала Рита, заместитель Смотрителя.

— Но куда изолировать то? У нас всё стойло связано между собой, и нет свободных комнат. – сказал Ганс и пожал плечами. – Смотритель, у вас есть идеи? Вы же у нас голова…

Смотритель задумался, после чего подошёл к своему столику и достал пистолет. Он начал его с интересом разглядывать.

— Отличная идея! – улыбнулся Ганс.

— Да я вот и думаю. – ответил Смотритель. – Нам эти штуки не просто так дали, а на крайний случай выхода из убежища. Выходит, мы имеем право выходить из убежища, в крайний случай…

— Точно! – кивнул Ганс.

— Тогда нам нужно просто выпроводить Пи из стойла под каким-нибудь предлогом.

— Эм. Не понял? – Ганс вопросительно поднял левую бровь. – Тогда зачем вам пистолет?

— Он натолкнул меня на эту мысль. – ответил Смотритель.

Ганс разочарованно посмотрел на Смотрителя, после чего решился спросить:

— Простите, но разве этими штуками не уби…

Внезапно в комнате погас свет. Вся присутствующие в ней громко закричали:

— Большой Пи!!!

Всех пони собрали в одной большой комнате. Я не поняла для чего, но смотритель сказал, что так надо. Я сидела рядом с Элайзой и смотрела на остальных жителей стойла. Все они разговаривали друг с другом, кто-то пил чай, кто-то играл в шахматы. Можно подумать, что никого из них и не волнует, зачем их здесь собрали. Вскоре в комнату вошёл Ганс, Смотритель и Рита. Все они посмотрели на меня на секунду, а потом начали перешептываться. И тут я поняла, что ударив по трубе, натворила что-то действительно серьёзное, раз уж меня решили наказать на глазах у всех пони. По моему телу побежали мурашки.

— Большой Пи. Иди сюда. – сказал смотритель и позвал меня к себе копытом. Все пони в помещении моментально затихли и обратили на меня внимание. Зов Смотрителя звучал добродушно, но что-то в нём было такое, пугающее.

— Большой Пи. Вот ты и выросла лапочка.

Лапочка? Он назвал меня лапочкой? А где подзатыльник? Где же ругательства? Почему он так на меня ласково смотрит? Неужели я сделала что-то хорошее? Может быть, ко мне повернулась удача лицом? Ух. Столько вопросов в моей голове.

— Пи… — нежно окликнул меня Смотритель. – Настал тот день, когда ты выполнишь своё предназначение. Сегодня ты не получила кьютимарку на К.О.З.Е. И это означает только одно.

Я затаила дыхание и приготовилась к самому страшному, что только может случиться. Честно говоря, я не знаю что такое «самое страшное» и как оно выглядит. Но я приготовилась к этому.

— Ты избранная Пи.

— Что!? – шок охватил меня, я округлила глаза и открыла рот. Мурашки стали сильнее, мозг будто отключился, я не могла промолвить и слова.

— Ты избранная Пи. Только ты можешь спасти всех нас от верной гибели. У нас сломался водный чип.

Я не поняла связи. Он намекает на то, что я сломала водный чип. Вот невезуха! Из-за меня что, теперь пони останутся без воды? Но почему я избранная? О чём он говорит? Как я всех спасу от гибели? О мой мозг…

— Пи. Тебе предстоит долгий путь дитё моё. Ты должна отправиться в пустоши и найти нам водный чип. От тебя зависит судьба стойла! Приготовь вещи и отправляйся. Мы будем ждать тебя с нетерпением.

И тут меня пробило насквозь чем-то таким… Острым! Таким острым чувством, я почувствовала жар в груди. Я уже не соображала. Слова Смотрителя просто никак не вязались со мной. Как будто я была невидимой, а он говорил с кем-то другим позади меня. С каким-то славным и храбрым героем, но НЕ СО МНОЙ. Потому что я НИЧТОЖЕСТВО! Я всегда всё РАЗРУШАЮ. А тут это!? Моё сознание готово было отключиться. У меня подкосились копыта. Меня поймала Элайза и обеспокоенно посмотрела.

Смотритель:

— Помни, ты избранная. Ты сможешь. Только ты сможешь найти новый чип!

После этих слов Смотритель ушёл из комнаты. У поняш вокруг отвисла челюсть, от удивления.

Я начала собирать сумку. Всё самое необходимое! Плюшевого мишку. Отвёртку, ручку, гайки, мячик. Всё сгребла со стола! Это была не моя воля, а воля смотрителя. Я подчинялась ей как зомби. Я была словно под гипнозом. «Так сказал смотритель» и это совершенно нормально. Меня с детства учили тому, что я должна ему подчиняться. Он самый мудрый… ох… Что со мной? Где моя адекватность?

Что же, сумка полна моими вещами. Я даже умудрилась запихать туда мешок с крышками из под ядер-сидра. Я с детства их коллекционировала, они такие яркие и цветастые. Тащусь от них! Их у меня целых четырнадцать тысяч! Не знаю, зачем я их с собой беру, но вдруг пригодятся. Я так люблю ими хвастаться. Расскажу кому-нибудь там наверху, о моём большом увлечении. Если там кто-нибудь есть…

Ну вот. Я готова! Пора отправляться. Я не хотела уходить, но так сказал Смотритель, а Смотритель всегда прав. Дверь моей комнаты открылась и в неё вошла Элайза. Её выражение лица было печальным.

— Я принесла тебе кексов на дорожку. – тихо сказала она и угрюмо повесила голову. – Будь осторожна там, наверху.

— Спасибо. – поблагодарила я, после чего взяла кексы и с трудом запихала в свою походную сумку, которая всю жизнь была пуста. Мне никогда не приходилось ходить с ней.

— Пи… — тихо сказала Элайза. – Перед тем как ты уйдёшь, можно тебе кое в чём признаться?

Элайза опустила ушки и боязливо отвела взгляд. Я почувствовала что-то неладное.

— Пи… — окликнула она меня снова, после чего резко прижала меня к стене своим телом, я только и успела громко пискнуть.

— Я люблю тебя Пи!

Я замерла и попыталась это переварить своим, уже без того больным, мозгом. Она крепко держала меня, а затем стала целовать моё лицо. Я старалась её оттолкнуть от себя, но мои усилия были тщетны. Слишком крепко меня держит, что же делать? Это так неудобно… Я не могу. Может быть, сменить тему? Хорошая мысль! Она отвлечётся и, возможно, забудет о том, что хочет сделать.

— Эм… Элайза, а научи меня печь кексики. – в этот момент я почувствовала себя очень неудобно, поэтому улыбнулась как можно шире и потупила глаза в её нос, которым она тёрлась о мой нос. Да что на неё нашло!?

— Ты хочешь научиться печь кексики? – спросила Элайза и хихикнула, после чего уложила меня на лопатки и начала лизать мою шею.

— Я научу тебя милая.

Мне стало страшно. Нужно что-то придумать! Чёрт… Как неудобно! Она моя лучшая подруга. Можно сказать, единственный друг в этом стойле! Что же делать. Мне страшно. Впервые в жизни я боюсь Элайзу. Нужно что-то сказать.

— Ну да… Эм, хехехе… Ты же печёшь, кексики? Что ты в них кладёшь? – я старалась улыбаться и не подавать вида смущения. Но моё лицо то и дело дёргалось от волнения.

— Я кладу в них любовь, дорогая. – белошёрстая улыбнулась и начала лизать мою грудь. Это всё сон! Кошмарный сон! Этого не должно происходить! В одно мгновенье всё так изменилось, меня посылают куда-то ради какой-то великой цели, а Элайза лижет меня! Но зачем? Чего она хочет!? Это странно, очень странно. Мне страшно! Нужно её остановить!

— Элайза. Что ты делаешь!? – выкрикнула я и начала дрожать. Я никогда не кричала на неё, мне просто стало не по себе. Стыдно, я вспотела и начала заикаться, я смогла выдавить из себя лишь глупую ухмылку, чтобы не обидеть подругу.

— Я эм… — покраснела Элайза. – Прости.

Она попросила прощения и отошла от меня, после чего угрюмо посмотрела в пол. Я хотела просто исчезнуть от безысходности. Кажется, я её обидела. Но что на неё такое нашло? Она всегда была такой сдержанной, такой спокойной…

— Пи. – послышался голос подруги. – Прости за это. Просто ты покидаешь стойло, и я боюсь, вдруг с тобой случится там что-то плохое. Вдруг мы больше не увидимся. Мне так горько думать об этом, но лучше признаться тебе сейчас, чем никогда. Я люблю тебя Пи, и всегда любила, всем сердцем.

— Ох… — только и вырвалось у меня.

— Водный чип? Это всё что вы смогли придумать!? – недоумевал Ганс.

— Не кричите на меня! – нахмурился Смотритель. – Какое вы вообще имеете право кричать на меня?

— Простите сэр. Просто… Я считаю, что это самая наиглупейшая причина. У нас этих водных чипов — тьма! И об этом знают многие в стойле! Неужели вы думаете, что она поверит в это?

— Не волнуйтесь. Хоть у нас этих чипов и много, я уверен, в пустошах она ни одного не найдёт. А без чипа она не должна возвращаться, так ей и скажем. – после этих слов Смотритель коварно улыбнулся.

— Ох. – стукнул себя по лбу Ганс. – Не проще ли было избавиться от неё с помощью пушки… — прошептал он.

Ганс был одним из немногих, кто знал о предназначении оружия. Он читал много старых довоенных книг об этом, и ему это нравилось. В стойле никому не рассказывали о той войне, об оружие, убийствах. Но книги остались, остались в мусорных отсеках со старыми вещами предков. Ганс находил эти книги и читал, особенно он любил книги о той войне.

Меня отвели к главному выходу из убежища. Вокруг столпилось много пони, среди них была и Элайза. Она провожала меня грустным взглядом. Я встала напротив главных ворот, которые напоминают шестерёнку и на них виднеется штамп — 667. Ко мне подошёл Смотритель и ласково сказал:

— Запомни Пи. Без чипа не возвращайся!

Я молча кивнула в ответ и даже отдала честь копытом. Грудь вперёд, хвост пистолетом! Я не должна сеять сомнения в глазах смотрителя! И вот тот самый торжественный момент. Врата открываются. Прощай родной дом, прощай Элайза, прощайте знакомые пони, прощай Смотритель. Я обязательно найду чип и вернусь! Я не оставлю вас в беде! И моё «Прощай», надеюсь, обернётся в «До свиданья». Но пока я говорю лишь «Прощайте», на всякий случай. Я не знаю, что меня ждёт за этой металлической огромной шестерёнкой, но я готова ко всему. Я уверена, что встречу это как подобает настоящему герою! Мне торжественно вручили три стимулятора и какую-то штуку на случай выхода из убежища. Я не знала, для чего она, но взяла на всякий случай.

Вдруг я услышала тихое всхлипывание. Это была Элайза. Она так переживает. Никто не плачет, все провожают меня спокойно, а она. Она не может принять это как должное? Нет, она просто боится расставания. Она боится, что не увидит меня больше. Но что лучше для неё? Быть со мной или остаться без воды и иссохнуть от жажды? Она не должна плакать, нет. Я уверена, что все пони в этом зале чувствуют то же самое. Они не хотят, чтобы я уходила. Но есть такое слово «долг». Я просто должна.

Я вышла за врата, в пещеру. Они начали закрываться позади меня. И тут мне стало страшно. Я осталась одна! Совсем одна! И я должна принести, чёртов чип! Чёрт. Обратного пути нет. Как страшно. Неужели это происходит? Этот скрип ворот. Неужели это последнее, что я услышу от моей прошлой жизни?

Врата почти закрылись, последнее, что я услышала позади – звук каких-то хлопушек и свист. Как на моём дне рожденье. Я обернулась назад, врата были закрыты. А рядом с вратами на землю падала горсть конфетти. Что это было? Не знаю. Должно быть, празднуют, что нашли героя.

В пещере было темно, поэтому я включила подсветку пипбоя. Вскоре я увидела свет в конце пещеры. Он был странным. Это был яркий свет, который бил прямо из стены. Просачивался между камнями. Я решила разгрести их и посмотреть, откуда же он идёт. Камень за камнем я убирала от стены, света становилось всё больше, и в итоге я выбралась из пещеры. Передо мной предстал совсем другой мир…

Я увидела странные чёрные стволы, растущие из земли. По всей видимости, это были деревья. Правда, в книжках они были другими, на них были зелёные листья. Но выглядели эти стволы очень красиво, особенно ветки на верху, так красиво переплетались. Внизу кипела жизнь. Или что-то кипело. Понятия не имею! В общем, слышала какое-то бурление воды… Кругом песок, какие-то растения. В некоторых местах я заметила кости каких-то животных. Небо серое, солнце яркое. Всё ярко, у меня даже заболели глаза, когда я вышла из пещеры. Но позже я привыкла к этому странному свету. Я не могу в это поверить, кругом природа, естественная среда обитания! Где мы и должны жить!

— Как тут красиво. – вырвалось у меня изо рта полушёпотом. И действительно, я обалдела. Всё это было просто прекрасно! Я почувствовала свободу. Эта местность такая огромная и просторная, да она бесконечная! Сколько возможностей она в себе таит? Я могу стать кем угодно! Кем захочу! Да хоть имя сменю, хоть пол поменяю! Эм… Хотя насчёт пола я не уверена. Ну да ладно. Ох. А этот воздух, от него такое приятное жжение внутри! Ух! Я хочу петь! А что это там бурлит? Вода!

Я окунула копытце в эту бурлящую воду. Такая тёплая, даже слегка горячая температура. Вот это действительно райское место! Не нужно направлять себе ванну и устанавливать нужную температуру! Ванна сама себя направит! После этой мысли, я прыгнула в эту лужу и начала в ней купаться. Прекрасное чувство, особенно жжение внутри. Я чувствовала себя офигено! Да я светилась от счастья! Эм… Действительно светилась! Судя по всему, моя грива была самой счастливой. Это выглядело так забавно, она светилась очень ярко, ярче моей шёрстки. И тут я поняла, это бассейн счастья! Именно это чувство я испытывала в данный момент. Вскоре я вылезла из воды и обнаружила, что моя шёрстка и грива всё ещё светится. И это круто! Этот мир прекрасен! Просто великолепен! Я начала целовать землю от счастья. Я даже забыла, зачем меня отправили сюда. Но вскоре вспомнила и решила просто пойти прямо, навстречу судьбе, наслаждаясь видами.