Леденец и перья

Всем привет, меня звать Виктор. Обычный парень, в этом году иду в 11 класс. Таких как я миллионы. Но кое в чём я отличаюсь от большинства, ибо я брони. Как и вся моя семья. И с тех пор, как я впервые увидел этот сериал, я мечтал если не попасть в Эквестрию, то хотя бы встретить кого-то из её жителей. Кто же знал, что это действительно ВОЗМОЖНО...

ОС - пони Человеки

Противоречие

Пусть они все говорят, что ты мертв. Но я не перестану надеяться, что когда-нибудь дверь скрипнет, и в углу комнаты появятся зеленые прорези твоих глаз. Страшных, вгоняющих в ужас, но таких желанных, таких...родных...

ОС - пони Король Сомбра

Причуды удивительного мира

С тех пор, как Джеймс попал в новый мир, у него появилась замечательная подруга, которая с радостью составит компанию запутавшемуся человеку, а также поддержит последнего в его попытках разобраться в том, что же на самом деле здесь происходит? Интересно, чем может закончиться их совместное времяпровождение? Это остается загадкой...

Рэйнбоу Дэш Человеки Вандерболты

Нагая Сингулярность

Твайлайт Спаркл - самый талантливый единорог в Эквестрии. И у гениев творческий зуд - дело довольно обыденное. Но что случится, если гениальная ученица и сильнейший маг захочет написать на запретную и неизведанную тему Любви? Перед прочтением фанфика рекомендуется ознакомиться с “Кратчайшей историей Вселенной” С. Хокинга.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия Черили Другие пони

Пространство имён: Единство

Жизнь обычный учёных Кантерлотского университета резко меняется когда в Эквестрии оказывается странный механизм из другого мира. Теперь им предстоит понять что происходит и разобраться как остановить существо, превосходящее их во всём.

Другие пони ОС - пони

True face of justice

Горячая и засушливая страна Вармсендс граничит с западом Эквестрии. Из песчаной соседки в сторону Кантерлота движется Армия Освобождения, которая, по их мнению, собирается свергнуть тысячелетний гнет правления четырех принцесс. Эта армия, состоящая только лишь из земнопони и, вовсе не имеющая магии, собирается выступить против могущественных Аликорнов! Храбрость или безумие? Глупость или расчет?

Другие пони ОС - пони

Fallout Equestria: Искра. Буря. Безумие

Тру Грит - обычный фермер, жизнь которого относительно прекрасна и спокойна. Любимые жена, дети, пёс и занятие - что ещё нужно для счастья? Но в один прекрасный день, в его жизнь врывается нежданный гость, который полностью переворачивает его жизнь

ОС - пони

Dystopia

Дистопия - чистая противоположность утопии: мира, где во главу угла поставлена не истина, добро или справедливость, а безупречность. Бессмертие - не вечная жизнь, но лишь отсутствие смерти: оно не заключает в себе именно «жизни». Разум - система организации способа мыслить, нуждающаяся в гибкости, как способе самосохранения. Сложите всё вместе, и вы получите справедливую плату за то, что сделает бессмертный разум в безупречном мире.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Другие пони

Tonight We're Gonna Party Like it's 999

Сейчас та ночь в году, которая полностью принадлежит Луне - ночь на зимнее солнцестояние. Селестия же пытается выспаться, ибо это ее единственный свободный день(ночь)... в общем, выходной в году. Планы Луны встают стеной перед сладким сном Селестии.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Мечта

Кем была юная виолончелистка до Кантерлота? Как жила, о чем мечтала?

Октавия

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 4 Глава 5

Интерлюдия

Спайк отложил в сторону перо и размял пальцы. На столе рядом с ним выстроились в ряд опустевшие бутылочки для чернил, и он с удивлением понял, что не знает, сколько времени прошло с того момента, как он начал писать. С того момента, как Селестия и Луна, соприкоснувшись рогами, заключили книгу в смешанное соломенно-синее свечение, как оно, становясь всё больше и ярче, заполнило собой комнату, башню, весь мир, вспыхнуло, поглотило стоявших вокруг принцесс Твайлайт и её подруг, и погасло, оставив после себя только сполохи под веками. Спайк тогда не успел толком испугаться, и, делая, что ему было велено, встал возле стола, взял перо и начал записывать под диктовку: «Окрик капитана заставил Смита навалиться на штурвал, перекладывая галс, и мачтовые засуетились, готовясь к манёвру. Такелаж заскрипел…» С тех пор могло пройти несколько часов – или несколько дней; смена времени суток, казалось, больше не касалась этой комнаты на вершине южной башни кантерлотского дворца, и за её окнами царила безлунная ночь. Спайк подумал, что ни о каких светилах теперь, наверное, и речи быть не может, ведь обе принцессы были здесь, не отлучаясь ни на мгновение: Селестия стояла у него за спиной, прикрыв глаза, и размеренно диктовала фразу за фразой, сплетая ткань повествования, как две капли воды похожую на исходный текст, но постепенно уходящую от него всё дальше и дальше; Луна лежала спиной к ним, вытянувшись на подушках, опустив голову на передние ноги и, казалось, совершенно не участвуя в происходящем – но Спайк видел, как прямо перед его пером, фраза за фразой, растворялся старый текст, освобождая место для нового, и он спешил обмакнуть перо в чернильницу, чтобы успеть записать последнее предложение, которое ещё отдавалось у него в ушах мелодичным контральто Селестии.

Луна вдруг повернула голову, и, не глядя на сестру, сказала:

– Грейхуф упорно ведёт корабль на юг.

– Я вижу.

– Так принуди его сделать, что нужно!

– Хорошо, я попытаюсь, попытаюсь! Чего ещё ты от меня хочешь?

– Прости. Мне действительно тяжело. Я теряю самоконтроль.

Луна встала и прошла по периметру комнаты странной походкой, показавшейся чужой даже для Спайка, который никогда не был хорошо знаком с младшей принцессой. Она утратила былую уверенность движений, как будто была полностью поглощена чем-то другим, поглощена настолько, что вот-вот была готова споткнуться и упасть. Спайк подумал, что должно быть невероятно трудно стирать текст из книги, которая защищена добрым десятком всяких заклинаний, каждое из которых при срабатывании мгновенно отправило бы в небытие не только Рэрити и Эпплджек, но и всех остальных, всех, кто согласился войти в эту проклятую повесть, чтобы спасти подруг. Он представил, как, наверное, страшно знать, что любая твоя ошибка приведёт к смерти шести пони, и вздрогнул, когда Селестия сказала у него из-за спины:

– Держись. Я знаю: никому, кроме тебя, не хватило бы воли согласиться на такое испытание. Ты уже выдержала гораздо больше, Луна – постарайся выдержать и сейчас.

– Я-то держусь, а ты не забывай, что есть сущности, собственной воли не имеющие – через них и действуй, – Луна раздражённо глянула на сестру и вернулась на прежнее место.

– Ты права. Я попробую поменять погоду.

– Да, например. А ты неплохо соображаешь для… для дневной, ха-ха!

– Я не дневная, я солнечная. Продолжим. Спайк, пиши: «Южный ветер привёл в движение огромные массы льда, оторвавшиеся от припая и тронувшиеся в путешествие…» Пу-те-шест-ви-е, через «и»…

– Есть!

– Сестра, а ты и вправду неплохо пишешь, – Спайк рискнул обернуться и увидел, как Луна смотрит в стену комнаты остановившимися глазами, – я прямо-таки вижу это…

– Это всё потому, что твоё заклинание заставляет тебя погружаться в книгу. Спайк, дальше: «…к северу. Примёрзшие к берегу льды остались на месте, формируя вдоль мыса Рог ледяную кайму шириной от кабельтова до полумили…» Да, «полумили» – слитно.