Забвение

Смерть - это навсегда? Я думаю, все задумывались над этим вопросом. Но не советую проверять. Я - редкое исключение, первый пони, вырвавшийся из Забвения. Но надолго ли?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Колгейт

Equestria Girls: Реальность

Действие разворачивается несколько по-иному, нежели в "Equestria Girls". Главная шестерка попадает в наш мир, но вовсе не встречает там абсолютных копий себя, а видит только странных существ, у которых нет ни цветастых причесок, ни магии, ни дружелюбного вида. Единственный друг в этом мире - некая Лорен Фауст. Для пони наш мир - антиутопический образ, а для нас обыденная жизнь. Так что вполне все очевидно - здесь не обойтись без дружбомагии и непременного спасения Земли.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони Человеки

Холодный синтез

Спайк давно заметил, что в отличии от него пони, живущие в Понивиле, почему-то почти никогда не посещают туалет. Однажды любопытство взяло верх, и он решил спросить у Твайлайт, почему так получается. Глупый вопрос неожиданно раскрыл большую тайну о жизни пони и истории Эквестрии...

Твайлайт Спаркл Спайк Мод Пай

Забвение

Он ничего не помнит о том, кто он и откуда. Единственное, что у него осталось от прошлой жизни - предостерегающая прощальная записка. А правда... Правда всегда найдет того, кому она принадлежит.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони Шайнинг Армор

Дружба это оптимум: Сумерки в мире

Один из последних людей в мире выживает в руинах Юджина, в Орегоне. Вместе с ним странствует Твайлайт Спаркл, пытающаяся убедить его эмигрировать в Эквестрию, от чего человек упорно отказывается.

Твайлайт Спаркл Человеки

Школа одаренных: Струны ее души

Школа для Одаренных Единорогов им. принцессы Селестии выпустила многих хороших магов, включая всем известную Твайлайт. Но так ли все просто со школой, каждый ученик которой может сломать ткань мироздания всего лишь из-за плохого настроения? Повседневность. Слегка — интриги. Слегка — вероятный конец света.

Другие пони

Я грежу о Луне

У Жени возникли понячьи проблемы. Флаттершай преследует его, Твайлайт пытается с ним экспериментировать, и он пытается драться с охотой сна с тех пор как он встретил Луну на званом ужине на предыдущей неделе. Затворническая Принцесса Ночи проявляет к нему нездоровый интерес и вторгается в его сны! Благодаря махинациям Луны в деле хождения по снам, Женя теперь должен бороться с метеорами судного дня, отвратительными тварями и мучительными испытаниями, к дополнению к растущему стаду чрезмерно влюбчивых кобыл, преследующих его в повседневной жизни. Линия между грёзами и реальностью размывается, оставляя бедного человека-поселенца Понивилля с нуждой об умиротворённости и тишине.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Эплджек Принцесса Луна Человеки

Самый первый раз

Все бывает впервые, в том числе и у… о, лягучие богини, кому я это втираю? Просто Твайлайт не устояла перед (чисто научным!) интересом к эффектам употребления спирта вовнутрь, и из этого вышло. А что вышло — о том и зарисовочка.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

И крыльями своими я укрою тебя

Герой выхаживает лежащую в коме пегасочку.

ОС - пони

Загадочный доктор Адлер

Эквестрия спасена, но закончены ли на этом приключения Артура и Гриши? Разумеется, нет! Загадочный незнакомец избрал Понивиль своим новым домом. Кто он и откуда? Что ему нужно? Почему... его все так боятся? Очередная загадка окутала деревню, а может, и всю Эквестрию. Будничные дни, новые события и конечно же, неразгаданные тайны уже поджидают своих героев! Читайте продолжение истории "Спасти Эквестрию!" в новом русле событий.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун

Автор рисунка: Siansaar
Глава 14: Гении с большой дороги Глава 16: К ночлегу

Глава 15: Шкатулка маленьких Чудес

Наконец, часы пробили двенадцать. Мрак окрасил ярко-красный горизонт в тёмно-голубой, знаменуя начало времени правления принцессы Луны. Ясное ночное небо оставалось чистым ещё некоторое время, пока Вечнодикий лес не погрузился в сон. Темень опустилась на долину, скрывая обзор. Лишь протоптанная тропа вдоль ровного ряда амбаров была освещена разноцветными пятнами света от бабочек-статуэток. Я ещё ни разу не был на улице в это время суток.

Уладив конфликтное недопонимание с Флимом и Флэмом, мистер Стювард Фэйт с великим облегчением вернулся к своим делам и первым делом переговорил с мисс Кайнд Кантэр по поводу новых поставок. Когда обе стороны согласовали условия дальнейшего сотрудничества, хозяин волшебных растений разрешил ей и её трёхметровому кремовому питомцу пройтись по складам урожая и взять всё, что они хотели бы приобрести для своего магазинчика. Бирюзовая пони с рыжей гривой и хвостом не повременила воспользоваться такой возможностью и, погоняя «Бобика» вперёд, отправилась к самому крайнему амбару, откуда и была намерена начать осмотр магических продуктов. Её минотавр, устало закатив глаза, вздохнул и пошёл первым.

Мы же с Пинки Пай и Твайлайт, после разрешения всех деловых вопросов у парочки предпринимателей, получили приглашение от Стюварда Фэйта войти в его лавочку с широкими, освещёнными витринами и гордо красующейся на входе вывеской «Шкатулка маленьких Чудес». Внутри нас моментально окутал сладостный аромат лаванды и различных фруктов. Волшебные ароматические свечи всех форм и размеров, щедро расставленные повсюду, уютно освещали помещение просторной комнатки, заставленной кучей разнообразных вещей. Стоило войти, как мы втроём застыли от красоты окружающей обстановки, разглядывая всё с удивлением и восхищением. Изнутри на первый взгляд магазинчик ничем не отличался от любой антикварной лавки: крепкие стены и полы из красного дерева, столы и витрины с аккуратно расставленными причудливыми безделушками, вроде талисманов, свитков, статуэток, изображающих голову пони, на шее которых красовались блестящие амулеты, и всё в том же духе. Вся стена справа от нас заставлена огромным количеством шкафов, полки которых просто забиты подобными товарами. Как и положено, в конце комнаты, перекрывая дверь в складское помещение, находился прилавок, откуда обычно продавец встречает покупателей. Ничего необычного, однако чудеса скрывались в деталях. Этот чарующий запах, восхитительной красоты товары и сказочная атмосфера захватили наше внимание сразу. Мы разбрелись по магазину, с неподдельным интересом рассматривая полки и витрины.

— Это место просто волшебное, — выражала своё восхищение Твайлайт. – Я столько раз наведывалась в Плодородную Долину, но в саму лавочку никогда не заходила.

— Сколько тут всякой всячины, — радовалась Пинки, окинув взглядом столик со старинными игрушками. – Даже «птичка, пьющая воду» есть!

Тем временем, я увлёкся уголком с оружием, доспехами и гобеленами, развешанными на потолке. Каждый из них изображал кусочек великой истории Эквестрии. Вот принцессы, храбро сражающиеся с армией хаоса. А вот Стар Свирл Бородатый, заточивший сирен в ином измерении. Даже изгнание короля Сомбры и момент зарождения Эквестрии присутствует. Я настолько увлёкся их великолепием, что сам не заметил, как уткнулся во что-то перед собой. Сперва мне даже не удалось сообразить, во что именно, ведь я думал, что нахожусь посередине комнаты. Но заметив, что столкнулся с собственным отражением, и, приложив к нему копыто, понял — во всю стену слева от входа расположено гигантское зеркало, визуально расширяющее магазинчик в два раза. Оно было холодным, твёрдым, но невероятно чистым. Не было ни пятнышка, ни отсветов, ни трещинок, выдающих стекло. Разве что едва заметная выемка в форме четырёхгранного кристалла ближе к главному прилавку. Забавно, что если взглянуть на неё сбоку, создавалось ощущение, будто посреди помещения в воздухе парит блестящий сапфир, формой напоминающий слезинку. Мне захотелось прикоснуться к нему…

— Вижу, вам пришлись по душе мои товары, — раздался голос мистера Стюварда, как раз выходившего из склада. Судя по всему, он фиксировал наименование продуктов для мисс Кайнд.

— Разумеется! – широченной улыбкой встретила его моя наставница. – У вас просто восхитительная коллекция магических вещей!

— И весьма ценная, к тому же, — польстился её комплементу владелец лавки. – В абсолютно каждом предмете в этой комнате сокрыто волшебство. Скажем, вот эта книга…

Его саблеобразный рог покрыла блестящая дымка ярко-красной магии, которая ниточкой потянулась к одному из библиотечных шкафов, аккуратно обвила старую на вид книгу и принесла её хозяину, затем благополучно исчезнув.

— Я написал её сам, когда был ещё молод и безрассуден. История любви и приключений белоснежной единорожки Силии и бесстрашного пегаса Брэйва, волею судеб разделённых положением в обществе. Она из богатой семьи, он — мародёр и бандит, который не желает большего, чем прокормить свою семью…

Статный единорог на секунду прервал свой чувственный рассказ, сделал небольшую паузу и раскрыл книгу. В это же мгновение со страниц сорвались лучи ангельского света, осветив комнату ещё сильнее. Мы с Твайлайт тут же попытались прикрыть глаза запястьем, чтобы не ослепнуть.

— У-у-у! Сияет! – с интересом протянула Пинки, даже не дёрнувшись. Подруга заметила её бездействие и закрыла ей глаза свободным копытом.

Я открыл глаза лишь в тот момент, когда услышал приятные мелодии лиры и флейты, зазвучавшие в лавке. Мы дружной троицей решили осторожно взглянуть, что именно произошло. И обомлели. Прямо перед нами, в сиянии зачарованных страниц, открывалась небесная гладь. Голубое небо, облака, птицы – всё парило вокруг нас как взаправду. И среди такой красоты летали сверкающие буквы, собираясь в слова, а затем и в образ двух влюблённых пони, обнимающихся в полёте. Не передать словами, как сильно я был восхищён происходящим. Книга словно ожила, а прочитанный текст немедленно обретал черты. Такие краски, такая музыка, такие чувства. Словно всё это снова было лишь плодом моего воображения…

— Поразительно! – первой подала голос Твайлайт. – Это ведь магия зачарования, не так ли?

— Вы проницательны, мисс Спаркл, — отвечал мистер Фэйт. — Одно из моих личных творений.

— В школе для одарённых единорогов нам много рассказывали о том, как наделять определённый предмет особыми магическими свойствами, но я и не думала, что такой тип волшебства можно применять и так.

— Когда волшебник достаточно талантлив и имеет безграничную фантазию, для него нет ничего невозможного…

— Это так здорово! – мы с Пинки подскочили к прилавку так внезапно, что продавец чудесами отскочил назад и упал от неожиданности. – А можете сделать то же самое с этими книжками?!

Я показал ему найденную на полке «Дэринг Ду и Статуэтка Сапфира», а Пинки – «100 лучших рецептов домашних сладостей». Поднявшись и улыбнувшись, мистер Стювард сказал:

— Боюсь, что нет, мои маленькие пони. На этих книгах лежит заклинание забвения, а я не могу накладывать новые чары на зачарованные предметы.

— Забвения? – удивлённо переспросила фиолетовая единорожка. — А это не опасно?

— Что вы, нет! Оно всего лишь стирает воспоминания о прочитанной книге, чтобы её можно было перечитывать бесконечно.

— Какой тогда смысл в истории? Да и вообще в чтении? – решил я поинтересоваться.

— А какой смысл в рецептах, если я их потом забуду?! – возмутилась вдруг розовая кобылка. – Это заклинание опасно! Оно может погубить нас всех!

— О чём ты, Пинки? – спросила Твайлайт.

— Ну, представь! А если кто-то наложит чары на маленькие клейкие бумажки-напоминалки? Пони будут читать их и забывать, перечитывать и снова забывать! Они залипнут у них навечно! НАВЕЧНО!

— Успокойтесь, мисс Пай, — владелец «Шкатулки» протёр свои маленькие очки на цепочке о жилетку, глядя, как розовая пони начинает паниковать. – Подобные чары действуют только на предметы с текстом определённого объёма.

— Оки-доки-локи! – Пинки моментально успокоилась и поскакала вдоль полок, напевая что-то под нос.

«Шкатулка маленьких Чудес» и впрямь была переполнена всевозможными волшебными безделушками, которые, впрочем, были околдованы лишь безобидной магией. Например, брелок для ключей, играющий песенки, или игрушечная птичка, опускающая клюв в воду, с каждым разом придавая ей различные вкусы, от клубнично-кремовой конфеты до горьких таблеток. Но моё внимание привлекла стоящая на столике корзинка со стеклянными статуэтками, внутри которых что-то происходило. Яблоко, в котором сияли оранжевые огоньки. Цветочки и пчёлки в сердечке. Салюты на фоне ночного неба в маленькой фигурке аликорна…

— Ух, ты! Крошечная принцесса Луна! – загорелась интересом Пинки, подойдя ко мне. – А она умеет говорить?

— Принцесса Луна? Где? – её подругу также привлёк этот таинственный сувенир.

— Смотрите, мисс Спаркл! Смотрите! – я взял маленькую принцессу на копытца и с искренним изумлением в глазах показал её наставнице. – Как классно! Никогда не видел ничего подобного!

— Да… она очень милая… — Твайлайт умилилась не столько стеклянной фигурке, сколько моему детскому и наивному взгляду, который заставил её улыбнуться.

— Судя по всему, вам понравились мои магические статуэтки? – присоединился к нам и сам хранитель Плодородной Долины.

— Ещё бы! Они удивительны! – воскликнул я в ответ.

— Но что это? Они тоже зачарованы? – спросила единорожка.

— Вовсе нет. Признаюсь вам, это ещё одна гордость моего сада. Плоды хрустальной яблони. В них заключена очень сильная природная магия, которая, при должных манипуляциях, обретает совершенно разные свойства.

Мистер Фэйт при помощи рога и волшебной «красной ниточки» достал из вязаной корзинки один из шариков и заставил его парить в воздухе, окружённым сверкающей дымкой.

— К примеру, я могу придать ему любые формы и размеры, в зависимости от композиции и художественной задумки, — пояснял он, на ходу превращая шар то в треугольник, то в солнышко, то в фигурку дракона. – Но, самое главное, я могу создать любое содержимое, которое захочу. Подойдите ближе…

 Я и девочки сделали шаг вперёд, после чего незамедлительно нас связали тысячи красных ленточек, которые испускал рог светло-коричневого единорога. Сперва я запаниковал и резво выскочил из стягивающихся вокруг меня петель через щель, однако лианы вырвались из образовавшейся овальной фигуры, связали мне ноги и затащили обратно, протащив по полу.

— Что происходит?! Мистер Стювард, что вы делаете?! – заволновалась Твайлайт, отчётливо слыша, как я звал на помощь.

— Уи-и-и! – радостно смеялась и подпрыгивала на месте Пинки.

Всё закончилось так же резко, как началось. Магия владельца лавочки чудес отступила и окутала парящий над полом хрустальный шар. Я лежал на спине, еле приходя в себя:

— Что это было?

— Было щекотно! Давайте ещё раз! – энергичную розовую пони, кажется, ничто не способно перепугать.

Стювард Фэйт сделал шаг назад и заставил свою магию отступить. Хрустальный шаг, ещё сияя нежно-фиолетовым светом, осторожно опустился на стол. Мы медленно подошли к нему… и поразились произошедшему…

— Это… это что… это?.. – заикался я от удивления.

— Именно так, — улыбнулся волшебник.

Хрустальный шар идеально круглой формы теперь озарялся светом утреннего солнца. Внутри шёл снег. Его было не отличить от настоящего. На дне красовались маленькие сугробы, замёрзшая речка, на берегу которой стоял маленький домик… и мы. Мы, самые настоящие. Играем в снежки и веселимся.

— Как видите, я добавил в композицию ваши уменьшенные копии, — прервал минуту молчания хранитель долины. – Они как живые, не правда ли? К сожалению, они нас не видят и не слышат, но вполне соответствуют вашим характерам и способностям. Вот чем так прекрасны подобные фигурки. Я могу создать внутри них целый маленький мир.

— О, смотрите, что делает малютка-Твайли! – в нетерпении возгласила Пинки.

Кроха Твайлайт, на шее которой красовался маленький шарфик, пыталась кататься на коньках, но на полном ходу въехала в сугроб, после чего крошка Пинки и мини-я пытались ей помочь. Настоящая Твайлайт недовольно закатила глаза, пока настоящая Пинки хихикала и подмечала, как это на неё похоже.

— Магия внутри хрустальных плодов – природный хаос, содержащий в себе огонь, воду, землю либо воздух, и при должном умении вы сможете направить и преобразовать её так, как захотите.

Я же не мог оторвать взгляд от снежного шара, пока внутри розовая кобылка учила подругу стоять на коньках, придерживая её за передние копыта, и одновременно катала меня на плечах. Такой тёплой картины я никогда ещё не видел. Они были дружны, веселились и играли, поддерживали друг друга. Вот Твайлайт почти падает, но я успеваю её подхватить. Мы смеёмся… Как будто это именно я там, с ними… среди мягкого пушистого снега…

— Данделайн… — раздался тихий голос мисс Спаркл, обеспокоенно наблюдающей за мной.

— Ну, что ж, полагаю, сегодня вы проведёте ночь на моей земле, — вновь привлёк к себе внимание мистер Фэйт. – Надеюсь, вы не против переночевать в одном из амбаров? Он оборудован специально для незапланированных гостей. Пройдёмте, пожалуйста, за мной.

— Конечно! – первой отозвалась Пинки, переключив внимание на снежный хрустальный шар. — Пока, смешные малютки! Пока, маленькая я!

Крошечная розовая пони остановилась и помахала ей копытцем на прощание, получив в ответ тот же дружеский жест, после чего её большая версия радостно и вприпрыжку поскакала на улицу. У смотрителя долины с носа тут же слетели очки, а рот сам открылся от удивления.

— Это странно… — произнёс он с едва заметной дрожью в произношении. – Уменьшенные копии не могут знать о нашем существовании…

— Мой вам совет, не думайте об этом, — отвечала ему Твайлайт, проследовав к выходу вслед за подругой. – В данном случае, это совершенно нормальное явление.

— Но… позвольте… — начал было что-то возражать единорог, но в замешательстве, не найдя достойных аргументов, просто замолчал.

Я кинул последний взгляд в снежный шар, прежде чем догнать взрослых. Малютки, после игры в снегу, отправились отдыхать в свой домик. Лишь Пинки остановилась на входе и с широчайшей улыбкой помахала мне, как бы говоря: «До встречи!». Я попрощался с ней в ответ…

Улица встретила меня полуночной прохладой. Небесное полотно, украшенное звёздами, подняло высоко над землёй яркий полумесяц. Плодородная Долина, как и весь Вечнодикий лес, прибывала в спокойствии и тишине. Не то, что наша развесёлая компания, вновь повстречавшая Кайнд Кантэр. Бирюзовая пони с тёмно-красной гривой восседала на горе мешков, сложенных в повозку, в которую был запряжён её личный минотавр. К его шее пристёгнуты поводья, чтобы хозяйка могла им управлять.

— Премного благодарна, Стю! Без твоих чудо-растений мой бизнес просто связан по всем четырём копытам! – сказала мисс Кайнд, кинув единорогу мешочек с договорённой суммой.

— Не стоит благодарности, дорогая, — торговец ловко поймал плату и высыпал золотые монетки в один из своих шести карманов жилетки, отчего тот невероятно распух. – Я бы вообще не брал с вас ни гроша, но уход за садом требует расходов.

— Мисс Кантэр… — решилась задать вопрос Твайлайт.

— Да-а-а, дорогуша? – пони, которая явно была возрастом не старше собеседницы, хотя поведение её говорило обратное, спрыгнула со своего места и взглянула в сторону… противоположную к звуку заданного вопроса и стала внимательно слушать.

Моя наставница, тяжело вздохнув и перейдя на сторону, в которую повернулась земная пони в очках с толстыми тёмными стёклами, продолжила диалог:

— Я всё хотела спросить. Откуда у вас личный минотавр? Насколько я знаю…

— Не понимаю, о каком минотавре идёт речь, дитя! – резко перебила её, посмеявшись, Кайнд Кантэр. – Единственный мой домашний любимец – малыш-Бобик! И, как ты можешь заметить, он премилый кремовый пёсик!

Трёхметровое существо, держащее в руках оглобли повозки, выглядело оскорблённым подобным сравнением, но, как и всегда, просто смирилось.

— У вашего пёсика очень большие мускулы, — Пинки всё это время крутилась вокруг него, подробно осматривая. – И рога, и кольцо в носу. Ну-ка, кто хороший пёсик?

Розовая кобылка начала гладить уставшего от такого отношения минотавра копытцем по чёрным волосам на голове, приговаривая: «Хороший Бобик! Хороший Бобик!»

— Ох-ох-ох… вообще-то меня зовут Аполлон.

Ко всеобщему удивлению, сопровождаемому отвисанием челюсти, из уст устрашающего на вид прямоходящего чудовища раздался интеллигентный, очень низкий, музыкальный мужской голос. Сделав гордое выражение лица, минотавр спустил с себя Пинки и манерно поставил её на землю.

— Леди, джентльпони. Прошу упразднить столь нелепое имя, как «Бобик», из своей памяти. Я — не домашнее животное вовсе, а артист. Актёр, певец и компримарио! Пишу интермеццо и ариетты! Искусство, опера и театр – это моя жизнь!

— Это нормально для минотавров? – шёпотом спросил я, подойдя к Твайлайт.

— Смотря, о чём идёт речь… — отвечала волшебница, не открывая удивлённого взгляда от Аполлона. – Сейчас в один момент происходит столько, что я не могу определить, насколько всё это нормально…

— А на каком языке он говорит? Я ни слова не понимаю… — присоединилась к нам Пинки.

— Не знаю… я практически уверен, что на нашем, но чувствую себя так, будто слышу много новых слов… возможно, бранных…

А тем временем некогда просто Бобик продолжал красноречиво излагать:

— Сама примадонна Рулада расхвалила мой бельканто!

А от этих слов я покраснел и опустил голову, представив что-то не то. Девочки непонимающе посмотрели на меня.

— Дабы оценить, насколько велик мой талант, я спою вам небольшую арию, написанную лично мной…

— Так, всё! Бобик, место! Фу! Хорош лясы точить! – скомандовала пронзительным криком Кайнд Кантэр, после чего вновь перешла на более мягкий разговорный тон. — О, тысяча извинений, пони-с! Мой малыш совершенно забыл, как себя вести.

— Ты можешь заткнуть меня, но тебе не удастся уничтожить искусство в моей душе! – пафосно и до ужаса трагично заявил Аполлон, неожиданно начиная распеваться: — Мелодия льё-о-отся-а-а! Дыхание се-е-ердца-а-а!..

Восхитительный оперный голос внезапно прервался, когда рот минотавра оказался стянут поводьями. Бирюзовая пони выглядела крайне недовольной тем, что устроил её питомец:

— Это была последняя капля, мистер. Извольте вести себя так, как подобает приличной собаке.

— Ты не смеешь! Я — личность!..

— Кто-то опять хочет схлопотать свёрнутой газеткой по лбу?

Странно, но именно этот аргумент заставил Аполлона усомниться в своей правоте. Его красные маленькие глазки забегали в разные стороны, а сам он едва заметно задрожал.

— Как должна вести себя хорошая собачка? – требовательно спросила пони, сверля собеседника пронзительным взглядом.

Зверь некоторое время мешкал, но уже очень скоро с тяжёлым вздохом и уставшим лицом закрыл глаза и фальшиво протянул:

— Гав-гав…

— Молодец, Бобик! Кто мамочкин любимчик? – с добродушной улыбкой мисс Кайнд погладила вернувшегося в первоначальное своё состояние поводыря. – А теперь хватай повозку и в Мэйнхэттен!

Аполлон подчинился, и вскоре эта странная парочка отправилась по дорожке в сторону Вечнодикого леса, унося закупленные магические товары в большой город, на радость покупателям. Мы вчетвером проводили их взглядом, пока они не скрылись в самой гуще листвы.