Бриллиант в серебряной оправе

Настоящие друзья нужны даже тем, кто на первый взгляд их совершенно не достоин.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун

Краткие полёты Скуталу

Скуталу стала сторониться подруг. Она упорно учится летать. Так ли тут всё просто?

Рэйнбоу Дэш Скуталу Черили

Как Твайлайт выращивала коноплю под окнами королевского дворца

Как-то в лапы Твайлайт попал увесистый мешочек семян. Хороший сорт, почему бы не вырастить кустик… парочку… целое поле?

Я гений

Дерпи переводят из интерната в обычную школу для пегасов. Она ожидаемо не вызывает симпатии у одноклассников. Впрочем, на что рассчитывать пони, которую собственная мать терпеть не может? Дерпи мужественно сносит все испытания для новичков, но что будет, когда её терпение кончится?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Гильда Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Закон Эквестрии

Мистическая детективная история, начинающая с, казалось, пустякового для двух агентов-специалистов дела, обернувшись в эпическое расследование масштабных преступных планов и раскрытия древних тайн. Тайные Общества, секреты прошлого, мистические загадки, преступные синдикаты и в центре два разных, но дружных агента Королевского Отдела Искоренителей Криминала готовые ударить по морде Зла своим оптимизмом, дедукцией, циничной философией и парочкой сильных ударов!

Другие пони Шайнинг Армор Стража Дворца

Оставь надежду, всяк сюда входящий

Возможно, идея не новая, но кто знает? Может, всё так оно и есть? Я выкладываю ЭТО осознанно. И прекрасно понимаю, что могу отхватить минусов, я к этому готова)) Просто это некий эксперимент в написании чего-то с тэгом "ангст". Хотя этот "блин" однозначно комом.

ОС - пони Человеки

Длиннофанф на тему Fallout: Equestria

Оставшись под впечатлением от Fo:E, уже полгода пишу свой фанфик. На данный момент написано 3 главы примерно на 100 книжных страниц.

Золотое солнышко

В процессе написания "Летописей", где Селестия была показана как великая, мудрая правительница, чье желание, мечта и главная цель - оберегать пони, ей доверяющим, я понял, что такое существо обречено на одиночество. Многие годы ты наблюдаешь, как твои маленькие пони влюбляются, ходят на свидания, запираются и задёргивают шторы, уединяясь, а затем в этом мире появляются маленькие жеребята - цветы жизни; и ты желаешь, принцесса, чтобы с тобой случилось такое же чудо. Так пусть же оно случится!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Ни шагу назад

Жизнь, сулящая множество опасностей, непредсказуема. Исходя из такого принципа бытия, главные героини испытывают невообразимый страх ввиду своей тяжелой профессии, преодолевают препятствия и морально, и физически. Ощущают любовь, истинную суету повседневности, но идут до конца, не делая ни шагу назад.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Другие пони

Пустота

А как это - тысячу лет на холодном спутнике?

Найтмэр Мун

S03E05
Глава 4. Шоу с Пони, Собакой и Кселором

Глава 5. Сгущающиеся тучи

Глава о том, как не совсем обычный часовщик рассказывает носительницам Элементов Гармонии о своём родном доме, после чего их взаимоотношения меняются навсегда. Они отправляются в Эпплузу по заданию Принцессы Селестии, ещё не зная, что их там ждёт.

Время быть пони

Глава 5. Сгущающиеся тучи

 — Присаживайся, не хочешь попробовать этих замечательных кексов? – спросила Рэрити после общего приветствия.

Было шесть минут пятьдесят семь секунд одиннадцатого — самое время для небольшого пикника на природе. Вся шестерка, а так же Спайк, собралась под небольшим дубом, расстелив покрывало и наложив на него всяких вкусностей. Еды, конечно, было немного — по чуть-чуть от каждой пони, однако мы ведь не из-за голода сегодня собрались? Нет, Рэинбоу собрала подруг не на обычное чаепитие на природе: сегодня был тот самый день. День, когда я, как и обещал, расскажу свою историю. И, несмотря на то, что я дал это обещание, лишь бы пегаска от меня отвязалась, и в тот момент даже не собирался говорить о своем далеко не прекрасном прошлом, теперь я знал — настало время сказать правду. Я прожил среди этих существ достаточно долго, чтобы быть практически уверенным — ничего действительно плохого пони со мной ни за что не сделают. А Принцесса Луна, посетившая меня этой ночью, подтвердила мои соображения: даже пони у самой власти вполне способны принять кого-то вроде меня. Тем более, скорее всего, Твайлайт Спаркл находится в тесной связи с Луной и Селестией, а значит то, что она узнает от них о моем происхождении — лишь вопрос времени. Поэтому будет лучше, если я сам все расскажу. Серьезно, что может пойти не так?

 — Рэинбоу сказала вам, зачем вы здесь? — глубоко вздохнув, начал я.

 — Ну, не совсем, — начала была Флаттершай, но сделала она это настолько тихо, что Эпплджек её перебила.

 — Неа, из того, что она сказала, можно было понять только то, что это будет потрясно.

 — Понятно. Знаете, она, скорее всего, не ошиблась. Хотя я до сих пор не всегда понимаю, что тут у вас можно считать потрясным. Итак, вы ведь хотели знать мою историю?

 — Но... но ты же говорил, что тебе больно обо всем вспоминать, — снова подала голос Флаттершай.

 — Да, это правда. Но вчера кое-что случилось. Многие из вас уже в курсе того, что из-за меня чуть не пострадали три маленькие пони?

 — Да ладно, это было вовсе не из-за тебя, — возразила Эпплджек, — ты же не знал...

 — Спасибо, конечно, но все-таки некоторая ответственность лежит и на мне. Большая часть. Но суть не в этом. Видите ли, вчера, выбравшись из той передряги, я понял, что вам нужно знать кое-что обо мне. Это...

Я немного замешкался, пытаясь подобрать правильные слова. Я действительно не знал, с чего начать.

 — Дай угадаю! Ты прибыл сюда... — начала была Пинки, но Твайлайт тут же ее перебила:

 — Погоди-погоди! У меня такое чувство, что я уже это где-то видела. Только не говори, что ты...

 — Я из другого мира! — выпалил я на одном дыхании. Что ж, это было как прыжок в холодную воду — намного лучше, чем постепенное погружение.

 — Так и знала, — сказала Твайлайт.

Пинки лишь утвердительно покачала головой, на лицах Эпплджек, Флаттершай и Рэрити было ожидаемое удивление, а Рэинбоу Дэш, кажется, отдавала Спайку горсть рубинов. Они, что, спорили на меня? Ненадолго повисла неловкая пауза, все смотрели на меня, а я абсолютно не знал, что мне теперь говорить.

 — Так откуда ты? Из мира, что за зеркалом в Кристальной Империи? — Твайлайт явно знала, что делать в таком случае. Интересно, что за мир за зеркалом?

 — О чем ты?

 — Видимо, нет. Это долгая история. Не важно, расскажи лучше о себе.

Все смотрели на меня, ожидая того, что я скажу. Судя по их реакции, эти пони не впервые сталкиваются с чем-то подобным. Что ж, так даже лучше.

 — Я пришел... из места под названием Мир Двенадцати.

 — МивДвенатвати? Фтовафтванноенафвание? — воскликнула Пинки Пай, жуя жареную кукурузу. Странно, не помню, чтобы она была среди остальной еды.

 — Не страннее, чем Эквестрия. Ладно, попал я сюда благодаря богу Кселору — это кто-то вроде вашей Принцессы Селестии, только отвечает он за движение времени. У нас таких двенадцать, оттуда и название мира.

 — ДвенатватьФелефтий?! — округлила глаза розовая пони.

 — Пинки, прошу, не перебивай. И не говори с набитым ртом.

Земная пони молча кивнула и продолжила поглощать воздушную кукурузу.

 — Итак, о чем это я? Ах да! Попал я сюда, потому что ищу способ вернуть своих родных. Много лет назад они погибли в ужасном потопе.

 — Но, Мильен... нельзя вернуть мертвых. Нет такой магии... — заговорила Твайлайт.

 — Есть. Неужели за то время, что я провел у тебя в библиотеке, ты еще не поняла? Мой особый талант — время во всех его проявлениях. Если я смогу вернуться в прошлое, то у меня получится изменить ход истории и все исправить. Поэтому я здесь: Бог Кселор сказал, что именно в Эквестрии есть нечто подобное.

 — Даже не знаю, сработает ли...

 — Должно сработать. Иначе меня бы тут не было. В общем-то, это всё. Желаете ещё что-то узнать?

 — А как вы там выглядите, в этом Мире Двенадцати, — как и говорила Луна, Твайлайт все это очень заинтересовало.

 — Ну... сложно объяснить. Многие слова...

 — Ходите на задних ногах, вместо передних конечностей руки, заканчивающиеся пальцами?

 — Эмм... да. Как ты узнала?

 — Говорю же и долгая история. Почему ты сразу нам не сказал?

 — Честно? Боялся.

 — А что изменилось? Что послужило причиной?

 — Принцесса Луна.

 — Что? Принцесса Луна?

 — Да. Сегодня ночью она посетила мой сон и помогла решить этот внутренний спор.

 — Надо же, это... занимательно. Принцесса Луна не так часто напрямую…

 — Твайлайт! Не жадничай! Мы тоже хотим кое-что узнать у нашего... гостя! — вмешалась Рэинбоу Дэш.

Твайлайт Спаркл уступила, и тут же на меня свалилась огромная куча вопросов. Каждая пони с интересом расспрашивала меня обо всем, что только можно было придумать, начиная от общего устройства мира и заканчивая едой, что у нас на завтрак. Флаттершай интересовалась, какие диковинные животные обитают в наших лесах, Рэрити начала обсуждение моды в Мире Двенадцати, в которой я, кстати, совершенно не разбираюсь, Эпплджек сначала спрашивала о растениях и сельском хозяйстве, а потом переключилась на общее устройство городов. Когда же наступила очередь Пинки Пай, на меня посыпались десятки, а может, и сотни совершенно случайных и не связанных между собой вопросов. И не на все из них я мог ответить: серьезно, откуда мне знать, какой любимый цвет у жителей северных земель? А вопрос про пчёл вообще, кажется, никак не был связан с Миром Двенадцати!

Но интереснее всего для меня оказалось вести разговор с Рэинбоу Дэш. В отличие от остальных, ее заинтересовали расы и виды, населяющие мой мир, что меня немного удивило – я ожидал этого от Твайлайт, но не как не от спортивной пегаски. Конечно же, она начала с вопроса: кто у вас самый крутой? Однако просто ответить я не смог — каждая раса была хороша в чём-то своём. Дэш и её подругам легко было это представить: деление на единорогов, пегасов и земных пони было очень похожим. Потому я начал расписывать каждую расу и её особенности. Каждая пони внимательно слушала мой рассказ, порой удивляясь тому, как некоторые из жителей Мира Двенадцати похожи на них самих. Пинки мечтательно облизывалась, когда я говорил ей о вечно весёлых пандава и их наивкуснейшем тростниковом молоке, Твайлайт заинтересовалась способностями садида к магии, Флаттершай явно понравились лекари-энирипсы и заботливые к животным озамодас, а Рэрити, кажется, была возмущена, когда речь зашла об энутрофах, носящих на себе самые старые обноски лишь бы чуть сэкономить. Сама Рэинбоу с невероятным интересом выслушивала рассказы о бесстрашных воинах-иопах, бросающихся в любую драку сломя голову, или о прекрасных и грациозных кра и их поразительной точности. Я вспоминал старые сказки и истории о величайших героях Мира Двенадцати, а шестерка пони и маленький дракон восхищенно слушали о столь далёком и незнакомом им мире. Не забыл я и о Спайке — драконы Мира Двенадцати ему невероятно понравились. Как он сам сказал: Эквестрийские драконы слишком жадные и мелочные по сравнению с этими ребятами.

Ещё четыре часа пять минут пятьдесят семь секунд мы болтали о моей родине, а когда вопросы и темы для разговора, наконец, кончились, я вспомнил о просьбе Луны перед ее уходом.

 — Твайлайт, можешь мне кое-что сказать?

 — Конечно, чего ты хочешь?

 — Скажи, тебе Селестия не давала никаких поручений?

 — Ну... А почему тебя это интересует? И как вообще ты узнал об этом?

 — Когда Принцесса Луна уже уходила, она посоветовала мне присоединится к вам в вашем походе. Сказала, что это как-то со мной связано.

 — Хммм, не знаю, как с тобой могут быть связаны беспорядки в Эпплузе, но раз уж сама Луна считает, что тебе стоит пойти с нами... мы выезжаем сегодня вечером, знаешь, где тут вокзал?

— Конечно!

— Тогда тебе нужно пойти приготовиться: поезд выезжает в восемь. Да и нам уже пора по домам.

— Значит, до вечера?

— Да, до вечера.

И на этой ноте мы и расстались. Попрощавшись, все, кроме Пинки, разошлись по своим делам, а розовая земная пони осталась со мной: нам было по пути, так что она решила подождать, пока я соберу остатки еды, и пойти вместе. В принципе, это даже к лучшему...

— Так что ты обо всем этом думаешь? — начал я разговор.

— Я думаю, что лакрица хорошо пошла бы с шоколадным сиропом. Или ты не об этом?

— Не об этом, Пинки. Что ты думаешь о том, что я, вроде как, пришелец из другого мира?

— А, это? Это супер-пупер-потрясающе! Настолько, что хочется забраться на крышу мэрии и кричать об этом весь день!

— Стой-стой! Прошу, не говори никому. Пусть для остальных пони я буду все тем же часовщиком Ноксимильеном. Это важно.

— Конечно, этот секрет останется здесь! — улыбнулась она (на самом деле она делала это всегда, просто теперь ее улыбка стала еще шире) и совершила еще один странный ритуал, на этот раз связанный с копанием земли.

— Значит, вас это совершенно не пугает?

— Что??? Да нисколечко! Это же так интересно! Как бы я хотела хоть одним глазком увидеть...

— Погоди, ты хотела бы побывать в Мире Двенадцати? Совершенно чужом и незнакомом?

— Нуу... да?

— Хорошо, тогда, если будет такая возможность, я обязательно тебя проведу. А потом мы пойдем в ближайшую пекарню и закажем все, что есть у них в меню. Годится?

— Конечно! — она подскочила ко мне и обхватила копытами мою шею.

Обнимашки? Мило.

— Тише, тише. Задушишь ещё.

— Извини. О, мы пришли! Мне пора идти упаковывать тортики на дорогу, тебе с вишней или глазурью?

— Эммм... может, на твой выбор?

— Ты обратился к правильной пони, ­— эти слова она произнесла с какой-то странной, чуть ли не злорадной ухмылкой.


— Приготовьте свои билеты! — объявил пони в синей форме, зайдя в вагон.

Поезд мчался на всем ходу, пересекая какое-то заросшее травой поле. Солнце уже почти опустилось за горизонт и за окном становилось всё темнее и темнее. Судя по всему, ехать придется до самого утра, так что спать мы будем прямо здесь.

Шестерка пони уже заняла места для ночевки и сейчас они мирно обсуждали что-то свое. Я же расположился чуть поодаль, у окна, и задумчиво смотрел на красоты вечерней Эквестрии. Было здесь что-то умиротворяющее, что-то очень схожее с тем, к чему я привык дома... Дом. Неужели Мир Двенадцати сможет принять меня обратно? А даже если сможет, чем он лучше этого нетронутого бедами места? Жизнь в Эквестрии прекрасна: нет ни разбойников, вечно пытающихся украсть всё твое добро, не так много опасностей, да и народ здесь намного приветливее. Конечно, и тут есть свои недостатки, да к тому же я слишком плохо знаком со всеми атрибутами местной жизни, однако в целом Эквестрия намного лучше всего, что я видел в Мире Двенадцати. Думаю, я мог бы даже осесть здесь, не будь у меня моей миссии. А что потом? Вернуться туда или... Согласится ли Галанта превратиться в нечто подобное? Как вообще она отреагирует, если после всего, что случилось, я заявлюсь и начну рассказывать эту безумную историю?

Поток мыслей прервала Пинки Пай, подскочившая ко мне и поющая какую-то песню. Кажется, она исполняла какой-то музыкальный номер, а остальные пони и Спайк подпевали ей.

— Что здесь происходит? — спросил я как можно тише, чтобы не перебить прыгающую по всему вагону Пинки Пай, хотя не думаю, что это вообще возможно.

— Тсс, — шикнула Твайлайт, жестами прося подождать конца песни.

Что ж, ладно.

Я уселся обратно и начал слушать, однако, честно признаюсь, не понял ни слова: Пинки пела настолько быстро, что я не успевал за ней. Как вообще возможно на одном дыхании выговорить такое количество слов с невероятной скоростью? Кажется там было что-то про магазин и инструменты, но я не уверен…

Когда же финальный припев закончился (его подруги пели хором), Пинки Пай отдышалась и, заметив мой интерес к её маленькому представлению... оказалась сидящей рядом со мной у окна?

Как?! Когда она успела, да еще так, что я даже не заметил ее перемещения?! Это невозможно! Я... я сдаюсь. Это розовое существо игнорирует все законы логики! И откуда бралась музыка? Здесь ни у кого не было инструментов или чего-то в этом роде. Даже звуки пилы и молотка, что звучали в песне, не могли взяться из ниоткуда!

— Тебе понравилось? Скажи, что тебе понравилось! Хотя как тебе могло не понравиться? Это же...

— Да, мне понравилось!!! — воскликнул я, лишь бы она остановилась.

— Вот и славненько, — Пинки расплылась в улыбке.

Я, наверное, об этом пожалею, однако...

— Это ты сама придумала?

— Нуууу, обычно я пою свои песни, но именно эта принадлежит другому пати-пони.

— ВОУ-ВОУ-ВОУ, — вмешалась Рэинбоу, — это песня Чиза?

— Ну да. Он мне её дал. А что?

— Да нет, ничего.

— Слуууушай, — снова обратилась ко мне Пинки Пай, — а в вашем мире песни поют?

— Ну, вроде бы. Не так часто, но если есть компания или на каком-нибудь выступлении. Почему бы и нет?

— О, а ты знаешь какую-нибудь? Споешь для нас??? — розовая пони приблизилась настолько, что между нашими глазами было всего пару сантиметров. Это очень давило на мозги: кажется, у меня уже вся спина вспотела.

— Ну... эмм...

— Да?

— Есть одна... но я не смогу ее спеть — голосом не вышел.

— Да ладно!!! Ну же! Не стесняйся!

— Говорю же, я не смогу.

— А может ты дашь нам слова, а споем мы все? — вмешалась Флаттершай. — Если ты, конечно, не против.

— Флаттершай, ты хочешь спеть??? — удивилась Рэрити.

Интересно, почему?

— Я... ну... эмм... — она вскользь взглянула на меня. — Может быть?

— Хорошо, тогда дайте мне перо и бумагу...


Свет во всём вагоне погас и мы со Спайком приготовились. Яркий луч, по-видимому, созданный Твайлайт, осветил место, где стояла Флаттершай. Снова из ниоткуда заиграла музыка, но меня уже даже не удивило, что это именно та мелодия, что нужна была для нашей песни — пришлось просто смириться с этим. Жёлтая пегаска украдкой посмотрела на Рэрити и, получив от нее ободряющий кивок, начала петь:

Слышишь ли героев песнь,

резонанс?

Видишь тени на пути,

уступить?

Зажегся второй луч, на этот раз освещая белую единорожку. Флаттершай замолчала и её тут же сменила Рэрити:

Светлое дитя,

стать такой хочу.

Чтобы встретить мне,

новый день с тобой

Нет сомнений в том

что борьба нужна.

Не важен мне твой путь,

пойду по геройским стопам.

Яркий свет залил вагон и вся шестерка запела в один голос:

Стань!

Солнцем и луной

Небом и землей

Сказочный герой

Ведь, стать легендой ты,

сможешь вопреки.

Приложи усилия свои

Свет заставишь жить,

воду говорить.

Волшебство в твоих руках.

Да!

Мир лишь для тебя.

Посмотри! Сможешь сделать всё,

следуй лишь своему пути.

Слухи ходят тут

Им пренебрегу

Снова повторю

О новом герое

Солнце прокричит,

в небе голубом, -
"Где же та звезда,

что звала вас?"
Стань!

Солнцем и луной

Небом и землей

Сказочный герой

Ведь, стать легендой ты,

сможешь вопреки.

Приложи усилия свои

Свет заставишь жить,

воду говорить.

Волшебство в твоих руках.

Да!

Мир лишь для тебя.

Сможешь сделать всё,

следуй лишь своему пути.

И сам герой и его мощь.

В пространстве и во времени.

И каждый квест — история.

Стань!

Солнцем и луной

Небом и землей

Сказочный герой

Ведь, стать легендой ты,

сможешь вопреки.

Приложи усилия свои

Свет заставишь жить,

воду говорить.

Волшебство в твоих руках

Да!

Мир лишь для тебя

Посмотри! Приключения,

впереди

Твой свет ведет твою судьбу!

Как только песня закончилась, а освещение вернулось в нормальное состояние, по всему вагону раздались бурные аплодисменты: оказывается, пока мы устраивали это представление, пони из соседнего купе зашли посмотреть, что происходит. Все были просто в восторге... Все, кроме меня. Нет, с песней всё было более чем в порядке, однако на меня нахлынуло какое-то странное чувство. Не знаю, была ли это тоска по дому или же нечто совсем иное, но мне захотелось немного побыть одному, поэтому я вышел на небольшой балкончик у стыка вагонов.

На безоблачном ночном небе уже появились первые звёзды, лёгкий ветерок дул мне прямо в лицо, заставляя часто моргать. Пейзаж незаметно сменился с бескрайних полей на засушливую пустыню. Лишь изредка мимо проносились полумертвые деревья и кактусы. Где-то в небе пролетел одинокий пегас, направляющийся на север. Интересно, что он делает в небе в столь поздний час?

— Думаешь о доме? — прервала мой поток мыслей появившаяся сзади Твайлайт.

— И не только о нём. Скажи, почему все пони такие добрые и беззаботные?

— В каком смысле? — Твайлайт Спаркл села справа от меня и вопросительно взглянула.

— Ну, сколько я здесь живу, каждый день удивляюсь, как вы, пони, умудряетесь оставаться добрыми друг к другу.

— Не все пони такие. Многих заботит лишь собственное благополучие.

— Но вы не опуститесь до того, чтобы избить кого-нибудь ради пары монет.

— Что? — на лице принцессы явно читалось недоумение.

— Вот видишь? Долгое время я думал, что с этим миром не так, почему он похож на страну из детской сказки, где все всегда хорошо? И вот сейчас мне кажется, что не Эквестрия слишком хороша, чтобы быть правдой, а Мир Двенадцати прогнил до самого основания!

— Даже не знаю, что на это ответить, — Твайлайт задумалась, — может, правление Селестии как-то повлияло или...

— Или климат другой, — попытался пошутить я, улыбнулся и поднял взгляд в небо, — Хорошая ночь, не так ли?

— Да, хотя меня немного беспокоят те грозовые тучи.

Я посмотрел в сторону, куда был направлен взгляд Твайлайт. Действительно, где-то вдали чёрные облака закрывали небо, а между ними то и дело проблескивали разряды молний. Что-то нехорошее было в тех облаках, даже зловещее. Но и было что-то знакомое, хотя я так и не понял что.

­— Ты идёшь спать? — поднявшись на ноги, спросила Твайлайт.

— Я ещё немного побуду тут, спасибо.

— Не сиди слишком долго, даже в пустыне по ночам довольно холодно. И... Пинки расстроена, ведь ты не оценил наше... выступление?

— О, нет-нет, песня была прекрасна, спасибо, кстати. Просто... Знаешь, скажи Пинки, что она была настолько хороша, что напомнила мне о доме. И остальным тоже.

Твайлайт Спаркл мило улыбнулась и направилась в вагон, а я остался сидеть здесь, наблюдая за небом. Вот только звёзды меня теперь мало волновали: всё внимание было приковано к медленно приближающейся буре...


— Добро пожаловать в Эээпплу... кхекхе...Эп... кхе... Эпплузу, ­— отплёвываясь от песка, поприветствовал нас жеребец.

С самого утра в городке бушевал штормовой ветер, поднимая в воздух песок и пыль. Любой, кто пытался говорить, тут же получал полный рот этой дряни, а передвигаться снаружи приходилось практически вслепую. Точнее, так было до того, как Твайлайт вышла из поезда — как только это произошло, вокруг нас появился небольшой пузырь, защищающий от вездесущего песка.

— Кхех... Спасибо, так намного лучше, — снова попытался заговорить земной пони.

— Что тут происходит, Брейберн? — спросила Эпплджек. По шляпе и яблоку на метке жеребца можно было предположить, что они родственники.

— Пройдемте в офис шерифа — я всё вам расскажу...

Передвигаясь внутри пузыря, мы медленно шли к зданию со звездой на вывеске. Внутри находилась парочка не виданных мною ранее существ: огромные, лохматые, они сидели в дальнем конце комнаты и разговаривали с усатым пони.

— Шериф Сильверстар! — окликнул того Брейберн, — они приехали. И, кажется, буря усилилась.

— Ох, славно, а то я уже боялся, что моё письмо в Кантерлот не дошло. И я рад видеть знакомые лица! А вы?.. — шериф взглянул на меня.

— Ноксимильен. Я с ними, — немного отрешенно, словно на автомате, ответил я.

— Что ж, лишние копыта не помешают. Ничего не хотите? Может сидра?

— Нет, спа...

Внезапно дверь отворилась, впуская внутрь мощный ветер и песок, а заодно и двух земных пони. Как только дверь закрылась и можно было получше рассмотреть гостей, я понял, что ошибся: только один из них был пони. Второй, а вернее, вторая, судя по всему, была женской особью существ, что сидели в конце комнаты и до сих пор лишь молча наблюдали за нами.

— Я нашла его в пустыне и... — начала гостья, но прервалась, увидев всех нас. — Вы? Что вы здесь делаете?

Ответом послужила Рэинбоу Дэш, налетевшая на незнакомку.

— ЛиттлСтронгхарт! — после копытного приветствия заговорила пегаска. — Как жизнь? Как сама?

— Ну... вообще-то не очень. Особенно в последние две луны. Поговаривают, что наше племя прокляли…— вспомнив, что её спутник еле живой буквально висит на её шее, Стронгхарт протащила его к шерифу, — Ему нужна помощь лекаря. Эта штука напала на него и... Думаю, вам стоит его выслушать.

Пока она говорила с Сильверстаром, Твайлайт подошла ко мне и прошептала:

— Это бизоны. Они коренные жители этих мест. Не бойся, они почти как пони... только немного дикие.

Дальше все выглядело как встреча старых друзей (видимо, так оно и было): ЛиттлСтронгхарт, вернувшись к Рэинбоу Дэш и остальным, рассказывала о своей жизни за последний год, да и пони делали то же самое. Конечно же, самым интересным было появление у Твайлайт пары крыльев, хотя и пара других моментов были достойны внимания. Потом бизониха заметила меня, сразу же подошла и поздоровалась, ну а я, по своему обыкновению, просто назвал своё имя. А что мне ещё называть?

И вот, двадцать три минуты две секунды спустя, разговор подошёл к главной теме: к происходящему сейчас.

— Старейшины говорят, что Дух Пустыни разгневался на нас и послал великую бурю, а сам прячется в её песках и нападает на своих обидчиков.

— Но нет никаких духо... — хотела было возразить Твайлайт, но её вдруг прервал пони, пришедший вместе с ЛиттлСтронгхарт:

— Дух Пустыни! Я видел эту тварь! — только сейчас я рассмотрел его получше: старик с огромной седой бородой, бледно-рыжее тело и кьютимарка в виде тарелки с супом. Его голос был высоким и громким, поэтому создавалось впечатление, что у него немного не все дома. — Огромный монстр из плоти и камня. Его рога разрывают горы, а копыта сотрясают землю! Его голос подобен вою тысячи койотов! Я был в своей лачуге, когда этот демон появился из ниоткуда. Одним ударом он оставил от дома только щепки, а потом исчез...

— Вы уверены, что... — Флаттершай попыталась что-то спросить, но старик ее, кажется, даже не услышал.

— Я до сих пор вижу его!!! Три ужасных глаза, словно пропитанные жаждой разрушать... Уверен, он знает, где я! Он не успокоится, пока не найдёт и не заберет меня в свое логово. Но я живым не дамся!!!

Держась в воздухе, Рэинбоу Дэш посмотрела на меня и покрутила копытом у виска, указывая на старика, но так, чтобы тот не видел. Радует, что не мне одному кажется, что этот пони тронулся головой. Тем более, что дальше его речь стала совершенно несвязной. Однако там точно что-то есть, и, хоть это и не так называемый "пустынный дух", проверить все равно стоит.

— Вот видите? — напомнил о себе Сильверстар. — Конечно, у старика МакКэротсупа уже давно крыша потекла, но эту штуку видели многие и все как один говорят: большой, страшный, крушит все подряд. Вот я и решил написать в Кантерлот.

— Но вы ведь понимаете, что не бывает никаких духов? — спросила Твайлайт.

— Ох, не знаю. Может это и всего лишь бизоньи суеверия, но разрушения-то настоящие! Будь то дух, монстр или демон из самого Тартара — пока эта штука крушит мой город, она наш враг. И если нужно будет, я лично выйду и буду бросать в него яблочные пироги до тех пор, пока он не убежит вместе со своей дурацкой бурей!!!

Что ж, это прозвучало довольно убе... Стоп, ЧТО?! Причём тут пироги?..

— Поэтому мы и здесь — разобраться с этим духом! — спустилась на пол Рэинбоу.

— Рэинбоу Дэш! Сколько раз повторять? Нет никаких духов!!! — уже начала беситься Твайлайт.

— А вдруг это просто бедный напуганный зверек? — испугалась Флаттершай. — Тогда мы должны помочь ему. Может он ранен...

— Да и как мы собираемся его искать в такую-то бурю? — подключилась Рэрити.

Постепенно мирный спор начинал перерастать в настоящий балаган: каждая пони пыталась донести свою мысль, безумный старик снова начал нести ахинею, а Пинки вообще пела только что придуманную песню про духа пустыни. Но мне было не до этого. Ещё со вчерашнего вечера я чувствовал нечто странное. Эта буря с грозами и ветром, но без дождя, история про чудище, обитавшее в ней... Казалось, что здесь не хватает пары шестерней, чтобы все сложилось воедино. Весь день меня не покидало чувство, что я что-то упускаю, и это сводило с ума.
"Неужели ты настолько слаб, что уже не способен чувствовать потоки вакфу?" — начал насмехаться голос в моей голове.

Я лишь хлопнул глазами: он был абсолютно прав: с тех пор, как я заметил те облака, я ощущал вакфу внутри них! Вот только в Эквестрии нет вакфу... Так откуда оно взялось? Если только...

— Всем тихо! — воскликнул я и, когда все пони (и бизоны) замолкли, устремив свои взгляды в мою сторону, продолжил. ­— У меня есть идея, как найти этого монстра, что на всех нападает, но мне нужна помощь.

— Что ты задумал, Мильен? — кажется, Твайлайт была в замешательстве. Да и остальные, в принципе, тоже.

— Я... не уверен, но мне кажется, что я, вроде как, способен чувствовать его жизненную энергию и надеюсь, что смогу обнаружить место, где он прячется. Сложно объяснить, но...

— Хорошо, что тебе нужно?

— Тишина, в основном. Чтобы можно было сосредоточиться.

— Тогда я исп...

— Нет, никаких заклинаний. В прошлый раз это добром не кончилось, — я постарался быть как можно настойчивее и, судя по всему, добился своего: Твайлайт и остальные молча кивнули и рассеялись по углам. Даже Пинки нашла чем заняться, не издавая ни звука.

Хорошо, а теперь... Закрыть глаза, глубоко вдохнуть и слушать только далёкие звуки...


— А ты уверен, что оно именно здесь? — прокричала Рэрити сквозь вой ветра. Её шарф не пускал песок в рот, но говорить приходилось гораздо громче.

Даже у Твайлайт были пределы, поэтому мы решили, что ей лучше приберечь свои силы на случай, если придется драться. Поначалу казалось, что мы справимся и без волшебного пузыря, но чем дальше мы шли, чем больше песка попадало нам во все плохо прикрытые места, тем сильнее мы жалели об этом решении. Но говорить об этом пока никто не хотел.

— Нет, но он точно где-то поблизости. Я надеюсь.

Мало того, что песок делал видимость практически нулевой, так ещё и проклятые облака затянули небо, скрывая солнечный свет. К счастью, у меня все ещё были те чудо-очки, поэтому ни темнота, ни пыль в глазах мне не грозили. Остальным повезло меньше: одевшись во что попало, дабы защититься от песчаной бури, они практически вслепую шли за мной. Только периодические вспышки молнии позволяли хоть как-то ориентироваться.

— Ох, не нравится мне это дело, — заговорила Рэинбоу, из-за сильного ветра вынужденная оставаться на земле. ­— Такие грозовые облака должны сейчас лить вовсю, а они лишь молнии швыряют. Это странно.

— Разве пегасы не должны следить, чтоб такого не было? — отозвалась Эпплджек, всеми силами пытающаяся удержать свою шляпу.

— Говорю же — странно это все. Как будто эти облака дикие. Но так далеко от Вечнодикого леса...

— Тихо! — странное чувство, не покидавшее меня все это время, резко перешло на кардинально новый уровень.

Все замолчали посмотрели на меня. Не издавая ни звука, я пригнулся и медленно пошёл к небольшому холмику, что был справа, и как можно незаметнее забрался на него, все остальные сделали то же самое. Картина, открывшаяся нам, совершенно не могла уложиться в голове: нечто огромное сидело посреди песка и... смотрело на небо?

— Что это за штука? — прошептала Рэинбоу.

— Не знаю, но он точно не из Эквестрии, — ответил я, — слишком знакомая аура.

— То есть он пришёл вслед за тобой? — присоединилась к обсуждению Твайлайт.

— Говорю же — не знаю.

Монстр, которого местные, видимо, и прозвали Духом Пустыни, выглядел как огромный пони... нет, скорее, бизон: маленькая шея и массивная горбатая спина были их отличительными чертами. Вот только на этом сходство заканчивалось: толстая безволосая серая шкура, скорее походившая на камень, неестественно выпирающая нижняя челюсть, напоминающая о бриллиантовых псах, огромные рога, короткие, по сравнению с остальным телом, ноги и тяжёлые широкие копыта. Что-то мне подсказывало, что надо было лучше слушать не такого уж и сумасшедшего старика.

— Сэдлигроув? Это ты? — голос чудовища громыхнул так неожиданно, что Флаттершай чуть не закопалась головой в песок: я только сейчас заметил, насколько монстр ее пугал.

— Это всего лишь большое существо, которое тоже нуждается в доброте. Не страшнее огромного огнедышащего дракона. Не суди других по внешнему виду... — краем уха я слышал, как она себя успокаивает.

— Не, он бы не стал прятаться... Вы кто такие?! — голова монстра повернулась в нашу сторону.

Не дождавшись ответа, одним большим прыжком Дух Пустыни приблизился к нам. Песок под нами затрясся от приземления такого массивного существа, и в итоге все оказались лежащими на земле.

— Эй! Я у вас спрашиваю!

— Мы пришли узнать кто вы и зачем прибыли... — поднялась на ноги Твайлайт.

— Уходите прочь! Вы мне не нужны! — громыхающий голос чудища перебил фиолетового аликорна. — Если не хотите, чтобы я вас покалечил...

— Но вы разру... — Твайлайт все ещё пыталась поговорить, но монстр, по-видимому, был совсем не в настроении для переговоров.

— Прочь, я сказал!!! — его огромные передние копыта ударили по земле, от чего по ней прошлась волна, снова сбившая нас с ног.

— Время дипломатии прошло, — отплевываясь от песка, пробормотала Рэинбоу Дэш и, проигнорировав ветер, со всей скоростью полетела на существо. Облетев его со спины, она всеми четырьмя копытами врезалась в бок монстра. Видимо, Дух Пустыни совсем этого не ожидал: от удара он потерял равновесие и упал, хоть и пробыл на земле не так долго, как хотелось.

Неплохо, Рэинбоу.

Войдя во вкус, пегаска сделала круг и пошла на второй заход, но противник уже был готов: как только она снова приблизилась, монстр с поразительной для своих габаритов ловкостью крутанулся и впечатал бедную кобылу в песок. Наверняка это было ужасно больно... Но ему было мало: подняв копыто, он попытался раздавить Рэинбоу Дэш, и если бы не Твайлайт со своей телепортацией, то ему это удалось бы.

— Рэинбоу, ты как? — все пони подбежали к пегаске.

— В порядке, — откашливаясь произнесла она, — но кое-кому скоро не поздоровится...

— Не напрягайся, — заговорила Эпплджек, — мы справимся.

— Не знаю, Эпплджек, — в голосе Твайлайт проскакивали беспокойные ноты, — это существо совсем не похоже на то, что мы видели раньше. Это не мантикора и не дракон...

Твайлайт резко замолчала, будто бы ей внезапно пришла гениальная идея. В это время монстр выбрал новую цель и попытался ее поймать. Вот только это совсем не входило в планы Пинки: будто играючи, она каждый раз уходила прочь от тяжёлых копыт, как будто знала, куда они будут бить.

— Не попал! Не попал! — розовая пони хохотала и веселилась. — Снова не попал! Да ты совсем не умеешь играть в пятнашки!

Воспользовавшись тем, что чудище отвлеклось на Пинки Пай, Твайлайт обратилась к желтой пегасочке, дрожащей где-то позади:

— Флаттершай, нам нужна твоя помощь! Нам нужен твой взгляд, прямо как тогда с драконом!

— Н-но Твайлайт... Я... — голос Флаттершай дрожал, ей определённо было очень страшно, но потом она посмотрела на Пинки, отвлекающую монстра — только что его копыто прошло лишь в паре сантиметров от розовой пони, — х-хорошо... Я попробую.

Еле справляясь с ветром, пегаска подлетела на опасно близкое расстояние к Духу Пустыни и, как мне показалось, попыталась взглянуть прямо ему в глаза... Но тут же заморгала и сощурилась — песчаная буря явно была не на нашей стороне. А вот монстру это было на руку... на копыто? Проигнорировав Пинки Пай, мешающуюся у него род ногами, он разогнался в направлении Флаттершай. Пегаска явно не была такой уж быстрой — она даже с ветром еле справлялась — поэтому у неё было немного шансов увернуться. К счастью, за три секунды до рокового столкновения нечто на огромной скорости пронеслось мимо, схватив Флаттаршай и убрав ее с траектории бега чудища, оставив за собой лишь радужный след.

— Рэинбоу! — вскрикнула Рэрити. Ее удивление легко можно было понять: никто не ожидал, что радужная пони придёт в себя так быстро.

Уже через три секунды обе пегаски были в относительной безопасности. Но расслабляться было нельзя: пробежав по инерции ещё десяток метров, монстр остановился и начал искать свою цель. Нужно было придумать что-нибудь ещё...

— Твайлайт! Не будем терять время, — наконец решил действовать я, — атакуем его магией!

Принцесса кивнула, после чего мы оба встали в боевую стойку. Оба рога засветились: её — ярко-фиолетовым, мой — небесно-голубым, и через секунду в чудище полетели сконцентрированные сгустки магии. Конечно, способности Твайлайт были на порядок выше моих, но сейчас экономить силы, чтобы не выдохнуться, было нельзя: от этого зависели жизни окружающих. Поэтому я, не жалея себя, вкладывал всю свою магию, лишь бы только не отставать от аликорна.

Вот только этого было мало – мой луч оставил лишь темное пятно а его шкуре, а Твайлайт вообще попала в землю. Оно и не мудрено – фиолетовая пони стреляла практически в слепую. Дух Пустыни лишь почесал место, куда я угодил, и развернулся в нашу сторону.

— Ещё раз! — воскликнула Твайлайт и повторила заклинание, на этот раз угодив ему в переднее копыто. Вот только эффекта не было никакого — У него слишком толстая кожа!

Размышлять над этим выводом было некогда: монстр со всей скоростью нёсся на нас, выставив вперёд рога и было лишь три-четыре секунды, пока он нас не настиг.

— Неужели ты настолько жалок? — спросил меня мой собственный голос.

Не знаю как, не знаю почему, но на мгновение я как будто бы потерял контроль над собственным телом и остановил время. Все вокруг застыло: ни ветра, ни бегущего на нас монстра — лишь отдаленное тиканье часов. Не став разбираться, я схватил Твайлайт и убрал ее с пути. Когда она была в безопасности, я развернулся к Духу Пустыни и... онемел от того, что увидел: всего за четыре секунды он сумел разорвать временные оковы и, хоть и с трудом, разворачивался в нашу сторону. Но поразило меня не это...

— Твой фокус с временем слишком слаб для меня! — снова раздался голос монстра. — Видал и круче.

Уже не было смысла держать заклинание, поэтому я поскорее отменил его. Чудище стало двигаться быстрее, но это же случилось и с радужногривой пегаской, которая летела на него высоко в небе. Поразительно было то, что даже во время действия заклинания Рэинбоу Дэш двигалась с поразительной скоростью, а теперь, когда ей ничего не мешало, она...

В следующий момент в небе как будто что-то взорвалось: послышался странный звук, после чего пегаска резко ускорилась, а прямо за ней по воздуху разошлась огромная радужная волна. Прекрасная и немного пугающая, она расходилась во все стороны, сметая на своём пути облака и песок. Волна все шла и шла, пока не исчезла за горизонтом, а от бури не осталось и следа — теперь над нами было прекрасное голубое небо без единого облачка. От бури, ветра, молний и прочих гадостей не осталось и следа.

Дух Пустыни успел лишь поднять голову, чтобы посмотреть, что случилось, а в следующий момент радужная дуга врезалась прямо в него, повалив на бок. Что ж, Рэинбоу Дэш сполна отплатила должок — от такого столкновения и огромному дракону было бы больно.

Но с этим живучим Духом все ещё не было покончено: придя в себя, он взревел и вскочил, попытавшись схватить Рэинбоу, но она тут же улетела прочь. Твайлайт снова попыталась стрелять в него магией, но толстая шкура никуда не делась: магические удары лишь ещё больше злили существо. Эпплджек тоже присоединилась и попыталась врезать ему задними ногами — годы, проведенные за сбиванием яблок, сделали свое дело: монстр снова упал. А мне как раз пришла хоть и не гениальная, но всё же идея.

— Флаттершай, сможешь повторить то, что пыталась сделать в прошлый раз? — как же приятно не получать жменю песка в рот каждый раз когда пытаешься его открыть.

— Я... Я н-не уверена... — пегаска опустилась глаза, — мне страшно.

Ее можно было понять: в прошлый раз она чуть не рассталась с жизнью, пытаясь нам помочь, и ей все ещё не по себе.

— Послушай, — я положил копыта ей на плечи и посмотрел прямо ей в глаза, — я знаю, что ты сильная. Ты можешь побороть свой страх. Ничего не бойся — я обещаю тебе, что ни с тобой, ни с кем либо ещё ничего не случится. Если тебе будет угрожать опасность, я даю слово, что тут же остановлю время и телепортируюсь с тобой настолько далеко, насколько вообще возможно, где этот монстр нас не найдёт. Хорошо?

Глаза Флаттершай были так широко открыты, что я мог увидеть в них собственное отражение. Пегаска молчала, дрожь, которую я чувствовал своими копытами, постепенно стихла. Она сглотнула, а потом тихо кивнула.

— Хорошо, я верю в тебя, — сказал я ей вслед.

Флаттершай расправила крылья и полетела к Духу Пустыни. Оказавшись на уровне его лица, она снова взглянула ему в глаза и заговорила:

— Что это вы себе позволяете? Нападаете на беззащитных пони, рушите дома, пугаете всех. Такой большой, а манер как будто и не было! Вам должно быть стыдно...

— Хах! Что я слышу? Маленькая жёлтая... кто-то там пытается научить меня вежливости! Меня! Рубилакса! Старшего из Шушу! Охохо... Ну ты и насмешила, — ему было очень смешно, однако он ещё не осознал, какую ошибку он совершил: теперь, когда я знаю, что это демон Шушу, я смогу его остановить.

— Ч-что ты сделала? — голос Рубилакса изменился: что-то было не так.

Демон пытался сдвинуться с места, но у него ничего не получалось: тело, видимо, перестало его слушаться. В ранее абсолютно белых глазах существа, которого он подчинил, вдруг появились маленькие зрачки.

— Эй! Увалень! Ты что творишь? Раздави ее! — голос Рубилакса казался все менее уверенным.

Он как будто полностью окаменел, и проклятый Шушу совершенно не понимал, что случилось. А потом его оболочка открыла рот и заговорила своим настоящим голосом:

— П-простите... Я… не… м-могу… ост-т…

Судя по всему, Флаттершай удалось достучаться до разума подчиненного демоном бедняги. Что ж, это было очень кстати. Каждый раз, когда я начнаю думать, что меня уже ничего не удивит, Эквестрия из кожи вон лезет, чтобы доказать обратное. Но времени на удивленное хлопанье глазами совершенно не было — Рубилакс не собирался сдаваться так просто: медленно, но верно, он возвращал себе утраченный контроль. Ноги существа дрожали и понемногу двигались, а зрачки снова начали пропадать. Нужно было действовать и быстро.

— Твайлайт! — воскликнул я, — Мне нужно попасть к нему на голову! Срочно!

— Что?! — принцесса явно недоумевала от такой просьбы. — Ты с ума сошёл?

Ага, есть немного.

— Поверь мне! Это наш единственный шанс, и мне не хватит сил самому телепортироваться на такое расстояние!

— Да-да, вот так! Шевелись! — довольный голос Рубилакса означал то, что времени у меня совсем мало.

— Скорее!

Твайлайт Спаркл сглотнула, а потом схватила меня и мы тут же растворились в фиолетовой вспышке. Секунду спустя мы уже стояли прямо на рогах монстра и было лишь несколько мгновений до того, как он снова сможет двигаться... Но мне было достаточно и этого — передо мной появился мой меч и я тут же пустил его в ход, пытаясь отделить демонический глаз на лбу существа.

— Э! Ты что творишь? Прекрати!!! — Рубилакс уже понял, что происходит, но было слишком поздно: мы победили.

Одно большое усилие — и глаз с криком отлетел в сторону. Из него тут же выросла рукоять и маленькое лезвие, которым он вонзился в землю. Подчиненное им существо, на котором мы с Твайлайт все ещё стояли, грохнулось, поднимая облако песка и пыли, и тут же начало уменьшается, теряя демоническую форму. Когда облако осело, мы обнаружили себя лежащими на обыкновенном бизоне. Единственное, что он смог сказать, было тихое "Спасибо", после чего бедолага, подчиненный демоном, потерял сознание.

— Что произошло? — удивленно спросила Твайлайт, поднимаясь на ноги

— Я... отделил... демона, — пытаясь отдышаться, выговорил я, но, увидев взгляд аликорна, тут же понял, как глупо и непонятно это прозвучало.

Как следует отдышавшись, я потратил шесть секунд, чтобы подобрать слова и повторил попытку:

— Этот монстр — никакой не Дух Пустыни, а самый настоящий демон Шушу. Я, вроде бы, упоминал о них. Чтобы его победить, нужно отделить самого демона от захваченного им тела. Обычно он принимает форму глаза, хотя бывают и исключения, но не в этот раз. В общем-то, это не так сложно, если он обездвижен...

— То есть он действует по типу паразита, захватывая разум существа и используя его как оболочку? — Твайлайт Спаркл была довольно заинтересована тем, что только что услышала.

— Ну... Можно и так сказать, но всё немного сложнее.

— Хорошо, мы ещё это обсудим. Вот только что он здесь делает?

— Да, что он забыл в Эквестрии-то? — раздался голос Эпплджек.

— Без понятия, честно говоря... — я задумался, а потом добавил, — вообще, можете спросить у него самого — вон он лежит.

Все обратили свои взгляды на маленький глазастый меч, воткнутый в землю. Он сделал тоже самое.

— И что? Он теперь вот такая малявка? — расхохоталась Рэинбоу Дэш.

— Эй! Я все слышу вообще-то! — возмутился меч, — и вообще, это компактный размер: я могу быть и больше...

— Конечно!.. — выдавила из себя Пегаса, после чего упала на спину и засмеялась на всю пустыню.

К ней тут же присоединилась Пинки, хотя я не уверен, что ей хотелось посмеяться над демоном — скорее она делала это просто за компанию.

— Он ведь снова не вырастет? — вполголоса спросила у меня Твайлайт, чтобы меч не слышал.

— Неа, — я мотнул головой, — только если найдёт новую оболочку. Обычно это слабовольные или неразумные живые существа.

— Хорошо, что тогда будем делать с ним?

— Нужно узнать, что он делает в Эквестрии и один ли он, потому что если это не так... — я сглотнул, представляя себе, что может устроить орава освободившихся Шушу.

— Что ты тут делаешь?! — пока мы обсуждали план, Эпплджек уже приступила к делу — земная пони пинала меч копытом, отчего тот обратился к нам:

— Ау! Уберите эту от меня! Ой. Это больно вообще-то.

— Дорогуша, где твои манеры? — Рэрити подняла демона телекинезом. — Разве так нужно обращаться с гостями?

— Да, а вот эта мне нравится, — снова заговорил демон, — возьму её такую. Даже две. Заверните, пожалуйста, с собой.

— И-извините, — Флаттершай подошла к демону и тихо спросила, — как ваше имя?

— Имя? Хе-хе. Я ж вроде говорил. Я Рубилакс — старший из Шушу. Вроде как... Не знаю, могу ли так теперь себя называть.

— Привет, я Флаттершай, — кажется, в форме маленького меча он ей нравился намного больше.

— Ты та, что смогла достучаться до разума увальня? — голос Рубилакса изменился, но непонятно, в какую сторону. — Интересный фокус. Как это работает?

— Ну я... я... — нет, все же Флаттершай пришла в себя не до конца: недавние события всё ещё не отпускали её.

— Эй! Она того — сломалась походу. Бракованная попалась. Можно поменять?

— Со мной все в порядке, — подала голос Флаттершай, — Рубилакс, скажи, зачем ты нападал на беззащитных пони?

— Пони? А, эти... Ну, это весело...

— Правда? — пегаска удивилась. — И что в этом веселого?

— Ну... — демон попытался ответить, но слова так и не последовали. Даже имея лишь один глаз, он умудрялся выглядеть помрачневшим и, спустя двадцать секунд, он всё-таки подал голос:

— Я не знаю. Раньше это доставляло мне удовольствие, но сейчас... Я потерял своего стража, попал в какую-то сказочку и единственное, что мне оставалось — делать то, что я умею. Не знаю, как это обьяснить, но...

— Что случилось? Куда подевался твой страж? — спросил я.

— Не знаю. Последнее, что я помню — как этот иопоголовый решил тыкнуть мной в портал. Потом я очнулся тут и дня два лежал посреди пустыни. Неприятно, но мне не привыкать. А затем меня нашёл увалень. Не знаю, что на меня нашло, но, оказавшись один, я как бы вернулся к своей сути — разрушению. Хотя обычно я так не делаю.

— Разве это не в природе всех Шушу? — этот демон был странным. Более того, он казался мне знакомым, хотя я никак не мог вспомнить, где я его видел.

— О, вы...

— Пони, — напомнила Флаттершай.

— ...пони, знакомы с нами? Следовало догадаться, вы ведь смогли со мной справиться. И да, обычно разрушение — это единственное, чего хотят все Шушу, но я, вроде как, отступник, — в голосе Рубилакса послышались нотки гордости, — слишком крут, чтобы пресмыкаться перед этим уродцем Рушу.

Дело становится все интереснее и интереснее...

— А буря? Откуда она взялась? — заинтересовалась Рэинбоу Дэш.

— А мне откуда знать? Она тут уже была, хоть и не такая большая.

— Нужно кое-что обсудить, — Твайлайт шёпотом позвала всех в круг, — что будем с ним делать? Он, вроде бы, безопасен в этой форме, да и вообще более-менее не враждебен, но все же...

— О чем ты, Твайлайт? Этот Рубиликс, или как там его, нас чуть по стенке не размазал, — воспротивилась Эпплджек. — Я скорей начну выращивать груши замест яблок, чем поверю ему.

— Но он же говорил, что не хотел этого, — встала на сторону демона Флаттершай.

— Правда? Когда? Я чёт не слыхала такого.

— А мне он нравится! — запрыгала Пинки.

— Так, девчонки, давайте выслушаем мнение того, кто знаком с этими так называемыми Шушу, — высказалась Твайлайт, и все тут же уставились на меня.

— Ну... — пять секунд я стоял молча, а потом ответил. — Шушу доверять нельзя — это знает каждый. Своими сладкими речами они ослабляют твоё внимание и, когда ты меньше всего ждешь, подчиняют твои тело и разум.

— Вот видишь, — победно улыбнулась Эпплджек.

— Однако, — её улыбка тут же исчезла, — нам всё равно нужно выяснить, как он попал сюда и по возможности отправить его назад. Потому что...

— Потому что неизвестно, сколько ещё подобных ему может попасть в Эквестрию, — закончила за меня Твайлайт. — Да, это имеет смысл.

Все пони и дракон кивнули. Такой аргумент убедил даже Эпплджек, хотя эта идея ей всё равно не нравилась. Хотя, скорее всего, она не нравилась никому, но оранжевая земная пони была единственной, кто говорил об этом. Вот уж точно Элемент Честности.

— Мы поможем тебе, Рубилакс, — Твайлайт Спаркл подошла к мечу, — но только если ты пообещаешь, что не доставишь проблем.

— Разве я просил о помощи? Я и сам справлюсь со своими проблемами!

— Ну хорошо, тогда мы пойдём и оставим тебя тут. Одного, — принцесса развернулась и демонстративно зашагала прочь.

— Эй! Нет! Стой! Я ж пошутил! Погоди! — перспектива снова остаться одному посреди пустыни совсем не понравилась Рубилаксу. Видимо, именно на это Твайлайт и рассчитывала, — но у меня есть одно условие.

— Э не, не тебе нам условия ставить, — тут же заявила Эпплджек.

— Ничего такого. Просто хочу, чтобы меня понесла она, — демон посмотрел на Флаттершай.

— Я? — пегаска была, мягко говоря, удивлена.

— Ага. Ты мне нравишься. Не знаю почему.

— Ну хорошо, — Флаттершай подняла клинок и положила его к себе в сумку.

— Дискорд будет ревновать, — хохотнула Рэинбоу Дэш.

Флаттершай лишь немного смутилась. Через двадцать три секунды все выдвинулись вперед и только я стоял, погружённый в свои мысли. Всё-таки я где-то его видел. Но вот где?

— Эй! Вы ведь не забыли про увальня? — раздался голос из сумки.


— Ты точно уверен, что появился именно здесь? — переспросила Твайлайт Рубилакса.

— Точно, не сомневайся. Я тут два дня лежал не двигаясь, так что единственное, что я видел, это вон тот кактус. Знаешь, чем я себя развлекал? Считал колючки! Так что да, я точно уверен, — голос демона был раздраженным, — и все ещё не могу понять, что вы тут забыли.

— Ищем портал, через который тебя выбросило, — тихо ответил я, — или то, что от него осталось.

Я устроился прямо на том месте, на которое указал меч, и, закрыв глаза, сконцентрировался на вакфу. Теперь его не было в воздухе: наверное, ушло вместе с бурей. Большую часть испускали я и Рубилакс, но было ещё что-то еле уловимое... Сосредоточившись ещё сильнее, я попытался ухватиться за это что-то, последовал за ним. Этот маленький поток был настолько слабым по сравнению с двумя другими источниками, что его легко было принять просто за фоновый шум... Но откуда ему взяться в Эквестрии? Собрав всё внимание именно на нём, я по капле вытаскивал его наружу и...

— Нашел. Энергетический след портала. Он был здесь, но теперь от него почти ничего не осталось... Не знаю, как это можно исп... — внезапно в моей голове будто колокол зазвенел.

Весь мир закружился, и мне показалось, что сейчас мозг превратится в пюре. Наверное, я потерял сознание, потому что когда я открыл глаза я обнаружил, что лежу на спине и все пони нависли надо мной, приводя в чувства.

— Что? Что случилось? — не знаю, кто задал этот вопрос: всё в голове перемешалось.

Я лишь непонимающе уставился вперёд: мне и самому было интересно, что произошло. Скорее всего, просто переутомился, но чтобы настолько...

— Не стоит так напрягать себя, Мильен, — стало немного лучше — теперь я уже мог разобрать, что голос пренадлежит Твайлайт, хотя звучала она как будто под водой.

— Все в порядке, просто немного устал, — еле выговорил я.

— Эээ не, эту песню я знаю, — раздался голос Эпплджек. — Тебе это, поспать надо.

— Значит, мы возвращаемся в город? — радостно спросила Рэрити.

Твайлайт три секунды посмотрела на меня, а потом кивнула. Затем меня уложили рядом с все ещё бессознательным бизоном на некое подобие носилок, что мы соорудили из одежды. Благо из-за отсутствия бури необходимость в ней отпала. Твайлайт, Эпплджек и Рэинбоу Дэш тащили носилки, остальные же просто шли рядом и о чём-то негромко болтали. Но мне пока что не было до этого дела: сейчас мне вообще ничего не хотелось. Я просто лежал на спине и смотрел в безоблачное небо. Такое чистое и голубое, как будто тяжелые грозовые облака были лишь миражом...

Пару раз я проваливался в сон, но когда тебя тащат по земле на куче тряпья, а рядом с тобой устроился громадный лохматый бизон, особо не поспишь. Хотя "увалень", как называл его Рубилакс, всё-таки очнулся, когда мы были на середине пути. Бедняга ничего не помнил, хотя вроде бы понимал, что произошло. Не уверен, что именно он говорил: я практически не слушал разговоры, но, кажется, он упоминал, что его подчинил злой дух. Ну, он практически был прав... Спустя одиннадцать минут три секунды бизон решил идти своим ходом, после чего на носилках остался лишь я один.

И всё-таки, неужели я настолько слаб, что малейшее применение магии отправляет меня в койку? Как же так могло получиться? Хотя, если вспомнить, я вообще не владел магией до того, как проклятый куб появился в моей жизни. И, раз теперь его снова нет... Ох, это слишком сложно! В любом случае это сейчас не важно: я ведь ни на шаг не приблизился к цели.

—Хэй! Мы пришли! — голос Рэинбоу вернул меня к реальности.

Открыв глаза, я понял, что мы действительно были посреди Эпплузы. Теперь она выглядела по-другому: обзор не ограничивался одним офисом шерифа — теперь можно было увидеть, что город довольно большой. И населенный. Повсюду спокойно разгуливали горожане, как будто и не было никакой бури. Каждый пони куда-то спешил или же просто прогуливался, общался и просто веселился. Совсем как в Понивилле, хотя тут было одно отличие – все пони были земными и носили одежду примерно одного стиля.

Бизон, которого, как оказалось, звали Иглбик, в сотый раз высказал свою благодарность и посыпал проклятий на голову духа, что пленил его, после чего отправился на запад – искать свое племя. Поднявшись на ноги, я снова осмотрелся, а потом потер голову и спросил:

— Ну? Что теперь?

— Как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась Твайлайт.

— Терпимо, хотя голова все ещё побаливает. Отдых пошел на пользу, но до полноценного сна не дотягивает… Кстати, энергия портала… я не знаю, как с ней быть – без подходящего заклинания мы не сможем его снова открыть. Кажется, Рубилакс застрял с нами, пока мы что-нибудь не придумаем, — ох, и не стоило мне так резко вставать – едва закончив предложение, я снова грохнулся на носилки с жутким головокружением. — Ан нет, всё ещё плоховато.

— Тогда подожди нас тут, — Твайлайт Спаркл и остальные направились к уже знакомому зданию, — мы лишь скажем, что все улажено и сразу вернемся.

— Хорошо.

Вся шестёрка пони и один дракон ушли, оставив меня сидеть у крыльца. Не знаю, о чем они там говорили, но затянулось это надолго – вот уже прошло пять минут. Десять. Двенадцать и сорок три секунды… Не знаю, послужило ли причиной моё практически беспомощное состояние, в котором я находился последние четыре часа тридцать пять минут четыре секунды или же мне просто было неудобно сидеть на тряпье практически посреди улицы, но я решил снова попробовать подняться на ноги и перенести свой круп на скамейку, что была метрах в пятидесяти отсюда – пустяковая задача. Встав, я тихо пошагал вперед. Буквально спустя пять секунд голова снова начала раскалываться – со мной явно что-то было не так, но понять, что именно, было сейчас невообразимой задачей. Уже хотелось просто упасть и лечь прямо на земле, но раз начал, то нужно и закончить. Шаг. Ещё шаг. Как будто я снова учусь ходить на копытах…

И тут я врезался в какого-то пони – мы оба упали на круп. Просто замечательно! Теперь ещё и извиняться…

Незнакомец поднялся на ноги, отряхнулся, а потом неуклюже протянул мне копыто. Он был совсем маленький – жеребенок, скорее всего, и был одет в плащевую накидку с капюшоном, какие обычно носят, чтобы укрыться от солнца. Внезапно он потерял равновесие и снова упал, хотя тут же поднялся на ноги и снова протянул копыто, чтобы помочь мне, все еще сидящему на земле. Вот только капюшона на нем больше не было, а под ним был… еще один капюшон! Синий! Это же…

— Мистер, вам не хорошо? – спросил жеребёнок голосом, забыть который я не мог никогда.

Весь мир потемнел, и я снова грохнулся в обморок.

Продолжение следует...