Баллада о янтарном цветке

Сказание о пони и его любви. Зарисовка в стихах.

Принцесса Селестия ОС - пони

Фоллаут Эквестрия: Вива Лас-Пегасус!

Когда мегазаклинания низверглись с небес, погибли все, но Нью-Пегасус выстоял. Город гангстеров, преступности, безнравственности и азартных игр не только выжил, но и процветал на протяжении всей долгой зимы, вызванной жар-бомбами. Даже спустя двадцать лет после Дня Солнца и Радуг Нью-Пегасус по-прежнему остаётся маяком посреди пустыни Нейвады, золотой жилой для каждого, кто способен приложить к нему свои копыта. Моё имя – Фарсайт, и я знаю всё о его тёмных секретах, которых не показывают неоновые вывески… Я видел лучшее и худшее, и я был его кукловодом. В моём мире не существует героев или злодеев, лишь пони со своими амбициями и целями, которые с лёгкостью могут быть сломлены в угоду чьим-то интересам. Ибо я знаю одну неоспоримую истину: все имеют свои планы.Так позвольте же показать, как я поднялся из грязи, как я вознёсся на самую вершину… и пал вниз.

ОС - пони

Что случилось в Эквестрии

Сборник зарисовок на самые разные темы

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия ОС - пони Найтмэр Мун Кризалис Чейнджлинги

Кэррот и дубина

Кэррот Топ, она же Специальный Агент Голден Харвест, вызывает известного плута Флеша Сентри на Очень Важную Миссию. И вскоре он влипнет в другое приключение, включающее враждующие семьи, юных влюбленных и стаю очень злых летающих обезьян. Чего и следовало ожидать, учитывая удачу Флеша. Вторая часть Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Флеш Сентри

Трикси: Перезагрузка

Небольшой рассказ о том, как Великая и Могучая Трикси решилась на выполнение одного опасного, но хорошо оплачиваемого задания в непривычной для себя роли. Роли хакера. И о том, чья воля направила ее.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Гроза

Гроза пугающее и одновременно завораживающее зрелище. Но если ты всего боишься, то вся прелесть пропадает и остаётся только страх, который порой не возможно перебороть в одиночку...

Флаттершай Энджел

Первый Специальный Отряд

В поисках всеобщего мира и счастья пони изобретают генную модификацию бессмертия. Смерть теперь официально побеждена. Но кто мог знать, что у модификации есть один очень интересный побочный эффект, обрекающий Эквестрию на зомби-апокалипсис?

Другие пони

Экипаж "Броняши"

Прямиком из 1945-го года в Эквестрию попадают бойцы бронетанковых войск вермахта, вместе со своими танками.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Человеки

На вершине

Что значит быть Селестией? Что значит быть «на вершине»? Селестия знает. А вскоре узнает и Твайлайт.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

От джунглей к Пустошам.

Катачанцы. Суровые воины джунглей, охотники из мира, где любой организм - охотник. Но что если все пойдет не так, как надо? Что, если они попадут в мир, возможно более опасный, чем сам Катачан?

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 9: Прибытие в Плодородную Долину Глава 11: Механическая заварушка

Глава 10: Ежевичная магия

Очень скоро нас вновь посетил хранитель долины, мистер Стювард Фэйт, чтобы сообщить кое-что. Оказалось, ингредиенты магического настоя – те самые загадочные растения, которыми я восхитился по прибытию. Однако основным и самым главным были золотые яблоки, растущие на островке посреди озера, в котором мы купались. Владелец плодородной земли сказал, что, к сожалению, плоды золотой яблони ещё не до конца созрели, и придётся немного подождать. Тем не менее, он дал разрешение на сбор остальных ягод и цветов, чем мы и решили заняться, чтобы убить время.

Расстелив на земле пустые сумки и выгрузив некоторые вещи из большого рюкзака, мы приступили к сбору ягод с кустарников в ближайшем садике. Конечно же, не обошлось и без образовательной минутки с Твайлайт:

— Глядите в оба. Эти обычные на вид ягодки на самом деле – Шутливая Ежевика. Мы должны собирать только плоды графитового цвета…

— Какого? – переспросила Пинки.

— Сизого, — пояснила единорожка.

— Какого-какого?! – переспросили уже мы вместе с Пинки, еле сдерживая смех.

— Голубого, короче! И не надо смеяться, это важно.

— Извини-извини, Твайлайт… просто слово такое смешное… «сизого»…

— У Шутливой Ежевики ягоды двух разных оттенков – голубого и чёрного. Нам нужны именно голубые, потому что у них совершенно разные магические свойства. Ту, которую мы собираем, называется ежевикой-потехой. Она сочная, сладкая и несёт в себе доброе волшебство…

— Ты права! – радостно подтвердила Пинки, слизывая с губ остатки ягодной мякоти. – Сладкая и сочная!

— О, нет, — устало приложила копыто к лицу Твайлайт, когда это увидела. – Я же просила…

Не понимая, в чём дело, я оторвался от рысканья в самом низу куста и тоже взглянул на розовую земную пони. И, надо сказать, от неожиданности чуть не обронил челюсть. Пинки Пай стояла перед нами с перевёрнутым вверх ногами лицом. Её глаза моргали на уровне рта, процесс жевания заставлял вверх-вниз подкидывать гриву.

— Т-т-т-твайлайт… — заикаясь от такого зрелища, обратился я к наставнице. – Э-э-это тоже для Пинки нормально или я не зря сейчас начну носиться по поляне с криком: «Какой кошмар!»?

— Нет, Данделайн. Паниковать не надо, — тяжело вздохнув, отвечала фиолетовая единорожка. – И не такое бывает, когда съедаешь ежевику-потеху.

— Как странно, — выразила недоумение Пинки, когда у неё не получилось съесть ещё ягодку глазами. – Я думала, рот находится ниже носа.

— И-и-и что? Пинки такой останется навсегда?

— Ещё пару секунд…

Ровно несколько мгновений спустя лицо весёлой сладкоежки стало нормальным, правда она этого не заметила и ткнулась в куст лбом, быстро моргая, будто пытаясь жевать. Я облегчённо вздохнул.

— Ежевика-потеха всегда подшучивает подобным образом со съевшим её, — объяснила мисс Спаркл, — И эффект всегда разный. У пони может перевернуться лицо, вырасти вторая голова, исчезнуть грива, и всё в таком духе. Но, слава Луне, всё это просто шутки, и действие ягод истекает через несколько секунд.

Я пронаблюдал это воочию, пока Пинки уплетала ягодку за ягодкой. После первой у неё выросли слоновьи уши. Когда она съела другую, уши тут же стали нормальными, но исчез нос. Ещё одна, и земная пони из «Пинки» превратилась в «Зелёнку», но ровно до следующей ежевики.

— А это не опасно? – с подозрением спросил я, не в силах оторвать взгляд от причудливо изменяющейся голубой зебры… то есть, теперь уже розовой пони с зубами бобра…

— Не переживай, сизые ягоды – просто потешное лакомство, — с улыбкой ответила Твайлайт, продолжая потихоньку магией собирать ежевику. – В каком бы виде и в каких бы количествах ты их не уплетал – магический эффект никогда не меняется. Из них даже можно испечь пироги или кексики. С каждым укусом с тобой будет происходить то же самое, что и с Пинки, но опять же всего на мгновение.

— Так забавно! – розовая пони радостно подскочила к нам, а я грохнулся от неожиданности, увидев у неё на лбу третий глаз. – А давайте прихватим парочку горок для себя? Я столько вкусной выпечки сделаю!

— Ну… почему бы и нет, — согласилась Твайлайт, как только лишний орган зрения по волшебству испарился с лика Пинки Пай:

— Ура! Начинка получится мягкой и сладкой! Я угощу всех в Понивилле! О, и обязательно припасу кексик для Рэйнбоу Дэш! Она точно оценит!

— Можно, я вручу его ей лично? – зловеще потирая копыта, спросил я. – Хочу посмотреть на её ужас, когда…

— Успеется, мой маленький злой гений, — погладила меня по гриве Твайлайт. – А сейчас давайте продолжим сбор.

— А почему мы не собираем чёрную ежевику? – спросила Пинки, держа одну из таких ягодок у себя на копыте. – Она что, злая?

— Или у неё есть какое-то более смешное название, чем «сизая»? – решил я пошутить слегка. – Например… «квакозябра»?

— Дело в том, что… — начала было фиолетовая пони, но вдруг осеклась, – Квако-что?.. – сделала неловкую паузу. — В общем, чёрная ягодка, которую так же называют «ежевика-насмешка», очень похожа на «потеху». У неё примерно схожий эффект, она немного слаще, сочнее и приторнее… Пинки, вытащи её изо рта!

— Фто?! – спросила розовая пони, вытащив язык с лежащей на нём ягодкой.

— Выплюнь! Выплюнь немедленно!

После непродолжительной борьбы чёрная ежевика полетела обратно в кусты, а гиперактивная кобылка обиженно уселась на круп, сложив передние копыта в недовольной позе и всё ещё высунув язык.

— Извини, Пинки Пай, но ежевика-насмешка – слишком нестабильная ягода, — с важным видом говорила ей Твайлайт. – Её главное отличие в том, что эффект от неё всегда отрицательный и держится намного дольше. Например, если у пони очень красивая грива, то она просто облысеет. Если твоё призвание — летать, ягода сделает твои крылья деревянными. Проще говоря, действие магии всегда направлено против того, кто её употребил. К тому же, заклятие не проходит довольно долго, а если попытаться съесть ещё ягоду, то время воздействия просто удлинится.

— Получается, что ежевика-насмешка проделывает с тобой злую шутку? – переспросил я.

— Вот именно. Поэтому даже не думайте их собирать. Я ясно выразилась, Пинки Пай?

Подружка Твайлайт пробубнила что-то невнятное, оставив язык снаружи рта.

Скоро, когда всё утряслось, а сумки были полны голубых, как вечернее небо, ягодок, настало время небольшой магической практики. Пока Пинки с интересом собирала цветы-звёздочки, потихоньку перекусывая ежевикой, я и моя наставница приступили к первому полноценному практическому занятию.

— Итак, мой юный ученик, соберись с мыслями. Я хочу, чтобы ты полностью сфокусировался на нашем уроке и был максимально сосредоточен, так как обучение будет не из лёгких.

Чтобы никому не мешать, мы заняли местечко недалеко от магического озера, где достаточно пространства. Волшебница расхаживала передо мной туда-сюда, вещая серьёзным, требовательным тоном, пока я находился в позиции «смирно»:

— Впереди множество трудностей, с которыми тебе предстоит столкнуться. И ты встретишь их лицом к лицу, даже будучи к ним не готов.

— Сэр, так точно, сэр! – воскликнул я, боевито глядя вперёд, не обращая внимания на медленно сползающее ведёрко, которое нацепил на голову вместо каски.

— Не буду врать… ты можешь не вернуться… Но от того, как всё повернётся, зависит наше будущее! И мы будем сражаться за него!

— Сэр, так точно, сэр! – я демонстративно ударил копытом по лбу, отдавая честь, из-за чего моя голова до подбородка скрылась в упавшем ведёрке.

— Я рассчитываю на тебя, рядовой! Покажи всё, на что способен!

Поймав настрой, я с воинственным криком «Ура!» кинулся в атаку… куда-то. Так как шлем полностью закрыл обзор, пришлось нападать вслепую. Кем бы ни был враг, он точно испугался моего боевого духа и улизнул прежде, чем я понял, где и кто он.

— Ладно, мой герой, успокойся, — смеясь, Твайлайт держала копыто перед собой, в которое я упёрся донышком ведра, но продолжал бежать. – Давай немного серьёзнее.

— Так точно, — я остановился, опустился на круп и не без труда стянул с себя своеобразную каску. – Извините.

— Ничего. Было даже забавно, — наставница лучезарно улыбнулась мне, продолжая. – Ну, что ж, насколько я помню, ты говорил, что в своё время сам пытался научиться магии. Расскажи, что уже знаешь.

— Хорошо… посмотрим… — крутанув на боку ведёрко, чтобы оно само откатилось в сторону, я попытался вспомнить, что написано в учебнике. – Волшебство – это сила, заключённая в сердце любого пони. Она способна творить невероятные чудеса, которые, казалось бы, сделать невозможно. Несмотря на то, что магический дар есть у каждого от рождения, его способны полноценно контролировать лишь единороги.

— Наш рог – прямой проводник волшебства, — дополнила волшебница. – Благодаря ему мы легко высвобождаем магическую энергию и направляем её так, как нам нужно. Само собой, земные пони и пегасы тоже могут проявлять магические способности, но никак не по собственному желанию.

— Это примерно как у Пинки?

— Эмм… знаешь… Пинки… это особый случай… Даже я далеко не всё понимаю, что связано с ней…

— Так… ещё я прочёл о том, как высвободить магию… В книжке сказано, для этого нужно почувствовать силу внутри себя, хорошенько представить то, как подействует заклинание, и сосредоточиться…

— Хорошо, давай попробуем самое простое, — наставница взяла из сумки с нашим урожаем одну ягодку и положила её на траву. – Попробуй поднять ежевичку в воздух.

— А можно я лучше покажу фокус с её исчезновением? – занервничав, спросил я неловко. – Просто позову Пинки, и она…

— Не бойся, Данделайн. Это же не экзамен. Я просто хочу понять, что именно у тебя не получается. Уверена, ты справишься.

— Ну… ладно…

— Я знаю, у тебя живое и яркое воображение, что уже огромный плюс. Этой чертой обладали все величайшие мастера магии. Просто запомни: волшебство нужно почувствовать. Представь, почувствуй и высвободи. Готов?

Я, сделав глубокий вдох, встал твёрдо на четыре копыта и направил рог на бледно-голубую цель. Кинув в сторону ягоды грозный взгляд и произнеся мысленно: «В этом поле слишком тесно для нас двоих», — я сосредоточился, представил во всех подробностях, как ежевика отрывается от земли и взлетает, сконцентрировал магию внутри себя и попытался её высвободить. Я напрягался изо всех сил, задействовав каждую клеточку тела, стиснув зубы и резко дёргая головой, но из рога не показалось даже искры. Спустя минуту мучений «танцы с бубном» прекратились, и я устало расслабил мышцы, переводя дух. Твайлайт как-то обеспокоенно смотрела на меня, после чего подошла и с сочувствием в голосе сказала:

— Не расстраивайся. Всё-таки это не так просто, как кажется. Когда я была маленькой и только начала изучать магию, то с большим трудом могла даже страничку перевернуть.

— Да, но… у меня-то даже намёка на волшебную силу не было…

— Просто нужно больше практиковаться, — улыбнулась она, ободряюще похлопав меня по плечу. – Попробуй ещё разок, но в этот раз концентрируйся не на самой ягодке, а на том, чтобы ощутить этот дар внутри себя. Он идёт от сердца. Почувствуй его и постарайся направить.

Снова отойдя чуть поодаль, единорожка кивнула в знак одобрения, и я вновь попробовал поднять в воздух ежевику. Процесс подготовки повторился, но с учётом слов более мудрой наставницы. Я напряг все мускулы, чтобы вытолкнуть из себя хоть немножко магии, которую, как мне показалось, удалось отыскать и выловить. Издавая гул сквозь зубы, я с огромным усилием чародеил над проклятой ежевикой. И, совершенно внезапно, ягодка едва заметно подскочила вверх. Фиолетовая пони, не веря своим глазам, присмотрелась повнимательнее. И правда, подпрыгнула ещё раз. На её лице засеяла улыбка восхищения, и, не справившись с нахлынувшими эмоциями, Твайлайт бросилась радостно обнимать меня:

— Ты смог, Данделайн! У тебя получилось! О, Селестия, это чудо!

— Получилось? – сперва удивлённо, затем всё счастливее повторял я. – Получилось? Правда получилось? Я смог! Поверить не могу!

Мы вопили и обнимались на радостях, позабыв обо всём на свете. Но ровно до тех пор, пока я не стих, заметив кое-что странное. Несмотря на то, что я уже не пытался как-то повлиять на ежевичку, она всё ещё продолжала подпрыгивать. В недоумении затихла и волшебница.

— Твайлайт… — обратился я к ней обескураженно. – Сейчас сезон танцующей ежевики или это я случайно её оживил?

— Думаешь, чёрная магия даётся тебе лучше, чем самая простая? – точно так же ответила собеседница вопросом на вопрос.

— Ну… мало ли…

И тут мы поняли, что явилось причиной такого странного явления. Одновременно со всяким «прыжком» ягоды не так далеко был слышен грохот тяжёлых шагов. Они становились всё отчётливее, заставляя землю под нами дрожать. Мы с Твайлайт, всё ещё в обнимочку, боясь пошевелиться, медленно направили взгляд к источнику звуков. И в какой-то момент из зарослей дальнего сада показалось нечто, отчего у нас обоих затряслись поджилки. Это был огромный механический динозавр. Тёмно-коричневого цвета, напоминающий скелет, напичканный движущимися шестерёнками. Он шёл в нашу сторону на двух задних лапах, втрое превышающих размер передних, клацая пастью с кучей острых зубов. На здоровенном хвосте – нечто вроде хватательного механизма, а брюхо набито разными непонятными устройствами. Остановившись в какой-то момент, он раскрыл рот и с ужасающим рёвом выдохнул струю белого пара, взметнувшегося в небо, а затем продолжил движение к нам.

— Теперь можно паниковать? – трясясь от ужаса, машинально спросил я.

— Не можно… нужно! – отвечала Твайлайт, пока тень чудовища медленно опускалась на нас.

Синхронно закричав в страхе, мы плотнее прижались друг к другу, ожидания неизбежной кончины…