Автор рисунка: Devinian
Унаследованные противоречия.

Форпост.

Новая жизнь. Новый дом. Новая цель.

http://www.youtube.com/watch?v=AeFwEnyMl8A

Не знаю, сколько пробыл в лесу. Может неделю, может месяц или больше. Мое сознание будто выключили. Я рвался сквозь заросли, переплывал реки, бежал по пещерам. Иногда на меня нападали лесные твари – и тогда трусливый, слабый пони, никогда и за ворота Города не выходивший в одиночку, просто убивал их. Не убегал, не старался выжить и не колебался. Не чувствовал боли, не ведал страха. Становился зверем, страшнее любого из тех, что вставали у него на пути.

Боль жгла мне душу, рождая злобу. К использующим нас единорогам, порабощающим своих земных собратьев пегасам, неспособным защитить собственную Родину от Дракона Лордам, тянущей все соки из моей Родины огнедышащей твари…

Но более всего Принц ненавидел себя.

Он не спас Сили. Не выполнил свой долг.

И потому Родина отвергла его.

Не знаю, сколько бы мне еще удавалось вести столь странное и дикое животное существование, кабы не та яма, куда я провалился во время погони за спасающимся от меня бегством и уже потерявшим в драке половину глаз и несколько конечностей гигантским пауком. Мой полет продолжался лишь несколько секунд – и завершился на огромной, высотой в трехэтажный дом, горе сокровищ. Даже моему затуманенному в тот момент разуму не понадобилось много времени для того, чтобы сложить два и два и понять, ЧТО за существо является владельцем пещеры.

В тот миг жизнь изуродованного драконьим пламенем пони вновь обрела цель.

В течение последующих двух суток бывший домашний мальчик делал ловушки – никогда прежде мое воображение не хлестало столь обильно, а копыта не работали настолько умело.

Из таинственных глубин разума всплыли вроде бы давно и прочно забытые уроки взрывотехники, породив в совмещении с данными мне в дорогу реагентами несколько кустарных бомб, которые после нескольких неудачных попыток удалось закрепить на свисающие над кучей золота сталактиты. Из найденного в пещере драгоценного оружия на свет родилось множество капканов, тщательно смазанных ядом из разоренного гнезда приведшего меня сюда многоногого, а оставшиеся в наличии химикаты пошли на сырую и пористую взрывную массу, коя пошла на минирование потолка над выходом.

Большего, увы или к счастью, сделать не удалось – в какой-то момент безумец вдруг ощутил иррациональную уверенность в скором возвращении хозяина и поспешил спрятаться в заранее подготовленное место за выступом, вооружившись отравленным копьем.

Ничего прежде не хотелось мне столь страстно, как смерти этого, случайно попавшегося на моем пути дракона – и это пламя буквально сжигало меня, заставляя забыв про сон и еду работать ради заменившей Высшее Благо мести.

Однако никакой огонь не горит вечно, особенно без топлива. И сколь бы не рвались в бой сердца, на поле их всё равно несут несклонные к подпитке от высоких материй ноги. Поэтому нет ничего удивительного в том факте, что постояв какое-то время в засаде, мое тело просто-напросто отключилось.

Сей случайный, вынужденный многочасовой сон будто бы пробудил сына Города от длящегося с самой гибели Сили смертного забытья — Принц внезапно ощутил боль во всем теле. В мышцах, уставших от постоянной работы на износ, в судорожно пытавшихся переварить нечто лишь отдаленно напоминавшее пищу внутренностях, во множестве ран, некоторые из которых уже успели воспалиться.

Но терзавшая душу тоска внезапно утихла, а с ней ушла и ненависть.

И вместо них измученный разум посетило осознание простого и очевидного любому факта: сестренка вообще-то пожертвовала собой не просто так. Она не могла не знать, что я, в полном соответствии с принятым на себя долгом, пожертвую собой ради нее и более того — сама очень не хотела умирать. Однако желание уберечь меня оказалось сильнее жажды спастись. Именно оно, а не какая-нибудь там иллюзорная слава или отсутствующая у нее обязанность заставили моего единственного истинного друга выйти вперед.

Дар, при всем желании не могущий быть возвращенным.

Который я в этот самый момент растаптываю в прах, отвергая данную мне такой дорогой ценой жизнь.

Так пришло раскаянье, а с ним – слезы.

Не плакал с того самого дня, как меня признали наследником Лордов. Тогда ничтожный земной пони боялся ответственности и сестренка его успокоила, напомнив в необходимости смиряьтся перед выбором высших сил и с честью принимать снисходящие на тебя обязанности.

Однако теперь, когда пишущий сие подвел и Город и Сили, у него больше нет ни долга, ни цели.

Но я всё еще Принц – жеребец, являющийся вершиной и целью умопомрачительной в своем величии горы сил и знаний, взращенный для единственной цели – служения. И до сих пор способный совершить хоть что-то если не для отвергнувшей его Родины, то хотя бы для нашего общего мира.

Изгнанник ушел из пещеры, прихватив на память пару сувениров. Но не стал разбирать ловушки. Практически не сомневаюсь в своей будущей готовности избавить мир от пары-другой огнедышащих тварей, если вдруг выпадет подходящая оказия.

Не знаю ни куда идти, ни чего делать.

Нашел “Слово Единого”. Сили всегда верила этой книги и Ферос тоже. Наверное, он и положил ее в спинной карман перед изгнанием.

Может быть она расскажет мне о моем новом долге.

Провел инвентаризацию.

На прощанье мне подарили стандартный “набор исследователя” для земных пони, в который по идее входит всё потребное для длительного похода по Вечному лесу: карты, продукты, медикаменты, реагенты, антидоты, необходимые инструменты, навес, запасные подковы, куски кожи для ремонта одежды и еще целый ворох мелочей. Из оружия по традиции выдается только длинный нож – предполагалось, что исследователи будут путешествовать большими группами, в которых роль защитников, как обычно, исполняют крылатые.

Также у меня с собой четыре книги: ты, дорогой дневник, “Слово”, моя магическая книга истории и “Заметки Выжившего”. Последняя представляет собой довольно толстый томик воспоминаний Сурва Краста – пегаса, в результате гибели своего отряда во время дальней экспедиции (имевшей целью найти новых торговых партнеров) вынужденного в течение нескольких лет жить в этих убивающих всё чуждое им зарослях. Данное произведение содержит весьма обширную и разностороннюю информацию об особенностях местной флоры и фауны, способах нахождения и приготовления пищи, взрывчатых составов и противоядий, а также кучу общих советов по выживанию.

Я одет в походную куртку из кожи бирера, очень сложного в обработке и дорогого материала, обладающего множеством положительных свойств и отличающегося редкой прочностью. Плюс, на мне маска из того же материала, скрывающая ожоги на морде и спине, а также защищающая их от грязи.

Северная часть Вечного леса практически не исследована по причине изобилия таящихся в ней опасностей, поэтому карты мало чем могут помочь. Тем более учитывая, сколько времени я не отслеживал своего местоположения и даже не задумывался куда иду. Медикаменты на исходе, особенно мазь для никак не желающих полностью заживать ожогов и противовоспалительный бальзам. Реагенты по большей части израсходовал на ловушки в драконьей пещере, но многие из них можно собрать заново.

Хуже всего дело обстоит с продуктами. Данные мне в Городе кончились столь давно, что о них и вспоминать-то смысла нет, а поглощаемое мной в последние дни я бы не стал называть едой в полном смысле сего слова. Впрочем, вряд ли это станет большой проблемой – ваш покорный слуга, как и все современные жители Города, вполне адаптирован к лесной пище, хотя и не могу сказать, будто она мне по вкусу.

В числе трофеев из пещеры помимо обычных сувениров — кучки монет, пары побрякушек и ярко-красной драконьей чешуйки – имеется пара очень интересных предметов. Первый — немногим больше копыта размером белоснежный шар, использованный мной в качестве подушки во время вынужденного сна. При взгляде на него возникает ассоциация с мрамором, однако поверхность мягкая на ощупь и способна к весьма значимой упругой деформации, а вес прямо-таки неприлично мал. Ни материал, ни назначение изделия не известно.

Второй – очень необычное древковое оружие, скорее смахивающее на древний двусторонний гладий с неприлично длинной рукояткой и без перекладины, чем на наши трехгранные копья или алебарды. Рискну предположить, что его предполагается закреплять над плечом и таранить противников с разбега, а затем вырывать из тела врага, разрезая плоть боковым лезвием – то есть как бы делать именно то, для чего тонкое и широкое лезвие ну никак не предназначено. Однако иных путей закрепления найденной вместе с ним сбруи я не вижу. Впрочем, с этого странности данного инструмента лишь начинаются.

Сей предмет, сколь бы дико оно не звучало, является разборным: само лезвие с короткой рукояткой для захвата и три части древка. Каждая деталь скрепляется друг с другом штифтом с канавками, который затем закрепляется эластичными, но весьма прочными лентами – мне так и не удалось оторвать от нее ни кусочка. Надо ли указывать, что материал подобного чуда вашему покорному слуге неведом? Само лезвие со стержнями также хоть и выглядят стальными, явно скрывают в себе что-то еще – как минимум значительный объем легирующих элементов, иначе бы просто-напросто заржавели в сыром климате пещеры.

Ну и последнее: обмундирование для этого копья-меча явно не предназначалась для крылатых пони – хотя конечно глупо рассчитывать, что чужие общества столь же дифференцированы по профессиям, как в Городе.

В общем, жить вполне можно. Осталось только найти укрытие.

-
Уже несколько недель иду строго на север, а лес и не думает кончаться. Может он и правда “Вечный”? Впрочем, как известно «всякий ветер попутен, когда не знаешь, куда хочешь прийти» – раз всё равно брожу без цели, то хоть по теоретически знакомой местности. Тем более чудовищ стало встречаться на порядок меньше и после моих бешеных драк с их предшественниками они как-то не кажутся такими уж пугающими.

На рожон в любом случае лезть не стоит. Еды, пусть мерзкой, у меня в изобилии, с водой и прежде особых проблем не наблюдалось. Да и от информационного голода не страдаю – “Слово Единого” и “Заметки” дают мне предостаточно пищи для размышлений.

Скучаю по Сили, Городу, уверенности в завтрашнем дне и ощущению полезности себя для общества. Надеюсь когда-нибудь посмеяться над нынешними ощущениями.

Записки Сурва действительно очень помогли – в числе прочего научился отыскивать входы в разбросанные повсюду тоннели. “Выживший” рекомендовал разбивать лагерь именно в них, а заодно подробно описал процессы производства и наиболее рационального применения специальных растяжек – шумовух, способных предупредить о приходе незваных гостей. В случае же, если ближе к ночи не успеваешь найти пещеры, книга советовала спать на деревьях, лучше всего – в дуплах, закрыв отверстие за собой куском дерева или кожи. По счастью, в мой “набор” входят и специальные крючья для альпинизма, могущие также неплохо использоваться для древолазания.

За последнее время смог набрать немало полезных веществ, включая семена голубого мага и кору каменного дерева. Жаль я не алхимик.

-
Наконец дошел до видневшихся еще месяц назад гор и одна из них преподнесла мне немалый сюрприз. Устраиваясь, как обычно, на ночлег в одном из испещривших склон тоннелей нашел надпись на нескольких языках, в том числе и городском. Старая и нечеткая она, тем не менее, смогла донести до меня информацию о неком объекте, находящемся внутри сего скального массива и принадлежащем моей Родине. Будучи заинтригован и помятуя, что вынесенный приговор запрещал Принцу приближаться лишь к самому Городу, решил проверить пещеру.

В пяти минутах ходьбы от входа стоят двери. Лишь слегка обтесанные и наверняка очень толстые доски, грубо сколоченные друг с другом и надежно врезанные в на века поставленный косяк. Наверняка сделано при помощи магии. Вопреки всем моим ожиданием, сей вратообразный монстр оказался открыт – заплесневелый засов лежал на полу с внутренней стороны. Метрах в двадцати от входа пещера разветвляется. Попытался несколько раз позвать местных жителей, но никакого отзыва не получил плюс, насколько можно судить в темноте, по использованной мной дороге давным-давно никто не ходил. Решил не рисковать на ночь глядя и вернулся в лагерь.

Кажется, у моего блуждания появилась по крайней мере временная цель.

-
Воистину странные вещи порой мы находим там, где ничего не искали.

Внутри расположенной в нескольких месяцах пути от Города горы я обнаружил ни много ни мало, а целую факторию или даже колонию моей Родины. Десятки помещений: спальни, столовые, зачатки шахты, маленькая плавильня, грибная ферма с подземной речкой, и в довершение – целый цех с несколькими выглядящими как новые станками моделей полувековой давности, покрытыми единорожьим маслом. Сомневаюсь, что за ними вообще когда-либо работали. В том же зале обнаружилось несколько ящиков с инструментом и оснасткой, а также кучка разнокалиберных заготовок — всё также в консервационной смеси, которую судя по всему и стоит благодарить за факт лицезрения мной сего богатства – остальное оборудование, кровати, плита на кухне несли на себе следы тяжких ударов времени и сырости.

И никого. Даже мертвых с косами.

Нет ни костей, ни следов борьбы. Будто местные обитатели, затратив несколько лет жизни и огромное количество труда на обустройства в этих диких и негостеприимных землях, однажды просто собрались и ушли, унеся с собой всякую бытовую мелочь и оставив тяжелые предметы умирать без цели и смысла.

Самая необычная находка меня ждала на “втором этаже”, соединенным с основной пещерой вертикальным отверстием и развалившейся к моему приходу лестницей. Два дня потребовалось, чтобы построить и установить ей замену, но результат определенно того стоил. Я нашел еще одну небольшую комнату, а в ней — телескоп! Большой медный инструмент для наблюдения за небом, установленный у здоровенного разлома в стене через который открывается живописный вид на лес по ту сторону хребта. Время не пощадило и его – на поверхности множество царапин и пятен, сочления застопорились и ножки уже едва держатся. Но главное – линзы – каким-то чудом уцелели.

Само помещение выглядит достаточно мило. В останках постели свили себе гнезда какие-то мелкие птички. Здесь относительно сухо и довольно уютно, а если отчистить следы жизнедеятельности вышеупомянутых пернатых, то вполне можно устроить постоянную базу. По крайней мере, до первой зимы.

Так изгнанный Принц земли стал хозяином собственного маленького форта. И телескопа, причем довольно большого.

Пришло время подумать о будущем.

Кажется уже знаю, чем займусь.

-
Последние несколько недель посвятил обживанию на новом месте, восстановлению запасов, обработке реагентов, изготовлению бомб и ловушек на будущее, а также подготовкой к осуществлению своей новой идеи.

Ваш покорный слуга принял решение стать картографом – произведения сего ремесла всегда очень ценились жителями Города и, если Лорды когда-нибудь разрешат мне вернуться, то я приду домой не с пустыми копытами. В качестве точки отсчета пришлось принять этот форпост – надеюсь, он отмечен на какой-нибудь “Секретной Карте Бывших Колоний”. Конечно сия профессия – совсем не то, к чему меня готовили, однако и такая цель безусловно лучше полного ее отсутствия.

Бумаги хватит месяцев на пять, а там возможно перейду на кожу или кору, писчих принадлежностей также пока навалом, инструмент для определения на местности какой-никакой есть, тем более что астролябией я так и так пользоваться не умею, а главное – древесная Бездна давно уже перестал пугать. Хотя конечно еда там отвратительна, но местная безобразно разросшаяся грибная плантация определенно поможет мне решить данную проблему.

Форт станет опорной базой, а также местом складирования будущих трофеев – судя по всему эта часть Леса практически не имела счастья общения с цивилизованным копытом, а значит редкие в наших краях растения с минералами тут могут валяться чуть ли не на каждом углу.

Удалось починить телескоп. Вернее переделать, так как многие его части ремонту не подлежат. Он стал значительно слабее, но звезды вашего покорного слугу никогда и не интересовали – в отличие от давно терзавшего мое любопытства городка на северо-западе.

Читатель, наверное, здесь воскликнул: “почему же ты еще не там?!”. Хотя нет, прости меня, уважаемый зритель моих похождений – скорее всего ты всё же не настолько наивен и понимаешь, сколь далек наш мир от места, состоящего лишь из бабочек и радуг. Еще на ранних этапах нашего обучения, почти-Принцам чуть ли не каждый день вдалбливали ту простую истину, что настоящий враг – это не молчаливый хищник, чьи помыслы всегда открыты и честны, а очень даже говорящий всеядный, намеренья которого могут быть тайной и спустя десятки лет тесного знакомства.

И моя предосторожность вполне себя оправдала – судя по увиденному, данное поселение принадлежит Эквестрии.

Помню, в свое время Мирак, как глава курирующих внешнюю торговлю Города единорогов, так инструктировал меня перед будущей сделкой с представителями сего государства:

«Эти, внешне очень похожие на нас пони, кардинально отличаются своими традициями, общественным устройством и менталитетом. Первое, по чему их всегда можно узнать – это отсутствие одежды. Вижу вопрос в твоих глазах и сразу отвечаю: да, ты легко сможешь увидеть Знак и более того – никто из них своей наготы не стесняется. Ни к чему скрывать свое недоверие – я и сам долгое время не мог поверить, даже когда сам увидел это…»

Кажется, в тот момент ваш покорный слуга немного отвлекся и он легонько стукнул меня по носу – обычно чопорный единорог не опускался до подобной фамильярности, но тогда на него видимо нашло хорошее настроение.

«Второе – с тобой, более чем вероятно, будет разговаривать кобыла. Насколько нам известно, у них не наблюдается недостатка в жеребцах, просто так сложилось, что правят “представительницы прекрасного пола”, – Лорд магии насмешливо фыркнул. – Третий, единственный рациональный и правильный признак Эквестрии: ведущая переговоры дама скорее всего будет магом. Представители моего народа ценятся очень высоко и большая часть дворянства – единороги. В отличие от нашего Города, там волшебников не заставляют растрачивать свои таланты на строительство или копание в земле…»

Тут с моей стороны сама собой произнеслась какая-то очередная глупость, навеянная прищемленным патриотизмом.

«Оставь этот сарказм, я не переехал туда по более чем достойной причине, – поморщился единорог от юношеской ремарки, – и она же является четвертым отличием сего государства. Все жители той страны, независимо от своего вида, рода или положения, являются слугами своей правительницы – Принцессы Целестии. Она – нечто вроде дракона в обличии пони, приправленного просто невероятным количеством магии. Это чудовище правит Эквестрией больше тысячи лет и воистину печальна судьба любого, осмелившегося противостоять ее мощи, будь то хоть спустившаяся с небес скала или сам хаос во плоти. Своих же рабов она держит в узде столь долго, что уже и в подобии нашего чая нужды не имеет – жители сами боготворят ее и учат тому же своих детей. Не могу не признать, что та земля кажется хорошим местом – даже Вечный лес, входящий в ее границы, практически не представляет угрозы для мирных жителей, но я, как наверняка и ты, не собираюсь менять свою свободу на безопасность.»

«Свободу». Ну-ну.

Хотя, в тот момент меня куда больше заботила собственная неприкосновенность, однако признаваться в этом юнец не спешил. Впрочем, в официальных заявлениях и нужды не было — Мирак всегда отличался исключительной проницательностью.

«Не беспокойся: разумеется мы приняли меры во избежание впадения наших торговцев под контроль Целестии — сделки проходят в Вечном лесу, в нескольких днях пути от сей забавной страны. Ты ее и не увидишь. Можешь идти.»

Лорд так и не рассказал, откуда он всё это знает, заявив лишь сакраментальное “земному пони не понять”. Но как ни странно, ныне я склонен согласится с его описанием – Эквестрия действительно выглядит “забавной”.

Городок состоит в основном из множества красочных одно- и двухэтажных домиков (с соломенными! крышами), палаток, и пары капитальных строений. Большое (думаю, трехэтажное) здание в центре – явно местная администрация. Но окраине, видимо дабы не мешать взрослым пони, расположена школа (не уверен, может детский сад). О назначении еще нескольких строений судить не берусь, но подозреваю в сих цветастых сооружениях магазины.

Никаких стен, валов, башен – как будто им в принципе никто и ничто не угрожает. Будто бы это не Вечный лес буквально в сотни шагов от крайнего коттеджа. К тому же совершенно непонятно, за счет чего существует данное поселение. Вокруг него расположено несколько ферм, одна даже очень большая, я видел огороды внутри города, мельницу. Но никаких фабрик, плантаций или каких-либо других предприятий, способных давать достаточное количество рабочих мест. Может местные жители живут охотой и собирательством в Вечном лесу? Откровенно говоря, не больно-то верится.

Сложилось впечатление, что кобылок значительно больше, чем жеребцов, хотя возможно представители сильного пола днем находятся на какой-то не замеченной мной работе или вовсе ушли на войну.

И действительно, подавляющее большинство пони ходят по улицам совершенно голые.

-
Имел сомнительное счастье лицезреть интересную сцену – в городок, уже несколько дней явно готовившийся к некому торжественному мероприятию, прибыла запряженная одоспешенными пегаса раззолоченная летающая колесница, привезя с собой единорога (или, скорее единорожку) и какую-то здоровенную большеголовую ящерицу фиолетово – зеленой расцветки, держащую в лапах свиток. Вероятно, это просто неизвестный мне вид или даже скорее мутант.

Я когда-то читал, что наши маги давным-давно также пытались искусственно вывести новые типы существ, в частности, для работы под водой, но ничего путного у них не вышло. Эквестрийские же волшебники видимо смогли создать себе секретарей, а может еще и ходячие библиотеки – голова-то большая. Действительно: чего ради важным рогоносцам лично утруждаться и снисходить до писанины? Да и до нормального общения, судя по тут же сбежавшей от новоприбывшей первой же встреченной земной кобылке, сии персоны опускаться не привыкли.

Ну или ее просто сильно бояться, что впрочем ни в коей мере не противоречит предыдущему предположению.

Заинтриговавшись, ваш покорный слуга проследил за сей странной единорожкой. Пошатавшись немного по поселению, магичка отправилась на крупнейшую ферму в округе, где представила моему взору еще одну мерзкую сцену: всего через пару минут после ее прихода во двор десятки моих сородичей, до того мирно работавших по всей территории хозяйства, бросили все свои дела и стремглав бросились угощать нагрянувшую гостью. Ни разу за всю свою жизнь мне не доводилось видеть такой степени подхалимства.

Искренне рад, что в свое время принял волевое решение и не пошел в этот город, а то бы сейчас тоже небось несся, вывалив язык, по первому кивку никогда прежде не виденного мной рогоносца.

Отвратительность наблюдаемого действа заставила меня на какое-то время оставить свой пост и попытаться успокоить нервы грибным рагу. Вернувшись через пару часов я почти сразу снова нашел давешнюю волшебницу, на этот раз общавшейся с желтой пегаской и, судя по аж сжавшейся от страха собеседнице, их беседу никто бы не назвал равной или дружелюбной. Сие зрелище настолько расстроило вашего покорного слугу, что тот предпочел более не смотреть в тот день на происходящее Эквестрии безобразие.

Хотя пожалуй не стоит считать, будто в рассматриваемой стране дела настолько плохи: вполне можно предположить, что новоприбывшая фиолетовая пони является каким-то инспектором Целестии и потому пользуется особым отношением у населения – ведь прежде я как-то не замечал, чтобы местные настолько боялись не то чтобы редких в городке единорогов. Надеюсь завтра эта магичка уедет и горожане смогут вернуться в свое нормальное состояние.

-
Проснулся ночью от нескольких подземных толчков. Вслед за ними со стороны того жуткого ответвления послышался устрашающий не то всхлип не то скрежет, окончательно меня разбудивший. Порядочно струхнув со сна, я начал лихорадочно баррикадировать выход – однако звук исчез уже через пару минут. Данное обстоятельство однако не помешало мне простоять в ожидании неведомых врагов еще около часа, прежде чем Принц решился спуститься в основную пещеру и проверить дверь. С ней всё оказалось в порядке. Все еще сильно нервничая (и, чего скрывать, труся) решил подстраховаться и разложить в проходе несколько дополнительных ловушек. Под утро вновь начались колебания и те же звуки, окончательно развеявшие сомнения касательно их источника.

С сожалением вынужден признать, что первым порывом вашего покорного слуги стало жгучее желание бежать и как можно дальше. По счастью сия уже совершенно недостойная сына Города мысль наконец отрезвила меня и заставила-таки начать вести себя по-мужски — то есть всего-навсего спрятаться за углом со связкой гранат и подождать неведомого противника во всеоружии.

Четверть часа спустя всё это время набиравшие силу толчки и скрежет вдруг сменились грохотом и из-под порога в тоннель просочилась пара язычков пыли…

И всё.

Не знаю даже, чего получилось больше – радости от отсутствия чудовищ или огорчения из-за собственной дурости – весь ведь издергался из-за какого-то дурацкого обвала.

Но как оказалось, сюрпризы на том не закончились – по возвращении в «свою» комнаты ваш покорный слуга стал свидетелем на порядок более странного зрелища: шар, взятый из логова дракона и использовавшийся с тех пор в качестве подушки, с чего-то решил поизображать из себя разноцветный и весьма шумный фонарик.

Почему-то решив, что он вот-вот взорвется, я вновь нырнул в лаз — но время шло, а детонации как-то не наблюдалось. В итоге набравшись храбрости напополам с откровенным раздражением, изгнанник рискнул-таки высунуться обратно и уже спокойно попытаться изучить странный сувенир. Увы, мое промедление лишило вас радости узнать причину переполоха: к тому моменту сфера уже возвращалась в обычное состояние.

Я успел лишь рассмотреть на ее поверхности изображение двух странных пони, обладающих и крыльями и рогами — одна черная, другая белая. После этого шар вновь стал имитировать мрамор.

-
Поздравь меня, дневник, с почином: только что закончил свою первую карту, а именно местность между форпостом и эквестрийским городком, который, как мне посчастливилось узнать у одной местной зебры, зовется Понивилль.

Да именно «зебры». Понимаю, что вероятности встречи с представительницей сего народа так далеко на севере стремится к нулю, однако факт есть факт. Мы познакомились при не самых приятных обстоятельствах: внимательно просматривая окружающее пространство в поисках монстров и топографических ориентиров ваш покорный слуга вновь не заметил дыры у себя под ногами. В этот раз посадка оказалась помягче, так как приземлился я точно на спину моей будущей знакомой.

Полосатая кобыла лишилась чувств, не иначе как от сильного удара об нее неопознанного падающего объекта, который не сразу осознал на чем лежит, а поняв — жутко испугался, что “поверхность” не пережила контакта. По счастью, Принц переоценил свою весомость — по окончании быстрого и не очень-то скромного осмотра южанка оказалась диагностирована как живая и даже, насколько хватает квалификации, почти невредимая. Слава Создателю, совесть не позволила мне оставить жертву просто так, поэтому дитя Города аккуратно вывезло ее из пещерки, организовало костер и село терпеливо ждать пробуждения зебры – в том числе и подсознательно тщась в кои-то веки пообщаться хоть с кем-нибудь кроме тебя, уважаемый кусок переработанной древесины.

Воистину неисповедимы пути Единого, ибо подобное несчастье скорее всего являлось единственным возможным для нас путем знакомства — в любом ином случае я бы постарался его избежать, как минимум потому, что всё мое знание о культуре зебр ограничивалось парой общих фраз Мирака и воспоминаниях о работорговцах. Скажу сразу: исполнившая обязанность моей подушки безопасности кобыла оказалась несравненно более достойной персоной, причем проявила сие с самого начала – практически не разгневавшись на жеребца, не только упавшего на нее, но еще и неслабо напугавшего по возвращении из мира грез.

За время одиночества ваш покорный слуга как-то забыл, что его маска и куртка, вкупе со следованием пословице “больше грязи в походе – меньше паразитов в народе” мягко говоря, не способствуют конструктивному общению. Не то чтобы у меня имелась возможность как-то это исправить – покажи Принц свое истинное лицо, она вероятно вовсе бы решила поспать еще немного.

Глупо ожидать, что случайно встреченная за тридевять земель от Города полосатая личность вдруг проявит знание имевшего хождение в нем языка – но некогда наложенное на меня заклятие всё еще действовало и, пока мы оба смотрели друг другу на губы, в полной мере обеспечивало нам шанс на нормальную беседу. Естественно чуть ли не первой темой стали вопросы в стиле «откуда вы?» да «как тут оказались?», но ни один из нас не хотел делиться собственным прошлым, проявив должное понимание и к чужому отказу откровенничать.

В ходе дальнейшего разговора Зекора заметила, что хоть и довольно давно живет в окрестностях Понивилля, но до сих пор не смогла завести ни одного знакомства или хотя бы встретиться с местными пони. Я оказался вынужден разочаровать ее, честно признавшись в своем также иноземном происхождении, заодно с полным отсутствием желания идти на контакт.

Где-то через час зебра попросила меня помочь ей добраться до дома – последствия обстоятельств нашей встречи всё еще чувствовались – естественно получив положительный ответ, в итоге переросший в согласие зайти в гости.

Моя новая знакомая оказалась заботливой хозяйкой и замечательным алхимиком, разумеется сразу заинтересовавшимся моим арсеналом, впрочем конечно больше всего нас друг в друге интересовала сама возможности наконец пообщаться хоть с кем-то. Наш разговор затянулся до глубокой ночи и результатом его стал своеобразный пакт о сотрудничестве, подкрепленный вполне конкретной сделкой: Принц обязался поставлять ей не встречающиеся в ближайшей округе ингредиенты, а она пообещала изготавливать мне зелья и в качестве бонуса попытаться научить меня приготовлению некоторых снадобий.

Ушел я от Зекоры в на редкость приподнятом настроении и снабженный приглашением заходить еще.

-
Стал свидетелем нескольких небезынтересных событий. Первое — представление приезжей единорожки-фокусницы, при виде которой мне почему-то вспомнилось овсяное печенье, подгоревший чай и моя детская коллекция ночников. Помимо самого представления, кстати довольно неплохого, очень заинтересовала реакция той фиолетовой магички, о чьем приезде в Понивилль писалось ранее. Она последовательно выставила против гостьи города трех своих прихлебательниц, а затем ретировалась, не приняв очевидный даже для меня вызов. В тот момент ваш покорный слуга просто решил списать всё на нерешительность или же нежелание рисковать опозорить свой высокий пост проигрышем какой-то циркачке.

Однако второе событие заставило Принца пересмотреть это суждение. Уже вечером, перед отходом ко сну, я невооруженным глазом заметил некое шевеление близ Понивилля, и это учитывая, что расстояние между форпостом и городком следует мерить в километрах. На поселение напал огромный, больше местного дома, полупрозрачный медведь, напоминающий показанную фокусницей иллюзию. Приезжая единорожка попыталась помешать ему, но силы были явно не равны. И тут на сцену вышла фиолетовая, за несколько минут с помощью успокоившая и перенесшая зверя куда-то в Вечный лес. За тем последовал короткий разговор, по результатам которого синяя сбежала, бросив свой сценический инвентарь.

В итоге единственной потерей городка от нападения чудовища стал караван-сарай несчастной представительницы циркового искусства.

Если связать эти два события, то получается интересная картина. Днем новоприбывшая унизила так и не уехавшую представительницу власти и уже вечером на мирный (и в принципе не ожидающий какой-либо опасности) городок нападает гигантский и явно волшебный монстр. Для «местной» всё сложилось на редкость удачно: она практически мгновенно расправилась с оказавшемся сопернице не по зубам монстром, по пути лишившем ту крова и всех сбережений. Фокусница с позором изгнана, понивилльцы получили еще один повод бояться инспекторши.

Мне одному кажется, что все подстроено?

Впрочем, имелось и еще одно событие: когда пони стали расходиться и ваш покорный слуга тоже решил лечь спать и обнаружил, что шар вновь светиться. Увы, снова опоздал – изображение почти пропало. Но, по-моему он показывал целующихся друг с другом синюю и фиолетовую единорожек. Брр…

-
За последние полтора месяца не происходило ничего интересного. Я исследовал окрестности своей горы и нашел еще один перевал в Эквестрию, но там оказалась чересчур много ползучек – весьма неприятных сухопутных пиявок, имеющих привычку пребольно вцепляться в ноги и яростно сопротивляться любым попыткам себя оттуда изъять. Пришлось оставить пока неисследованным – приду сюда еще раз зимой. Пару раз ходил в гости к Зекоре, нашел полянку голубого мага и прочие мелочи.

-
Всю последнюю неделю пытался избавиться от неизвестно каким образом наводнивших форпост паразитов. Сначала они мне даже понравились – маленькие разноцветные крылатые шарики, премило хлопающие огромными глазищами и пищащие. Но когда ваш покорный слуга увидел, ЧТО они сделали с моей грибной фермой, то оказался готов загрызть их живьем. Тем более эти твари и выбора-то мне особого не предоставили, съев практически все имевшиеся в горе продукты, включая и кое-какие лишь теоретически съедобные реагенты.

Я пытался их ловить, травить, глушить, собирать и выбрасывать, даже взрывать горючие порошок в воздухе, однако ни одна из предпринятых мер не привели к желаемому избавлению. Отчаявшись, Принц решил попробовать нетрадиционное для земного пони средство – магию – спрятав для начала всего одно зерно голубого мага в героически спасенном кусочке гриба и скормив его первому попавшемуся проглоту.

Результат превзошел все ожидания – маленький монстр не просто взорвался сам, но еще и выделил в воздух облачко едкого дыма, приводящего к детонации и новому атмосферному выбросу любого крылатого паразита, коему посчастливиться его вдохнуть. Мой дом освободился меньше, чем за час, пусть и безмерно провоняв в процессе сей химической реставрации понической власти. Можно наконец заняться восстановлением своей продовольственной безопасности. Да и к зиме пора готовиться.

-
Недавно вновь ходил в эквестрийскую часть леса – обменяться реагентами с зеброй — и чуть сам не лопнул от увиденного. По долине будто бы пронесся ураган, начисто уничтоживший всё съестное от желудей и до травы с корой. Более того – очень многие несъедобные (на мой взгляд) объекты также имели на себе отпечатки маленьких зубов.

Никогда прежде мне не встречалась столь жуткая по своим масштабам экологическая катастрофа.

По счастью, опустошение не достигло обжитой Зекорой части массива и моя единственная собеседница нисколько не пострадала. Более того – со времени нашей последней встречи южанка успела выйти на контакт с жителями Понивилля, вылечив фиолетовую единорожку и ее подруг от какой-то “ядовитой шутки”.

Полосатая кобыла стала настоящим кладезем информации, однако ее отзыв о новых «друзьях» показался мне уж чересчур восторженным и преисполненным определенно лишней положительности. Я не решился заострять на этом внимание, однако вы, уважаемый читатель, наверняка так же как и ваш покорный слуга поняли, что наша ныне общая знакомая уже попала под влияние местных чар. Видимо «инспектор» является заодно и мобильным излучателем воли Целестии. Отсюда вывод – лучше держаться как можно дальше от магички и следующей за ней свиты. Зебра назвала мне их имена, но я не счел нужным их запоминать.

Самым главным результатом из прошедшей беседы для меня стало приглашение пользоваться ее новооткрывшемся доступом к понивилльским магазинам. Собеседница оказалась столь любезна, что даже согласилась сделать для меня несколько стратегически важных покупок в кредит.

Наконец-то удастся поесть хоть немного шоколаду.

Впрочем, варенье тоже сойдет.

-
Зима, принесшая мне неожиданно мало хлопот вследствие своей мягкости (хотя и всё равно оставившая далеко не лучшие воспоминания), наконец подходит к концу. На вечнолесской стороне гор уже месяц идет процесс таянья (заливший мне все нижние уровни) и вроде бы сегодня мои глаза углядели первые зеленые пятна на склоне, дарующие обещания скорой поросли изголодавшемуся по родной пищевой группе жеребцу – в конце концов, сколько же можно есть одни грибы?

В Эквестрии же снег сошел за один день – причем силами самих пони. Конечно, мы в Городе тоже стараемся ускорить приход весны и предотвратить такие неприятные явления, как размывание почвы или подтопления домов. Вот только обычно сие неблагодарное занятие возлагается на единорогов — ведь для них это практически минутное дело.

Но в целестинской Эквестрии, как и сказал Мирак, “магов не заставляют растрачивать свои таланты на строительство или копание в земле”, вместо этого просто принуждая волшебников копать землю и убирать снег непосредственно копытами. Причем угадайте, кто является погонщиком?

Правильно – некая фиолетовая кобыла.

Это особенно забавно, если учесть, что у городка как бы есть собственное руководство, во всяком случае у меня с чего-то сложилось впечатление будто серая кобыла, периодически произносящая речи с трибуны перед администрацией, таки является мэром. Впрочем, к чему это я? Она же земная пони.

На редкость странное наблюдение: понивилльцы зачем-то БУДЯТ и КОРМЯТ лесных зверей, заодно строя гнезда для птиц. Неужели у них настолько много ресурсов и времени, что они тратят их на не приносящих ровным счетом никакой пользы существ? Или это просто очередной приказ свыше? Очень похоже.

Кстати, нашел неизвестно какую по счету причину не любить сие поселение: дома некоторых жителей, например сами-знаете-кого и ее желтой подруги – пегаски, на самом деле являются вполне себе зеленеющими к весне деревьями. Зачем они так издеваются над в конце концов тоже чувствующими существами? Да, Город постоянно занимается вырубкой леса, но живьем вырезать сердцевину несчастного растения и затем поселяться в его истекающей соком оболочке у нас, к счастью, еще никто не додумался.

Решил пойти в поход как только сойдет снег – и так слишком долго пренебрегал своими обязанностями картографа. Собираюсь идти на восток.