Дэшка

Каково это, жить обычной жизнью в реале, если бы рядом с вами воплотилась мечта? Половина рабочего дня вполне обыкновенного человека, который внезапно узнал, что он не одинок в этой вселенной. Написано ради фана прямо на работе в рабочее время, по мотивам общения с другом в QIPе. Посвящается самой крутой пони во вселенной. ДА, Дэши, специально для тебя КАПСОМ - САМОЙ КРУТОЙ! Я свое обещание выполнил, слезь с клавиатуры. ;)

Рэйнбоу Дэш Человеки

My little Sherlock

О многогранной личности Шерлока и ее составляющих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Человеки

Яблочный Дождь

Эта история банальна донельзя - человек попадает в Эквестрию. Правда, в виде пони. Он привыкает к новому телу, к местным жителям. И конечно - банально влюбляется. А ему - отвечают взаимностью...

Эплджек ОС - пони

Что есть счастье ?

Небольшая история одного брони.

Октавия Человеки

Укрытие

Мисс Черили поручила Эппл Блум очень ответственное дело… Очень “ответственное” и дурацкое.

Эплблум

Навеки верная

В результате несчастного случая, произошедшего по вине погодной команды Клаудсдейла, Твайлайт погибает от удара молнии. Но завеса смерти относительно тонка…

Твайлайт Спаркл

Дружбинки

Эквестрия без забот. Здесь вам и жильё подберут, и работу помогут найти, и даже услужливо объяснят, почему не стоит обижать этих странных разноцветных существ, если вы ни сном ни духом о сериале. В общем, очередная псевдоутопия, что тут ещё добавить…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Человеки

Музыка душ

Винил Скрэтч и Октавия - довольно популярная пара в фэндоме. Но как начались эти отношения?

DJ PON-3 Октавия

Время пони

Объединившись, мы можем всё.

Другие пони ОС - пони

Fallout: Equestria — Бремя.

Это история о пони, что будучи рождённым в пустоши, живёт в стойле 113. Естественно, не все коренные жители стойла восприняли это с энтузиазмом, что породило некоторый дискомфорт в жизни нашего героя. Однако, терпеть ему осталось совсем не долго.

Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 3. Учитель Твайлайт Спаркл Глава 5. Сгущающиеся тучи

Глава 4. Шоу с Пони, Собакой и Кселором

Глава о финансовых проблемах, недоверии, возвращении в детство и о том, что происходит в местах, где обитают не пони.

Кто-нибудь, дайте мне по лицу лопатой! Почти два месяца! Невероятная задержка. Однако, и глава получилась более объемистой (да еще и с элементами экшена!). Надеюсь, вам понравится. Следующую главу я постараюсь сделать по-меньше, а соответственно и быстрее.

Время быть пони

Глава 4. Шоу с Пони, Собакой и Кселором

Я бежал по деревянному мосту. Густой туман скрывал от меня всё, что находилось дальше пяти метров, так что передвигался я практически вслепую. Было тихо, может, даже слишком: единственные звуки, что я слышал — это топот моих же копыт. Дышать было трудно — пахло гарью. Казалось, мост был бесконечным — я всё бежал и бежал, то и дело натыкаясь на какой-нибудь мусор вроде опавших листьев. Я не знал, далеко ли было до земли — с края можно было увидеть лишь серую дымку.

Вдруг мост под моими копытами сменился на мягкую тёплую землю. Судя по всему, она совсем недавно была выжжена мощным пламенем — повсюду лежал пепел, а иногда можно было наткнуться на обуглившуюся древесину. Понятно, откуда шел запах гари.

Туман стал реже, и я увидел впереди очертания тёмной фигуры, хотя определить, был это пони или же ещё кто-то, оказалось мне не под силу.

— Погоди! — я окликнул его, но, кажется, сделал только хуже — силуэт ускорился.

Что ж, ладно. Направив свое вакфу в рог, я представил место, где хочу оказаться. Вспышка. И вот я стою прямо перед ним...

— Ты! — воскликнул седой старик, скинув с себя капюшон. Человеческая форма Гругалорограна и так казалась не очень внушительной, а в виде пони он вообще выглядел смешно. Вот только он на самом деле не был пони — он был драконом!

Набрав в грудь побольше воздуха, старик выпустил внушительную струю пламени, уничтожающую все на своем пути. К счастью, я уже знал этот трюк, так что, отпрыгнув в сторону, я избежал огненного потока. Вот только теперь я был полностью беззащитен — Гругалорогран уже был готов покончить со мной и в этот раз он не промахнется.

Дракон стоял прямо надо мной:

— Это ты виноват! Ты всё это натворил! Ты не заслуживаешь второго шанса!!!

Я лежал на спине и смотрел на старика — его лишенные зрачков глаза были переполнены ненавистью. Прижав меня копытом к земле, он навис надо мной и, снова сделав глубокий вдох, выпустил огненную струю прямо мне в лицо...


Я проснулся в холодном поту — сердце беспорядочно стучало, по всему телу пробегала дрожь. Всего лишь сон...

Солнце уже встало, но покидать постель мне не хотелось, поэтому, прикрыв глаза, я снова попытался уснуть — у меня было ещё около трёх часов на отдых.

Что же это было? С тех пор, как я оказался в Эквестрии, сон стал неотъемлемой частью моей жизни, занимающей примерно тридцать два процента моего времени. Но сновидения обычно были бессмысленными и размытыми, а их содержание почти никогда не запоминалось. Этот же был... другим. Его вполне можно было назвать кошмаром. Да таким чётким и реалистичным, что у меня до сих пор такое ощущение, что я засунул голову в печку. И этот дракон... Почему именно он? Что же...

Мой поток мыслей прервал стук в дверь.

—Пятнадцать секунд! — громко крикнул я незваному гостю, ждущему у входа.

Встав с кровати, я спустился на первый этаж и подошел к двери. Облако магии окутало замок и, после нескольких поворотов ключа, он был открыт.

— Да? — сказал я, открывая дверь.

— Эмм, здравствуйте. Это вы наш новый часовщик? Ноксимильен?

Передо мной стояла маленькая земная пони желтого цвета и бордовой гривой с огромным алым бантом . Она, видимо, была совсем юным жеребёнком— у нее даже не было кьютимарки (в одной из книг я прочитал, что пони с ними не рождаются, а получают их, когда находят свой "особый талант". Хотя как именно происходит этот процесс, мне всё ещё было непонятно).

— Да, это я, хотя можешь звать меня просто Мильен, — я попытался сделать голос таким, каким его делают при разговоре с маленькими детьми , но, кажется, получилось у меня не очень хорошо — пони лишь приподняла бровь. Повисла недолгая пауза, после которой она улыбнулась, схватила меня за копыто и потрясла его.

— Эпплблум. Приятно познакомиться.

Эпплблум... где же я слышал это имя?..

— Эпплблум, которая сестра Эпплджек?

— Ага! Она мне о вас и рассказала. Можно войти?

— Конечно.

Она пробежала у меня под ногами, от чего я на одну секунду потерял равновесие.

— Так, зачем ты пожаловала?

— Ну, вы ведь чините часы?

Она взглянула на мою метку, и после этого продолжила:

— Пару дней назад мы с подругами пытались получить метки хуфбольных судей. Для этого я взяла часы Бабули Смит — очень старые и дорогие. И, представьте себе, Скуталу умудрилась их сломать! Они перестали работать, а она сказала, что это отличный шанс получить метку часовщика и попыталась сама их починить. И, кажется, у неё ничего не получилось. Вы можете помочь? — она состроила грустную мордашку и достала то, что когда-то было часами.

Теперь же это скорее походило на металлолом, склеенный вместе скотчем и жвачкой. Какой монстр мог сотворить такое?

— Давай, посмотрим, что можно сделать.

Я левитировал к себе то, что Эпплблум держала у себя в копыте. Я сосредоточился на каждой детали часов и не спеша стал вытаскивать их из общей кучи. Шестеренки, пружины, стрелки, куски скотча, стержни — всё это вылетало из механического комка, оставаясь висеть в воздухе. И когда последняя деталь оказалась парящей в воздухе, я всмотрелся в них и вынес вердикт:

— Пациент при смерти, но жить будет, — я левитировал к Эпплблум маленькую шестерню, — видишь это? У неё один зубец сломался. Вам нужно было сразу идти ко мне, а не...

— Извините, пожалуйста. Вы сможете это починить?

— Конечно, мне лишь нужна новая деталь. Ты случайно не знаешь, где в Понивилле можно достать такую?

-Конечно! У Скуталу полно всяких инструментов. Мы часто ими пользуемся, и я точно видела там запчасти от часов.

-Хорошо. Тогда, ты не могла бы принести их сюда?

-Ага!

Она сорвалась с места и, хлопнув дверью, убежала.

Чудная девочка. Активная и жизнерадостная, какими и должны быть все дети. Эпплджек вроде говорила, что Эпплблум и её подруги немного разбираются в механике, но...

Я взглянул на разобранные часы: если бы они были живыми, то сейчас, наверное, попытались бы спрыгнуть с ближайшей крыши.

Через десять минут двадцать секунд за дверью послышались голоса:

— Какой же он часовщик, если у него даже инструментов нет?

— Скуталу, он ведь всего две недели как приехал в город!

— Всё равно я не понимаю, почему он просто не купил их.

Я телекинезом открыл дверь перед двумя жеребятами и ответил на вполне логичный вопрос Скуталу:

— Потому что у меня нет на это денег. Без инструментов работа не идет.

Я взглянул на подругу Эпплблум: пегаска, темно-розовая грива, шерстка рыжего цвета, кьютимарки нет. На спине у нее был красный металлический ящик — инструменты, как я думаю.

— Привет, я Скуталу.

—Мильен. Приятно познакомиться. Можно?

— Конечно, — она улыбалась, но по взгляду было видно, что пегаска не хотела отдавать инструменты в чужие рук... копыта.

Взяв ящик телекинезом, я левитировал все, что там находилось, к себе и стал выбирать.

— Не то, не то, не то, может быть, не то, не то... о, вот эта подойдет!

Сложив всё на место, я сосредоточился на деталях, висящих в воздухе. И, прямо на глазах у нас троих, они, будто некий паззл, начали собираться во что-то единое. Каждый болтик, каждая шестерня становились на свое место. Когда же всё было сделано, я смазал часы маслом, которое нашел в инструментах Скуталу, и завел их. Поднеся механизм к уху, я послушал, как они идут — где-то внутри был нехороший треск — один винтик плохо закреплен. Взяв маленькую отвертку, я осторожно подкрутил разболтавшуюся деталь, после чего снова проверил звук.

Тик-так-тик-так — теперь часы шли превосходно.

— Как-то так, — я улыбнулся и вернул часы Эпплблум.

Она посмотрела на часы, потом на меня и, с радостной улыбкой на лице, обхватила мою шею.

Объятия? Мило.

— Спасибо! Вы мне жизнь спасли! — и, даже не дав мне ответить, Эпплблум схватила механизм и унеслась прочь.

— Простите её, иногда у нее такой ветер в голове. Может, Пинки действительно её родственница? — Скуталу, стоявшая у меня за спиной, напомнила о себе, — вот, возьмите.

Маленькая пегаска достала из-под крыла маленький красный драгоценный камень и протянула мне. Что ж, лучше, чем ничего. А вот если бы...

— Скуталу, слушай, ты не могла бы одолжить мне свои инструменты? Пока не накоплю денег, чтобы купить собственные.

— Но... мне они самой нужны! А вдруг ты их сломаешь?

Кажется, я знаю, как заставить ребенка что-то тебе отдать. У меня самого были дети как-никак. Я нахмурился и посмотрел на нее обиженным взглядом:

— Жадина.

Кажется, она ненадолго впала в ступор.

— Эй! Я же не вчера родилась! На меня такие фокусы не действуют.

Да-да, можешь отнекиваться сколько хочешь — я всё равно тебя сломаю.

— Жадина-жадина-жадина! Такая жадная, что Рэрити в обморок упала бы.

Она ведь Элемент Щедрости, если я не ошибаюсь?

— Неплохо, но я не Свитти Бель.

— Конечно, ты жадина.

— Нет!

— Жааааадина!

— Да нет же!

Она почти сдалась!

— Настолько жадная, что получишь кьютимарку жадины.

Кажется, это был удар по больному месту.

— Ладно!!! Ты победил, — она задумалась, после чего добавила: — но просто так я тебе инструменты не дам. Пока ты пользуешься моими инструментами, я буду следить, чтобы ты их не сломал. Ты ведь не против моей компании?

— Не против.

Победа! Я её сделал! Я мысленно ударил самому себе по копытам и станцевал победный танец. Не могу поверить, что... что со мной? Веду себя как ребёнок — радуюсь тому, что переспорил маленькую кобылку. С тех пор, как я оказался в этом месте, старался вести более-менее разумно и рассудительно, но сейчас... Что ж, это... интересно.

— Только вот есть одна проблема: Эпплблум была моим первым клиентом за всё время. Дела, признаюсь, идут не очень.

— Значит, тебе нужна реклама! Метконосцы-рекламодатели спешат на помощь! Пойдем, мы придумаем, что можно сделать.

Выйдя из дома, я закрыл дверь и зашагал за Скуталу.

— Мильен, как думаешь, как бы выглядела метка жадины? — задала пегаска вопрос, который явно ее мучал.

— Не знаю, может, бриллиантовая корона?

Скуталу аж передернуло от моего предположения.

В эту часть города я заходил лишь один раз, однако знал, куда мы направляемся — ферма Яблочные Акры. Ничего, кроме неё, дальше по улице не было. Интересно, что мы там забыли? Может, она хочет позвать Эпплблум с собой?

В любом случае я скоро это узнаю — обычные деревья постепенно начали сменяться на яблони, а вдалеке показались деревянные ворота, служащие входом на ферму.

— Подожди тут, я сгоняю за Эпплблум.

— Без проблем.

— Отлично, — уже в десяти метрах от меня сказала Скуталу и убежала в сторону постройки красного цвета, что виднелась за фруктовыми деревьями.

Что ж, ладно, подожду тут. Я немного потоптался на месте, осмотрел пейзаж, посчитал облака, после чего просто сел под одним из деревьев и сорвал телекинезом яблоко.

— Ну, Твайлайт, ты же не можешь отрицать, что Мильен не самый обыкновенный, ничем не выделяющийся единорог!

— Рэинбоу, почему ты так завелась? Тебе же он, вроде как, понравился?

Это они обо мне говорят? Знаю, подслушивать нехорошо, но... Надеясь, что вспышку света не заметят, я телепортировался в крону дерева — листва достаточно густая, чтобы скрыть меня от посторонних глаз.

— Да, он классный парень — этого не отнять, но тебе не кажется, что он слишком уж крут? Победа над гидрой — занятие не для часовщика.

— В этом я должна согласиться с Рэинбоу Дэш, — этот акцент в голосе явно принадлежал Эпплджек, — Мильен — славный парень, и подозревать его в чем-то плохом глупо, но мы слишком мало о нём знаем. И эта его магия... Может, если бы мы знали всю его историю, всё встало бы на свои места?

— Я не хочу спрашивать у него о том, что больно вспоминать.

— А вдруг он шпион? Или чейнджлинг?

— Рэинбоу, ты опять за свое? Почему ты... стоп, я поняла! Ты ему завидуешь.

— Что? Я... я не завидую! Я самая потрясная! Просто... ну... сама вспомни, может, Мильен делал или говорил что-нибудь странное?

— Ну, он оговаривался пару-тройку раз — вспоминал какого-то Кселора и ещё несколько незнакомых мне слов, — в голосе Твайлайт появились сомнения.

— И что, ты просто закроешь на это глаза?

— Нет, но мы не должны подозревать или бояться того, кто просто странновато себя ведет — может, в его родной деревне все это было в порядке вещей? Вспомните, что было с Зекорой.

— Агась, пока он не делал ничего действительно подозрительного.

— А магия?

— Дэш, магия у него, может, и странная, но не подозрительная.

— Ты так говоришь только потому, что он тебя ей учит.

— Нет! Рэинбоу, попробуй просто узнать его получше и ты поймешь, что он не, как ты сказала, шпион.

— Ну и как я это сделаю? Я пыталась вытащить его куда-нибудь, но он вечно меня отшивает.

Голоса стали затихать — эти трое уходили все дальше и дальше, так что я сфокусировался и переместился в крону другого дерева, что была ближе к спорящим пони. Устроившись поудобнее, я продолжил слушать.

— Так значит, он тебе нравится, и ты бесишься, потому что Мильен не удивляет тебе внимания!

— ЧТО?! Нет! Эпплджек, это неправда!

Действительно.

Вдруг ветви дерева подо мной зашевелились. Неужели мое укрытие обнаружили? Я повернул голову, чтобы узнать, в чем же дело и... там была Пинки. И, кажется, она была удивлена не меньше меня. Она набрала полную грудь воздуха — сейчас последует ее высокий возглас и тогда меня уж точно раскроют. Я не мог этого допустить, поэтому сделал первое, что пришло в голову — засунул копыто ей в рот. И это сработало — она издала неразборчивые, но достаточно тихие звуки, после чего просто вопросительно на меня уставилась. Ох, спасибо тебе, Эпплджек!

— Пинки, прошу, не кричи. Ты можешь говорить тихо? — чуть ли не шепотом сказал я.

Она кивнула, и я убрал копыто.

— Что ты тут делаешь?

Ну и что мне ей ответить?

— Хорошо, я скажу, только пообещай, что никому не расскажешь. Это очень важно.

— Клянусь, что никому не разболтаю твой секрет, Мильен, — прошептала Пинки Пай и зачем-то воткнула себе в глаз кекс. Откуда она его взяла?

И я рассказал ей обо всем, что случилось с тех пор, как Скуталу оставила меня одного. Розовая пони внимательно меня слушала и, когда я закончил, лишь покачала головой.

— А что ты здесь делаешь, кстати говоря?

— Я? Нууууу... я ем яблоки! Только Эпплджек не говори.

— Почему? Разве она не даст тебе их просто так?

— Нет! Это так не работает. По легенде, что Бабуля Пай рассказывала мне в детстве, яблоки в два раза вкуснее, если хозяин не знает, что ты их ешь.

Что за глупая легенда?

— Хорошо, я не скажу Эпплджек.

— Отлично, — Пинки улыбнулась и исчезла в листве.

Конечно же, тройка пони, которых я подслушивал, давным-давно ушла в неизвестном мне направлении, так что я просто вернулся под дерево — благо Скуталу ещё не вернулась.

К счастью, ожидание продлилось недолго — спустя четыре минуты сорок секунд она вместе с Эпплблум появилась на дороге. Пони с бантом выглядела недовольной – она ведь только что вернулась домой, а ее уже снова куда-то тащат. Понятно, почему Скуталу столько отсутствовала. Дальше наш путь лежал в глубь яблочного сада. Когда мы пришли, я обнаружил небольшой домик, построенный на дереве.

— Эпплблум! Скуталу! Я вас весь день жду! Кажется, у меня есть идея, — из окна выглянула белая единорожка одного возраста с уже знакомыми мне пони. Думаю, это сестра Рэрити — уж слишком она на неё похожа.

— Ой, простите, не знала, что у нас гости. Я Свитти Бель, а вы?..

— Мильен, приятно познакомиться.

— Так, Скуталу, зачем ты нас собрала? — подала голос Эпплблум.

— Пойдём внутрь, я всё расскажу, — она посмотрела на меня и добавила: — а ты постой пока здесь.

Не знаю, что они там обсуждали, но моё ожидание закончилось, когда из домика на дереве раздалось громкое "МЕТКОНОСЦЫ-РЕКЛАМОДАТЕЛИ!!! ", после чего все три пони вышли наружу и Скуталу торжественно объявила:

— Мы придумали отличный план, как завлечь к тебе посетителей. Тебе даже ничего не придётся делать!

— И что же это за план?

— Так вот, слушай...


Весь день Метконосцы стояли у моего дома и выкрикивали различные наспех придуманные стишки и лозунги, которые, по идее, должны были завлечь посетителей. На деле же единственными, кого они привлекли, были жители, просящие успокоить эту троицу.

Даже у меня начала болеть голова, но остановить их я не мог — они так увлеклись делом, что даже слушать меня не стали. Пришлось подняться наверх и попытаться не обращать на них внимания, прикрыв уши подушками...

— ПОДХОДИ! НАЛЕТАЙ! ПОЧИНКА ЧАСОВ ПО САМЫМ НИЗКИМ ЦЕНАМ!!!

О, Кселор, пощади меня...

— ТОЛЬКО СЕГОДНЯ И ТОЛЬКО СЕЙЧАС... Оу, здравствуйте, госпожа Мэр. Желаете починить часы?

Мэр? Пришла за оплатой? Но у меня ещё нет денег!

— Именно так, Свитти Бель.

Клиент? Клиент!

Я сорвался с кровати и в синей вспышке переместился на первый этаж. Открыв дверь, я действительно обнаружил там Мэра.

— Здравствуйте, Ноксимильен. Вы не заняты?

— Нет, ну что вы! Проходите, говорите, что вам нужно.

— Не стоит, я к вам ненадолго. Дело в том, что нам привезли новые городские часы для ратуши, но не установили их, а просто оставили у входа. Не могли бы вы...

— Поставить их?

— Да, именно так. Я понимаю, что это огромный труд, поэтому и оплата будет соответствующая.

— Хорошо, но мне нужен аванс...

— Простите, но сейчас я не могу вам заплатить. Только после выполнения

Плохо. Но от такой удачи грех отказываться.

— Ладно, я всё равно согласен.

— Отлично, приступать можете на этой неделе, как освободитесь. До встречи!

— Доброго дня!

Как только она ушла, Метконосцы в один голос воскликнули:

— Ура! У нас получилось! Мы нашли клиента! — они разом посмотрели на собственные бёдра, видимо, в надежде найти там кьютимарку. Но, конечно же, её там не было — не всё так просто, я полагаю.

— Скуталу, это все инструменты, что у тебя есть? — мне нужно было убедиться.

— Да, а что?

— Видишь ли, для установки городских часов твои инструменты не подходят. Так что мне нужны другие.

— Ну, давай их купим.

— Мне не дали аванса, так что на покупку инструментов у меня банально нет денег. Это просто какой-то замкнутый круг! Что же делать?

— Давайте устроим мозговой штурм? – предложила Эпплблум.

Все согласились и начали усердно думать, ходить из стороны в сторону и что-то бормотать про себя. Вдруг у Свитти Бель округлились глаза — к ней только что пришла идея.

— Я знаю, знаю! Мы ведь можем добыть немного драгоценных камней!

Эпплблум, кажется, уловила ее мысль:

— Свитти Бель, ты гений! У нас же совсем недалеко от города есть месторождение самоцветов!

Я не думаю, что все так просто — деньги на земле не валяются:

— И, что, этим никто не пользуется?

— Ну, Рэрити порой ходит туда, если у неё заканчиваются украшения, а так — нет, не пользуются, — ответила Свитти Бель.

— Может, на это есть свои причины?

— Пони просто не умеют их искать, а вот моя сестра владеет заклинанием поиска драгоценностей.

Что ж, это логично, но...

— Так и мы им не владеем.

— Ну, ты ведь можешь попросить её научить тебя? Это заклинание не очень сложное.

Действительно...

— МЕТКОНОСЦЫ ДОБЫТЧИКИ САМОЦВЕТОВ! — раздались восторженные возгласы всех троих, после чего они начали толкать меня в сторону Карусели.


— О, ты зашёл как раз кстати, я уже сама хотела идти за тобой! Твой заказ готов. Ты ведь за ним? — Рэрити встретила нас у порога.

— Вообще-то нет, но раз я уже тут... можно взглянуть?

— Конечно, проходи внутрь.

Скуталу, Свитти Бель и Эпплблум остались снаружи:

— Мы тут подождём, только не задерживайся надолго.

— Точно? Это надолго.

— Да-да, можешь не волноваться.

Я вошёл за белой единорожкой, закрыв за собой дверь. На этот раз беспорядка внутри не было — всё лежало на своих местах, а пол был так начищен, что я мог увидеть в нём своё отражение. Не знаю почему, но теперь мне казалось, что здание бутика внутри намного больше, чем снаружи. И посреди всего этого стоял накрытый белым полотном манекен.

Рог Рэрити засветился нежно-голубым и освещение потускнело.

— Итак, приготовься увидеть первую в истории, самую модную, удобную, изящную и, конечно же, практичную дизайнерскую броню, для создания которой не был использован металл.

Полотно взлетело, открывая моему взору работу Рэрити. Сама же пони-дизайнер, кажется, увлеклась презентацией, забыв о том, что я тут один:

— Посмотрите на прекрасно выполненный жилет, изготовленный из плотной, но лёгкой ткани, защищающей своего носителя как от холодного ветра, так и от палящего Солнца. Позолоченные застёжки не только позволяют лишь за пару секунд надеть броню, но и выглядят не хуже, чем у кантерлотских гвардейцев. Ткань, которая была использована для бинтов, что покрывают практически все открытые части тела, является моей личной разработкой — она не только соответствует, (а может, и превосходит) по прочности униформе Вондерболтов, но и пропитана особым составом, не дающим ткани промокнуть или загореться. Для защиты зрения были использованы особые зачарованные очки, одновременно позволяющие видеть в темноте и оберегающие от ярких вспышек. Кстати, чтобы разбить эти линзы, сделанные из светло-голубого стекла, понадобится сила разъярённого дракона. Плотный шлем сохранит голову от ударов, ушибов, перегрева и лютой метели. Не забыла я и о стиле — вышивка и неповторимый бежево-серый окрас даст фору любому мэйнхэттенскому моднику. Накопытники...

— Стой, можно без накопытников? Думаю, бинтов будет достаточно.

— Что ж, пожалуй, от этого костюм не пострадает, — она сняла их с манекена. — Ну как, тебе нравится?

Я ещё немного был в лёгком шоке от того, что я увидел и услышал. И, когда тот прошёл, мое тело переполнили смешанные, но очень сильные эмоции. Не знаю, как именно можно было их назвать. Радость? Восторг? Как называется то чувство, когда хочется выбежать на улицу и спеть какую-нибудь жизнерадостную песню? Но я изо всех сил сдерживал эти странные позывы, ограничиваясь лишь улыбкой.

— Оно прекрасно! Ты лучшая, Рэрити, спасибо тебе!

— Не стоит, правда. Мне самой было очень приятно работать с таким необычным заказом. Может, когда-нибудь благодаря твоему дизайну я выпущу линейку боевой формы для королевской гвардии.

Но я уже её не слушал. Знаю, это невежливо, но мне так хотелось примерить эту красоту, что, пока Рэрити продолжала говорить, я уже раздел манекен и начал наматывать бинты на передние копыта. Это оказалось намного легче, чем я думал — может, из-за телекинеза, а может, из-за особого материала, о котором говорила единорожка. За бинтами последовал жилет, а когда надел и его, наступила очередь головного убора. Я снял старый шлем, что подарила мне Рэрити (и с которым я практически не расставался) и положил его в сумку, очень удобно пришитую с левой стороны. Заматывать лицо и надевать очки я не стал — сейчас это было не нужно.

— Решил сразу примерить? Ты же говорил, что она для особых случаев?

— Ну, мне же нужно её опробовать?

— Да-да, конечно.

— Ну, я тогда пойду?

Я направился к двери и уже хотел было выбежать из бутика, чтобы похвастаться обновкой перед Метконосцами (не представляю, откуда у меня взялось такое желание — оно, как и многие другие чувства, было для меня совершенно новым), но белая единорожка окликнула меня:

— Погоди, ты ведь хотел что-то!

А, чуть не забыл.

— Точно…


— И что, ты за полчаса смог выучить заклинание поиска? — спросила Свитти Бель, когда вопросы о моём обмундировании закончились.

— Вообще-то, за двадцать три минуты сорок секунд.

— Отлично! Теперь мы с легкостью получим метки кладоискателей. Интересно, как они выглядят?

— Наверное, драгоценные камни, — предположила Скуталу.

— Прямо как у Рэрити??? — удивилась маленькая единорожка.

— Ну, она же получила кьютимарку, когда нашла кучу самоцветов?

— Ты права! — глаза Свитти Бель загорелись энтузиазмом, и она сильно ускорила шаг. — Пошли, чего вы ждете?!

— Она всегда хотела быть похожей на сестру, — негромко сказала мне Эпплблум.

Когда мы уже подходили к окраине города, меня остановил зов природы. Я попросил девчонок подождать и побежал в близлежащее кафе в надежде найти туалет. И, к счастью, он там был, однако пришлось немного повозиться.

Когда с этим было покончено, я пошёл обратно к Метконосцам и обнаружил довольно некрасивую картину: рядом с ними стояли две пони примерно их возраста и говорили явно недружелюбным тоном. Одна была то ли светло-сиреневая, то ли бледно-розовая с двуцветной гривой и маленькой блестящей короной на голове. Точно такая же была на её метке. Другая была серая со светлыми волосами, заплетенными в косичку, и большими, но довольно красивыми очками. Содержание метки второй я понять не смог — мне почему-то казалось, что это ложка, но какой талант может обозначаться ложкой? Поедание супа? Эти две маленькие пони ходили вокруг моих юных друзей (я ведь могу их так называть?) и всячески дразнили их. Девчонки старательно их игнорировали но было видно, что скоро поток всяческих оскорблений и насмешек, исходивший от двух задир, пробьет шаткую защиту Метконосцев.

Нужно было что-то делать. Если эти двое хоть немного похожи на детей Мира Двенадцати, то просто вмешаться — не вариант. Они сочтут Метконосцев ябедами и трусишками, жалующимися взрослым и не способными постоять за себя. Нет, нужно было проучить их по-другому, но не слишком сильно — они всё же дети.

Идея! Мой рог засветился, и мягкое голубое сияние окутало тело. Прошу, пусть всё получится... Вспышка — и вот я уже снова стою на земле. Но теперь я был намного меньше — заклинание возраста сработало так, как ему и положено. Теперь я был одного возраста с Эпплблум, Скуталу и Свитти Бель, и если я вмешаюсь, то это не будет считаться за помощь взрослого. Эта странная детская логика... Двести лет прошло, а я всё ещё помню, как она работает.

Убедившись, что выгляжу так, как подобает, я двинулся к пятерым пони, что стояли за углом.

— Посмотри, Сильвер Спун, эти пустобокие думают, что кто-то на самом деле возьмет их к себе в помощники! Да им же только свиней на ферме мыть!

— Эй! Это очень важная работа, чтоб ты знала! — Эпплблум отбивалась, как могла.

— Да, конечно! Стоп, а ты ещё кто? — пони с короной заметила, как я приближаюсь к ним.

Метконосцы буквально потеряли дар речи от увиденного — они не были готовы к такому моему виду. Двух других пони удивила лишь моя одежда.

— Ты что, водишься с этими пустобокими? И ты ведь в курсе, что Ночь Кошмаров ещё не скоро?

Я незаметно подмигнул Метконосцам, всё ещё находящимся в ступоре от происходящего.

— Да, а у тебя есть с этим проблемы? — ух ты, мой голос стал еще более странным.

— Ха, так ты ещё один член их так называемого «клуба пустышек»? Спун, посмотри, они нашли себе ещё одного. И он даже глупее остальных! Что это за мусор ты на себя напялил?

Мусор? Лаааадно!

— Слушай, тебя что, никто не учил манерам? Ты, наверное, выросла в какой-нибудь пещере среди древесных волков?

— Да как ты смеешь! Мой папа самый богатый пони в этом городе!

— Но ведь его тут нет. Тут только я, ты, мои друзья и твоя молчаливая подруга. Спун, верно?

— Сильвер Спун вообще-то, — натянуто улыбнулась пони в очках. Все же я был прав: это ложка.

— Сильвер Спун, слушай, тебе ещё не надоела эта задира? Она ведь использует тебя.

 — Нууу...

— Не слушай его, Спун! — вмешалась вторая, — А ты... зачем тебе всё это? Ты ведь мог бы присоединиться к нам. Поверь, это намного лучше, чем водиться с этими пустобокими.

Все взгляды устремились ко мне в ожидании реакции.

— Хммм... Пожалуй, я откажусь, — мой рог вспыхнул, и по пространству прошлась волна, заморозившая всё вокруг меня.

— А теперь послушайте, вы кроме этого сейчас больше ни на что не способны. Эти пони — мои друзья и я не позволю кому-либо их обижать!

Я коснулся передними копытами спин этих двух застывших девчонок, после чего вместе с ними телепортировался на крышу ближайшего здания. Телепортация вместе с кем-то намного сложнее обычной, но она всё же возможна. Назад я вернулся уже один — оставить их на крыше казалось мне правильным. Это не сильно на них повлияет, однако, проведя там некоторое время (пока какой-нибудь пегас не снимет их), они поймут, что я могу сделать, если захочу.

Я отменил заклинание времени и повернулся к меткоискателям — они были, мягко говоря, удивлены.

— Вааау!.. А как ты?.. А почему ты... — посыпались вопросы сразу от всех троих.

— Заклинание возраста и пару фокусов со временем. Я хорошо справился? Не переборщил?

— Не, — отозвалась Скуталу, — в самый раз.

— Хорошо, а то я боялся напугать их до слез. Представляю, какой был бы потом скандал. Ну что, идём?

— Погоди, ты ничего не забыл? — напомнила мне Свитти Бель.

— Действительно.

Я напрягся, из моего рога полился светло-голубой свет и... всё. На большее у меня не хватило сил — видимо, в этом мире мой запас энергии сильно ограничен, а я, как последний иоп, истратил её на запугивание маленьких школьниц! И теперь я не могу превратиться обратно!

— Эмм, кажется у меня проблема…


Я люблю детей. Серьёзно, они самая большая радость в жизни. До того, как в моей жизни появился элиокуб, я всегда старался быть хорошим родителем — трудился не покладая рук, чтобы прокормить их, но и не забывал проводить с семьей свободные часы. Я очень сильно скучаю по тем временам и, наверное, именно поэтому согласился на это маленькое приключение с Метконосцами. Но как бы я не любил детей, застрять в маленьком теле жеребёнка ну никак не входило в мои планы. Что ж, это хотя бы не навсегда — рано или поздно мой запас сил восстановится, и я смогу превратиться обратно. Главное, чтобы это не продлилось слишком долго. К счастью, магии все ещё хватало на простейшие волшебство вроде левитации или поиска, так что пока я жду, можно сделать то, что мы и хотели — раздобыть пару драгоценных камней...

Или не пару. Придя на нужное место, указанное Свитти Бель, я сотворил заклинание поиска. В этот же момент несколько кучек драгоценностей засветились и стали видны прямо через землю. Их тут было намного больше, чем я думал, да и собирать их было совсем просто — нужно было лишь немного копнуть землю.

— Видите! Что я говорила? — Свитти Бель явно была довольна собой.

— Давайте уже собирать камни! — воскликнула Эпплблум и побежала к первой кучке драгоценностей, на которую я указал.

Остальные поддержали эту мысль и последовали за подругой, мне лишь оставалось помечать места, где нужно копать. И вот показались на свет первые самоцветы: там были и рубины, и изумруды, и бирюза... И ещё куча всевозможных камушков всех цветов радуги. Мы набивали ими сумки и карманы, но их было так много, что вскоре мне пришлось просто держать их в воздухе с помощью левитации — это не шло на пользу моему и так измотанному рогу, но других вариантов не было. И, спустя сорок минут тринадцать секунд драгоценностей стало более чем достаточно, потому мы решили заканчивать и идти домой.

— Почему я не получила метку? Я же так старалась! — Свитти Бель явно была разочарована.

— Не ты одна, — поддержала её Скуталу. — Может, это всё-таки не наше призвание? Нужно попробовать что-нибудь другое. Борьба с насекомыми?

— Но у нас нет насекомых-вредителей! — возразила Эпплблум.

— Ну да... а если они вдруг появятся? Слушайте, вы случайно не знаете, где можно найти пара... — Скуталу оборвалась на полуслове. — О, смотрите, ещё самоцветы!

Она рванула вперед. Посмотрев в том направлении, я увидел небольшую горку алмазов, просто лежащих на земле. Маленькая пегаска подбежала к блестяшкам и помахала нам передним копытом, показывая, что всё в порядке. Но нутро кричало мне, что что-то не так — алмазы не должны просто лежать на земле.

— Скуталу! Возвращайся! — крикнул я, но эта пони меня, кажется, не слышала.

И тут появилось оно. Здоровенное существо вынырнуло из земли, будто та была на самом деле жидкостью. У него были огромные передние лапы с острыми когтями на конце и малюсенькие задние, на которых оно стояло. Одежда существа состояла из ошейника, украшенного бриллиантами и черной куртки, выпачканной в грязи и кое-где порванной. Земля под копытами задрожала, и сзади нас появилось ещё три таких же твари: они были чуть меньше по размерам, но выглядели не менее устрашающе.

— Хватай их, р-ребята! — воскликнул тот, что был возле Скуталу, и остальные послушно набросились на Метконосцев и меня.

Все это очень, очень плохо! Собрав все свои силы, я попытался если не остановить, то хотя бы замедлить поток времени, но из моего рога вырвалась лишь пара искр.

— Эй! Что вы делаете? — ещё не осознав происходящее, недоумевала Свитти Бель.

Существа схватили детей своими огромными лапищами и точно так же, как и появились, исчезли под толщей земли. Остался лишь один — тот, который должен был забрать меня. Этот, в отличие от остальных, был совсем маленьким — чуть выше, чем я.

— Давай, иди сюда, маленький странный пони. Я тебя не обижу, — он явно зачем-то медлил. Может, он просто был менее опытен , в отличие от своих соплеменников, а может, хотел поиграть с добычей.

— Кто вы такие? Куда вы их забрали? — знаю, он не должен мне отвечать, но на его месте я хотя бы представился. Я ведь был на его месте когда-то.

— Мы бриллиантовые псы. Эта наша территория, а вы пришли сюда и начал собирать наши камни! Теперь будете копать для нас!

Издав негромкий рык, пес бросился вперед. К счастью, он оказался достаточно нерасторопным, чтобы я мог увернуться от его захвата. Оказавшись слева от монстра, я не придумал ничего лучше, чем лягнуть его задними копытами в бок. Будь я сейчас нормального размера, пёс наверняка бы упал, хватая воздух, но, к моему огромному разочарованию, он лишь немного пошатнулся. Сопротивление с моей стороны, кажется, раззадорило его, и пес с разворота попытался ударить меня своей длиннющей рукой. Вовремя пригнувшись, я увернулся и снова лягнул его, но теперь в открывшийся для удара живот. Наверное, это было больно — пёс взвыл и упал, держась за больное место.

Это был мой шанс. Оттолкнувшись всеми четырьмя ногами от земли, я прыгнул ему на спину. Но у бриллиантового пса были другие планы — увидев, что я собираюсь сделать, он занес лапы над головой. Я не мог остановить свой прыжок, и противник это понимал, поэтому, как только мое тело оказалось достаточно близко, две гигантские, будто ковши, ручищи впечатали меня в землю.

Что ж, это было больно, но я всё равно должен отдать Рэрити должное — без её хоть и лёгкой, но всё же брони, от меня сейчас осталось бы мокрое место. Всё тело болело, голова, казалось, побывала между двумя шестернями. Может, будь я сейчас в нормальном состоянии, этот удар и не нанёс бы таких ощутимых повреждений...

Но времени лежать и думать не было — тень бриллиантового пса нависла надо мной, и ничего хорошего это не предвещало. Если я попытаюсь встать, он тут же снова отправит меня в нокаут, поэтому нужно было придумать что-то другое.

— Ты очень-очень плохой маленький пони! Тебя нужно научить, как вести себя со старшими!

Ха-ха, ну да.

Замешкавшись, противник дал мне время придумать план, так что как только он снова занёс руку, я обхватил телекинезом его ногу и вывел пса из равновесия. Никак не ожидая от меня такого грязного приема, он упал на спину, ударившись головой о камень. По его злобному рыку я понял, что это было неимоверно больно.

В этот момент у меня появился шанс встать на копыта, и я немедленно им воспользовался. Нужно было увеличить дистанцию между нами — сражения в ближнем бою не лучшая моя сторона, хоть и не самая худшая.

Оказавшись где-то в пяти метрах от приходящего в себя пса, я начал думать о дальнейших действиях. Убежать и позвать на помощь? Попытать счастья в копытопашной? Попробовать победить с помощью остатков магии? Испечь пирог и попытаться помириться? Нет, нужно, во что бы то ни стало вернуть...

Вдруг мою голову пронзила резкая тупая боль, будто с неба упала наковальня. Даже шлем не защитил от мощного удара сзади и я, упав на спину, потерял сознание. Последним, что я помнил, была фигура того огромного бриллиантового пса в чёрном жилете.


Струя огня прошла в нескольких сантиметрах над моей головой, подпалив волосы на макушке. Дракон явно не спешил меня убивать — он мог бы просто взлететь и испепелить меня с воздуха, но почему-то ящер решил сделать небольшую пробежку по лесу. Тем лучше для меня — его короткие ноги не позволяли развить большую скорость, да и деревья, то и дело встающие у него на пути, отдаляли дракона от желанной цели. Но он все пёр и пёр вперед, будто поезд, набравший ход и не способный остановиться. Расстояние между нами потихоньку сокращалось, и это не сулило мне ничего хорошего — Гругалорогран был настроен на полную победу.

— Сдайся! Ты это заслужил! — крикнула огромная темная ящерица в перерыве между огненными залпами.

— Нет! У меня есть шанс всё исправить!

— Смирись, мёртвых не вернуть! Ты лишь причинишь ещё больше страданий!

— НЕТ! Этого не будет! — крикнул я уже скорее самому себе, чем дракону, который в любом случае попытается меня съесть.

Вдруг земля под копытами треснула и провалилась, а вместе с ней и я. Падать пришлось долго, но, к счастью, упал я на что-то мягкое. Поднявшись на ноги, я осмотрелся: какая-то пещера, всюду покрытая заросшими корнями. Сверху доносился крошечный пучок света, освещающий небольшой лаз в углу. Сглотнув, я пролез внутрь, освещая магией путь.

Холодная и влажная земля постепенно сменялась что-то твёрдое. Но это был не камень, нет, скорее... кости? Почему-то у меня резко отпало желание проверять, насколько глубока эта нора, хоть сзади меня и ждал огнедышащий дракон. Но я все равно продолжал двигаться вперед. Под копытами неприятно хрустело, а грива то и дело цеплялась за торчащие из земли корни, но я не обращал ни на что внимание — нужно было просто ползти.

Вдруг лаз резко закончился, и я оказался в просторной темной комнате, стены которой были покрыты... глазами? Огромные светящиеся зрачки устремились в мою сторону — они все следили за мной. В этот момент я пожалел, что не вернулся к дракону, но отступать было поздно...

— Предатель. Самозванец. Шпион. Лжец, — раздался шепот, исходивший со всех сторон.

— Мы доверились тебе, а ты завел их в ловушку! Ты виноват в том, что с ними случилось! Вернись туда, откуда выполз! Ты не достоин... Ты уничтожаешь всё, к чему приближаешься!

— Нет! Я не виноват! В этот раз это не моя вина!!! — заорал я во все горло, пытаясь перекричать говорящие стены.

Вдруг все глаза резко закрылись и исчезли в толще земли. Голоса стихли, оставив меня наедине с мрачной беспросветной комнатой, в которой не осталось ничего, кроме тишины.

— Неужели? А ты принес бы этих пони в жертву, если бы это вернуло к жизни нашу семью? — этот голос, раздавшийся из дальнего конца комнаты, был знаком мне как никому другому. Это был мой голос.

Он был облачен в мою старую броню, из его груди и глаз выходило голубое свечение. Нокс — моё безумное я, которое Кселор оградил стеной. Что он здесь делал?

— О, я живу здесь. Ты живешь здесь. Это бренное четвероногое тело стало тюрьмой для тебя, а ты и рад в нём оказаться! Посмотри на себя!!! Ты забыл, зачем ты здесь! Стал слишком мягким!

— Нет! Я не такой как ты!

— Правда?

Вдруг комнату озарил яркий свет, и каждая ее часть стала отчетливо видна. Но никакого Нокса не стояло в углу — нет, там стояло зеркало.

— Я не причиню никому вреда! Спасение нескольких умерших не стоит жизней других!

— Ты лжёшь. И, что хуже, ты лжёшь самому себе.

Мое сознание окутала ярость. Всем сердцем я желал просто заткнуть этот противный мне голос.

— Правда глаза колет?

Это было последней каплей. Схватив первое, что попалось под копыто, я начал со всей жестокостью крошить ненавистное стекло в пыль.

Ярость. Гнев. Ненависть. Самые дикие, самые первобытные эмоции, на которые способно каждое живое существо. Что со мной? С тех пор, как я превратился в пони, я с каждым днем становлюсь более человечным (это даже немного иронично). Но эти эмоции мне совсем не нравятся. Они кажутся... неправильными.

— А ведь тебе придется выбрать, — раздался голос Гругалорограна у меня из-за спины, после чего комнату наполнила струя пламени.


Открыв глаза, я обнаружил, что нахожусь в каком-то тёмном помещении. Единственным источником света была маленькая, еле горящая свечка, вокруг которой сидело четверо пони. Когда мои глаза привыкли к полутьме, я смог узнать в них трёх Метконосцев и Рэинбоу Дэш.

Что она тут делала? Что мы тут делали? Где мы вообще?

Я попытался встать на ноги и подойти к ним, но у моего тела были другие планы — как только я поднялся, в моей голове как будто прозвенел колокол. Кажется, меня очень сильно ударили по затылку. Надо бы показаться энири... врачу, когда выберусь отсюда. Вот только откуда отсюда? Я осмотрелся: каменные стены, металлическая решетка, старая грязная миска с тем, что даже едой назвать сложно — кажется, я в тюрьме.

— Ой, смотрите, он очнулся! — воскликнула Свитти Бель.

Я снова попытался встать, и в этот раз мне это удалось, однако тут же на меня налетела Рэинбоу Дэш, повалив меня обратно и снова вызвав звон в голове.

— Ты о чём думал? Повел трёх жеребят в такое место! Да ещё и сам стал мелким! Надавать бы тебе по твоей пустой голове, да ты уже по ней получил, как я погляжу.

— Извини, я не знал...

— Не знал он! А спросить влом было?

— Я... погоди, а ты-то что тут делаешь?

— Нуууу... — она немного замешкалась с ответом, но, в конце концов, решилась сказать честно, — я за вами следила.

— Что? Зачем?

— Ну, я думала, что ты что-то задумал, — каждое слово давалось Рэинбоу с трудом, — прости, я всего лишь не хотела, чтобы ты навредил моим друзьям.

— И я навредил... Теперь мы сидим тут. Кстати, а где именно мы находимся?

Рэинбоу, кажется, очень хорошо знала эти места:

— Это пещеры под долиной. В них псы живут и добывают свои бриллианты.

— Хорошо, ты знаешь, как отсюда выбраться?

— Не имею ни малейшего понятия. Тут настоящий лабиринт. А ещё я, кажется, вывихнула крыло, когда меня схватили.

— Это плохо, да? И что эти псы от нас хотят?

— Как что? Будешь копать для них самоцветы, как делал это наверху.

Н-да. Перспектива не из лучших.

— Что же мы сидим на месте? Нужно выбираться! — подала голос Скуталу.

— Может, ты не заметила, но мы в клетке, — пробурчала в ответ Эпплблум.

Я взглянул на дверь решетки — старый ржавый замок казался крепким, но я мог бы вскрыть его, если бы было чем залезть в механизм... погодите-ка!

— Дайте мне немного времени...

— Что ты задумал? — вопросительно посмотрела на меня Рэинбоу.

Я не ответил. Сосредоточившись на замке, я окутал магией каждую деталь механизма. Щелчок, ещё один, ещё... Ржавый металл упирался и скрипел, но в конце концов сдался. Замок грохнулся на каменный пол, открывая нам путь на свободу.

— Круто! — воскликнули Рэинбоу и Скуталу в один голос.

— Тшшш. Нам нужно быть как можно тише, если мы хотим выбраться отсюда и не попасться никому на глаза.

— Хорошо, но потом ты всё мне расскажешь. И откуда у тебя такая странная шмагия, и почему ты умеешь вскрывать замки, и...

— Да-да, обязательно расскажу. В свое время, — солгал я. Или не солгал? В последнее время мне кажется, что скрывать свое происхождение не самая удачная мысль, но...

Так! Ноксимильен! Сейчас у тебя есть дела поважнее! Обдумаешь всё, когда выберемся отсюда!

— Вы идете или как? — раздался голос снаружи камеры. Пока мы говорили, Метконосцы уже выбрались и ждали нас с другой стороны решетки.

Выходя из камеры, я споткнулся и упал на грязный холодный пол. В этом месте было неимоверно темно! Если я ничего не придумаю, то к тому моменту, как мы окажемся снаружи, все мы будем в синяках. И тут меня осенило: у меня же есть чудо-очки Рэрити! Они всё ещё на моей голове! Я надел голубые окуляры и мир тут же преобразился. Все приобрело нежно-морской оттенок, и теперь каждая деталь, каждый камушек, лежащий на земле, был мне прекрасно виден.

— Рэинбоу, осторожно! — предупредил я пегаску, спасая её от столкновения с выступом на потолке. И как раз вовремя: радужная пони ловко пригнулась, избегая удара по голове.

— Спасибо.

Я осмотрелся: кроме той камеры, из которой мы только что выбрались, рядом было ещё несколько точно таких же. И в одной из них кто-то был! Пленник был закован в кандалы и, кажется, спал. Подойдя поближе, я увидел, что он был бриллиантовым псом: немного худощавый, с крупной передней челюстью, одетый в красный жилет. Что ж, ладно, раз среди своих сородичей он оказался в темнице, то освобождать его уж точно не стоит — мало ли что он натворил?

Уже собираясь уходить, я задел хвостом висящий замок. Тот громко звякнул, и тут же у спящего пса дернулось ухо. Открыв глаза, он уставился на меня: его зеленые глаза чуть ли не светились в темноте. Когда я всё же решил отойти от двери, он окликнул меня:

— Стой, пони, погоди! Прошу, помоги мне! — его голос был слабым — он явно уже давно здесь сидит.

— Эй! Я узнаю этот голос! — воскликнула Рэинбоу Дэш. — Ты! Это же твоя команда похитила Рэрити, так ведь?

— Ноющую пони? Да, но то было давно. Псы больше не похищают пони.

— Ага, как же. А мы что, по-твоему, здесь делаем?

— Это другая стая! Другая стая — другие методы. Они не похожи на мою стаю: слишком злые, слишком жадные. Помогите старине Роверу вернуться к своим, прошу. Псы редко просят помощи у пони.

— За что ты тут? — спросил я странно говорящего пса.

— Другие псы пришли в долину. Прогнали стаю, а меня взяли в плен. Главный пес — Ривз. Мерзкий тип. Сказал, что соберет все камни до последнего. Я бы побил Ривза, но сейчас я слишком слаб. Мне нужно найти свою стаю, найти Спота и Фидо, и мы прогоним Ривза. Но пони должны помочь выбраться из пещер.

— С какой стати? — довольно недоверчиво спросила Рэинбоу.

— Пони не знают дороги. Я знаю. Я могу вывести пони.

Я дёрнул Рэинбоу за копыто:

— Нам нужно посовещаться.

Все впятером мы стали в круг и начали обсуждать наши дальнейшие действия.

— И как мы поступим? Он прав — мы легко заблудимся без того, кто знает эти пещеры.

— Может, проголосуем? — подала идею Эпплблум.

— Отличная идея! Раз так, я за то, чтобы его выпустить. Он нам понадобится, да и выглядит он не таким уж опасным, — высказал я свое личное мнение.

— А я против! — возразила Свитти Бель, — Он похитил мою сестру! Вдруг он возьмется за старое?

— Согласна со Свитти Бель, — подала голос Скуталу, — он не внушает доверия. Да у него когти с меня размером!

— Не суди по внешнему виду, Скут. Помнишь, что было с Зекорой? Я за то, чтобы отпустить Ровера. Просто потому, что это правильно, — проголосовала Эпплблум, а потом добавила: — И не такие уж и большие.

— Что ж, Рэинбоу, выбор за тобой, — обратился я к голубой пегаске, — как ты скажешь, так и будет.

— Я? А может кто-нибудь другой? Я не хочу...

— Осталась только ты. Подумай хорошенько.

— Ох, лаааадно! — она на несколько мгновений замолчала, а по ее лицу было видно, что она невероятно боится выбрать неправильно, потому метается от одного решения к другому. Но она, конечно же, никогда этого не признает. В конце концов, она сделала глубокий вдох и высказала то, что надумала:

— Ему нельзя доверять. А ещё он мне не нравится. Но Эпплблум права — мы не можем просто бросить Ровера тут. Флаттершай была бы против, и если она узнает, то месяц не будет со мной говорить. Выпускай его.

Хмм. Это было... неожиданно. В любом случае решение было принято и я снова начал магией вскрывать замки. Теперь дело шло куда лучше, и уже через две минуты пять секунд я снимал последний браслет с лапы пса.

— А пони не слишком мал для таких умений? — как бы невзначай спросил он.

— Ноксимильен, меня зовут Ноксимильен. И это очень запутанная и смешная история.

— Я хотел бы её узнать.

— Всему своё время.

Кандалы упали на пол, и пёс наконец был свободен. Относительно. Он потёр лапы, после чего вышел из камеры и осмотрел всю нашу компанию.

— Маленькая белая пони пахнет ноющей пони.

— Эй! Рэрити моя сестра! А меня зовут Свитти Бель! Не надо называть меня маленькой! Я уже достаточно взрослая! И вообще...

— Да, я точно вижу, что они сестры. Маленькая пони ноет точно так же.

— Я не ною! Я жа...

Вдруг Ровер резко подскочил к Свитти Бель и одним пальцем закрыл ей рот.

— Я очень сильно прошу Свитти Бель не ныть. Псам больно слушать эти звуки.

— Хорошо, не буду, — улыбнулась единорожка, — а ты не такой страшный.

Ровера это немного удивило — на его лице появилось неоднозначное выражение. Кажется, он обдумывал услышанное.

— Ладно, пора выдвигаться. Нужно выбраться отсюда как можно быстрее.

— Забинтованный маленький пони прав. Скоро стая Ривза увидит, что нас нет в камерах.

— Я же сказал, моё имя Ноксимильен.

— У пони слишком сложные имена.

— Зови меня просто Мильен.

Он не ответил. Встав в начале группы, Ровер начал показывать дорогу через пещеры. Шли мы долго, и за это время я убедился, что отпустить пса было разумным решением — тоннели разветвлялись настолько часто, что я сбился со счета. Спустя час тридцать три минуты сорок шесть секунд мы, наконец, вышли из темных пещер и оказались в... других пещерах.

— Пони должны идти тихо. Здесь псы живут. Нужно пробраться поближе к поверхности, а там я сам прокопаю выход.

— Хорошо, — ответил я и заглянул за угол.

Там, к счастью, никого не было. Однако за следующим поворотом уже стоял пёс-часовой, одетый в черную шипастую броню и вооруженный копьем.

— Я им займусь, — прошептал Ровер.

Пес поднял небольшой камень и бросил его в дальний конец коридора. Часовой, как ему и полагается, пошел проверить источник звука и, повернувшись к нам спиной, получил удар по голове. От этого зрелища звон в моем черепе усилился. Подобрав его копье, Ровер повернулся к нам:

— Стражник спит. Проснется не скоро, но его могут найти. Нужно спешить.

— Хорошо, но следующий, чур, мой, — прошептала Рэинбоу. — Уже копыта чешутся надавать этим...

— Тссссс, — приложил палец ко рту Ровер, — кто-то идёт.

И правда, из-за угла показались двое стражников в такой же броне. Рэинбоу прошмыгнула мимо них и оказалась сзади — даже с больным крылом она была невероятно ловкой. Псы остановились — наверное, почуяли её запах, но было уже поздно: один получил удар по голове и тут же вырубился, а второй заработал в бок задними копытами. Отлетев в нашу сторону, он успел лишь удивленно на нас посмотреть, прежде чем получить от Ровера удар древком копья.

— Неплохо. Для пони.

Дальше всё было еще хуже. Каждые пять-семь минут мы наталкивались на стражников, которых приходилось вырубать. Это просто чудо, что ни один из них не успел поднять тревогу. Пока Ровер и Рэинбоу очищали коридоры, я и Метконосцы плелись сзади — всё, что мы могли сделать — это не мешать взрослым, как бы смешно это не звучало. А ещё все, кроме меня и бриллиантового пса, умудрились минимум три-четыре раза стукнуться головой о что-нибудь твердое. Я их не виню – здесь действительно темно.

Когда мы шли по очередному туннелю пёс резко остановился — его уши встали торчком, а глаза сощурились.

— Нас обнаружили. Псы подняли тревогу. Нужно бежать.

— Но я ничего не слышу! — озвучила мои мысли Рэинбоу Дэш.

— Свист могут слышать только псы. У пони плохой слух, поэтому вы должны мне просто поверить.

— Так что нам делать? — спросил я.

— Пони должны бежать к выходу. Раз псы знают, что мы здесь, то придется бежать через самый короткий путь — главную пещеру. Я предупреждаю вас: в главной пещере очень много псов, так что придется отбиваться. Пони готовы?

Все утвердительно покачали головой и рванули что есть сил вслед за бриллиантовым псом в красном жилете. Теперь Ровер использовал для передвижения и мощные передние лапы, от чего поспевать за ним стало намного тяжелее. Но все справлялись: для Рэинбоу это было не сложнее утренней пробежки, да и Метконосцы держались молодцом. Чего нельзя было сказать обо мне: все еще гудящая голова давала о себе знать. Уже где-то через пятьдесят метров мои коротенькие ноги начали подкашиваться, и я замедлился, задерживая остальных. Заметив это, Ровер, негромко проворчав что-то под нос, схватил меня одной рукой и закинул себе на спину.

Отлично, теперь я выгляжу слабым и беспомощным. Это унизительно.

Добежав до конца очередного туннеля, мы остановились, оказавшись на неком подобии балкона. Впереди было огромное пустое пространство — возможно, раньше здесь было подземное озеро. Узкая тропинка, прилегающая к стене пещеры, вела вниз, но Ровер не спешил спускаться — вместо этого он подошел к краю выступа, на котором мы стояли, и посмотрел вниз.

— Р-р-ривз! — презрительно прорычал пес.

Действительно, внизу можно было увидеть здоровенного пса в черном жилете, раздающего приказы всем окружающим. Там было около двух-трёх десятков бриллиантовых псов и, если я правильно понял план Ровера, нам нужно было пройти прямо через них.

— Эй, вы! А ну стоять! — раздался возглас сзади.

Пёс, на спине которого я сидел, развернулся: из туннеля, по которому мы только что сюда пришли, выбежало девять стражников. Тот, что был почти весь закован в стальную броню, по-видимому, был у них старшим — он бежал впереди и призывал их к атаке.

— Маленький пони должен слезть с моей спины — сейчас будет драка. Не хочешь спрятаться?

— Ровер, я не так мал, как кажется. Я могу драться!

— Тогда пони в бинтах должен защищать остальных маленьких пони. Псы Ривза будут нападать на всех.

Я кивнул и спрыгнул со спины Ровера. Подойдя к Метконосцам, я стал в боевую стойку и сказал:

— Держитесь за мной и не высовывайтесь.

— Эй! Но мы тоже хотим... — начала было Скуталу, но я её остановил:

— Никаких «но»! Я понимаю, что вы достаточно взрослые и самостоятельные, но я не могу допустить, что бы вы пострадали. Вы, эммм... прикрывайте тылы, хорошо? Это очень важное задание и, чтобы справится с ним, нужно быть очень смелыми и ответственными. Кто знает, может, именно в этом и заключается ваш талант?

Они переглянулись, после чего все трое поднесли правое копыто ко лбу и в один голос произнесли:

— Мы вас не подведём!

Стражники выстроились полусферой вокруг нас, отрезав путь к бегству. Старший вышел вперед, обращаясь к Роверу:

— Сдавайтесь, нас тут больше, а ты и твои маленькие пони в западне.

— Я хочу спросить у главного стражника, — серый пес посмотрел на часовых, стоящих чуть поодаль от остальных, и подмигнул, — ты знаешь всех в своем отряде?

— К чему этот вопрос?

— У вас двое лишних! — воскликнул Ровер, как бы призывая кого-то к действию.

И это сработало. Двое часовых, на которых и смотрел пёс в красном жилете, накинулись на своих собратьев. Те никак не ожидали предательства в своих рядах, поэтому прежде, чем они успели отреагировать, их стало на одного меньше — от сильного удара пёс отлетел в сторону, упав с выступа. Высота там достаточно большая, чтобы на долгое время вывести кого-то из строя.

И вот началась настоящая схватка. Рэинбоу выбрала своей целью начальника стражи — запрыгнув к нему на спину, она начала молотить копытами по тяжёлой броне. Это, казалось, приносило псу лишь небольшой дискомфорт, однако он был слишком неповоротливый, чтобы скинуть назойливую пегаску. На металлическом панцире начали появляться первые вмятины. Схватившись за образовавшийся выступ в броне, Рэинбоу Дэш уперлась задними копытами в спину начальника стражи и начала отрывать стальную пластину. На её лбу проступили капельки пота, был слышно, как она рычит и скрипит зубами — она была на пределе. Пёс при этом ничего не мог поделать — массивные латы не позволяли его огромным лапам достать до спины, поэтому он просто мотался из стороны в сторону, пытаясь сбросить настырную пегаску. И вот наконец кусок стали отлетел в сторону, открывая для Рэинбоу голую спину. Тут же последовал удар копытами. Ещё один. И ещё. Затем Рэинбоу отпрыгнула назад, развернулась и с разгону врезала псу по позвоночнику всеми четырьмя копытами. Тяжёлая туша с воем отлетела вниз с балкона. Встав, радужная пегаска демонстративно отряхнула гриву от пыли и вновь ввязалась в драку.

В это же время Ровер, вместе с двумя другими псами, по одному выводили из строя нападающих часовых. И, если стражники Ривза действовали поодиночке, постоянно сталкиваясь и мешая друг другу, то эта троица сражалась более слаженно. Тот, что был покрупнее, всей своей массой набрасывался на часовых, расталкивая их в стороны. Мелкий же постоянно использовал грязные приемы, ставя подножки и хватая псов за хвосты, выводил их из равновесия. Ровер доводил дело до конца, выбивая оставшихся с края выступа. По узкой тропинке к нам прибывали всё новые и новые стражники, но мы пока что справлялись, вырубая их одного за другим.

Вдруг один из псов вместо того, чтобы вместе с остальными сражаться с Ровером или Рэинбоу, решил попытать счастья с противниками поменьше. Наши взгляды встретились в предвкушении драки. Стражник был втрое, а то и вчетверо больше меня, что делало его неимоверно опасным противником. Сейчас никто мне не поможет — остальные и так еле справляются со всё прибывающими бриллиантовыми псами, так что теперь я был один на один с этим грязным зубастым существом. Одно неверное действие — и он разорвет меня пополам, поэтому нужно быть максимально быстрым и ловким. А еще не нужно так долго дума-а-А-А-Т-Ь!!!!

Достав из-за спины какую-то ржавую железяку, пес замахнулся ей, будто мечом. Лезвие, хоть и было тупым, легко могло отправить меня к Кселору. И оно летело прямо на меня!

Нужно срочно что-то сделать! Увернуться? Не успею! Стоп-время? Недостаточно сил! Нужно хоть что-то! Хоть что-нибудь!.. Меч?

Как будто услышав мои просьбы, рог засветился и материализовал прямо перед несущимся на меня ржавым металлом огромную блестящую часовую стрелку, тут же парировавшую удар. От неожиданности стражник отпрянул назад. Теперь я уже не был для него такой простой целью, поэтому пёс больше не будет нападать такими прыжками.

И вот наши клинки скрестились. Всё окружающее пространство заполнил звенящий звук ударов металла об металл. Пес был намного сильнее меня физически, но мне ведь и не нужно было драться с ним напрямую — держа меч магией, я успешно стоял в обороне. Парировав очередную атаку, я сделал подсечку, задев маленькие ноги противника. Думаю, это было больно — пёс взвыл, его глаза налились кровью. Он был очень зол, а нанесённые мной повреждения лишь заставили его немного прихрамывать. Схватив железяку обеими руками, он начал наступать, размахивая лезвием перед собой со всей своей зверской силой. Траекторию его ударов было легко предугадать, но они были слишком мощными — телекинез еле их сдерживал. Если так пойдет и дальше, то моя магия выдохнется уже через несколько оборотов секундной стрелки. Но я не мог ничего сделать — раз за разом на мой клинок обрушивались яростные удары стражника. И с каждым разом я отходил на шаг назад. Ещё удар — ещё шаг назад, ещё — и... Ох, Кселор, а ведь отступать больше некуда!

Мое заднее копыто не нащупало камень под собой — дальше был обрыв. И пёс это знал! Занеся железку над головой, он провёл самую мощную атаку, на какую он только был способен. И это было его ошибкой — он дал мне достаточно времени, чтобы уйти из под удара и, воспользовавшись своими компактными размерами, пролезть прямо у него между ног. Послышался звон врезавшегося в каменный пол металла — это был мой шанс. Замахнувшись клинком, я уже был готов сбросить часового с обрыва, но у него были другие планы — как только мой меч убрался с пути, пёс с разворота рассек воздух своей железякой. Только то, что я был достаточно далеко, спасло меня — ржавый, но всё-таки достаточно острый металл лишь слегка полоснул мою грудь, оставив след из разорванных бинтов. Я отпрянул назад, и бриллиантовый пес вновь попытался совершить выпад, но в этот раз я был готов — заблокировав его клинок своим, я начал подступать ближе. Раздался весьма неприятный скрежет, когда лезвия начали тереться друг о друга, и моему противнику это очень не понравилось — держа клинок лишь левой рукой, правой он попытался закрыть уши.

Сейчас или никогда! Из последних магических сил схватив клинок, я начал наносить быстрые неточные удары, как это делал мой оппонент три минуты сорок девять секунд назад. Но они не были бездумны — нет, я добивался того, чтобы пёс-часовой подошёл поближе к краю балкона. И это работало — бедняга успевал лишь парировать мои многочисленные атаки и потихоньку отступать назад, а я все пёр и пёр на него. Это было даже смешно, учитывая, что я вчетверо меньше по габаритам. Когда его маленькие задние лапы были практически у самого края, свечение, окутывавшее меч, начало мигать, будто перегорала лампочка. Это был сигнал к тому, что пора заканчивать. Занеся клинок над головой, я нанес удар, заставивший пса поднять свои лапы и открыть нижнюю часть тела. В этот же момент я со всех ног побежал прямо к нему. Каково же было его удивление, когда я на полном ходу развернулся на сто восемьдесят градусов, встал на передние копыта и что было мочи в моем жеребячьем теле лягнул его в живот, выбросив с края выступа.

Лежа на холодном каменном полу, я не сразу понял, что победил. Осознание происходящего дошло до меня, лишь когда мой клинок со звоном упал рядом со мной — моя магия окончательно выгорела, делая меня абсолютно беспомощным. Даже меч, немного полежав около моего лица, растворился, будто бы его и не было. Но мне было всё равно. Я устал. Так устал, что даже не слышал звуки всё ещё продолжающейся вокруг битвы — лишь глубокая всепоглощающая тишина. Хотелось просто отключиться прямо здесь — в этой грязной темной пещере, и пусть кто-нибудь другой пытается вытащить всех из когтей Ривза и его шайки. А я устал...

Нет! Ещё не время! Нужно вставать — каждая секунда бесценна! Но я не могу, даже если и захочу...

Собравшись, я сделал то единственное, на что был пока способен — открыл глаза. Всё было в голубых тонах из-за магических очков. Удивительно, как в таком сражении на них не появилось ни одной трещины. Ряды псов-стражников заметно поредели — новые больше не прибывали, а Рэинбоу Дэш и Ровер с напарниками заканчивали с оставшимися. Все были измотаны и ранены, а один из друзей Ровера, тот, что был помельче, держался за бок и сильно хромал. Но всё же мы побеждали! Потом я перевёл взгляд на Метконосцев. Всё это время они, как я их и просил, прикрывали тылы. Я ведь просто хотел, чтобы они не попали к кому-нибудь под горячую руку и держались в стороне от происходящего, а они начали следить за тем, что происходит снизу. Что ж, всё равно лучше, чем быть случайно задавленными.

Вдруг Скуталу резко вскочила и побежала в мою сторону, крича что-то на ходу. Но я по-прежнему ничего не слышал — лишь монотонный звон в моей голове. Она уже стояла прямо передо мной и указывала куда-то, а я, как дурак, лишь недоумевающе смотрел на нее. Точно, на мне ведь очки — она даже не видит, открыты ли у меня глаза! Схватив меня за шею, она потрясла мою голову, отчего звон стал еще сильнее. А я все еще не подавал признаков жизни, оставаясь неподвижным, словно тюфяк. Нужно как-то показать, что я жив, но как?.. Копыта не слушались, даже двинуть губами не получалось... Уже подошли остальные девочки, включая Рэинбоу Дэш, только что расправившуюся с, кажется, последним охранником. Они что-то говорили, кричали на меня, но я видел лишь как они шевелят губами. А потом был удар. Сильный болючий удар прямо по моей мордашке. По идее, это должна была быть просто пощёчина, но Рэинбоу, кажется, банально не рассчитала сил.

— Ну вот, ты его точно вырубила! — возмутилась Эпплблум.

Ох ты! Звук вернулся! Кажется, этот удар вернул меня в чувства.

— Искусственное дыхание я всё равно делать не буду! Может, если ударить посильнее...

— Н-н-не надо... — промычал я.

Ощущения вновь наполняли моё тело. Я чувствовал невероятное жжение в роге, холодный пол подо мной, боль от небольшой царапины на груди. И звуки... Больше не было слышно ни яростных выкриков боя, ни падающих с балкона псов. Лишь какая-то отдаленная мешанина и голоса окружающих меня пони.

— Ты молодец, Мильен. Потрясно справился с тем гадом, — Рэинбоу выглядела уставшей, но всё равно двигалась так, будто это для неё лишь небольшая разминка перед забегом... залетом? Или как это называется?

— Не хочу прерывать вас на такой душевной ноте, — вмешалась Скуталу, — но, как я уже говорила, у нас тут большие проблемы!!! — последние слова она чуть ли не выкрикнула.

Я был слишком измучен, чтобы двигаться самостоятельно, поэтому Рэинбоу Дэш, пробурчав нечто вроде "ты никогда никому об этом не расскажешь" закинула меня к себе на спину. Подойдя к краю обрыва, мы взглянули на то, что так беспокоило Метконосцев. Прямо под нами лежала куча из бриллиантовых псов, зализывающих свои синяки и ушибы — высота, с которой они упали, была не смертельной, но достаточной, чтобы надолго отбить желание продолжать схватку. Потом я перевел взгляд дальше: толпа, что раньше была внизу, заметно поредела — видимо, они по-одному взбирались на балкон по узкой тропке у стены. Но их всё равно было много, а впереди стоял он — Ривз. Злой, как энутроф, у которого украли кошелек. Он больше не отправлял стражников к нам, нет, теперь он просто смотрел на нас и чего-то ждал. Или кого-то. Так или иначе, у нас был небольшой перерыв, которым измотанная и побитая троица псов, что была на нашей стороне, тут же воспользовалась, чтобы поговорить.

— Фидо! Спот! Почему вы здесь? — тяжело дыша, начал Ровер.

— Эй, ты же сам говорил: мы псы, а не мыши, — отозвался тот, что помельче. Кажется, это его звали Спот, — Вот мы и решили тебя вытащить. Без старого доброго Ровера стая распадается. Некоторые уже ушли к Ривзу, но мы продолжаем верить в нашего Ровера. Мы хотели попасть в караул и утроить побег, пока никто не заметил, но ты и без нас справился, как я погляжу. Кстати, что за пони?

— А, эти? Эти пони хорошие — помогли мне сбежать. Знаете, я безумно рад вас видеть, но надо закончить это прямо сейчас. Ривз слишком долго сидел на нашей земле!

— Что ты задумал? — подал голос Фидо.

Но Ровер не ответил. Вместо этого он подошел к краю и во все горло крикнул стоящему внизу псу в чёрном жилете:

— Ну что, может, теперь Ривз будет слушать нас?

— Чего ты хочешь, Ровер? Чтобы я ушел? Ты скинул пару моих ребят с этого выступа и думаешь, что теперь я сбегу, поджав хвост, как это делают пони?

— Но ты и есть пони! Ты прячешься за своими шавками, а сам стоишь внизу и наблюдаешь. Прямо как главная солнечная пони. Или я не прав?!

Что ж, видимо, назвать бриллиантового пса пони было большим оскорблением, потому что Ривз взвинтился не на шутку. Его глаза уже чуть ли не горели ярко-красным от злости, появился оскал, а из ушей, казалось, вот-вот пойдёт пар.

— ААААРРРРР!!! Слушай сюда, щенок!!! — всё, он сорвался, — Никто не смеет называть Ривза пони! Слышишь, никто!!! Раз уж тебе так хочется, давай решим нашу проблему по-собачьи! Ты и я! Здесь! Сейчас! Без помощи стаи и без оружия! Победитель получает все, а проигравший поедет добывать камни для пони!!!

— Ты, что, спятил? — вполголоса заговорил Спот, — Ривз же намного сильнее тебя! А ты не в той форме, чтобы биться с ним один на один! Да он же тебя на куски разорвет, а потом и нас просто ради забавы!

— Погоди, у меня есть план, — в голосе Ровера появилась некая нотка самоуверенности, — Я думаю, что смогу победить Ривза. Фидо! У тебя все еще есть тот бутыль, что мы стащили? Прошу, скажи, что ты не потратил всё...

— Не, все еще есть немного, — здоровяк вытащил из-за пазухи довольно большую емкость, обмотанную пожелтевшей тканью, — но зачем тебе...

— Когда нельзя победить силой, нужно иногда использовать ум. Одна вечно ноющая пони научила меня этому. Даже пони иногда бывают правы.

Ровер на секунду покосил взгляд на Свитти Бель, затем немного ухмыльнулся и резким движением забрал у Фидо бутылку. Затем он вытащил из кармана какую-то тряпку и вылил на нее содержимое сосуда. Тут же появился еле различимый дурманящий запах. Разорвав ткань надвое, Ровер намотал ее себе на лапы. Кажется, я понял его план. Немного нечестно, зато эффективно.

— И это твой план? Повязки? Серьезно? — Спот явно ещё не понял, в чем вся суть. Я его не виню — всё равно по сравнению с остальными псами, что я сегодня встретил, он был просто гением.

— Да, именно так. Я слышал в одной истории, как один стражник так победил сильного врага. Там герой тоже из темницы убегал.

Снова подойдя к обрыву, Ровер крикнул озлобленному Ривзу, ждущему ответа (И как он не убил кого-то, просто чтобы выпустить пар?):

— Ладно, я и мои ребята согласны! Иди сюда и докажи, что ты не пони!

Услышав эти слова, пёс в чёрном жилете злобно оскалился и сорвался с места. Передвигаясь на четырёх конечностях, он набрал настолько большую скорость, что ему даже не пришлось щемиться по узенькой тропке — он просто вскарабкался по стене, пробивая в ней дыры своими мощными когтями. Тридцать пять секунд спустя он буквально вылетел снизу на выступ. Земля сотряслась, когда он приземлился, и я только сейчас понял, насколько Ривз был огромен на самом деле. Он, наверное, сутулился или ещё что, потому что даже громила Фидо оказался на две головы ниже этого бугая.

— Пони должны отойти подальше и не мешать. Твои псы тоже. Только ты и я, Ровер. Кто упадёт, попросит пощады или умрёт — тот проиграл, — в голосе Ривза читались ненависть и злоба, но теперь он не выплескивал их в бездумный крик. Нет, теперь он цедил слова сквозь зубы. Ровер и так сильно вывел из его себя своими выходками, но унизить главаря стаи перед его же парнями — думаю, это кого хочешь разозлит.

Отойдя в сторону, мы начали смотреть на готовящихся к бою бриллиантовых псов. Метконосцы держались сзади, а я наконец слез со спины радужной пони и, как и обещал, начал присматривать за этой троицей жеребят. Они казались уставшими и вымотанными, но все-таки были в порядке. Даже ни одной царапины! Рэинбоу, Фидо и Спот стали чуть ближе. Сейчас всё зависело от Ровера и его плана, а единственное, что оставалось нам — надеяться на его победу.

— Начнем! — гаркнул Ривз и тут же прыгнул на Ровера вперед когтями.

Пес в красном в ответ совершил самое умное действие — отпрянул в сторону. Врезавшись в землю, Ривз поднял клуб пыли и каменной крошки и тут же кинулся в ближний бой — расстояние до противника не превышало и пары метров. Огромный, злобный бриллиантовый пёс махал своими руками словно кувалдами, но более компактный Ровер легко уворачивался от медленных тяжёлых ударов. Пригнувшись, он двинул Ривзу кулаком в живот и тут же заехал вторым по лицу. Отпрянув, пёс в чёрном жилете тряхнул головой и снова рванулся в бой, но теперь его удары казались менее точными, чем раньше. То, что он не мог попасть по цели, ещё сильнее злило Ривза, и от этого он только ускорял свои атаки. Ровер вроде бы справлялся, постоянно пригибаясь и отскакивая, но было видно, что силы его покидают — он и так довольно долго дрался со стражей, а учитывая время, что он провел в темнице, я вообще поражаюсь тому, что он все еще двигается.

Занеся обе руки над головой, Ривз приготовился обрушить всю их мощь на местность перед собой — малоэффективный, но очень зрелищный прием. Ровер видел, что противник открыт для атаки, поэтому он скользнул прямо к Ривзу под нос и попытался снова врезать ему по морде. И это было ошибкой — как только серый пес оказался достаточно близко, Ривз поставил ему подножку своим хвостом. Упав на спину, Ровер с широкими глазами смотрел на огромные падающие кулаки, способные оставить от него мокрое место.

Перекатывайся! Давай же! У тебя ещё есть время!

Словно услышав мои мысли, пёс укатился в сторону, избегая сокрушающего удара, за секунду до того, как мощные лапы Ривза врезались в пол. Столб пыли и щебня на время скрыл от нас происходящее, однако, когда он рассеялся, перед нами открылась следующая картина: на месте удара образовалась приличных размеров выбоина, а рядом с ней еле-еле вставал на лапы потрепанный Ровер. Ударная волна все же задела его и теперь пес в красном жилете выглядел совсем побитым. Вдруг огромная темно-серая лапа схватила его за голову и, словно игрушку, подняла в воздух.

Это будет больно. Думаю, Ровер понимает это не хуже меня. Спот, стоявший передо мной, попытался рвануться на помощь, но Фидо его остановил. С тяжестью на сердцах они оба стояли и смотрели за происходящим.

Ударив Ровера в живот, тем самым подавив его сопротивление, Ривз подбросил пса в воздух и откинул его ногой с разворота (и как он только умудрился провернуть такое, учитывая размер его задних конечностей?). Странно, он мог прижать его к земле и прикончить, просто сделав из Ровера отбивную, но то ли он хотел ещё его проучить, то ли убийство не было его целью. Серый пёс отлетел к обрыву, упав вниз. Бой был окончен — Ривз победил. Он развернулся к нам лицом и медленно, наслаждаясь моментом, побрёл вперёд.

Погодите-ка!

На месте, где Ровер упал, я увидел держащуюся за выступ серую лапу. Кажется, кроме меня этого никто не заметил — видимо, из-за того, что я был единственным, кто носил волшебные очки ночного зрения. Забравшись обратно на балкон, Ровер тихо покрался в сторону ничего не подозревающего Ривза. Прыжок — и вот уже Ровер у него на спине, обеими лапами схватился за морду ошеломленного пса. Это напоминало недавнее сражение Рэинбоу, но в этот раз противник не был таким неповоротливым. Ривз прыгал и рычал, пытаясь скинуть с себя Ровера, но тот держался из всех сил, что у него остались. Чёрный пёс слабел на глазах — его движения становились всё более вялыми, да и сам он, похоже, переставал понимать, что вокруг происходит.

Но не настолько, насколько хотелось бы. Схватив Ровера руками, Ривз перекинул его через себя, но тот тут же встал на лапы и увеличил расстояние между ними — псы вернулись на исходные позиции. Вот только Ровер был изрядно потрёпан и ранен, а Ривз... ну... он был пьян. Не весёлый и готовый свернуть горы, а дезориентированный, ничего не соображающий, заторможенный... а ещё у него наверняка в глазах двоится. Нечто очень мощное было в той бутыли — каждая следующая атака Ривза была настолько предсказуема и слаба, что Роверу было достаточно просто отойти на шаг в сторону, чтобы увернуться. Ему даже не нужно было его бить — Ривз настолько потерялся в пространстве, что сам с лёгкостью мог упасть с обрыва...

Ну вот, упал. Всё как Ровер и планировал. Спот и Фидо тут же побежали к другу и крепко его обняли, на что получили неодобрительный слабый возглас — псу всё же нужна была медицинская помощь. Они начали что-то обсуждать (видимо, победу и то, как они будут праздновать), но я уже не слушал. Мой взор был устремлен на два или три десятка бриллиантовых псов, скидывающих свое обмундирование у лежащего без сознания Ривза. На их лицах была не ненависть — нет, это было разочарование. Разочарование и печаль. Мне почему-то вдруг стало очень жаль этих ребят — мы только что лишили их дома, хоть и присвоенного не очень хорошим путем.

Я подошел к Роверу, хоть и израненному, но искренне улыбающемуся и счастливому и, не говоря ни слова, кивнул головой в сторону стаи Ривза.

— Что ты на меня так смотришь своими стекляшками? Хочешь чтобы я... Оу...Пони стало жалко бриллиантовых псов? Серьезно? — Ровер расхохотался чуть ли не до слез, однако, обнаружив, что я никак на это не реагирую, а продолжаю укоризненно на него смотреть, он остановился, — Ты серьезно? Извини, просто редко такое случается. Я не... да что ты... аррррр!

— Им некуда идти.

— И что, нам теперь нужно всем искать дом? Пускай найдут себе нового вожака и другую долину! Это не моя проблема!

— Мелкий пони прав, — подал голос Фидо, — чем они хуже нас? Тем более стая поредела, почти половина либо ушла к Ривзу либо еще куда-нибудь, поэтому новый народ был бы кстати. Да и места хватит.

— Ты, что, заодно с этими вечно ноющими пони?

— Нет, я просто не хочу сам таскать телеги с камнями — у нас не хватает лап, так что придется работать самим.

Ровер задумался. Почесав подбородок когтем, он, видимо, начал считать все "за" и "против", что явно было для него непростой задачей. В конце концов, он недовольно рыкнул и побрел к краю балкона. Громко кашлянув, тем самым привлекая к себе внимание, он, немного замешкавшись, произнес:

— Кто хочет, может остаться. Псы должны держаться вместе, а грызться за землю — это для пони. Будет жильё и еда, но не ждите, что вас сразу же полюбят. Кто уходит — вы знаете, где выход, остальные — помогите раненым. И отнесите этого наружу, — Ровер указал на бессознательно лежащего Ривза, — ему тут не место.

Реакция не заставила себя ждать. Из скопившихся внизу бриллиантовых псов лишь трое последовали к выходу, захватив с собой Ривза. Все остальные принялись скидывать с себя остатки черной шипастой брони и помогать тем, кто ещё лежал в куче, образовавшейся под балконом. Что ж, хоть что-то я сделал правильно — по лицам в толпе можно было понять, что теперь у них есть как минимум надежда, а может, и нечто большее — в конце концов, одному Кселору известно, сколько они перебегали с места на место, прежде чем осесть тут.

Развернувшись к нам лицом, Ровер пробурчал:

— Надеюсь, теперь все пони довольны? Или, может, кто-то хочет расплакаться? — он покосился на Свитти Бель, мирно катающую камушек с места на место своим копытцем, — Нет? Тогда попрошу убраться отсюда — у нас ещё много работы. Спот и Фидо вас проводят.

Уже собравшись уходить, Свитти Бель вдруг остановилась, треснула себе по лбу копытом и побежала обратно к серому псу, уже наслаждавшемуся нашим отсутствием. Я не слышал, о чём она его попросила, но по его негативной реакции было ясно, что он против. Свитти Бель такой ответ явно не устроил и на ее лице появилось такое выражение, будто она вот-вот заплачет. В глазах Ровера появилось нечто очень похожее на испуг. Он тут же её остановил и что-то пообещал, а маленькая единорожка снова стала прежней и поскакала в нашу сторону. Из-за ее спины раздался злобный, больше похожий на рычание, голос Ровера:

— И ещё дайте этой мелкой тележку с самоцветами. Лишь бы ушла поскорее.

Спот и Фидо возражать не стали, а я лишь удивленно посмотрел на довольную собой Свитти Бель.

— Как ты…

— Я вспомнила, что Рэрити рассказывала мне об этих псах. Они до смерти боятся нытья и плача, представляешь?

Что ж, это всё объясняет. Стоп, а она не могла вспомнить об этом чуть-чуть пораньше?


Добравшись из последних сил до Понивилля, мы с Рэинбоу развели Метконосцев по домам и, после долгих объяснений и извинений перед Эпплджек и Рэрити, потащили загруженную тележку с драгоценностями ко мне домой.

— Это ещё легко отделались, — начала разговор Рэинбоу, — я думала, что Эпплджек меня в яблоню впечатает за то, что допустила такое.

— А она может? Я думал, что ты тут самая... ну... как бы лучше сказать...

— Потрясная? Крутая?

— Именно.

— Ну, мы с Эпплджек, по-моему, так и не выяснили, кто из нас сильнее, но для любого Эппла семья — это святое, а я не в том состоянии, чтобы... Ну, в общем, ты понял, да?

— Что Эпплджек круче, чем ты, и может надавать тебе, если захочет? Да, я понял.

— Нет! — лицо Рэинбоу Дэш стало бордовым, — Я не это имела в виду! Она не... Я не... Аррр!

— Успокойся, я пошутил. Ты неподражаема и все это знают. Извини.

Она ещё немного позлилась, но почти сразу остыла и, смирившись, выдохнула:

— Ладно, проехали. Кстати, ты не говорил, что этот костюмчик тебе Рэрити сшила.

— А должен был?

— Наверное, нет, но я бы тогда предупредила тебя, что не стоит появляться перед ней в таком виде.

— Ну да, она на меня так смотрела, будто я убил кого-то.

— Ты испортил ее работу, а это намного хуже, поверь, — на лице Рэинбоу появилась улыбка — хороший знак.

— Да ладно! Это же броня, конечно, она будет повреждаться! В этом её смысл.

— Скажи это Рэрити. Но только после того, как она её починит и отдаст обратно.

Повисла неловкая пауза — я не знал, что ответить, а Рэинбоу Дэш, кажется, пыталась что-то из себя выдавить, но у нее никак не выходило. Пять минут двадцать три секунды спустя радужная пони все-таки нарушила тишину.

— Извини, — ей действительно сложно было сказать это — в её голосе были сомнения. И мне ли не знать, как иногда сложно признать свои ошибки?

— За что?

— Знаешь, я ведь думала, что ты не до конца честен с Твайлайт и остальными — слишком уж странно всё это. Ты взялся из ниоткуда и сразу вписался в местную жизнь. Даже живешь рядом с Пинки! Остальные хорошо к тебе относятся и всё такое, да и мне бы следовало... Но у меня не получалось. И я решила за тобой следить. Потом меня схватили, а что было дальше, ты знаешь.

— Я тебя не виню. Ты ведь действительно...

Тележка подскочила на кочке, громко лязгнув и тем самым прервав меня. Я обернулся и посмотрел, всё ли в порядке, и, когда ничего серьёзного не обнаружил, вернулся к разговору:

— Я и в самом деле ничего о себе не рассказывал. Ты имела полное право на подозрения. Вы все имели... Честно говоря, я не думал, что вы так радушно примите меня в своем городе. Я скорее ожидал недоверия со стороны всех жителей, но лишь ты отреагировала, как положено.

— Серьезно? Наверное, это можно считать за комплимент. Таааак, ты собираешься выполнять свое обещание? Ты говорил, что расскажешь о себе всё.

— Прямо сейчас? Может, лучше соберемся все вместе, пообедаем? Завтра, например.

— Хорошо, ловлю на слове. Кстати, ты так и будешь ходить в таком виде?

— Нет, рано или поздно магия перезарядится, но до тех пор...

— Погоди, не лучше ли сходить к Твайлайт?

Я посмотрел на уже давно взошедшую Луну, а потом перевёл взгляд на Рэинбоу:

— Уже поздно. Она наверняка спит. Мне всего лишь нужно немного отдохнуть и всё придёт в норму.

— Да ладно! Вон же её дерево! Это минутное дело! — возразила она и, не дождавшись моего ответа, рванула в сторону библиотеки, действительно находившейся всего в паре десятков метров от нас. Даже не летая, она была поразительно быстрой — когда я попытался её окликнуть, Рэинбоу уже стучала в дверь и ,когда та отворилась, пегаска ввалилась внутрь, оставив меня наедине с самим собой. Спустя пять минут три секунды Рэинбоу снова появилась в дверном проёме, а в след за ней показалась немного растерянная принцесса.

— Ну и что за беда у вас приключи... — Твайлайт запнулась на полуслове, когда увидела мой внешний вид, — Что это? Почему ты...

Я виновато опустил голову и начал объясняться:

— Заклинание возраста. Я, наверное, не рассчитал сил и не смог вернуться в нормальное состояние. А ещё я, кажется, выгорел. В смысле, магия выгорела — не я.

— Но зачем? Что случилось?

— Долгая история. Обо всём расскажу завтра, а пока... не могла бы ты...

— Конечно.

Рог Твайлайт засветился и меня вновь окутал уже знакомый магический кокон. И вот, десять секунд спустя, я уже стоял перед ней в своем нормальном образе... ну, почти. Убедившись, что все части тела на месте, я повернулся к Твайлайт Спаркл:

— Спасибо огромное.

— Да не за что. Кстати, возьми ещё вот это, — она левитировала склянку с жижей какого-то странного цвета, — выпей до дна перед сном — на утро от выгорания не останется и следа. Только будь готов к тому, что она не очень вкусная.

— Хорошо. И ещё раз спасибо. До завтра.

— Доброй ночи, — Твайлайт направилась внутрь дома и Рэинбоу направилась за ней — им нужно было поговорить наедине.

Дождавшись, пока пегаска закончит разговор и выйдет ко мне, я влез в повозку и потащил её к дому.

— Тебе помочь? — попыталась она снова завести разговор.

— Нет, сам справлюсь – мне не тяжело, — солгал я, — а у тебя ещё и крыло болит.

— Да ладно, завтра я уже буду летать. Ничего серьёзного.

— Что ж, это радует. Кстати, в какой стороне ты живешь?

— Нууу... сложно объяснить. В любом случае сегодня я переночую у Твайлайт.

— Тогда почему ты идешь со мной?

— Просто провожаю, ты же не против?

— Нет, не против. Вот только мы уже почти у моего дома.

Мы и правда уже стояли чуть ли не на пороге.

— Сам занесешь все это внутрь? — Рэинбоу Дэш указала на тележку с самоцветами.

— Да, я справлюсь. Спасибо, что проводила и... вообще за то, что спасла нас. Без тебя мы бы не выбрались из этой передряги.

— Да ладно, я ведь всего лишь подралась с двумя десятками бриллиантовых псов.

— Скромность тебе не идёт, ты это знаешь?

— Что, правда?

— Да, лучше иди расскажи Твайлайт как ты наподдала тому здоровяку в латах. Уверен, ей будет интересно.

— Ты так думаешь? Ладно, тогда я поле... то есть побегу обратно. Спокойной ночи, и не забудь: ты... мне... обещал!

— Да-да, не волнуйся, завтра я всё расскажу, — в горле будто ком застрял от этих слов.

— Только пытаться убегать не надо, — бросила пегаска напоследок, после чего почти шёпотом добавила: — А то будет прямо как с Эпплджек.

На этой ноте Рэинбоу удалилась, оставив меня одного в раздумьях: что же там был за случай с Эпплджек? Так или иначе, закатив тележку вовнутрь, я сразу же пошел на второй этаж, чтобы упасть на кровать и расслабиться после тяжёлого дня. Перед тем, как лечь спать, я, как и сказала Твайлайт, осушил флакончик с зельем. Оно, конечно, было отвратным, но я ожидал чего-то похуже.

Устроившись поудобнее, я начал думать о завтрашнем дне: Рэинбоу и остальные хотят узнать мою историю, и с этим ничего не поделаешь. И тут два выхода: рассказать правду или придумать какую-нибудь правдоподобную байку. Лгать, конечно, мне не хотелось, но это может быть жизненно необходимым. И снова я стою перед этим сложным выбором! Почему я не могу просто уклониться от него?..


Раскат грома привел меня в чувства. Стены из серого кирпича были пустыми и влажными, что делало этот день еще отвратнее. За маленьким окошком с железными прутьями шел настоящий ливень, один из тех, что заставляют наглухо заколачивать все щели в доме. Было темно, лишь изредка мою камеру освещала молния.

Я сидел на матрасе, лежащем на полу, и смотрел в стену, пытаясь что-то разглядеть. Но это был лишь кирпич — старый и потрескавшийся, но всё ещё достаточно крепкий, чтобы удержать меня внутри. Предыдущему хозяину явно было скучно сидеть здесь без дела, поэтому он царапал на стенах различные рисунки и надписи. Некоторые были вполне узнаваемы, другие же оказались совершенно чуждыми. «Выхода нет», — гласила самая крупная, под ней красовались миниатюрные изображения людей и животных. Мои глаза бегали по картинкам, ища знакомые образы. Дерево, стрелка, часы, монета, человек, дом, Солнце, куб… куб? Почему он…

Мои мысли прервал звук шагов за дверью. Кто-то приближался к камере, и это не сулило ничего хорошего. И вот раздался лязг ключа, поворачивающегося в замочной скважине. Дверь отворилась, показывая мне моего гостя.

— Пора, Ноксимильен. Время пришло, — произнес надзиратель Людоед.

— Уже? Я думал, у меня еще есть немного.

— Ты же знаешь, что нет. Слишком поздно.

Я вздохнул и поднялся на копыта. Всё, это конец. Я знал, куда сейчас меня поведут, и в глубине души смирился с этим, хотя всё ещё думал над планом побега. Вот только его не было. На моих копытах появились кандалы, и я медленно зашагал по длинному темному коридору. Моему последнему коридору. Людоед шёл сзади и пристально за мной наблюдал, так, что я прямо чувствовал его взгляд своим затылком. Я не виню надзирателя – это всего лишь его работа.

Когда коридор закончился, я и мой провожатый оказались посреди огромной арены. Всюду были трибуны со зрителями, и все они кричали и галдели, создавая ужасно громкий гул. Посреди арены стояла небольшая сцена или что-то в этом роде. Взобравшись на нее, я стал лицом к публике прямо перед самой страшной для многих вещью – плахой.

— Готов ли ты, Ноксимильен, понести наказание за совершенные тобой деяния? – раздался громкий пронзительный голос. Толпа тут же замолкла и даже дождь, кажется, прекратился.

Я поднял голову в небо – по моей щеке пробежала слеза.

— Готов.

— Хорошо, желаешь что-нибудь сказать напоследок?

— Да, желаю. Я бы хотел попросить прощения у своей жены за то, что не послушал её тогда.

— Прекрасная последняя просьба, Мильен! Кстати, она сейчас сидит в первом ряду и слышит тебя! А теперь приговор должен быть исполнен! Палачом назначен господин Гругалорогран! Прошу, поднимитесь к нам…

Галанта? Она здесь? Почему она…

Вдруг кто-то сильный схватил меня сзади за шею и одним резким движением опустил мою голову на плаху, но я даже не обратил внимания – всё, что мне нужно было — это найти Галанту среди толпы зевак, сидящей на первом ряду. Я бегал глазами из стороны в сторону, но никак не мог найти те пышные светлые волосы, которых мне так не хватало.

И вдруг до меня дошло, что жить мне осталось лишь две секунды. Палач уже занес свой топор, и моя голова вот-вот упадёт в корзину. Но это уже не важно – я нашёл её! Она сидела и смотрела на меня своими прекрасными заплаканными глазами. Даже в образе пони она оставалась всё той же несравненной Галантой. Для истинного счастья мне хватило лишь этого мгновения, и теперь я был готов. Готов к смерти.

Вдруг раздался гром, земля содрогнулась, а Гругалорогран, уже готовый меня обезглавить, упал на колени. Послышались крики и возгласы, земля начала уходить из под ног, а по арене поползли трещины, из которых пробивался ало-красный свет. Одна из трибун внезапно начала заливаться водой – тех, кто был сверху, смывало на нижние ряды. Все это напоминало суп в кастрюле – всё начало перемешиваться и тонуть. Ужасное месиво расползалось дальше, накрывая все новые и новые ряды.

Галанта!!!

Я попытался окликнуть жену, попытаться предупредить об опасности, но из моего рта не доносилось ни звука, а она всё так же сидела на своем месте.

Нет-нет-нет-НЕТ!!! Только не снова! Мне нужно что-то… Хоть что-нибудь… Что-то, способное мне помочь…

И, как по волшебству, из корзины палача вырвался ярко-бирюзовый цвет. Заглянув внутрь, я обнаружил нечто намного страшнее плахи.

— Нет, только не ты! Не снова! Я не хочу!!! – закричал я на мирно лежащий куб, — Не снова!

— Давай же, он тебе нужен! Без него ты никто! – засмеялся голос в моей голове.

— НЕТ!

— Ты позволишь ей умереть? ТЫ. ПОЗВОЛИШЬ. УМЕРЕТЬ. ГАЛАНТЕ?

— Я… я… не хочу такого выбора… Эта штука… она мне не нужна! Я её не хочу! Не хочу причинять боль другим! И потерять семью я тоже не хочу…

— АХХАХАХА! АХХА! Кхехх… аххахаха! Нет, Мильен, тебе нужно выбирать! Только так!!!

Я посмотрел на куб, потом перевёл взгляд на огромную волну, что вот-вот настигнет мою жену. Я не мог… Мне нужно было что-то сделать, но я просто не мог пошевелиться…

Облака рассеялись, открыв моему взору прекрасную полную Луну. Прозвучал гром и вдруг волна взорвалась, превратившись в маленькую лужицу. Весь мир потускнел, будто кто-то остановил время, и передо мной возник незнакомый мне силуэт. Она была красива: темно-синяя, высокая, стройная. Ее грива развивалась и сверкала, будто была сделана из самого неба, а на голове красовалась маленькая черная тиара. Она была аликорном и, кажется, я знаю, что она тут делала…

— Вы… Принцесса Луна, так ведь?

Она молчаливо кивнула, а я продолжил:

— Что вы тут делаете?

— Моя обязанность – заботиться о подданных ночью, в том числе и в их сновидениях, — её голос оказался мягким и приятным.

— Это всего лишь сон?

Я огляделся. Действительно, всё это ну никак не могло быть реальностью.

— Да, Ноксимильен, это всего лишь сон. Но он отражает твои страхи и желания, всё, что ты так тщательно ото всех скрываешь.

— Вы… вы знаете? Обо всём?

— Увы, нет, что-то мешает мне понять тебя до конца, но того, что я уже видела, достаточно, чтобы хоть как-то тебе помочь. Чего ты боишься, Ноксимильен?

— Не достигнуть цели, провалиться и потерять семью навсегда. Только не снова.

— Смотри глубже. Чего ты на самом деле боишься? Подумай хорошенько.

— Подвергнуть опасности окружающих. Метконосцы и Рэинбоу Дэш уже попали из-за меня в передрягу и меня пугает мысль, что кто-то, в конце концов, погибнет.

— Уже ближе, но это все еще немного не то. Загляни в себя. Поверь, ты знаешь правильный ответ.

Я замешкался. Принцесса знала, о чем говорит, но я не хочу снова ошибиться… Вот оно что!

— Выбора.

— Молодец, Ноксимильен. Именно так, ты страшишься, что тебе придется выбирать между семьей и остальным миром. Ты боишься, что ошибка в этом выборе может привести к катастрофе, поэтому всячески пытаешься его избежать.

Я опустил глаза – принцесса была абсолютно права.

— Тебе нужно побороть этот страх. Я не верю, что тебе обязательно придется делать этот ужасный выбор, но и не обещаю, что его не будет. Просто постарайся найти третий выход.

Справа от нас появился белый светящийся прямоугольник, напоминающий дверь. Луна протянула мне копыто, как бы приглашая внутрь. Почему бы и нет? Войдя внутрь, мы оказались в какой-то пещере, которая почему-то была мне знакома. Посередине располагалось небольшое кристально чистое озерцо. А ещё там была стена – огромная серая кирпичная стена, разделяющая эту пещеру на две части. Та самая стена. Все те же картинки и надписи, нацарапанные чем-то острым. Огромное «Выхода нет» красовалось посередине.

— Я не знаю, что за ней и не уверена, хочу ли я это знать, — подала голос Луна, — но ведь ты-то знаешь, правда?

Я кивнул.

— Я не знаю, кто ты, Ноксимильен, но ты не кажешься мне злодеем. Лишь то, что ты держишь в себе свои настоящие чувства, мешает тебе достичь цели. Поверь, правда, какой бы она ни была, поможет тебе в твоих поисках. Расскажи Твайлайт и её друзьям, кто ты есть на самом деле.

— Вы так думаете?

— Я так знаю. То, что ты родом не из Эквестрии, не делает тебя врагом всех пони. Нет, даже наоборот – всем будет интересно узнать, как там в этом твоём… Мире Двенадцати, да?

Мои глаза округлились.

— Не все твое прошлое скрыто за стеной, Ноксимильен. Лишь тёмная его часть. И напоследок – если там нечто большее, чем просто плохие воспоминания, лучше этому там и оставаться, кому как не мне об этом говорить.

— Да, я читал Легенду о Лунной Кобылице.

— Не такая уж и легенда. Значит, ты знаешь, о чём я говорю. Это хорошо.

Луна начала медленно растворятся в воздухе – ей нужно было идти, а у меня осталось ещё столько вопросов…

— Спасибо вам! – воскликнул я напоследок. Это было единственным, что я мог сделать для Принцессы Ночи.

— Да, кстати, Селестия даст Твайлайт задание, попробуй попросить её взять тебя с собой – думаю, тебе это будет интересно. Может, встретишь старых знакомых…

Старых знакомых? Что это может значить?